В Москве стали медленнее строить новые дома

В Москве стали медленнее строить новые дома

В сентябре в Москве состоятся муниципальные выборы. Дмитрий Гудков и Максим Кац организовали проект по выдвижению независимых москвичей в советы депутатов. На сегодняшний день 1220 человек в 125 районах собираются выдвигаться. Если хотите помочь этому, оставив подпись за кандидата в вашем районе, то заходите сюда: mundep.gudkov.ru/signatures

Эта серия постов – совместный проект с Максимом и Дмитрием.Сейчас местное самоуправление в Москве почти отсутствует. Места в советах занимают врачи и учителя, скучающие на собраниях и голосующие так, как им скажут сверху.

Ведь в том числе и отсутствующее местное самоуправление позволяет мэрии совершать нелепые градостроительные ошибки, которые никогда не воплотились бы, будь в Москве адекватные депутаты, способные проанализировать и сообщить обществу о проблемах на этапе планирования, организовать протест.

Но местного самоуправления в столице нет, так что взгляните на 10 крупнейших градостроительных ошибок города за последнее время:

Москва-Сити

Изначально история неплохая – визитная карточка новой Москвы! Небоскребы в одной точке, красивые виды, почему бы и нет? Но вот с реализацией что-то пошло не так. Несмотря на то, что проекту больше 20 лет, до сих пор не решены транспортные проблемы. Все, кому приходится туда приезжать, это прекрасно знают.

В таких случаях логично было бы вначале подумать о транспортной инфраструктуре, а уже потом лепить московский Манхэттен, но у нас не ищут легких путей. Вначале строим дом, потом дорогу.В Москве стали медленнее строить новые домаКроме того возникает вопрос: а зачем все это? То есть зачем растет вверх Гонконг, всем понятно. Зачем растет Нью-Йорк, а точнее нижний Манхэттен, тоже ясно. Это естественный рост, когда физически не хватает места, и приходится забираться всё выше и выше, чтобы все могли уместиться. Москва-Сити же до сих пор стоит в окружении гигантских промзон и пустырей! Казалось бы, проще было бы размазать высотки на среднеэтажные дома в каком-нибудь районе или вставлять небоскрёбы точечно в сложившейся застройке, чем тащить кучу людей на маленький клочок земли.В Москве стали медленнее строить новые домаДругая проблема – вымирание места по ночам, когда все клерки уезжают, а «Афимолл» закрывается. Там элементарно нет точек притяжения. И жителей, которые бы оживляли улицы (которых там тоже нет).Сегодня Москва-Сити – место крайне неприятное, находиться в этом районе можно только по делам.

Современные человейники

В то время как весь цивилизованный мир понял, что нет счастья в микрорайонах, мы продолжаем идти своим путем. Встречайте новые районы Москвы! Начать с той же Некрасовки! В Москве стали медленнее строить новые дома

Практически во всех новых районах плохо всё: огромные дома с ячейками и нарушенными социальными связями, пренебрежение принципом человеческого размера застройки, отсутствие дворов, транспортные проблемы и адская маятниковая миграция, шоссе вместо улиц, вымирание территории в дневное время из-за отсутствия рабочих мест, торговые центры вместо уличного разнообразия и так далее.

В Москве стали медленнее строить новые домаВсегда удивляло «конкурентное» преимущество таких домов в шаговой доступности от метро из рекламных брошюр – какой в этом смысл, если утром можно прождать лифт минут 10?В Москве стали медленнее строить новые домаПока все эти районы – бомба замедленного действия. Очень скоро у людей изменится представление о комфортном жилье, появится спрос на другое качество городской среды, а квартиры в муравейниках начнут обесцениваться. Дальше всё как было в США и Европе: образованное обеспеченное население будет срочно переезжать, их места займут мигранты, малообеспеченные люди. Такие районы будут сносить ещё при нашей жизни, вот увидите.Стоит отметить, что последние годы город не согласовывает массовые проекты микрорайонной застройки, плюс новые жилые комплексы чаще всего имеют пешеходные дворы и магазины на первых этажах со стороны улицы. Но это не снимает актуальности вопроса реанимации уже построенных ошибок.

ТТК

О! Когда говоришь, что Третье транспортное надо снести, народ крутит у виска и хочет дать тебе в лоб! Да, дорогие читатели, ТТК было ошибкой! И хорошо, что Лужков не успел построить Четвертое кольцо.Есть такое понятие, как «второй контур дорог» – это сеть скоростных автодорог, которые проходят вне улиц города.

То есть улицы для людей, велосипедистов, общественного транспорта, жилья, магазинов, школ и прочего, а дорога – только для машин. Такие городские дороги проводят через промзоны, в створе железных дорог и иных местах, где они не пересекаются с жителями и уличной активностью.

В России подобной дорогой является Западный скоростной диаметр в Санкт-Петербурге.В Москве же плюют на жителей и всех других, превращая улицы в монстров. Была полноценная улица – стало выжженное место:В Москве стали медленнее строить новые домаВ Москве стали медленнее строить новые дома

Подобная прокладка автодорог по улицам делает плохо всем, даже автомобилистам:

  • Бессветофорные улицы разрывают районы и становятся причиной адских перепробегов;
  • Второстепенные улицы блокируют основной ход, потому что они примыкают под 90 градусов в силу сложившейся застройки;
  • Бессветофорные улицы забивают все остальные улицы, потому что трафик не дозируется светофорами – получается одна огромная глухая пробка вместо плотного движения от светофора к светофору;
  • Улицы не приспособить для безопасной скоростной езды, даже если закидать их асфальтом, поэтому они в принципе опасны для водителей.

В Москве стали медленнее строить новые домаВ Москве стали медленнее строить новые домаВ случае с Третьим кольцом всю северную часть магистрали надо либо закапывать, либо уводить по другой трассировке, где дорога не будет разрывать районы и мешать жителям, а машинки смогут безопасно гнать. И, естественно, кольцо должно быть платным в дневное время, иначе от пробок не избавиться.

Вылетные магистрали

Список проблем от бессветофорных вылетных магистралей аналогичен ТТК. Только эффект ещё хуже, а последние реконструкции усугубили ситуацию во всём городе.БылоСталоВсё просто: у нас есть город с улицами, которые не переваривает уже сейчас n машин в час.

Расширение улиц и прочие любимые приёмы диванных транспортников не работают и не решают проблем.

Что делать? Заведём в город ещё больше машин! Местная сеть не справлялась с 5000 машинами? Зато теперь будет 5600 машин!

  • Современные проекты хорд и развязок на улицах

Проекты реконструкции магистралей настолько бессмысленны и вредны для транспорта, что в некоторых случаях после сдачи очередной эстакады приходилось сразу же ставить светофоры (привет Ярославке и Можайке), иначе появлялось бутылочное горлышко, и всё вставало колом. Зато в Москве самая длинная и бессмысленная эстакада в Европе.Каждый раз, когда вы стоите в пробке где-нибудь на Садовом кольце, вспоминайте строительный комплекс города, который за счёт ликвидации улиц, светофоров и перекрёстков завёл в город ещё больше машин из пригородов.Уверен, что лет через 10 транспортом в Москве всё-таки будут заниматься транспортники, а не строители, и все новомодные эстакады и туннели на вылетных магистралях будут взорваны или превращены в парки. Вы удивитесь, но город от этого поедет лучше.

Почему так много внимания уделяется разным дорогам? Потому что каждый из этих проектов – отдельный шрам на лице города и заливка денег в бетон. В случае хорд, алабяно-балтийских тоннелей и прочих километров новых дорог идёт спасение утопающего с помощью поджога спасательного круга в море бензина.

Как обосновывают строительство какой-нибудь развязки или хорды? Обычно говорят что-то в стиле «у вас тут пробка из 500 машин в час, поэтому мы сделаем эстакаду, и 500 машину сразу поедут».

Но все забывают уточнить, что после строительства развязки, ухудшения условий для жителей, пешеходов, велосипедистов и пассажиров общественного транспорта на этом месте будет уже не 500 машин в час, а 600 или 700. Эти новые машины дружно пополнят ряды московских пробок на многомиллиардных развязках.

Это называется «спровоцированный спрос», или, если по-простому, чем больше дорог и парковок ты делаешь – тем больше появляется машин. Поэтому расширение улиц, рытьё подземных переходов и прочие бессветофорные штуки спасают от уличных пробок лишь временно, на год-два.

  1. Торговые центры

Любите ходить в торговые центры? Это ведь так удобно, когда все магазины в одном месте и можно закупаться сразу на месяц, да?Москве сильно досталось… Помните, как все свободные площади застроили торговыми центрами? Начали с Манежной, где появился ужасный ТЦ «Охотный ряд», потом принялись за привокзальные площади: «Европейский», «Атриум». И история продолжается, только успевай отбиваться!С торговыми центрами надо быть очень осторожным. Дай волю коммерсантам – и очередной ТЦ построят на Красной площади.С ТЦ, особенно в центре, могут быть проблемы. Начнём с того, что они убивают уличную торговлю вокруг себя и стимулируют людей ездить на личном автомобиле за любой мелочью. Вторая проблема – крупные ТЦ требуют инфраструктуру. Огромные парковки, подъезды и т.д. Весь район может кардинально поменяться после строительства. Чем больше торговый центр, тем больше транспортных проблем он вызывает и тем менее эффективно используется городская земля. Кроме этого, есть опасность подмены городских общественных пространств торговыми центрами.Первый в истории закрытый ТЦ – Southdale Mall в Миннесоте, 1958 годСуществует замечательная загадка, почему у голландцев каждый день дома свежий хлеб. Ответ простой: в этой стране люди каждый день покупают продукты в магазинах на улице по пути с работы и имеют дома свежие продукты, в отличие, например, от среднестатистического американца.Если мы хотим полноценные живые улицы с разными магазинами и кафе в шаговой доступности, не зависеть от автомобиля и прочие ценности комфортного города, надо развивать уличную торговлю, а не концентрировать её в одной точке на весь район. Торговым центрам место в пригородах, где проще с дорогами и много земли.

  • Нарезка парковок

Да, люди до сих пор требуют больше парковок. И это ошибка! Казалось бы, что случится плохого, если в каждом дворе нарезать из газона и тротуаров 10-20 мест для машин? А потом «оптимизировать» подобным образом улицы?За 17 лет эта мелочь вылилась в общегородскую проблему. Закатка в асфальт для парковки любого свободного клочка даёт снижение качества городской среды в масштабе города.В первую очередь под раздачу попали газоны, а это значит: меньше зелени, нарушение экологического баланса, проблемы с водоотводом (вода не умеет уходить в землю через асфальт), неэффективное использование земли.

Есть тут и скрытая проблема. Когда мэрия начала нарезать новые парковки во дворах, это легализовало заблуждение многих автовладельцев о каких-то автомобильных правах и бесплатной парковке для каждого. Из-за этого сегодня сложно втолковать людям, что их машина – это их ответственность, а не города.

  1. Монорельс

Долго, дорого, глупо – примерно так можно охарактеризовать московский монорельс. Построенное при Лужкове, это чудо на эстакадах ежегодно медленно возило очень мало людей по очень востребованному транспортному коридору.В мире монорельс чаще всего строится как аттракцион или транспорт для небольшого числа пассажиров, например в аэропортах. В Москве же все думали, что это будет легким метро, типа Бутовской линии. В итоге монорельс перевозил меньше пассажиров, чем трамвай, и ежегодно съедал более миллиарда рублей дотаций из бюджета.

Сегодня из 10 составов на ходу только 2, из-за чего поезда ходят с огромным интервалом. Налаживать систему бессмысленно: это значит построить с нуля второй монорельс с теми же проектными ошибками. Скорее всего, в будущем на эстакады пустят трамваи, которые не так «инновационны», но умеют ездить быстро, возить много людей и не стоят как полёт на Марс.

Добивание трамвая

Основной трамвайный погром пришёлся на вторую половину прошлого века. Удивительно, как циклична история: тогда транспорт не нравился отдельному человеку, и его убирали с главных улиц Москвы. Сегодня троллейбус не нравится отдельному… хотя об этом чуть дальше.

После распада СССР московский трамвай уже представлял собой не целостную систему, а её огрызки. В начале 2000-х, по старой доброй памяти, московский трамвай решили ещё помучить: рельсы были сняты с Беговой, Двинцев, Ленинградского проспекта и у метро «Улица 1905 года».

Беговая улица здорового человека, 1998 годВ 1973 году в Москве стало две независимых трамвайных системы, из-за чего оборвались маршруты и пришлось создавать сразу две хозяйственных базы. Сейчас трамвайных сетей по сути уже три.

Восстановить единую сеть трамвая, возможно, удастся за счёт монорельса: надо лишь достроить эстакаду через Дмитровское шоссе до улицы Костякова и пустить вагоны наверх.

Если же посмотреть на самые востребованные транспортные коридоры Москвы, особенно в центре, то когда-то по ним наверняка ходил трамвай.

Читайте также:  В России могут отменить экологическую экспертизу строительства

Уверен, лет через 15 в городе начнётся трамвайный ренессанс, который идёт уже лет 20 во всём мире, – всё-таки провозная способность автобусов и троллейбусов значительно меньше, чем у трамваев. Так что в 2037 году Пётр Палыч будет ежегодно перекрывать по 50 улиц ради укладки рельсов и замены электробусов на трамваи, запомните этот твит.

Убийство троллейбуса

Эта история должна вам быть знакома. Менять электрический транспорт на бензиновый в XXI веке откровенно странно и неправильно. Даже с учётом потенциальных электробусов было бы логичнее выпускать их на линии взамен автобусов, а не рогатых.

  • Потенциальные ошибки
  • Можно только гадать, что придёт в голову чиновникам высокого полёта, но сегодня вызывает много опасений программа реновации пятиэтажек и транспортные планы Москомархитектуры: слишком часто у нас благие намерения выливаются в градостроительные ошибки.

Возможно, когда-нибудь батареи станут настолько эффективными, что будут весить не по 600 килограммов, и электробус будет не так дорог и сложен в эксплуатации. Но это перспектива 15-25 лет. А живём и дышим воздухом мы с вами сегодня, и город ухудшается тоже уже сегодня.

Ещё раз: если вы прописаны в Москве, то ваша подпись может помочь независимому москвичу стать муниципальным депутатом. По подписям часто снимают кандидатов, поэтому необходимы подписи адекватных и принципиальных людей, которые в случае чего готовы будут её подтвердить. Если вы готовы оставить подпись за кандидата в депутаты, то заполните, пожалуйста, анкету.

Спасибо Аркадию Гершману за помощь в подготовке поста!

Не резиновая. Что ждет переуплотненную Москву?

Уплотнительная застройка – тема, актуальная для большинства районов Москвы. Каждый хотел бы жить в престижном районе с развитой инфраструктурой. При этом, хорошо бы, близко к центру города, да еще чтобы и метро под рукой. Но как быть, если хорошего в столице понемножку? Если мест под строительство в престижных районах не хватает, а спрос есть?

ЦИАН.Журнал спросил о жизни москвичей, столкнувшихся с перенаселением, а также экспертов рынка, сведущих в ценах на недвижимость и воздействии строительства на город. Интересно, что мнения первых (тех, кто уже столкнулся с перенаселением) и вторых (аналитиков, сведущих в экономической составляющей рынка) не совпали.

В тесноте и не в обиде?

Жители Алексеевского района Москвы замерли в ожидании. Здесь на маленьком пятачке земли размерами едва ли в 9 тыс. кв. м уже достраиваются комплекс «Нова» на 155 апартаментов и 2 жилых комплекса: один на 1147 квартир («1147»), второй – на 729 квартир («Лайм»).

Вплотную к ним, как недавно с удивлением узнали аборигены, будут строить еще один дом – высотку по программе реновации (Староалексеевская улица, 3). На одном из форумов сообщается, что это будет 16-20 этажный четырехподъездный дом (подтвердить информацию не удалось).

Расстояние между «Новой» и Староалексеевской, 3 составит немногим более 30 м.

В Москве стали медленнее строить новые дома

ЖК 1147

«Эти четыре комплекса – далеко не весь список новостроек в нашем районе, – говорит Дмитрий, живущий в районе уже больше 50 лет.

– Раньше на этом месте был старенький деревянный домик, имевший какой-то охранный статус памятника архитектуры и автобаза, а по соседству – территория небольшого завода «Водоприбор».

Вместо домика будет «Нова», вместо автобазы нам строят эти 3 громадины, а вместо завода – элитный ЖК «Серебряный фонтан» еще на 1034 квартиры! Инфраструктура при этом не строится совсем, наши Новоалексеевская и Староалексеевская улицы (по одной полосе в каждую сторону) намертво встанут в пробках». 

В общей сложности квартал пополнится на несколько тысяч семей. Согласно информации с сайта московского cтройкомплекса, строительства муниципальных детских садов, школ и поликлиник в районе не предусматривается. При этом единственная в районе станция метро «Алексеевская» в часы пик уже испытывает явные сложности с пассажиропотоком – и это еще до заселения новых домов!

Частная практика 

К ЦИАН.Журналу обратились и жители 7 квартала Кунцева – это область между улицами Ярцевской, Оршанской, Академика Павлова и Рублёвским шоссе.

По их словам, еще недавно это было тихое место в престижном районе: близко к центру, много зелени и свежий воздух из-за особенностей розы ветров.

В последнее время ситуация стремительно стала меняться в худшую сторону из-за чрезмерной уплотнительной застройки, тотального уничтожения зелёных насаждений, и пренебрежения к развитию инфраструктуры.

До 2000 года жителей района было около 8 тыс. Жили они, в основном, в пятиэтажных и одноподъездных девяти- и двенадцатиэтажных домах. К 2018 году было построено еще несколько новостроек, и плотность населения выросла до 9,5 тыс. жителей.

«С лета 2018 года в квартале развернулось строительство 4 огромных ЖК: все по несколько корпусов, высотой более 20 этажей, вплотную друг к другу и существующим домам, окна в окна.

И это не считая новостроек для завершения первой, «лужковской», программы расселения пятиэтажек.

По завершении строительства количество жителей квартала увеличится до 16 000 человек, то есть практически вдвое, причем без учета территории под домами, попавшими под реновацию».

При строительстве массово уничтожаются кусты и деревья, жалуются жители – счет идет на тысячи деревьев. Детские площадки сносятся, а на новых зелени почти нет. С инфраструктурой, жалуются жители, тоже все сложно:

«За последние годы в квартале закрылись роддом и больница, не хватает мест в детских учреждениях.

Есть новые проекты, но введены в эксплуатацию они будут значительно позже, чем многочисленные ЖК, и строительство нового корпуса школы предполагается, например, на месте стадиона школы уже существующей, – говорит представительница жильцов Кунцева Ирина К.

– Уже очевидно, что дороги на въезд и выезд из квартала будут забиты круглосуточно, что планируемое количество парковочных мест не соответствует количеству планируемых к сдаче квартир».

В Москве стали медленнее строить новые дома

Кунцево

Более того, ЖК «Академика Павлова» по ул. Академика Павлова строится на спорной территории, утверждают жители. По архивным документам, хранящимся в каждом из 5 ЖСК, часть его находится на придомовой территории этих домов кадастровой стоимостью около полумиллиарда рублей, и ущерб от потери имущества только для одного дома оценен в 175 млн. руб., не считая снижения стоимости квартир.

«Например, в одном из домов собственники не могут продать двухкомнатную квартиру за 6 млн рублей, в то время как год назад подобные продавались 7,8 млн – то есть, снижение стоимости составило около 20%.

Сейчас мы готовим массовые иски к городским властям и застройщику о потере стоимости своих квартир и ухудшении уровня жизни.

При этом уже идут и ещё планируются судебные разбирательства по признанию межевания незаконным и возврата домам их придомовых территорий».

Таким образом, если застройка района продолжится согласно существующим планам, в самом ближайшем будущем он потеряет всю престижность и превратится в лучшем случае в спальный, а в худшем – в гетто без растительности и инфраструктуры, резюмируют жители Кунцева. Кстати, этот прогноз кажется вполне реалистичным и для всей столицы.

В Москве стали медленнее строить новые дома

Инфраструктура

Инфраструктура – отдельный больной вопрос. В январе его поднимал вице-спикер Госдумы Петр Толстой, к которому обратились родители детей, посещающих детские сады в Выхино-Жулебино. На фотографиях – кровати из детсадовской спальни, между которыми даже нет проходов: чтобы больше влезло. 

В Москве стали медленнее строить новые дома

Такой эксперимент пришлось предпринять руководству детсада, чтобы увеличить количество мест и сократить очередь.

«В данном случае – за счет уплотнения. Опять же оптимизация. Но метод, честно говоря, весьма странный», – признал чиновник.

Между тем, если инфраструктура не строится, а количество жилья (пусть даже это жилье официально нежилое) растет, такая ситуация, по всей видимости, грозит распространиться на всю Москву.

Официально апартаменты являются нежилой недвижимостью, поэтому застройщики совершенно не обязаны озадачиваться строительством инфраструктуры – это остается на их усмотрение, но и ежу понятно, что проще не озадачиваться. Иногда детские сады или медцентры все же строятся, но если это и происходит, то в большинстве случаев они оказываются коммерческими. Вот и весь ответ на вопрос, откуда в Москве стало так много апартаментов.

Нюансы стройки

Недостаток солнца в квартирах, нехватка мест в детских садах и дефицит зелени – не самое страшное явление при переуплотнительной застройке. Не стоит списывать со счетов и влияние нового строительства на уже стоящие в районе конструкции.

По словам, замгендиректора АО «КТБ ЖБ» по научной и производственной работе, партнера  АО «КТБ ЖБ» Андрей Золотарев, одно из существенных воздействий – геотехническое, то есть, вовлечение в область осадок строящегося здания окружающей застройки.

«Строящееся здание создает давление на грунтовое основание, которое вызывает сжатие (осадку) этого основания, – объясняет эксперт. – Область сжатия грунтового массива представляет собой подобие воронки с максимальными осадками под фундаментом строящего здания, которые, распространяясь в стороны, постепенно угасают».

В Москве стали медленнее строить новые дома

ЖК Лайм

Все здания и прочие объекты, попадающие в эту область (зону влияния) также получают дополнительные осадки, причем неравномерные, что очень критично для любого объекта, так как это приводит к образованию внутренних напряжений в конструкциях, что, в свою очередь, неминуемо приводит к образованию трещин и даже разрушений.

Самым распространенным случаем является точечная застройка в сложившихся районах города, когда после возведения нового здания на всех вокруг расположенных домах образуются трещины, повреждаются входные группы, крыльца лестницы, образуются провалы грунта, подтопления подвалов и пр.

Закон предусматривает ряд мер, чтобы предупредить воздействие новой стройки на соседние дома (например, геотехнический расчет), однако хватает их далеко не всегда.

«Степень геотехнического воздействия и масштаб ущерба на окружающую застройку заранее предугадать сложно, признает Золотарев.

– Если застройщик добросовестный, то он не скупится на детальное изучение геологических и гидрогеологических условий участка строительства и выполняет весь комплекс мероприятий для предотвращения негативного воздействия на окружающую застройку.

В этом случае риска возникновения дефектов меньше, а если они и появятся, застройщик все компенсирует и устранит».

Но, как мы знаем, застройщики бывают разными. Если строительство ведется недобросовестно, последствия могут быть более значительными. Полноценного обрушения, конечно, не будет (если дом и без того не был аварийным), но качественные и эксплуатационные показатели здания могут снизиться без сомнения.

Один из примеров – дома, расположенные на 5-м Донском проезде.

Часть расположенных там зданий действительно были ветхими, но другая часть стала вызывать опасения только после начала строительства по соседству 70-этажного небоскреба: поползли трещины, стала отваливаться штукатурка, а жильцам пригрозили переселением за МКАД в рамках закона о «ветхих домах», согласно которому власти не обязаны предоставлять жилье таким собственникам в пределах района – между прочим, весьма респектабельного, Донского.

Парковки (и их отсутствие) решают

Эксперты рынка недвижимости признают, что уплотнительная застройка действительно может сказываться на ценах в близлежащих домах. Так, например, по словам Ирины Бербеневой, руководителя офиса «В Крылатском» «МИЭЛЬ-Сеть офисов недвижимости», дисконт в данном случае может достигать  5% – не так уж и много, учитывая масштаб физических изменений. 

«Однако  стоит заметить, что понижение стоимости зависит от конкретного района – в разных локациях по-разному развиты дорожные сети и инфраструктура, так что стоит рассматривать каждый случай в отдельности», – говорит она.

Один из важнейших факторов, который влияет на комфортность проживания в случае возведения уплотнительной застройки, – проблема с парковками. Когда создаются новые дома, может возникнуть дефицит парковочных мест на прилегающей территории, признает Бербнева.

«Если же говорить о детских садах, школах, то стоит заметить, что проблема их нехватки стоит не столь остро: чаще всего местная инфраструктура может удовлетворить запросы даже большего числа жителей». 

Сама по себе уплотнительная застройка является просто фактом, главное,  чтобы при строительстве новых домов возводилось достаточное количество всех инфраструктурных объектов, резюмирует Бербенева.

В Москве стали медленнее строить новые дома

Вид из окна на окна

А вот Дмитрий Таганов, руководитель Аналитического центра ИНКОМ-Недвижимость, считает, что уплотнительная застройка не очень сильно влияет на стоимость вторичного жилья в домах, построенных ранее в данной локации.

«Рассмотрим такой пример: в некоторых районах столицы, которые затронула программа реновации, на незастроенной территории появляются стартовые дома, куда должны будут переехать жители сносимых строений. Таким образом, застройка становится более уплотненной, однако это никак не влияет на цены в расположенных здесь домах, на которых не распространяется реновация».

Читайте также:  Как разделить однушку на 2 жилых помещения?

В качестве другого примера Таганов приводит ситуацию, когда в каком-то районе строится новый дом (или целый жилой комплекс), причем в окружении зданий, относящихся к устаревшему жилищному фонду. Из-за соседства с построенным домом стоимость квартир в старых зданиях не снизится, считает эксперт.

«Конечно, большинство покупателей хотели бы переехать в новый монолитный дом, а не в «хрущевку», однако здесь все упирается в цену: у них просто не хватит средств для покупки более дорогого объекта в новостройке.

Таким образом, наиболее доступные объекты на «вторичке» востребованы всегда – это самый ходовой товар в сегменте.

Зная об этом, собственники такого жилья не намерены снижать цены на него, несмотря ни на какое соседство», – резюмирует Таганов. 

В Москве стали медленнее строить новые дома

Новая застройка может нанести вред в плане изменения вида из окна – у жителей соседних домов был красивый вид на парк, а появившееся здание его полностью или частично загородило, признает собеседник ЦИАН.Журнала. При этом видовые характеристики квартиры – лишь дополнительная составляющая, несущественно влияющая на ее стоимость.

«Основные факторы – это престижность и уровень развития инфраструктуры района, в том числе транспортная доступность, расположение дома, состояние квартиры и т.д.

Трудности продажи

А вот частный риэлтор Ирина Авдеева на личном опыте убедилась, что уплотнение районов все же влияет на цены в уже имеющемся фонде:

«Работа позволяет мне наблюдать за отдельными районами Москвы более пристально.

К примеру, в Люблино, где сейчас идет активное строительство, цены на вторичку в прошлом году проседали довольно активно – об этом мне говорили и местные жители, и сама статистика.

Там сейчас идет активное строительство – несколько жилых комплексов и пара объектов инфраструктуры, которые, правда, не относятся ни к образовательным, ни медицинским учреждениям».

По словам Авдеевой, в Люблине за последний год она провела три сделки со вторичной недвижимостью. Еще несколько провели ее коллеги.

«При продаже нам, к сожалению, приходилось снижать цену.

И когда мы с одним из клиентов искали квартиру в этом районе (он хотел жить ближе к родителям), то встретили и возможность торга, и готовность на наши условия: собственник, видимо, уже довольно давно продавал свою квартиру и настолько устал, что был готов на что угодно. Он тогда сказал, что из-за новостроек продать вторичку стало сложнее».

Старое против нового

Еще один из собеседников ЦИАН.Журнала (тоже частный риэлтор, который специализируется на районах СВАО) пожелал сохранить анонимность.

«Однозначно, когда у людей в конкретном районе появляется выбор более качественного жилья, они более охотно выставляют на продажу старое.

Пример: в том же Алексеевском районе до недавней поры было, по сути, 2 современных ЖК хорошего эконом-класса: это ЖК «Маломосковский», построенный в 2004 году, и ЖК «Алексеево» 2010 года.

Все остальные дома в районе старые (не считая точечных домов более высокого класса). Поэтому цены на них держались: альтернативы не было в этом районе – как и на краю соседнего Останкинского района.

Близится срок сдачи ЖК 1147, о котором вначале рассказывал Дмитрий Ш., и многие жители «Маломосковской», если не имели возможности купить там квартиру на этапе застройки, хотят поменять свою на новую, более комфортную, даже если придется доплатить – частный риэлтор по СВАО говорит, что знает об этом не понаслышке.

В Москве стали медленнее строить новые дома

ЖК 1147

«Это легко объяснить: люди крайне редко хотят уехать из своего района – в основном, это делается по необходимости.

А значит, квартир на продаже в теперь уже «старых» ЖК будет на порядок больше, конкуренция возрастет, что в конечном итоге повлияет на цену.

Так что, отвечая на вопрос, снижаются ли цены на уже имеющуюся в районе недвижимость при массовом новом строительстве, стоит признать: да, снижаются».

Нормативы по детсадам

Рассмотрим пример «на пальцах».

Кран на стоп: новых проектов по строительству жилья в Москве стало вдвое меньше

Пандемия COVID-19 и переход на эскроу-счета вдвое снизили количество новых проектов по строительству жилья в Москве. В целом по России домов на этапе котлована стало на 30% меньше, чем в прошлом году, рассказали «Известиям» участники рынка недвижимости.

Это приводит к падению доступности жилья — квартиры в домах на ранних стадиях строительства дешевле на 20%, чем те, что предлагаются на более поздних этапах.

Чтобы ситуация изменилась, необходимо пересмотреть механизмы действия эскроу-счетов и снижать стоимость земли, считают эксперты.

Динамичный спад

В 2020 году на рынке первичного жилья уменьшился объем новых проектов. По итогам мая в Москве было представлено 13,7 тыс. квартир в новостройках массового сегмента. Из них 2,2 тыс.

— в проектах на начальной стадии, тогда как в декабре 2019-го таких квартир было 4,8 тыс.

Таким образом, предложение нового жилья на этапе котлована сократилось в два раза, свидетельствуют аналитические данные риелторской компании «Метриум», с которыми ознакомились «Известия».

Сокращение предложения нового жилья на начальной стадии строительства — общероссийская тенденция, отметил топ-менеджер консалтинговой компании KRK Group Никита Рябинин. Но в целом по стране оно снизилось в меньшей степени — примерно на 30%, оценил директор федеральной риелторской компании «Этажи» Ильдар Хусаинов.

Такую ситуацию в этом году во многом спровоцировали ограничения в сфере строительства из-за коронавируса и последовавший за этим кризис в отрасли.

Из-за режима самоизоляции и снижения доходов населения упал спрос на жилье, который начинает восстанавливаться только сейчас.

Это привело к остановке выхода новых проектов на рынок, отметил руководитель брокерско-консалтинговой компании «Топ Идея» Олег Ступеньков.

— Застройщики не будут выводить новые очереди своих проектов до тех пор, пока не распродадут все лоты в предыдущих, — считает эксперт.

С уменьшением предложения новостроек на этапе котлована падает и доступность жилья. По данным управляющего партнера компании «Метриум» Марии Литинецкой, обычно квартиры в таких объектах дешевле на 20%, чем в тех, которые находятся на более поздних стадиях строительства.

Например, стоимость 1 кв. м в московских домах на этапе котлована составляет 161 тыс. рублей, что заметно дешевле средней по рынку цены в 188 тыс. рублей за «квадрат». При этом без учета квартир на ранних этапах строительства, 1 кв. м предлагается в среднем за 192 тыс.

рублей, рассказала она.

За счет сокращения предложения на этапе котлована, в период самоизоляции средние цены на первичное жилье в России почти не изменились, отметил руководитель категории новостроек «Авито Недвижимости» Дмитрий Алексеев.

В Москве средняя стоимость первичного жилья в марте выросла на 2%, в апреле — на 1,2%, а в мае — снизилась на 1,3%. В крупнейших городах страны в марте показатель уменьшился на 0,2%, прибавил 1,6% в апреле и 0,9% в мае, рассказал руководитель аналитического центра ЦИАН Алексей Попов.

И эскроу тоже

Активность девелоперов заметно снижалась и в 2019 году, отметила коммерческий директор ГК «А101» Анна Боим. По итогам прошлого года на столичный рынок вышло 62 новых проекта против 93 в 2018-м, уточнил управляющий партнер «ВекторСтройФинанс» Андрей Колочинский.

Сейчас продолжается развитие этого тренда. В 2019 году девелоперы не спешили выходить с новыми проектами из-за перехода на проектное финансирование (эскроу-счета), теперь они также опасаются падения платежеспособного спроса из-за пандемии, отметил он.

— Не все застройщики оказались готовы работать по новой модели с эскроу-счетами. Поэтому некоторые проекты были свернуты, а площадки проданы, — подчеркнул генеральный директор УК «Развитие» Игорь Козельцев.

Себестоимость домов, которые возводят с применением проектного финансирования, выше, чем тех, что строятся за счет привлечения средств дольщиков, напомнил директор департамента продаж ГК «Гранель» Рустам Арсланов. По этой причине теперь девелоперы выводят новые проекты медленнее, отметил он.

При поддержке спроса на новостройки за счет субсидированной ипотечной ставки (6,5% годовых), сегодняшнего объема вывода новых проектов явно недостаточно, считает Ильдар Хусаинов. Когда уменьшается количество проектов, цены на квартиры растут, пояснил Рустам Арсланов.

Как ранее писали «Известия», до конца года средняя стоимость новостроек в России может вырасти на 10-20%, в том числе из-за снижения ипотечных ставок.

— Доступность жилья не растет даже при предельно низких ставках по ипотеке. Чтобы изменить ситуацию, необходимо убирать барьеры для застройщиков. Например, пересмотреть механизм раскрытия эскроу-счетов или уменьшить стоимость земли под многоквартирные дома, — полагает Ильдар Хусаинов.

В условиях рыночной экономики государство не вправе регулировать цены, которые определяет застройщик. А у девелоперов сейчас объективно нет возможности снижать стоимость, подчеркнул Андрей Колочинский.

Поэтому, помимо дальнейшего снижения ипотечных ставок и поддержки социально значимых и малообеспеченных слоев населения, чтобы содействовать увеличению доступности жилья, государство должно сделать упор на повышение уровня благосостояния граждан, считает он.

На момент публикации в Минстрое на запрос «Известий» не ответили.

Девелоперы на низком старте: что собираются строить в Москве и Новой Москве в ближайшие годы

Похожая ситуация и с домами по реновации – их продолжают активно возводить. Где на территории Москвы и Новой Москвы появятся свежие жилые комплексы, расскажет Новострой-М.

ГК ПИК может застроить три участка общей площадью более 15 га на юго-востоке Москвы. Сейчас она ведет переговоры с компанией «Главснаб» о покупке площадок. Всего на этих участках можно построить до 500 тыс. кв. м недвижимости.

Предположительно, новые проекты ПИК могут появиться на улице Плеханова, это 6,6 га возле станции метро «Шоссе Энтузиастов», на улице Новохохловская – 1,7 га возле одноименной станции МЦК и на шоссе Фрезер и на Перовском шоссе – речь идет о 7 га возле станции МЦК «Нижегородская».

ГК «Инград» и Сбербанк подписали соглашение о финансировании затрат на покупку бывшей территории завода «Гелиймаш» и развитие нового проекта. На реализацию его первого этапа будет выдан кредит 1,6 млрд рублей. Объект появится в районе Лужнецкой набережной, его общая площадь составит около 200 тыс. кв. м. По оценкам экспертов, всего в стройку будет вложено порядка 10-15 млрд рублей.

Новый жилой комплекс построят в районе Гольяново, на улице Амурская – Москомэкспертиза уже согласовала проектную документацию. В рамках первой очереди возведут 4 жилых корпуса переменной этажности на 1264 квартиры: 128 студий, 352 однокомнатных, 496 двухкомнатных, 272 трехкомнатных и 16 четырехкомнатных. Все здания объединит одноуровневая подземная автостоянка на 395 машино-мест.

Придомовую территорию ЖК озеленят, кроме того, там появятся детские и спортивные площадки, места для отдыха.

Неподалеку будет построен еще один ЖК. Его возведут в рамках редевелопмента промзоны №53 «Калошино» на улице Тагильская в районе Метрогородок. По словам главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, это будет квартальная застройка переменной этажности. На первых этажах разместятся коммерческие помещения. В одном из корпусов откроется детский сад.

«Фишкой» проекта станет его двор: ландшафтный парк в виде острова. Там собираются обустроить зоны отдыха, детские и спортивные площадки.

По соседству – в районе Богородское, на 3-й Гражданской улице – тоже обещают возвести новостройку. Это будет 19-этажный дом на 474 квартиры с подземным паркингом на 149 мест.

Часть квартир будет отдана переселенцам по программе реновации. Строительные работы могут начаться в конце этого года, завершиться – в 2023 году.

По оценкам экспертов, средняя стоимость квартиры в комплексе может составить 190 тыс. рублей за 1 кв. м.

Жилой комплекс бизнес-класса могут построить в центре Москвы на территории маргаринового завода в Басманном районе. Однако покупатель площадки – группа «Русский монолит» – пока не озвучивает точные планы по застройке из-за нестабильной экономической ситуации.

Стоит отметить, что участок расположен довольно далеко от станции метро – до «Бауманской» около 1,5 км. Кроме того, рядом находится железная дорога и промзона. Но эксперты рынка утверждают, что в этой локации можно возвести жилой комплекс бизнес-класса на 650 квартир и заработать на его продаже 3-6 млрд рублей.

Две жилые башни построит ГК «Пионер» в районе Москворечье-Сабурово (ЮАО) – в  Москомархитектуре уже согласовали проект. Дома станут первыми в застройке территории бывшей Москворецкой плодоовощной базы.

Читайте также:  Правительство к 2018 году подготовит стандарты городского развития

Это будут 2 симметричные башни в современном стиле, оформленные мозаикой двух цветов. Их общая площадь – около 32 тыс. кв. м.  Новостройки возведут на стилобате, который займут магазины, кафе и различные сервисы.

Между домами обустроят пешеходный бульвар.

В Новой Москве, на юге поселения Филимонковское, планируют построить около 1,3 млн кв. м недвижимости в 18 очередях. Девелопером выступит Группа «Самолет», которая приобрела здесь участок площадью 165 га. Завершат реализацию масштабного проекта к 2040 году.

В компании рассказали, что в рамках комплексного освоения территории собираются построить городской кластер с многоквартирными домами, общественными пространствами, коммерческими и социальными объектами. Помимо прочего, будут возведены детские сады на 2700 мест и школы на 6200 мест.

К плюсам будущего проекта можно отнести его локацию: он расположен в получасе езды от аэропорта Внуково, а с Москвой и другими городами его свяжут три магистрали с небольшим количеством светофоров.

Около 460 тыс. кв. м жилья построят в Новой Москве вдоль Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД). Три крупных проекта планировки территорий уже утверждены. По словам главы департамента развития новых территорий Москвы Владимира Жидкина, точками роста станут участки в поселениях Краснопахорское, Щаповское, Первомайское и Михайлово-Ярцевское, а также площадка возле деревни Сенькино-Секерино.

ЦКАД будет проходить в 50 км от МКАД по территории Подмосковья и Новой Москвы, в обход крупных населенных пунктов. Дорога соединит основные вылетные магистрали: Каширское, Калужское, Волоколамское, Ленинградское, Киевское, Минское, Дмитровское, Горьковское, Ярославское и Рязанское шоссе.

Бетонный ад: «человейники» расползаются по Москве

 РИА НовостиРИА Новости

Российская столица активно застраивается «человейниками» — это плотно застроенные многоэтажками микрорайоны с малым количеством парковок, детских площадок и зеленых зон. В районы гетто, в которых жить полноценной жизнью просто нельзя, постепенно превращаются, например, Восточный и Юго-Восточный округа Москвы.

Многоэтажная «романтика»

Любой житель Москвы встречал гигантские дома, построенные впритык друг к другу, в Котельниках, Коммунарке и еще много где.

Районы рискуют быть перенаселенными из-за этих монструозных, «понатыканных» не вполне логично зданий, при этом никакой социальной инфраструктуры там нет.

Выглянув из окна квартиры в таком доме, очень часто можно увидеть только сплошную стоянку — о нормальном дворе остается только мечтать.

К эстетике монструозных многоэтажек много вопросов. Если их строят посреди старых дворов пятиэтажек или на обочинах дорог, это как минимум выглядит нелепо. Огромные дома — коробки, шоссе вместо улиц, торговые центры вместо уличного разнообразия — это уже реальность. Облик столицы России в этих районах можно назвать постыдным.

За внешний вид Москвы отвечает, безусловно, мэрия. Основные обязанности — на плечах главного архитектора города Сергея Кузнецова.

Ранее он был руководящим партнером архитектурного объединения «SPEECH Чобан & Кузнецов».

По данным официального портала мэра и правительства Москвы, он отвечает за архитектурно-художественный облик столицы и за проекты планировки территории. Как отвечает на деле — это уже вопрос большой дискуссии.

Так, например, неприглядный вид нашей столицы волнует московских архитекторов. Совет союза московских архитекторов в открытой резолюции раскритиковал градостроительный беспредел в Москве, поскольку в худшую меняется даже центр столицы, теряя свой исторический облик.

Сам же Кузнецов говорил, что ранее на уродующие дома жаловались: « у Лужкова плохой вкус». Но не он же сам рисовал эти дома! Я считаю, что это ответственность архитекторов, которые держали в своих руках карандаш».

При этом архитектурный совет под его руководством одобряет подобную застройку.

Так, в марте «в целом» ему понравился проект на Ленинградском шоссе – две 20-этажные башни и башни по 11 и 14 этажей, а в декабре — проект МФК в 1-м Сетуньском проезде, где одна из башен будет высотой 154 метра. При этом сам Кузнецов часто оперирует красивыми терминами, описывающими динамичные рисунки фасадов.

Фасады являются лишь одним направлением в сфере его полномочий — в ведении главного архитектора находятся контроль создания архитектурных объектов и градостроительных решений, курирование Генплана, участие в рассмотрении проектов градостроительных планов земельных участков, участие в проведении конкурсов, разработке проектов реконструкции исторического центра.

«Нарушено обещание прекратить точечное строительство, сняты ограничения этажности, фактически отсутствует регулирование градостроительных работ. В итоге растет чрезмерная плотность застройки, нагрузка на транспорт, на инфраструктуру, множатся протесты населения», — говорится в резолюции.

Вместе с тем под руководством главного архитектора проведена разработка стандартов массовой застройки, а застройщиков обязали получать свидетельство об архитектурно-градостроительном решении. Как говорится в постановлении 284-ПП от 30.04.

2013, его цель — «формирование и преемственное развитие композиции, силуаэта и архитектурно-художественного облика столицы, сохранение культурного наследия, создание гармоничной, благоустроенной и комфортной городской среды». То есть возглавляемый Кузнецовым Архсовет получил возможность непосредственно влиять на формирование архитектурного облика Москвы.

Согласно постановлению, на главного архитектора возложена персональная ответственность за принятие решения по утверждению архитектурно-градостроительных решений.

Как сказал архитектор, почетный строитель Москвы Алексей Кротов «Новым известиям», сейчас востребована не архитектура, а урбан-блоки. «В роли главного архитектора столицы вчерашний визуализатор. Строят то, что можно продать сейчас.

О завтрашнем дне никто не думает. Москву превращают в перевалочную базу. Здесь все для приезжих. Для своих – реновация, но по существу это та же массовая застройка зданиями эпохи ипотеки.

Бедненькая и страшная монолитная скука», — сказал Кротов.

Действительно, именно так выглядят плотно застроенные многоэтажками районы. Если можно смириться с тем, что их вид вызывает тоску, то сложно смириться с элементарными неудобствами. Жители многоэтажки, расположенной на отшибе в поле, могут пользоваться только автомобилем.

«Если в доме 192 квартиры, можно себе представить, какая огромная нужна территория под дешевые парковки. Все мы знаем площади, например, у IKEA. Некрасиво, когда большой пустырь заставлен автомобилями. Вот так выглядят дешевые высокоэтажные районы», — сказала «Газете.Ru» директор Центра градостроительных компетенций Института общественных наук РАНХиГС Ирина Ирбитская.

К тому же происходит деградация среды. По словам эксперта, даже если при продаже квартиры рядом с домом рекламируется красивый сквер, скорее всего, они придет в запустение.

«Красивая обертка слетит быстро. Это не прогноз, это факты жизни. Такие районы в ближайшем «замкадье» есть», — сказала она.

Из таких мест бегут нормальные магазины, а местные школы, детские сады, больницы оказываются неготовыми принять столько людей. О зелени вокруг дома и вовсе стоит забыть, хотя у каждого человека есть потребность быть близко к природе.

«Колышущаяся зеленая масса, на которую вы смотрите из окна квартиры, меняет весь ваш день. И совсем другое восприятие, когда вы ежедневно из окна наблюдаете шумную транспортную бабочку-развязку. А от этих «пейзажей» серьезно зависят и настроение, и работоспособность людей», — говорил «Газете.Ru» доктор биологических наук, профессор кафедры биогеографии географического факультета МГУ, профессор РАН Алексей Бобров.

Что касается «застройки для приезжих», этот факт легко объяснить ценами на жилье. Районы гетто будут востребованы — без общественных пространств и комфортной для жизни среды цены на квартиры продолжат падать.

В конце августа эксперты инвестиционно-риэлтерской компании Est-a-Tet назвали ЮВАО самым дешевым районом на рынке первичного жилья. Средний бюджет предложения там находится на уровне 8,3 миллиона рублей.

Спальные районы Северный (СВАО), Некрасовка (ЮВАО) и Крюково (ЗелАО) оказались лидерами в списке десяти районов Москвы с самыми низкими ценами на квартиры в новостройках. При этом, как известно, цена всегда являлась и является главным критерием при покупке жилья.

У приезжих нет другого выбора — заселять районы, медленно, но верно превращающиеся в гетто.

Наука о высотном

Получается, что зачастую красивый облик города — это только слова. И выглядеть приятно и служить людям заслуживают только зоны, соседствующие с Красной площадью. Так, например, Зарядье — это повод для гордости главного архитектора Москвы.

Но дальше от центра строится все больше несуразных многоэтажек-гробов без инфраструктуры. Девелоперы приносят проект — чиновники его утверждают. На периферии Москва все больше стремится к тому, чтобы лишится облика вообще.

Именно обезличенность и серость становятся визитной карточкой упомянутых ранее районов.

При этом Сергей Кузнецов предпочитает дистанцироваться от проблем хаотичной жилой застройки, но любит участвовать в конкурсах, касающихся государственных проектов (зачастую федеральных) — эти объекты можно записать себе в резюме, а их заказчиками выступают государственные и другие структуры, которые так или иначе все равно способны привлечь лучших архитекторов.

Как говорится на сайте Архсовета, по его инициативе организовано более 50 архитектурных конкурсов, причем он лично входит в жюри или выступает председателем.

Так, речь идет о конкурсах на разработку архитектурно-градостроительной концепции МФЦ в Рублево-Архангельском, ландшафтно-архитектурной концепции парка «Зарядье», объемно-планировочных решений бассейна «Лужников», концепции архитектурного проекта нового здания Государственного центра современного искусства («Новый ГЦСИ»), концепции архитектурно художественного образа фасадов Нового музейного комплекса Третьяковки.

В прошлом году жители 75-го квартала Хорошево – Мневники жаловались: «Помимо трех строящихся башен до 60 этажей строятся еще две на расстоянии 20 метров от окон». На то обращении Сергей Кузнецов ответил, что квартал строился еще до его вступления в должность главного архитектора, добавив при этом, что люди сами решили селиться в эти дома.

«О чем это говорит? О том, что люди, являющиеся полноправными участниками рынка недвижимости при покупке жилья, зачастую занимают иждивенческую позицию. Они не говорят, что сами не проанализировали инфраструктуру квартала, где собирались жить, не поинтересовались еще до покупки недвижимости, где будут ставить машину, куда поведут ребенка в детсад», — заявил он «Российской газете».

Подобные рассуждения о необходимости «резидентурной миграции» в эфире одной из радиостанций привели к тому, что на сайте Change.org появилась петиция с требованием извинений и отставки Кузнецова. «Пришло время напомнить г-ну Кузнецову, что чиновник — не барин, а граждане — не холопы», — говорилось в петиции, которую подписали более 8 тыс. человек.

Однако со вступлением Кузнецова в должность ситуация не поменялась, ведь такие дома продолжают строить. В ноябре Кузнецов сказал «Коммерсант FM», что закон о реновации, который был принят в прошлом году, ограничений в этажности домов не предусматривает.

Так он прокомментировал сообщение депутата Северного Измайлова Дмитрия Барановского, который написал в своем блоге о строительстве 31-этажного дома на улице Константина Федина.

«О каких, например, парковках может идти речь, если на 825 квартир приходится всего 26 парковок? А социальные объекты будут в шаговой доступности, только если в переполненных школах введут вторую смену», — сетовал депутат.

Так что, Москва продолжает и, видимо, продолжит активно расти ввысь. В 2018 году средняя высота новостроек Москвы достигла 20 этажей.

«Это удивительно для такой огромной страны, как Россия», — сказала «Газете.Ru» директор Института региональных исследований и городского планирования НИУ ВШЭ Ирина Ильина. По ее словам, институт проводил опросы среди населения, благодаря которым выяснил, что большинство людей считают комфортными 4-й, 5-й, 6-й этажи.«В центральной части Москвы высокие дома могут быть. Есть некая концептуальная идея мощного центра. Но в целом в московском периметре должна быть среднеэтажная застройка. На мой взгляд, это 8-12 этажей», — сказал Ильина.

Высокая этажность «это вред», соглашается Ирбитская. В первую очередь, потому, что она предполагает чрезмерное количество жителей на одном гектаре городской территории.

«Больше 100 соседей не могут договориться и качественно эксплуатировать свой дом, подъезд, фасады, территорию, остекление балконов», — сказала она.

При этом многоэтажный дом — это недешево.

«Высокие здания, вопреки утверждениям застройщиков и городских властей, это, на самом деле, очень дорого. Как только мы строим 24 этажа, появляются лифты, дорогая экплуатация фасадов и так далее. Многоэтажные дома по определению не могут быть доступными», — отметила Ирбитская.По словам Кротова, глобально эту ситуацию в столице может изменить только полная перестройка системы. Такие отвечающие за облик города структуры, как Градостроительный совет Москвы, Экспертно-консультативного общественного совет при главном архитекторе города и Методсовет министерства культуры сейчас работают неэффективно, и их деятельность необходимо восстановить. При этом должности руководителей Москомархитектуры и Москомнаследия должны стать не назначаемыми, как сейчас, а выборными на конкурсной основе.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *