Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Руководство Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ЦКИ ИСИ НИУ ВШЭ) любезно предоставило порталу ЕРЗ очередной информационно-аналитический материал о состоянии делового климата в строительстве в I квартале 2019 года и ожиданиях предпринимателей на II квартал.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.kvobzor.ru

В докладе использованы результаты ежеквартальных опросов, проводимых Федеральной службой государственной статистики среди руководителей более 6 тыс. строительных организаций[1], различных по численности занятых, в 82 субъектах Российской Федерации.

Состояние и основные проблемы строительной отрасли

Исходя из обобщенных мнений руководителей строительных организаций и официальных количественных данных Росстата, экономический вид деятельности «Строительство» сохраняет за собой статус самой проблемной и непредсказуемой среди всех восьми базовых отраслей экономики страны. Причем текущая и ожидаемая экономическая неопределенность в строительстве вызвана не только фундаментальными законодательными и нормативными изменениями, но и статистическими перестроениями, проведенными Росстатом в конце прошлого года.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.energy.s-kon.ru

Так, в последний момент в конце 2018 г. статистическим ведомством было добавлено более 5% потерянного ранее роста объемов строительных работ за счет ввода крупных объектов в сфере добычи и транспортировки углеводородов в Тюменской области ХМАО и ЯМАО, на сумму более полутриллиона рублей.

В результате «Строительство» из заштатного аутсайдера, развивающегося по предыдущим данным по рецессионно-стагнационному сценарию, подобно сказочной Золушке превратилась в отраслевого экономического лидера экономики России, показав выдающийся темп годового роста за последние 10 лет — (105,3%).

При этом строительство стало чуть ли не основным драйвером роста ВВП страны в целом в 2018 году — на 2,3%. Хотя еще в октябре прошлого года даже самое оптимистичное ведомство в лице Минэкономразвития РФ прогнозировало годовой рост ВВП на 1,8 — максимум 2%, а ведь именно эти 0,3—0,5% улучшенного роста ВВП (2018 г. — 103,6 трлн руб.

) и составляют «найденные» в последний момент строительные объемы на более 500 млрд руб.

Конечно, подобные «кунштюки» вызывают законные вопросы у пользователей статистической информации.

Так, не очень понятно, как такие крупные VIP-объекты, строящиеся не один год, могли не отчитываться за поэтапный ввод незавершенного строительства по предыдущим годам, а отчитались за весь объект только в конце 2018 года при сдаче под ключ и постановке основных фондов на баланс. При этом, по-видимому, регулярно отчитываясь по таким не менее важным показателям строительной деятельности, как инвестиции, численность занятых, фонд заработной платы и др.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.pbs.twimg.com

Не очень понятно, как подрядной деятельности удалось выйти на такие выдающиеся темпы по объемам строительства в 2018 году при хроническом сокращении производства основных строительных материалов (кирпич строительный — (93,9%) к объемам производства в 2017 года, блоки стеновые — (93,1%), товарный бетон — (98,4%), различные виды цемента — (98,1%), различные строительные смеси — (93,7%)) и при отрицательных темпах роста объемов погрузки строительных грузов железнодорожным транспортом — на 93% к 2017 году

Следует обратить внимание на то, что основным строительным драйвером в прошлом году стало производственное строительство, так как бывший лидер жилищное строительство показало худший результат в прошлом году за последние 5 лет — 75,3 млн кв. м, это 95,1% к 2017 году.

Основной вклад в общий объем производственного строительства вносят в первую очередь крупные VIP-объекты, в том числе Керченский мост, космодром Восточный, судостроительный комплекс «Звезда», «Лахта-центр», мост через Амур и др., а также объекты, напрямую или косвенно аффилированные с ВПК, и объекты нефтегазового комплекса, включая «Силу Сибири», «Северный поток-2» и упоминавшийся «Ямал СПГ».

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.news.sarbc.ru

Все эти стройки обеспечены гарантированным государственным финансированием, на них работают высококвалифицированные специалисты с весьма достойной оплатой и высокой производительностью труда.

Строительство этих объектов в основном обеспечено новейшей современной импортной техникой, позволяющей возводить любые объекты вплоть до специальных.

К тому же строительство указанных объектов, как правило, сопровождается прогрессивным менеджментом с применением современных инновационных управленческих решений и постоянно контролируется исполнительной властью на различных уровнях.

Вместе с тем, несмотря на массу положительных характеристик, которыми обладают строительные компании, возводящие перечисленные, преимущественно федеральные, объекты, у них имеется одна, но очень существенная негативная составляющая. Весь этот пул крайне ограничен 100—120 организациями при явном лидерстве в отношении государственных VIP-объектов 15—20 компаний.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.prev.benefitsystems.pl

Фактически эти компании являются монополистами на строительном рынке со всеми вытекающими негативными ценовыми и другими последствиями.

Ворваться в этот пул со стороны, даже на конкурсной или аукционной основе, практически невозможно, а «купить входной билет» стоит значительных финансовых издержек.

Большинство этих компаний, особенно лидеры указанного пула, работают преимущественно вне зоны конкуренции со стороны других строительных фирм. Проблемы выиграть конкурс на строительство для них практически не существует.

Одним из результатов подобного экономического поведения является тот факт, когда постоянно, иногда в разы, увеличивается начальная сметная стоимость крупных объектов по сравнению с конечной стоимостью.

В качестве примера можно привести строительство футбольного стадиона «Зенит-Арена» на Крестовском острове в Санкт-Петербурге.

Строительство данного стадиона было утверждено Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 28.12.2004 с первоначальной стоимостью около 7 млрд. руб.

Окончательная стоимость объекта, введенного в эксплуатацию в конце 2016 года, по разным оценкам составила от 43 до 50 млрд. руб.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.utmagazine.ru

Исходя из результатов предпринимательского опроса за I квартал нынешнего года, расширенную долю относительно благополучных инвестиционно и инновационно активных организаций, работающих на российском строительном рынке, можно оценить примерно в 15—20% от общего числа подрядных организаций. Именно эти компании, многие из которых являются частичными монополистами в строительной отрасли, концентрируют у себя наибольший объем строительных работ в денежном выражении по экономическому виду деятельности «Строительство» в целом и особенно по объектам федерального уровня.

На противоположном полюсе расположилась группа строительных организаций, оценочно примерно 23—25%, которые находятся, исходя из обобщенных мнений респондентов, в предбанкротном состоянии.

Причем доля таких организаций по сравнению с I кварталом 2018 года увеличилась на 5—7 п. п.

По-видимому, заметное ухудшение данного тренда в первую очередь связано с фундаментальными законодательными изменениями в жилищном сегменте строительной отрасли, происходящими последний год.

Понятно, что низкорентабельные и финансово слабые строительные организации вряд ли выдержат «тесное сотрудничество» с постоянно контролирующими их банками, вместо коммуникации с «тихими» и зависящими от них дольщиками.

В лучшем случае эти организации исключат из своей деятельности жилищное строительство и перейдут в небольшое производственное строительство, капитальный ремонт зданий и сооружений или в основу своего функционирования заложат преимущественно субподрядную деятельность с меньшим набором юридической ответственности.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.sotsproekt-ryazan.ru

В принципе в банкротстве предприятий и организаций любых видов экономической деятельности нет ничего критического.

В условиях рыночной модели развития экономики только через конкуренцию и «созидательное разрушение» можно добиться высокой производительности и соответственно эффективности различных внедряемых проектов.

Главное, чтобы текущие и наверняка последующие в ближайшей перспективе банкротства части строительных организаций не сопровождались повышенной социальной турбулентностью на российском рынке труда.

Также желательно чтобы обанкротившиеся компании не были слишком закредитованы и не имели большой задолженности по вводу различных объектов, особенно жилья.

К позитивным моментам российских банкротств можно отнести тот факт, что у нас, как правило, строительные фирмы не исчезают полностью вместе с рабочими, особенно квалифицированными, а их преимущественно просто поглощают другие, более «авторитетные» и финансово сильные участники строительного бизнеса. При этом «поглотители» зачастую считают, что таким образом они модернизируют и расширяют деятельность своих компаний.

Надо заметить, что «Строительство» уверенно вышло на первое место по доле банкротств в общем числе подрядных организаций, обогнав бывшего лидера по этому показателю за последние пять лет — торговлю.

Причем, учитывая продолжающуюся уже длительное время законодательную и нормативную перестройку отрасли с непредсказуемым в будущем поведением участников этого процесса в лице банков, похоже, что (по крайней мере, в ближайшей перспективе) девелоперы «пальму первенства» по банкротствам ритейлерам не уступят.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www. domrfbank.ru

К сожалению, складывается такое впечатление, что повышенная последние год-полтора турбулентность в строительстве, особенно в ее жилищном сегменте, постепенно сводит на «нет» такой вид предпринимательской деятельности, как «девелопмент».

Есть основания осторожно предполагать, что роль частных девелоперов в ближайшее время значительно минимизируется, а основные функции по «постройке» и «достройке» жилья за обанкротившимися организациями возьмут на себя госструктуры типа «ДОМ.РФ» (до марта 2018 г.

— АИЖК со 100% акций, принадлежащих государству) или Фонд реновации.

В середине рейтинга, составленного на базе обобщенных мнений руководителей строительных организаций, полученных в ходе предпринимательского опроса за I квартал 2019 г., находится достаточно значительная группа подрядных организаций, примерно 55% от общего их числа.

Благополучие или неудачи этих строительных компаний зависят не только от их финансовой составляющей, менеджмента, состава основных строительных фондов и квалификации самих строителей в организации и др.

Но главное — от конъюнктуры строительного рынка, в том числе в регионах по месту их пребывания, от наличия и объема новых заказов, уровня конкуренции, а также, что немаловажно, от степени договороспособности предпринимателей с региональной и местной властью за получение приоритетности при распределении новых строительных заказов.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

www.club.ru

Исходя из мнений руководителей этих «серединных» строительных организаций, их компании чувствуют себя достаточно уверенно, функционируя в своей нише. Однако они значительно уступают по большинству экономических показателей лидерам строительного бизнеса, особенно из первой сотни рейтинга, но в то же время находятся на почтительном расстоянии от организаций в предбанкротном состоянии.

Читайте также:  Строительство частных домов выше 20 метров могут запретить

Общую качественную оценку строительного бизнеса можно, на наш взгляд, адекватно дать, исходя из обобщенных мнений всех категорий участников предпринимательского опроса, высказанных ими по результатам работы в I квартале сего года.

Главный композитный индикатор исследования — Индекс предпринимательской уверенности (ИПУ), характеризующий состояние делового климата в строительной отрасли, в I квартале 2019 года снизился на 1 п. п. по сравнению с IV кварталом 2018 года и составил (-20%).

Негативное влияние на ИПУ оказали все два его компонента — однако большая отрицательная динамика наблюдалась со стороны оценок ожидаемой ситуации изменения численности работников, занятых в строительной сфере, продемонстрировав достаточно резкое изменение, переместившись в область отрицательных значений, косвенно свидетельствуя скорее о консервативных ожиданиях в развитии производственной деятельности в ближайшем квартале.

Рис. 1. Динамика индекса предпринимательской уверенности и его компонентов в строительстве

  • в процентах
  • Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики
  • Источник: ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, Росстат

Следует обратить внимание, что выявленное по результатам работы в I квартале значение ИПУ в строительстве лишь на 1 п. п. лучше, чем в кризисном 2009 году.

При этом оценки строительного ИПУ существенно хуже ИПУ в других, базовых отраслях, где проводятся предпринимательские опросы. Так ИПУ в обрабатывающей промышленности по итогам работы за I квартал с. г.

показал значение примерно (-3%), в добывающей промышленности (+1%), в розничной торговле (+5%) и сфере услуг (-3%).

  1. Конечно, столь высокий негативный разрыв, в силу методологической разнородности показателей при расчете отраслевых ИПУ, не свидетельствует о катастрофической ситуации в строительстве по сравнению с другими наблюдаемыми базовыми отраслями экономики страны, но то что подавляющее большинство респондентов из строительной отрасли более пессимистичны в оценках состояния делового климата на своих предприятиях, очевидно.
  2. Ключевые отраслевые тенденции
  3. ✔ Сниженный тонус деловой активности в отрасли на фоне сворачивания краткосрочных стабилизирующих тенденций, обозначившихся по итогам 2018 года;
  4. ✔ Возврат главного композитного индикатора исследования — индекса предпринимательской уверенности (ИПУ) на дно экстремальных минимумов последних двух лет: уменьшение значения до (‒20%);
  5. ✔ Распространение неблагоприятных предпринимательских оценок и углубление траектории движения основных производственных и, особенно, финансовых нисходящих трендов;
  6. ✔ Повышенный инфляционный фон в части возросших цен на строительные материалы и строительно-монтажные работы;
  7. ✔ Умеренный подъем предпринимательских настроений относительно перспективы позитивного улучшения динамики развития во II квартале.
  8. Обобщенная оценка конъюнктуры в строительстве[2]

Результаты опроса в I квартале 2019 года выявили сниженную деловую активность в отрасли. Большинство производственных и финансовых показателей деятельности строительных организаций характеризовались усугублением негативной динамики. 

Оценки основных показателей деятельности строительных организаций     Таблица 1

баланс[3], в процентах 

2018 2019
I квартал IV квартал I квартал
Индекс предпринимательской уверенности –20 –19 -20
Число заключенных договоров -7 –5 -1
Физический объем работ –12 –7 -12
Численность занятых –14 –13 -14
Цены на строительно-монтажные работы +36 +39 +43
Цены на строительные материалы +67 +66 +72
Обеспеченность собственными финансовыми ресурсами -8 –5 -12
Обеспеченность кредитными и заемными финансовыми ресурсами -1 -2 -4
Прибыль +4 +4 -5

Источник: ЦКИ ИСИЭЗ ВШЭ, Росстат

К относительно позитивным итогам проведенного опроса по сравнению с IV кварталом 2018 года можно отнести ослабление негативной динамики состояния портфеля заказов (число заключенных договоров)

Сколько денег в теневом строительстве России

Почему все меры властей по легализации теневой экономики в нынешних условиях обречены на провал

Миллионы наших сограждан, занятых в строительстве и производстве стройматериалов, не платят никаких налогов. А доход от работы в России стихийных строительных бригад получают сопредельные государства. Возможно ли легализовать труд этих людей? 

Почти каждый второй — вне учета

На недавнем заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам Президент России Владимир Путин поручил чиновникам разработать предложения по мотивации части населения, задействованного в теневой экономике, к легализации их труда.

Согласно июньскому опросу, проведенному РАНХиГС, в теневом секторе экономики России сегодня работают около 30 млн граждан России, то есть 40,3% экономически активного населения страны, которое составляет 76,5 млн человек. При этом около 8,7 млн человек полностью исключены из официального сегмента экономики, а остальные имеют дополнительные заработки, которые официально не оформляют, или получают часть зарплаты в конверте.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Размер «гаражной экономики», где незарегистрированные работники (строители, производители контрафактной продукции, частные таксисты, механики, ремонтники, торговцы, швейники, дантисты и ветеринары) трудятся за наличный расчет, сегодня оценивается в четверть ВВП страны, то есть порядка 18,4 трлн руб. — это колоссальные деньги.

50 оттенков серого

Стройкомплекс традиционно входит в число отраслей, где проблема «серой экономики» стоит весьма остро. Особенно это касается малоэтажного и деревянного домостроения. 

— Сегодня в общем объеме ввода жилья доля малоэтажки составляет 53—54%, — рассказал нашему журналу замкоординатора Программы Госдумы по развитию малоэтажного жилищного строительства «Свой дом», член Общественного совета Минстроя и ЖКХ РФ, вице-президент НАМИКС Валерий Казейкин. — Организованная застройка составляет примерно 14—15%. То есть 40% ввода всего жилья — порядка 20 млн кв. м — это неорганизованная застройка.

Если умножить эти 20 млн на 35 тыс. (именно такая цена 1 кв. м предусмотрена президентской программой «Жилье для российской семьи»), то выйдет 700 млрд руб.

ежегодно, с которых наше государство могло бы теоретически получать более 300 млрд руб. (свыше $4,5 млрд). Могло бы, но не получает.

Серые бригады практически не платят налогов, а 80% всех своих заработков их члены, граждане соседних государств, тратят не в России, а переводят домой.

Таким образом, по грубым прикидкам, общие потери нашего государства на этом «сером строительном фронте» за последние 10 лет можно оценить примерно в 3 трлн руб., то есть порядка $50 млрд. Цифры впечатляют.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

По словам Валерия Казейкина, подавляющая часть домов, построенных бригадами шабашников, оформляется по дачной амнистии:

— Хозяин пишет заявление, к нему приходят из кадастровой палаты, измеряют дом и земельный участок. Он получает паспорт на этот дом — и все легализовано…

По данным НАМИКС, наибольшие объемы ввода малоэтажного жилья приходятся на Северный Кавказ, Сибирь, Башкортостан, Татарстан и Подмосковье.

А где же в России трудится больше всего стихийных бригад? Генеральный директор Ассоциации деревянного домостроения (АДД) Олег Панитков по нашей просьбе сделал соответствующую градацию по федеральным округам (см. таблицу). Из нее следует, что доля таких бригад в зависимости от региона составляет от 25 до 50% среди всех участников рынка.

Доля стихийных бригад от общего числа подрядчиков рынка деревянного домостроения (%) и гражданство иностранных строителей

Регион ЮФО ЦФО ПФО УФО СФО ДФО СЗФО СПб и ЛО Москва и МО
% 50% 40% 35% 30% 30% 30% 30% 25% 35%
Гр-во
  • Укр.
  • Беларусь (РБ)
  • Молдова
  • Ср. Азия
  1. РБ
  2. Укр.
  3. Молд.
  4. Ср. Азия
  • РБ
  • Укр.
  • Молд.
  • Ср. Азия
  1. РБ
  2. Укр.
  3. Молд.
  4. Ср. Азия
  • Ср. Азия
  • РБ
  • Укр.
  • КНР
  1. КНР
  2. Укр.
  3. РБ
  • РБ
  • Укр.
  • Молд.
  • Ср. Азия
  1. РБ
  2. Укр.
  3. Молд.
  4. Ср. Азия
  • РБ
  • Украина
  • Молдова
  • Ср. Азия

Источник: Ассоциация деревянного домостроения

Мы — не рабы, рабы — они

— Причем в отличие от других сегментов «гаражной экономики», здесь проблема заключается еще и в том, что большинство этих людей (по моим оценкам, до 55—60%) не являются гражданами РФ, — подчеркивает Олег Панитков.

— И соответственно, в общем объеме рынка деревянного домостроения, который мы оцениваем в полмиллиарда рублей, заработки таких «серых» строителей — это достаточно серьезный поток капитала, который постоянно уходит за рубеж.

Легализация работы этих людей — очень сложное дело.

— Нужно оформить документы, чтобы иметь право работать в РФ, — это, в первую очередь, патент. Потом, конечно, очень желательно, хотя это очень трудно, заключить письменный трудовой договор со своим работодателем, — рассказал председатель Профсоюза трудящихся мигрантов Ренат Каримов.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Между тем, как сообщил телеканал «360», в России сейчас находятся более 10 млн трудовых мигрантов, и только 1,5 млн из них имеют разрешение на работу.

В результате на практике многие мигранты попадают в самое настоящее рабство к своим работодателям.

Недавно вся страна обсуждала историю о том, как житель подмосковного Серпухова Владимир Семенов обнаружил в стройматериалах, доставленных с одной из лесопилок г.

Братска (Иркутская область) записку от возможного раба. Послание с просьбой о помощи мужчина отнес в отделение полиции.

«Плохо» не значит «дешево»

Но кроме вывоза капитала здесь есть и другая серьезная проблема.

— Деревянное домостроение в основном сегодня индустриальное. А из-за засилия «серых» бригад у наших легальных компаний производство загружено всего на 30—40%, — сетует глава АДД Олег Панитков.

— Соответственно, чтобы быть рентабельными, нам приходится производить дома по более высокой цене, чем мы могли бы.

То есть из-за этих шабашников мы не можем реализовывать программы доступного малоэтажного жилья, а государство теряет деньги в виде налогов.

Кстати, те, кто выбирает вариант строительства дома силами стихийной бригады, очень сильно рискует, в том числе жизнью и здоровьем членов своей семьи.

— Зачастую такие работы делаются некачественно, а их результат даже может угрожать жизни людей, — подтверждает Марина Коноплева, генеральный директор ООО «КомСтрин-Пермь». — Но и люди, которые такие работы заказывают, тоже виноваты.

Читайте также:  В россии появится новый город на 30 тысяч человек

Например, для грамотной реконструкции дома необходимо выполнить проект. Это ведь просто сказать: «Надстройте мне второй этаж». Для этого необходимо провести обследование фундаментов, проверить нагрузки и т.д.

А «гаражные» строители согласны на любую работу, и там уже не до проверок и обследований….

— И о каких гарантийных обязательствах в этом случае может идти речь, если они работают один сезон? — саркастически спрашивает уральский девелопер. — Потом эта бригада, как правило, разбегается, в лучшем случае остается один руководитель, который заключал какие-то договоры.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

И еще один момент. В это трудно поверить, но оказывается, что услуги таких «кудесников пилы и мастерка» обходятся… дороже, чем расценки легальной компании. По крайней мере, так утверждают в Ассоциации деревянного домостроения.  Иногда себестоимость получается такая же, а иногда и больше, уверяет Олег Панитков. За счет чего?

— Во-первых, людей банально обманывают: первоначально заявляют стоимость в несколько раз ниже, чем выйдет в итоге, — перечисляет эксперт. — Во-вторых, закупка материалов у шабашников идет по розничной стоимости, а у легальных компаний — по оптовой или за счет собственного производства.

Далее. Экономия на качестве приводит к тому, что бригады гастарбайтеров нередко используют сырую доску. Еще добавьте сюда плохое управление, отсутствие графика поставок, низкую квалификацию персонала, некачественный, часто выходящий из строя инструмент…

Все это оборачивается простоями, а поскольку работают эти бригады повременно, заказчик существенно переплачивает. Соответственно, согласно первичной заявленной стоимости, цена получается в два раза ниже, а на круг выходит вдвое дороже. И это — не считая времени, которое заказчик тратит на контроль.

 — Когда владельцы новых домов, собрав все чеки, приходили к нам, наша экспертиза много раз показывала, что у них стоимость выходила чуть ли не вдвое выше, чем у легальных компаний, — резюмирует глава АДД.

Спасут ли СРО

Как же с этим бороться?

— Граждане сами должны проявлять инициативу, — считает Марина Коноплева.

— Им надо проверить, являются ли эти компании членами СРО, есть ли у них необходимые допуски, могут ли СРО за них нести ответственность в случае возникновения угроз безопасности.

Если же граждане такую инициативу не проявляют и не могут в пределах своей компетенции задать даже самые простые вопросы, то этот бизнес будет и дальше процветать.

Однако и со СРО не все так просто. Недавно с подачи нового руководства НОСТРОЙ Госдума приняла разработанный в Минстрое 372-ФЗ. Согласно ему, компании, договоры подряда которых составляют менее 3 млн руб., освобождены от обязательного членства в СРО — для них оно становится добровольным. Теперь подрядчики сами будут нанимать субподрядчиков и отвечать за качество их работы.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Как пояснил руководитель аппарата НОСТРОЙ Виктор Прядеин, это позволяет снизить финансовую и административную нагрузку на малый бизнес. Однако часть строительного сообщества, наоборот, предрекает, что с началом действия 372-ФЗ отрасль неминуемо вернется в лихие 1990-е, с еще большим количеством «серых» бригад и прочих прелестей прежней жизни.

«Вместо квалифицированных строительных организаций для исполнения заказа будут привлекаться «шабашки», — убеждены новосибирские строители. — Вместо того чтобы жестче контролировать поведение недобросовестных СРО, правительство легализует их практику. Добросовестные же СРО в новых условиях станут неконкурентоспособными».

Ведь что получается? Сначала сами загоняем людей в тень, а потом ломаем голову над тем, как их оттуда вытащить. Это по-нашему.

Поможет ли реформа страхования

— Раз объективно эти люди есть, то нужно амнистировать их участие в экономической деятельности в РФ, — рассуждает вице-президент НАМИКС Валерий Казейкин. — Чтобы они получили патент, не подвергались штрафам за свою прошлую деятельность и на определенный срок (я думаю, года на три) были освобождены от налогов.

По словам эксперта, такой подход можно только приветствовать: пора уже попытаться вернуть эти деньги в экономику, хотя бы частично. А раз Президент сказал — значит, правительство и депутаты обязательно этим займутся, убежден г-н Казейкин.

  1. Но подобный оптимизм разделяют далеко не все.
  2. — Сколько уже этих амнистий было в самых разных областях, но, честно говоря, я ни разу не видел, чтобы от них реально был какой-то эффект, — констатирует Олег Панитков.
  3. Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Что же делать? Ассоциация деревянного домостроения предложила Минстрою и Минпромторгу ввести систему обязательного страхования на возводимые дома.

— Подчеркиваю, речь идет не о СРО, а именно о системе страхования малоэтажки и деревянных домов, как во всем мире, — поясняет г-н Панитков. — При развитой системе страхования компания-страховщик просто не будет страховать дома, построенные левыми бригадами, или застрахует, но с очень высоким коэффициентом.

  • Тем самым, надеются в АДД, автоматически появится регулятор рынка, который постепенно заставит заказчиков обращаться к нормальным подрядчикам — прозрачным и цивилизованным в своей деятельности.
  • — Во всяком случае, это конкретная мера, — отметил Олег Панитков и добавил: — А вот в легализации миллионов гастарбайтеров мы сильно сомневаемся…
  • И с этим, право, трудно не согласиться.

У них и у нас

…Так все-таки будет ли в стране побеждена «гаражная экономика», в результате чего триллионы дополнительных рублей потекут в казну? Боюсь, мы с вами до этих славных времен не доживем.

В таких европейских странах, как Германия, Финляндия и целый ряд других, без соответствующего сертификата (лицензии) тебе просто не разрешат  плитку в ванной выложить или розетку починить. А то, что построено профессиональными строителями (а не кем попало, как у нас сплошь и рядом), отвечает всем современным требованиям и нормам по экологии, безопасности, энергоэффективности и пр.

Да, такой подход стоит денег. Но в стране, где есть крепкий средний класс, уровень жизни большинства граждан позволяет рассчитывать на востребованность такого отношения к зданиям — а значит, к людям, которые в них живут и работают.

А что у нас? Пока правительство и ЦБ лихорадочно уничтожают средний класс и делают нищими полстраны, о какой легализации доходов и современных подходах к домостроению можно говорить? Вот и строим что подешевле да позабористей с помощью полуграмотных гастарбайтеров… А сколько простоит такой дом и чем грозит пребывание в нем его обитателям — для большинства россиян этот вопрос, увы, до сих пор далеко не главный. 

Мы продолжим обсуждать тему теневой экономики в стройкомплексе на страницах «Строительства.RU». Наша следующая статья будет посвящена «гаражному» производству стройматериалов.

Андрей ЧЕРНАКОВ

В подготовке материала принимал участие Евгений ГОРЧАКОВ

subscribe.ru, gid-str.ru, bugorinfo.ru, fotki.yandex.ru, ngs.ru, novostimira.net, nvinder.ru

Недвижимость дает максимальную тень

Росстат измерил «невидимую» экономику России

Объем неучтенной экономики России составил 11,7 трлн руб. (12,7% ВВП) в 2017 году, следует из данных Росстата. Самая крупная доля скрытого производства — в сфере недвижимости, сельском хозяйстве, торговле и строительстве

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Валерий Матыцин / ТАСС

Размер ненаблюдаемой экономики России (теневое и неформальное производство) в 2017 году составил 12,7% ВВП, следует из данных Росстата о национальных счетах в 2014–2018 годах, проанализированных РБК.

  • ВВП в рыночных ценах в 2017 году составил 92,1 трлн руб. Таким образом, объем ненаблюдаемого сектора можно оценить в 11,7 трлн руб.
  • Доля скрытой экономики в ВВП снижается: в 2016 году она оценивалась Росстатом в 13,2% ВВП (11,4 трлн руб.), в 2015 году — те же 13,2% (11 трлн руб.), в 2014 году на теневой сектор приходилось 13,8% ВВП (10,9 трлн руб.).
  • Ненаблюдаемая экономика включается в объем ВВП, публикуемый Росстатом.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Доля ненаблюдаемой экономики в ВВП снижается, но практически не уменьшаются ее абсолютные объемы в рыночных ценах, отметил директор Международного института профессионального статистического образования НИУ ВШЭ Алексей Пономаренко.

Россияне остаются в неформальной экономике, потому что стремятся избежать избыточного государственного регулирования, высоких налогов.

Но, главное, в официальном секторе нет предложений работы с высокой оплатой труда, поэтому люди ищут возможность заработка в неформальной деятельности, считает он.

Большой теневой сектор в России — это следствие отсутствия стабильного законодательства в сфере экономики, в частности налогов и обязательных платежей, считает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. «Подорванное доверие со стороны бизнеса приводит к стремлению уйти в тень», — сказал РБК Жарский.

Какие сектора глубже всего ушли в тень

  • Самая высокая доля неформального сектора — в сфере операций с недвижимостью (6,3% ВВП, или половина всей серой экономики страны). При этом неформальной экономике принадлежат большинство экономических операций в этом секторе — 70,6%.
  • В сельском хозяйстве, охоте и рыболовстве формируется 1,4% неучтенного ВВП России, и столько же производит сектор оптовой и розничной торговли и ремонта автотранспорта. На третьем месте — строительство, в котором почти 16% всех экономических операций находится в тени (0,9% ВВП).
  • В госуправлении и обеспечении военной безопасности, а также в секторе водоснабжения и утилизации отходов полностью отсутствует неформальная деятельность, следует из данных Росстата.
  • По данным ЦБ, строительный сектор, сектор услуг (кроме логистики) и оптово-розничная торговля формируют наибольший спрос на теневые финансовые услуги в России (.pdf). По оценкам регулятора, за прошлый год за рубеж нелегально было выведено 73 млрд руб. Рынок обналичивания денежных средств ЦБ оценил в 176 млрд руб. (.pdf).  
Читайте также:  Все дома Москвы, где запланирован ремонт, нанесли на интернет-карту

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономики

Неформальный съем жилья, мигранты

Теневая экономика проникает в те сферы деятельности, в которых в силу естественных причин затруднен контроль за операционной либо финансовой деятельностью, утверждает Илья Жарский. В сфере недвижимости очень распространены неформальные арендные отношения, когда арендодателем не платится подоходный налог, и это порождает огромный теневой рынок, отметил эксперт.

Значительная доля россиян продолжает заниматься неформальным производством в сельском хозяйстве и рыболовстве, говорит Алексей Пономаренко.

«В Западной Европе, Соединенных Штатах никому не придет в голову выращивать картошку для себя, поскольку это экономически необоснованно: ее можно купить в магазине, а деньги надо зарабатывать в другом месте.

А в России все сельское население, половина городских жителей выращивают для себя продукты питания», — отметил он.

В строительстве неофициально используется труд мигрантов, что объясняет высокую долю теневых операций в этом секторе, а в сфере торговли и ремонта распространены незарегистрированные производства, например автомастерские и шиномонтаж, добавил Пономаренко.

В российской экономике по состоянию на конец 2018 года неформально заняты 14 млн человек (19,3% в общей численности занятых), следует из данных Росстата. А так называемый скрытый фонд оплаты труда (зарплаты в конвертах в официальном секторе и зарплаты в неофициальном секторе) составил в 2018 году 12,6% ВВП (свыше 13 трлн руб.).

Как Росстат вычисляет долю ненаблюдаемой экономики

Росстат для определения доли неучтенной экономики в ВВП использует оценку результатов трех видов экономических операций, не наблюдаемых прямыми статистическими методами:

  • теневое (скрытое) производство — разрешенная деятельность, намеренно скрываемая от государства, уплаты налогов и следования закону (например, неофициальное использование труда работников и выплата им зарплаты наличными в конверте);
  • неформальное производство — легальное, но нигде не зарегистрированное производство домашнего хозяйства с целью его рыночной продажи (например, продажа собственно выращенных овощей и фруктов на рынке);
  • производство домашних хозяйств для собственного потребления.

Россия: теневая занятость на стройках ведет к авариям и забастовкам (Eurasianet, США)

Где бастуют строители

В Казани с конца июля бастуют операторы строительных кранов на более чем 30 разных стройках. Крановщики требуют безопасных условий труда, официального трудоустройства, избавления от вынужденных переработок и повышения зарплаты до 500 рублей в час после налогов.

Это далеко не первая забастовка строителей в этом году. В марте бросили работу строители ледового дворца в алтайском селе Майма и объявили забастовку строители моста в Орле.

В апреле протестовали сварщики на строительстве энергоблока Курской АЭС. В мае прекратили работу строители детсада в Иркутске, а в июле началась забастовка строителей железнодорожного тоннеля на подходах к Крымскому мосту.

В большинстве случаев причиной недовольства работников стала задержка зарплат.

Тенденция сохраняется уже не первый год (причем статистика учитывает далеко не все забастовки).

Центр социально-трудовых прав сообщал о 13 протестах в стройиндустрии с полной или частичной остановкой работ в первой половине 2018 года (более поздние данные отсутствуют).

Такое же число так называемых стоп-акций наблюдалось за весь 2017 год. В целом, по данным центра, на протесты в строительной сфере приходится 19% всех трудовых забастовок.

Некоторые протесты сопровождаются отчаянными поступками. Так, в 2016 году строители в Удмуртии вскрыли вены в офисе компании-работодателя из-за задержек зарплат, которые тянулись два года.

Так же поступил строитель в Красноярске. В Новосибирске двое рабочих — мужчина и женщина — забрались на башенный кран, чтобы добиться погашения долга.

В Белгороде строитель убил работодателя и застрелился.

Условия труда на стройках опасны для работающих и окружающих

Эксперты видят причины недовольства в структурных проблемах отрасли.

По словам Юрия Шарипова, одного из лидеров казанских забастовщиков, крановщики в столице Татарстана получают в среднем 230 рублей в час после вычета налогов.

Чтобы заработать 60 тысяч рублей (месячный заработок, который за пределами Москвы и Петербурга считается достойным), они должны трудиться по 260 часов в месяц (в среднем по 13 часов в день) при норме 160 часов.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономикиГрузия online23.08.2019Forbes24.07.2019Синьхуа04.06.2019Неоплачиваемые переработки стали нормой. Многие операторы кранов работают по 11-16 часов в день шесть дней в неделю, утверждает лидер бастующих. Неудовлетворительные условия труда крановщиков опасны как для них самих, так и для окружающих. Описывая свой рабочий день, один из операторов отмечает неправильную сборку кранов, некомпетентность многих сотрудников, допущенных к работе вопреки правилам, отсутствие квалифицированных стропальщиков (рабочих, выполняющих обвязку грузов). «Если груз закреплен неправильно — он упадет и может убить людей. Если он окажется неподъемным […] — упадет кран и могу умереть уже я. Если в зоне подъема находятся люди или дует ветер — вновь вероятность человеческих жертв. […] Стропальщик является моими глазами, но в отсутствие квалифицированных кадров, я практически слеп», — предупреждает работник.

Аварии с кранами происходят регулярно. В апреле обрушилась стрела конструкции в Казани. В мае в Перми при падении пострадала крановщица. В октябре такой же инцидент в Самаре унес жизнь крановщика. За прошедший год краны падали в Москве, Ярославле, Томске, Барнауле, под Владивостоком.

Самая теневая отрасль

По мнению Шарипова, пренебрежению техникой безопасности способствует теневая занятость. Стремясь сэкономить, строительные компании за копейки нанимают зачастую низкоквалифицированных рабочих, игнорируя свои социальные обязательства и нормы охраны труда.

«Белых» компаний, заключающих с крановщиками трудовые договоры и уплачивающих взносы в социальные фонды, в стройиндустрии Казани, по словам Шарипова, всего две. «[Что касается остальных], одна фирма работает полностью в „черную». Но в основном [работодатели] применяют смешанные схемы», — отмечает собеседник.

При «серых» трудовых отношениях работник часто подписывает не трудовой договор, а гражданско-правовой, что лишает его большинства социальных гарантий. При этом официальная оплата, как правило, занижена по сравнению с реальной, что позволяет работодателю сэкономить на страховых отчислениях.

По данным ЦБ, на строительство приходится 29% спроса на теневые финансовые услуги — это самый большой показатель среди шести наиболее теневых сфер экономики. Речь идет в том числе о незаконных схемах обналичивания средств ради уклонения от уплаты налогов, что является верным признаком нелегальной занятости.

Как строительные компании эксплуатируют работников

По мнению председателя Национального союза защиты прав потребителей Павла Шапкина, пускаться в сомнительные авантюры бизнес вынуждают экономический кризис и коррупция. «Потребители экономят на покупке жилья.

Хотя ипотека пытается оживить рынок, у всех без исключения его участников дела идут плохо.

А когда стоит вопрос о выживании, снижение себестоимости [квадратного метра жилплощади] становится основной задачей», — считает эксперт.

Чиновники местных и региональных администраций, по его словам, нередко вымогают деньги у застройщиков. Однако другие эксперты полагают, что дело не столько в рыночной конъюнктуре и откатах.

По мнению Андрея Якимова, специалиста по работе с этническими меньшинствами благотворительного «ПСП-фонда», нарушения заложены в саму структуру индустрии, где массово применяется труд мигрантов и действуют запутанные цепочки субподряда.

«Доля иностранных граждан в отрасли столь велика, что Министерство труда недавно предложило ограничить ее квотой 80%. При этом мигрантов редко оформляют в штат строительных фирм», — отмечает собеседник.

Строительство является одним из наиболее теневых секторов экономикиInfo.cz06.08.2019Handelsblatt07.03.2019Вместо традиционной системы найма «работодатель-работник», в строительстве широко применяется схема, когда компания-подрядчик распадается на сеть субподрядчиков, подконтрольных материнской фирме и отвечающих за разные части работы. Они, в свою очередь, заключают договоры с суб-субподрядчиками, а те связываются с агентствами по аутсорсингу рабочей силы. Их менеджеры подключают так называемых бригадиров из стран с дешевой рабочей силой, которые привозят в Россию земляков. «В этой цепочке теряются и деньги, и юридическая суть трудовых отношений, и социальные гарантии. Трудовой мигрант не в состоянии проконтролировать, кто и как ему платит. Ему обещает [деньги] бригадир, бригадиру — посредник, посреднику — суб-субподрядчик и т. д. Цепочка существует специально для того, чтобы в любом из звеньев можно было выводить деньги. Сходная ситуация и с российскими гражданами, работающими в строительстве», — говорит Якимов.

Подобная практика привела к многочисленным трудовым конфликтам на стройках московского метро в 2015-2017 годах.

Например, по сообщениям, одна из компаний, исчезнувшая вместе с зарплатой сотен рабочих на сумму 8,8 миллиона рублей, была субподрядчиком другой компании, ранее также задолжавшей своим сотрудникам, которая, в свою очередь, связано с крупным застройщиком, который получал заказы от мэрии. В 2018 году такая же скандальная ситуация сложилась на объектах «Метростроя» в Петербурге, после чего правительство расторгло контракты с компанией.

Помогут ли забастовки повлиять на ситуацию

От теневой занятости на стройках страдают как иностранцы, так и россияне. «Положение мигрантов напрямую зависит от легальности трудовых отношений. Если в патенте прописана не та специальность, фирма или территория, ответственность несут и работодатель, и мигрант.

Мне известен случай, когда работодатель, закрывавший глаза на то, что бригадир привозит на работу людей без разрешительных документов, и получивший в результате проверки штраф, сбросил его на самих мигрантов. Если иностранец будет отстаивать свои права в режиме стачки или митинга, он также рискует получить штраф.

Пара штрафов означает выдворение из страны», — отмечает Якимов.

Строители-россияне имеют больше шансов на самозащиту.

Хотя российское законодательство затрудняет проведение забастовок, оно позволяет остановить работу, если сотрудники считают условия труда опасными или прибегнуть к так называемой итальянской забастовке.

По словам Юрия Шарипова, в Казани всего 150 профессиональных крановщиков. Около трети из них участвует в стачке. Никто пока не уволен — вероятно, из-за дефицита подобных специалистов.

«Чтобы показать, что все хорошо, работодатели снимают персонал с работающих кранов и ставят на бастующие. Закрывая дыры, в Казань командируют крановщиков из Нижнего Новгорода. Мы знаем случай, когда на кран посадили женщину 66 лет. На другом кране работает 20-летний молодой человек. Не знаем, работал ли он раньше на высоте», — рассказывает Шарипов.

Строительные компании, по сообщениям, на переговоры с бастующими не идут, делая вид, будто ничего не происходит, а госорганы обещают провести проверки. «Договариваться с каждой фирмой по отдельности бессмысленно. Краны должны остановиться массово. Тогда у застройщиков по всему городу будут убытки [и они пойдут на уступки]», — считает Шарипов.

Если забастовка в Казани закончится успехом, пример сможет стать заразительным. Приветствия коллегам уже прислали крановщики из Воронежа, Набережных Челнов, Волгограда, Екатеринбурга, Ростова и Самары. Помощь оказывает и Межрегиональный профсоюз «Рабочая ассоциация», известный забастовками в автопроме.

Между тем власти, признавая, что объем теневой экономики достигает 20% ВВП, похоже, видят решение скорее в налогообложении самозанятых и контроле над расходами населения, чем в регулировании трудовых отношений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *