В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

Стоит ли страховаться?

Этот вопрос ни разу не приходил мне в голову, пока при покупке квартиры в Королёве риелтор (и, как оказалось, по совместительству страховой агент РЕСО) не подарил мне страховой полис. Пожав плечами, я сунула его в ящик стола вместе со всяким ненужным хламом и укатила в Англию на 2 месяца.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

Залив квартиры – страховка помогла

Пока я отсутствовала, моя квартира дважды подверглась заливу: залив соседями сверху и канализационный засор (квартира на первом этаже). Честно говоря, войдя в квартиру, я обрадовалась, что не успела сделать ремонт.

Вспомнив о полисе, я позвонила агенту, который рассказал мне последовательность действий: вызов аварийной службы при необходимости, заявление о страховом случае на сайте РЕСО, фотографии последствий залива, а также вызов представителей управляющей компании для составления акта.

Так я и сделала, после чего дождалась эксперта из РЕСО и уже через 2 недели получила компенсацию ущерба (а в моем случае средства на ремонт недавно купленной квартиры).

Важно отметить, что залив сверху к моему возвращению успел подсохнуть, и управляющая компания отказывалась фиксировать ущерб в акте, утверждая, что залив имел место гораздо раньше.

В свою очередь, я сходила в аварийную службу, где вместе с диспетчером мы просмотрели заливы, которые случились в нашем доме за последние 2 месяца, и обнаружили вызов аварийной службы месяц назад как раз по стояку над моей квартирой.

С документальным подтверждением я сходила к начальнику управляющей компании с требованием внести залив в акт. Мне отказано не было.

История с продолжением

Прошёл год. Мне позвонил мой страховой агент и предложил продлить полис, но уже за мой счет. Немного поразмыслив, я решила всё-таки подстраховаться, к тому же ремонт был уже завершен.

Получив полис, я сунула его в тот же ящик стола (решив, что не могут же меня опять затопить) и уехала в Германию, но в этот раз всего на 3 дня.

Вернувшись, я обнаружила странную картину: мои новые подвесные потолки опустились почти до середины комнаты… заполненные водой!

Мокрые стены, частично разбухшая мебель… Зрелище не для слабонервных. Тут я уже знала, что делать. Залив горячей водой произошел накануне, и от глобального потопа меня как раз и спасли подвесные потолки, почти 100 литров воды из которых мы с будущим мужем вылили через отверстие для люстры, после чего они быстро восстановились. Страховая добросовестно выплатила компенсацию и в этот раз.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жильяВ регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

Особенность заливов сверху заключалась в том, что квартира надо мной сдавалась, и жильцы никак не оповестили её владельца об инцидентах, при этом письма страховой и суда ему не передавали. В результате у владельца квартиры сняли деньги со счета по решению суда единовременно за оба залива. Сумма сложилась немалая.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

Естественно, разгневанный, он решил прийти ко мне и разобраться, однако в этой истории моим представителем являлась страховая компания, поэтому ему пришлось разбираться с ней. Стоит ли говорить, что с тех пор вопрос о страховании недвижимости у меня не стоит?

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

I’ll be back

Но это еще не конец. Следующий залив произошел примерно через 1.5 года, во время отъезда в Литву.

Спустя две недели отсутствия и 800 км непрерывного пути на машине я вбежала в квартиру, чтобы покормить малыша, которого держала на руках… и поняла, что квартиру в том виде, в котором я ее запомнила, я больше не увижу никогда.

Всё то время, пока нас не было дома, квартиру монотонно заливала канализация (в это время как раз отключали горячую воду, иначе бы залив был обнаружен гораздо раньше). Далее по схеме: аварийная служба, управляющая компания, заявление в РЕСО, фотографии, видео.

В этот раз в квартире не осталось почти ничего целого, и из-за специфики залива выезда эксперта РЕСО ждать не было возможности, поэтому фотографировать и делать видео последствий залива необходимо было как можно подробнее, предварительно согласовав свои действия со страховой. Также очень подробно следовало составить акт управляющей компании и акт осмотра эксперта РЕСО, т.к. от этого зависела сумма выплаты.

 Сколько же выплатили в этот раз

В этот раз мы исчерпали лимит по страховому полису – нам выплатили всю сумму, порядка 600 тыс. рублей. Помимо ущерба имуществу, страховая покрыла расходы на клининговые услуги, дезинфекцию, обработку от плесени и химчистку одежды. Полученных денег хватило, чтобы сделать частичный ремонт.

Надо сказать, что во время ремонта произошел еще один залив, который не причинил никакого ущерба, однако дал повод обратиться к руководству управляющей компании (с копией в администрацию и прокуратуру) с просьбой об устранении недостатков в работе.

Квартиру взяли на контроль вышестоящие инстанции, но это уже совсем другая история.

Что я думаю про все это “безобразие”

Первое – страховаться лучше, как минимум по двум причинам:

  • платишь небольшую сумму – гарантированно можешь получить очень существенную (в моем случае – даже 600 000 рублей),
  • разбирательства с соседями берет на себя страховщик, а вы просто становитесь наблюдателем их взаимоотношений (не всегда приятных).

Второе, важные моменты, на которые хотелось бы обратить внимание при наступлении страховых случаев по имуществу:

  • заявление в страховую компанию необходимо подать не позднее 3-х дней после наступления страхового случая;
  • до приезда эксперта из страховой компании необходимо сохранить последствия страхового случая в том виде, в котором они наступили (все действия по предварительному устранению последствий следует согласовывать со страховой компанией);
  • необходимо как можно подробнее сделать фотографии и видео ущерба, т.к. могут возникнуть разногласия с экспертом. Например, во время нашего последнего залива экспертом не были письменно зафиксированы некоторые повреждения, однако у нас на фотографиях они были. Мы отправили апелляционное требование в страховую компанию, и нашу просьбу о пересчете учли (к слову, речь шла примерно о дополнительных 150 тыс. рублей);
  • чаще всего страховая компания не учитывает ущерб, нанесенный межкомнатным дверям, так как считается, что это ответственность управляющей компании. При этом управляющая компания не учитывает двери в своих актах, поскольку считает обратное. Однако для желающих взыскивать дополнительный ущерб через суд страховая компания выдает документ с описанием ущерба, причиненного дверям, что значительно упрощает задачу;
  • не каждая клининговая компания возьмется за уборку последствий залива канализацией. Таких на рынке всего несколько (а готовых выехать в Московскую область всего одна – «Алёнушка клининг»). Стоит это недешево, но покрывается страховой при наличии чеков, договоров и актов выполненных работ. Гораздо проще с дезинфекторскими компаниями, их довольно много;
  • если вы делаете ремонт, покупаете новую мебель или технику – сохраните чеки. Они могут понадобиться вам для расчета причиненного ущерба при наступлении страхового случая, в противном случае страховая считает по средней на рынке цене;
  • вариантов страховок имущества довольно много, также есть возможность дополнительно страховать отдельные элементы интерьера и технику;
  • в самом страховом полисе три составляющих: страхование внутренней отделки и имущества, ответственности перед третьими лицами и конструктива квартиры. В каждом случае предусмотрена отдельная сумма, которая не может быть использована для компенсации другого типа ущерба. Например, в нашем случае полис остался действовать в частях ответственности перед третьими лицами и конструктива квартиры;
  • при наличии страховки общение с соседями, управляющей компанией и прочими виновниками страхового случая ведет страховая компания.

Заключение

В заключении хотелось бы сказать, что, конечно, далеко не каждая квартира подвергается бесконечным заливам. Подобного рода страховые случаи, как наш последний, бывают раз в несколько лет. Однако неприятности случаются, и как правило, всегда неожиданно. Страховка зачастую оказывается хорошим подспорьем, сохраняя много времени и нервов.

Татьяна Ф.

Регионы страхуются от закона

Новый закон о страховании жилья от ЧС не заработает на Урале

С 4 августа в силу вступает закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций, согласно которому, в компенсации ущерба, помимо страховщиков, будут участвовать бюджеты субъектов. Инициатива, поддержанная страховыми компаниями, предполагает разработку региональных программ добровольного страхования. Пилотными регионами Всероссийский союз страховщиков назначил 14 субъектов, в том числе Свердловскую и Тюменскую области. Однако лоббистских усилий страхового сообщества оказалось недостаточно для появления в платежке за ЖКУ новой графы – регионы, для которых проект означает увеличение бюджетных расходов, так и не создали нормативную базу. Положения о регпрограммах непосредственно федерального закона носят рекомендательный характер, из-за этого участники рынка опасаются, что норма заработает только в убыточных для страховых компаний субъектах.

Поправки год назад внесены в законы «Об организации страхового дела» и «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Закон дает право властям регионов разрабатывать, утверждать и реализовывать программы организации возмещения ущерба, причиненного жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования.

Перечень рисков, подлежащих страхованию, утвержден Минфином: природные стихийные бедствия (землетрясение, оползень, ураган, паводок, сход лавины и другие), ситуации техногенного характера (обрушение, аварии на производственных объектах), пожары. Кроме того, регионы могут учитывать в программах другие ЧС из методрекомендаций ведомства.

В финансировании региональных программ страхования жилья будут принимать участие федеральный и региональный бюджеты – это позволит снизить стоимость страхования для рядовых граждан, в Москве, где регпрограмма уже работает, бюджет города платит половину стоимости полиса. Компенсация ущерба также софинансируется из разных источников: регион может взять на себя от 5% до 70% выплаты.

Читайте также:  Вторичка подорожала во всех крупных городах России

По данным опроса Левада-центра, только 7% россиян имеют полис страхования жилья от ЧС. Больше половины оформили его по требованию банков (страховка – обязательное условие ипотечного кредита) и лишь 3% – добровольно. Схожие оценки дают страховщики: по данным «Согласия», в целом по России застраховано 17% домов и 8% квартир.

Уровень проникновения страхования жилья в пострадавшей от наводнения Иркутской области не превышает 3,4%, подсчитали во Всероссийском союзе страховщиков (ВСС) – объединение будет оператором единой автоматизированной информационной системы договоров страхования жилых помещений.

Союз в рамках подготовки закона провел анализ проникновения добровольного страхования жилья в России.

В числе регионов с наименьшей долей страхования жилья – Чечня, Ингушетия (0,1%), Чукотка (0,2%), Дагестан (0,4%). Менее 1% жилья застраховано в Крыму, Еврейской автономной области, Тыве.

В регионах со сложной паводковой ситуацией количество добровольных полисов страхования жилья несколько выше, но все равно не превышает 7,4%.

Лишь в столице благодаря региональной программе показатель страхования жилья стремится к 50%.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

ВСС назвал пилотными регионами – субъектами, где страхование жилья от ЧС будет внедрено в первую очередь, 14 в том числе, Свердловскую и Тюменскую области. Жители Среднего Урала на сегодня застраховали 3,7% жилья, Тюменской области – 3,6%. Но к началу августа ни в одном из субъектов региональная программа не появилась.

В департаменте информационной политики Свердловской области Накануне.RU сообщили, что в правительстве региона ведется проработка областной программы: «Предполагается, что координатором этой работы может выступить министерство общественной безопасности Свердловской области.

Однако, принимая во внимание то, что возмещение причиненного в результате ЧС жилью ущерба требует определения на региональном уровне перечня рисков, проведения экспертизы жилых помещений, формирования реестра страховых компаний-участниц проекта, выработки комплексных подходов по иным вопросам, программа будет носить межотраслевой характер и в ее подготовку будут включены и другие исполнительные органы государственной власти региона».

В департаменте жилищно-коммунального хозяйства Тюменской области Накануне.RU также пояснили, что реализация федерального закона в регионе обсуждается со страховыми компаниями. Озвучить предварительные параметры программы: механизм компенсации, перечень включенных ЧС, расходы бюджета – в регионах не смогли. Сроки окончания работы над программами чиновники назвать не смогли.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

В 2017 году от паводка пострадали дома более 600 жителей Тюменской области

Ответа на вопрос, сколько будет стоить полис, в регионах тоже нет. В Минфине говорили о порядка 1 тыс. руб. в год, Всероссийский союз страховщиков оценивал стоимость полиса примерно в 1800 руб. Существующая практика добровольного страхования по региональным программам показывает, что условия могут существенно отличаться.

В Краснодарском крае, где программа работает уже четыре года, стоимость полиса колеблется от 900 руб. до 1800 руб. для квартир и достигает 2700 руб. – если страхуется частный дом. Москва запустила свою программу еще в 2010 г., сегодня на условиях системы застраховано более 2 млн квартир. С 2019 г.

страховая премия равна произведению 22 руб. 44 коп. (страховой взнос за один «квадрат») на общую площадь жилого помещения, т.е. ставка ежемесячного страхового взноса равна 1 руб. 87 коп. По данным мэрии, средние затраты москвичей на страхование квартиры составили 92 руб.

в месяц, сами москвичи сообщают, что в квитанции ежемесячный платеж достигает 150-170 руб.

Если обычный полис добровольного страхования жилья для стандартной квартиры обходится в 5-7 тыс. руб. в год, то страхование жилья по региональной программе будет обходиться, ориентировочно, в 150-200 руб. в месяц или 1800-2400 руб. в год, сообщил Накануне.

RU президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс. «Минимальный набор рисков – страхование исключительно от ЧС – и вовсе предположительно обойдется примерно в 300-350 руб. в год.

В результате средства регионов на страхование не будут расходоваться, а федеральный бюджет существенно ограничивает и снижает свои расходы на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций», – отметил он.

Добровольный платеж должен быть включен в квитанцию за ЖКУ, но сделать это без разъяснительной работы нельзя, напоминают в регионах. «Речь идет о форме автоподключения, которая создаст социальную напряженность. Бабушка получает квитанцию, в которой есть 100 руб.

за добровольное страхование, если мы не объясним, что их можно не платить – не ставить галочку в графе – то она возмутится, пойдет ругаться в РКЦ. И таких бабушек будут тысячи», – рассказали в правительстве одного из субъектов. Более того, информировать население как регионы, так и страховые компании обязывает приказ Минфина.

Работа эта не бесплатная, речь идет о публикации статей в СМИ, социальной рекламе. Краснодарский край оценил расходы только на работу с населением в 50 млн руб. Причем, в субъектах недовольны тем, что федеральный бюджет не счел нужным софинансировать информационную кампанию, как было с программой перехода на цифровое телевидение.

Купить телеэфир в не самые тучные времена регионы не могут себе позволить.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

В Свердловской области весной 2016 г. в зону паводка попали 37 населенных пунктов. Вопрос с выплатой компенсаций решался больше года

По оценкам «Ингосстраха», закон о добровольном страховании может заработать в 10-15 регионах. Шансов на то, что региональные программы будут запущены в 2019 г. на Урале, практически нет. Во-первых, в бюджеты уральских регионов средства на реализацию федерального закона не заложены.

Во-вторых, помимо разработки программ и их утверждения, регионы должны провести открытые конкурсы по выбору страховой организации, которая будет включена в программу. Конкурсные процедуры займут несколько месяцев.

Гендиректор «Ингосстраха» Михаил Волков отметил, что закон будет неработоспособным, еще и потому, что он не дает собственникам мотивации для оформления страхового полиса, сейчас над перечнем льгот думает Минфин.

Речь идет о льготах по налогу на имущество и взносам на капитальный ремонт, которые опять же приводят к увеличению выпадающих доходов бюджетов субъектов.

При сохранении текущих параметров проект может начать работу лишь в убыточных для страховщиков регионах – там, где высок риск потери жилья. Однако страховые могут туда просто-напросто не пойти.

С одной стороны, цель проекта: повысить долю участия страховых компаний в компенсации ущерба от ЧС. Сегодня в отсутствие страхового полиса нагрузка полностью ложится на бюджеты разных уровней.

С другой, страховые компании лоббировали идею, усмотрев для себя выгоду: страховщики могут увеличить долю довольно доходного страхового продукта.

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

Если же от работы в регионе страховщики увидят для себя лишь убытки, на конкурс по отбору страховой организации может никто не заявиться. Для вовлечения страховщиков в законе предусмотрена перестраховка 95% объема обязательств по риску гибели жилья и 60% объема по рискам «повреждение жилья в результате ЧС» в Российской перестраховочной компании.

Добавим, что регионы, объясняя отсутствие программ страхования, ссылаются и на неполноту федеральной нормативной базы.

Из шести документов, которые необходимы для начала работы регионов по состоянию на 2 августа – последний рабочий день перед началом действия закона – не готовы еще два, подтверждает Юргенс.

Методика определения размера ущерба находится в Правительстве, а методика разработки региональных программ – в Минюсте РФ.

«Мы надеемся, что данные нормативные пробелы будут восполнены в ближайшее время, что позволит и гражданам, и региональным властям вести и без того сложную борьбу со стихийными бедствиями и чрезвычайными ситуациями, имея надежную финансовую поддержку со стороны страховых компаний», – сказал Игорь Юргенс.

Регионы вступают в программу страхования жилья

29.07.2019 | РОСПРОФЖЕЛ | Олег Гельвиг

В регионах застраховано в среднем не более 10% жилья

Закон о добровольном страховании жилья от чрезвычайных ситуаций (ЧС) вступает в силу 4 августа. Он устанавливает новый порядок страхования недвижимости на основе государственно-частного партнёрства и разделяет ответственность между регионами и страховщиками по компенсации ущерба пострадавшим. «Гудок» выяснил, что представляет собой новый вид страховки.

Дешевле за счёт госучастия 

Новый закон устанавливает единые правила игры для субъектов РФ и страховых компаний по запуску совместных программ жилья от ЧС. «Обязательным для включения в программу является только риск гибели жилья в результате ЧС, остальные риски регион определяет сам», – уточняют во Всероссийском союзе страховщиков (ВСС). 

Стоимость такой страховки будет зависеть от набора покрываемых рисков и площади жилого помещения. Как полагают в ВСС, тариф будет в пределах 3 руб. за 1 кв. м в месяц (для сравнения: страховой полис по городской программе страхования жилья в Москве сейчас составляет 1,87 руб. за 1 кв. м в месяц).

«Пока можно говорить о примерном диапазоне стоимости страхования для типовой квартиры: 50–250 руб. в месяц. Стоимость страховки, покрывающая только риски от ЧС, будет ближе к нижней границе.

А полный пакет страховых случаев, включающий повреждение от аварий и противоправных действий, – соответственно, к верхней», – рассуждает руководитель Дирекции имущественного страхования СК «МАКС» Александр Агапов. 

По его оценкам, полис страхования жилья по региональной программе окажется дешевле, чем коммерческая страховка, минимум на 20% за счёт господдержки и большего охвата застрахованных. 

Полное возмещение

Главное отличие нового страхового продукта – порядок возмещения ущерба. В случае потери жилья в результате ЧС застрахованный собственник будет иметь право выбора: получить компенсацию деньгами (часть выплатит регион, часть – страховщик) или квадратными метрами (в этом случае страховая компания будет обязана перечислить в бюджет региона свою часть выплат). 

Читайте также:  В калининграде начали достраивать проблемный жк су-155

Если страхователь выбрал денежную компенсацию, то общая сумма будет рассчитываться путём умножения рыночной стоимости 1 кв. м в данном регионе (устанавливается Минстроем) на площадь утраченного помещения. В случае выбора возмещения в натуральной форме он может рассчитывать на квартиру или дом той же площади, что и уничтоженное стихией жильё. 

Как происходит возмещение убытков сейчас, рассмотрим на примере пострадавших от наводнения в Иркутской области. Напомним, в конце июня из-за дождей реки в Иркутской области вышли из берегов, в девяти районах в 109 населённых пунктах было подтоплено 10,9 тыс. жилых домов, в которых проживали 42,7 тыс. человек.

Пострадавшим от паводка жителям начали выдавать сертификаты 19 июля. Они могут использовать их для покупки жилой площади в любом населённом пункте Иркутской области. Суммы рассчитаны исходя из количества членов в каждой семье, установленных законодательством социальных норм, а также из расчёта стоимости 1 кв. м площади (не более 45 тыс. руб.).

По соцнормам одиноко проживающему положено 33 кв. м, на семью из двух человек – 42 кв. м, на каждого члена семьи из трёх и более человек – по 18 кв. м на каждого. Эта система останется прежней для тех, кто не станет участником региональной программы добровольного страхования недвижимости от ЧС.

 «Если человек не застраховал своё жилое помещение, никаких санкций на него наложено не будет, так как это добровольный вид страхования жилья. Его ущерб будет возмещать только сам субъект РФ.

Но хотелось бы заметить, что, к сожалению, не у каждого субъекта хватает денежных средств на всех пострадавших в полной мере», – отмечает заместитель начальника Управления методологии имущественного страхования физических лиц Департамента развития имущественного страхования физических лиц ВСС Ирина Квасова. 

Как стать участником программы

В ВСС ожидают, что заключение договоров страхования по новым программам начнётся с 2020 года. Первыми в программу вступят Московская область, Санкт-Петербург, Ленинградская область, Пермский край, Белгородская, Новосибирская, Омская, Свердловская, Тверская и Тюменская области. 

После того как программа страхования в регионе начнёт действовать, в платёжках за ЖКХ появится графа с суммой за страховку. «Поставил галочку – заплатил за страховку», – поясняет Ирина Квасова. 

Власти не скрывают, что с помощью новых региональных программ рассчитывают повысить охват граждан, застраховавших своё жильё. По данным ВСС, сейчас в стране застраховано около 8% жилья.

Такая ситуация наблюдается и в регионах со сложной паводковой ситуацией: Вологодская область – 7,4%, Кировская – 6,7%, Архангельская – 5,1%, Удмуртия – 5,9%, Республика Башкортостан – 3,9%, Омская область – 3,0%, Тюменская – 3,6%, Свердловская – 3,7%, Костромская – 6,1%, Иркутская область – 3,4%.

По данным Сбербанка, в Амурской области, в Еврейской АО и Хабаровском крае застраховано порядка 3% жилья. 

На прошлой неделе ряд СМИ сообщил о намерениях Минфина ввести льготы для застраховавших своё жильё по новым программам – в частности, речь шла о льготе по налогу на имущество и по взносам на капитальный ремонт. Но в Минфине эту информацию «Гудку» не подтвердили.

«На сегодняшний день закон содержит достаточный набор преимуществ для заключения договоров страхования гражданами, поэтому в текущем периоде первоочередной задачей Минфин России видит организацию запуска программ страхования регионами и начало их апробации», – отметили в пресс-службе министерства. 

«Гудок»

​«В России застраховано всего 10—15% недвижимости»

Может ли продолжиться в России рост страхования имущества физических лиц? В каких случаях страховщики отказывают в выплатах клиентам погоревших загородных домов и затопленных квартир? Не приведет ли к росту страхового мошенничества программа реновации жилья в Москве?

— На фоне роста страхования жизни почти незаметным оказался рост страхования имущества физлиц в первом полугодии 2017 года. Какие тренды вы видите на этом рынке? Стоит ли ожидать развития этой тенденции?

— Да, рынок действительно сейчас растет главным образом за счет страхования жизни. Если обратить внимание на сегмент «не жизни» (non-life), здесь страхование физлиц является основным драйвером роста.

Каско находится в сложной ситуации: несмотря на большие объемы по сборам, роста в этом виде нет.

Другие виды также показывают незначительный рост, близкий к нулю, а страхование имущества физлиц показало 15-процентный рост по итогам первого полугодия прошлого года.

— По году тоже ожидаете роста?

— По данным ЦБ, за третий квартал 2017 года этот вид страхования по объему сборов вырос на 12% по сравнению с предыдущим кварталом — с 14 миллиардов рублей до 15,7 миллиарда. В целом за 2017 год будет примерно такая же динамика: сегмент страхования имущества физлиц достаточно большой, он далек от насыщения, и расти там динамично можно всему рынку.

— За счет чего возможен рост в этом сегменте?

— Первое — это, конечно, ипотека, которая является драйвером имущественного страхования в силу того, что закон об ипотеке предусматривает обязательное страхование объекта недвижимости — предмета залога. В последнее время действия банков активно направлены на стимулирование ипотеки: снижение ставок и сокращение требований к заемщику.

Рост начался в сентябре прошлого года, в октябре — ноябре уже несколько крупных игроков предложили клиентам выгодные условия. Даже в декабре был виден рост объемов ипотечных кредитов по отношению к ноябрю — добавились еще спецпредложения от риелторов и застройщиков.

Таким образом, в декабре 2017 года на рынке сложилась комбинация из наилучших условий, которая стимулировала ипотеку к росту.

Как скажется на ипотечном рынке отказ от долевого финансирования строительства, анонсированный властями?

— Никак не скажется на рынке ипотеки как таковой. Я не вижу жесткой зависимости. Это скажется на ценовых характеристиках объектов недвижимости — пока предполагается, что цены будут незначительно расти. Ипотечные банки сейчас аккредитуют объекты строительства преимущественно к завершенной стадии, где риски дефолтов застройщиков минимальны.

Банки стали активно предлагать смежные услуги. Скажем, пришел клиент оплатить коммунальные платежи, а ему заодно предложили застраховать квартиру. Пришел брать потребительский кредит на новую мебель, а ему предлагают рассмотреть вариант застраховать ее.

Какие еще направления развития страхования имущества физлиц вы видите?

— Кроме ипотеки — классическое страхование имущества физлиц, подразумевающее работу непосредственно с владельцем недвижимости. Эта работа выстраивается по разным каналам: агентские, офисные продажи, а также банковский канал. Спрос клиентов в последнее время смещается в сторону простых и понятных коробочных продуктов, причем именно в банковском канале.

Еще год назад они были «неполноценные»: имели много ограничений по суммам, объектам, рискам — одним словом, не совсем удовлетворяли потребности клиентов, которые хотели купить «коробку» и застраховать свою недвижимость сразу от всех рисков.

Однако в 2017 году ситуация изменилась кардинально: клиентский спрос сместился в сторону минимизации временных затрат на получение необходимой страховой услуги. Большинство таких клиентов контактирует с банками, а банки стали активно предлагать смежные услуги.

Скажем, пришел клиент оплатить коммунальные платежи, а ему заодно предложили застраховать квартиру. Пришел брать потребительский кредит на новую мебель, а ему предлагают рассмотреть вариант застраховать ее.

— У вашей компании есть какие-то новые продуктовые предложения в этой нише?

— Мы пошли по пути создания страховых продуктов, которые и в коробочном варианте удовлетворяли бы клиента.

Мы не ставим ограничения по рискам (включаем пожар, повреждение водой, противоправные действия третьих лиц и стихийное бедствие), пересмотрели стоимостные характеристики, расширили ценовой диапазон объектов страхования, которые охватываются коробочными решениями.

Сейчас коробочные продукты можно купить с покрытием до 3 миллионов рублей — этого достаточно для большинства клиентов. Основные предложения в этом сегменте — страхование квартир и загородных домов.

— Почему отсечение идет по этой сумме?

— Все, что выше, подразумевает индивидуальный подход.

— По большинству квартир в Москве и Санкт-Петербурге эта сумма не покрывает полного уничтожения объекта. Что она включает?

— Это внутренняя отделка, домашнее имущество и гражданская ответственность (когда из-за вас страдает имущество соседей). Для большинства квартир этой суммы достаточно. Важно отметить, что сравнение достаточности стоимостных характеристик нужно делать не по стоимости самого объекта (квартиры), а сопоставлять ее с качеством ремонта, ценностью имущества в квартире.

Также с каждым годом мы фиксируем все больше случаев, которые происходят по вине жильцов квартиры. Если раньше причина была в изношенности коммуникаций, то сейчас все чаще причина в том, что кто-то что-то забыл закрыть, неправильно сделал ремонт. Юридическая грамотность населения растет.

Сейчас все больше людей обращаются сразу с официальными финансовыми претензиями, а не решают проблему на бытовом уровне.

— Каков процент отказов в страховых выплатах и что может служить причиной отказа?

— Отказ, как правило, происходит, когда клиент хочет получить выплату по той категории имущества, которая не была застрахована в рамках купленного полиса. Например, в рамках коробочного продукта не составляется опись имущества. Есть определенный лимит, скажем, на домашнее имущество. Он делится на группы, каждой из которых соответствует определенный размер выплаты.

И если ваше имущество по тем или иным причинам не входит в указанные группы, страховая компания не сможет вам заплатить — у нее просто не будет основания. Поэтому мы всегда призываем клиентов внимательно читать условия страхования, задавать интересующие вопросы, особенно если для вас важно застраховать что-то конкретное.

В этом случае не будет возникать недопонимания и неприятных эмоций.

Читайте также:  С 2019 года можно будет регистрироваться на дачах

— Может ли человек купить не одну «коробку» на один объект, а несколько?

— Может, до трех штук. Все, что выше, подразумевает переход к индивидуальному андеррайтингу.

— Сколько стоит средняя «коробка»?

— У нас в компании начальная цена полиса составляет 2 500 рублей с защитой на год, средняя цена — 5 000—7 000 рублей.

Поскольку мы продаем такие страховые продукты через Сбербанк, наших партнеров и онлайн, то не несем дополнительных расходов на содержание филиалов и агентской сети, что дает нам возможность предложить нашим клиентам такую привлекательную цену.

Покрытие варьируется от 500 тысяч до 3 миллионов рублей. В своих расчетах страховой суммы мы отталкивались от того, что средняя стоимость частного дома по всем регионам находится в пределах полумиллиона рублей.

Страховщики в последнее время очень жалуются на выросшие аппетиты банков-партнеров, которые берут слишком высокие комиссии. Внутри вашей финансовой группы, наверное, таких проблем нет?

— Что касается гонки по комиссионному вознаграждению, я считаю, что ее пик пришелся на момент, когда у некоторых компаний на комиссию банка уходило до 95% страховой премии. Мы не идем по этому пути и участвуем только в тех программах, которые позволяют сделать продукт полноценным, то есть продукт с нужным клиенту наполнением и по адекватной цене.

— Какая средняя комиссия в ваших отношениях со Сбербанком? В среднем по рынку?

— В среднем по страхованию имущества физлиц комиссия составляет 25—40%, что приемлемо. Со Сбербанком мы работаем на рыночных условиях, оплачивая услуги банка по реализации наших продуктов.

Сейчас подобраны первые площадки для запуска программы реновации в Москве. Это для вас форс-мажорные обстоятельства? Как решаются вопросы со страхованием имущества в домах, попавших в программу?

— Мы не видим особых рисков мошенничества и повышения убыточности, связанных с этим жилым фондом.

Если полис действует и клиент переезжает в рамках этой программы, ответственность, которая была у нас по старому адресу, «переезжает» вместе с клиентом — переносится на квартиру, полученную взамен старой.

Мы сейчас думаем, как это реализовать. К тому же программа реновации актуальна только для Москвы. Поэтому мы не видим в этом никакой проблемы.

— Москва для вас по страхованию жилья не основной рынок?

— Москва для нас непростой рынок, так как здесь действует программа льготного страхования жилья и достаточное количество клиентов пользуется ею.

Клиенту важно объяснять, что он страхует, от чего, какие выплаты он получит при наступлении страхового случая. И какой негатив он может получить, если этого страхования у него не будет.

— Но там же покрытие маленькое и есть ограничения по рискам…

— Да, там нет страхования имущества и гражданской ответственности. Есть страхование только стен. На мой взгляд, это совсем не то, что сейчас нужно клиенту.

Риски, связанные с порчей имущества, например повреждение телевизора водой, для клиента болезненнее, потому что его внукам нужно каждый вечер смотреть «Спокойной ночи, малыши».

При этом наши продукты как раз являются хорошим дополнением, поскольку распространяют свое действие на домашнее имущество и ответственность перед соседями.

Поэтому я не устану повторять, что продукты по страхованию имущества должны продаваться после соответствующей консультации с предоставлением детальной информации о рисках. Клиенту важно объяснять, что он страхует, от чего, какие выплаты он получит при наступлении страхового случая. И какой негатив он может получить, если этого страхования у него не будет. Такая работа должна выстраиваться во всех каналах продаж.

— Что чаще всего заявляют по убыткам — повреждение имущества и отделки? И по каким рискам?

— Если мы говорим про квартирный фонд, это, конечно, внутренняя отделка, потому что основные риски связаны с повреждениями от воды и с коммуникациями.

На втором месте находятся противоправные действия третьих лиц: кражи, взломы и прочее, от которых страдает движимое имущество. Третье — пожар.

По загородным объектам ситуация другая: основное — пожар, второе — противоправные действия, третье — стихийные бедствия. Ведь повреждение водой может быть только в коттеджах, а основной фонд — это летние домики.

— Какая средняя убыточность по этому виду страхования?

— Она сильно зависит от региона. Есть регионы, где убыточность достаточно высокая.

Но если не брать резонансные события, такие как большое подтопление в Краснодарском крае, в Хабаровском крае, пожары в Ростове или в 2010 году в центральной части России и Поволжье, то средняя убыточность составляет в районе 20—25%.

Тем не менее мы сейчас констатируем, что нет ни одной территории, которая может считаться стопроцентно защищенной от рисков катаклизмов: в последние годы количество стихийных бедствий — ураганов и смерчей — существенно выросло.

— Страхование имущества физлиц — это вид, который продается?

— С начала 2017 года количество заключенных договоров в розничном сегменте страхования имущества выросло примерно на 30%. Конечно, это связано в том числе и с ипотечным бумом, но рынок имущества физлиц также растет. Поэтому ответ — да, продается. Несмотря на то, что граждане пока предпочитают тратить на это небольшие суммы.

Вас в целом устраивает квалификация банковских продавцов? Они в состоянии продавать эти продукты?

— Да, она нас устраивает. Мы сформировали все необходимые материалы, которые продавцы доносят до клиента. Это короткая, емкая, понятная информация.

— Какой процент продаж приходится у вас на банковский канал?

— Безусловно, как для дочерней компании Сбербанка, для нас это основной канал, на который приходится 99% продаж. Агентской сети у нас нет. Да и если говорить в целом, то агенты — очень затратный канал продаж для любой компании.

С каждым годом он становится все менее эффективным, поскольку возможности конкретного агента ограниченны.

К тому же есть явное смещение клиентского спроса и клиентских коммуникаций в онлайн-канал и в те точки, где потенциальный клиент контактирует с финансовыми службами и их консультантами.

— Имущество пойдет через онлайн в ближайшем будущем?

— Через какое-то время в Интернете таких полисов будет продаваться больше, но в основном это все-таки продажи ВЗР.

Также, на мой взгляд, будет набирать обороты рост продаж страховых медицинских продуктов, связанный с принятием закона о телемедицине. Телемедицина и онлайн будут тесно переплетаться.

Как я уже говорил, страхование имущества все-таки требует определенных консультаций и объяснений. Но и для онлайн-продаж это перспективное направление.

— Какова структура этого рынка? Что больше страхуют — квартиры или загородные дома?

— На страхование загородной недвижимости приходится сейчас порядка 90%, что понятно: здесь риски более очевидны и имущество более уязвимое.

Не в пользу квартир говорит и тот факт, что многие люди получили квартиры по приватизации и, возможно, не так ощущают их ценность, как те, кто купил квартиру самостоятельно или построил загородный дом.

Таких «самостоятельных» владельцев, к сожалению, еще не так много.

— Есть ли у вас в портфеле краткосрочные продукты по страхованию жилья — например, на время отпуска?

— Такие продукты мы пока только ставим в план расширения продуктовой линейки. Люди, которые уезжают в отпуск на 7—14 дней, будут обращать внимание на такие предложения, тем более что в период отсутствия владельца квартиры риски противоправных действий третьих лиц существенно возрастают.

Но нужно понимать — и мы это всегда объясняем, — что любое краткосрочное страхование по цене менее выгодно, чем страхование на год. Есть утвержденная система коэффициентов, которая прописана в правилах страховщиков.

Страхование на полгода — это не 50% от стоимости годового полиса, как многие думают, а примерно 65—70%.

Мы всегда объясняем, что годовое страхование выгоднее, надежнее и удобнее: если клиент несколько раз в год уезжает, ему не нужно каждый раз страховаться заново.

Могут ли в обозримом будущем появиться какие-то новые драйверы рынка страхования имущества физлиц?

— Если закон о страховании жилья от чрезвычайных ситуаций будет принят и будет содержать необходимое стимулирование, он, конечно, станет хорошим драйвером для рынка страхования имущества физических лиц. А также даст возможность дополнить новый продукт по страхованию от ЧС классическими рисками. Но на сегодняшний день перспективы этого закона для всего страхового рынка непонятны.

Тем не менее возможности для развития рынка очень большие. Сегодня мы можем говорить о том, что в России застраховано всего 10—15% от всей недвижимости, которая есть. Таким образом, потенциал для роста и удовлетворения спроса потребителей огромный.

Но мы ставим себе более амбициозные задачи: хотим не просто быть компанией, которая является одним из лидеров на этом рынке, но также формировать и развивать этот рынок, создавать стандарты и придумывать интересные и полезные для клиента решения.

Беседовала Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *