Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

К Дню труда наши власти конкретно «порадовали» работяг. Конституционный суд принял 26 апреля решение, разрешив отбирать за долги последнее жилье у граждан России.

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

Решение знаковое, потому что 446 статья Гражданского процессуального кодекса это однозначно запрещала: «Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением». Кстати, если зайти сейчас в правовую систему «Консультант», там уже красуется поправка со ссылкой на упомянутое решение Конституционного суда от 26 апреля с.г., «выявившее конституционно-правовой смысл» данного абзаца статьи кодекса.

  • Еще в октябре 2020 года (резолютивная часть объявлена 22 октября, полный текст представлен 29 октября) Верховный суд запретил переселять должника в меньшее по площади жилье, выселив из единственного принадлежавшего тому жилья.
  • Почему сейчас все поменялось и к чему это все ведет?
  • Лопнувший «кредитный пузырь»

Год назад во время локдауна государство в России демонстративно отказалось помогать своим согражданам деньгами из Фонда национального благосостояния, куда десятилетиями «консервировались» нефтяные сверхдоходы.

На «чёрный день» – именно так нам объясняли в правительстве, почему эти деньги не вкладывают в реальный сектор экономики.

Но вот «чёрный день» настал, а общество услышало только отлитое в бронзу изречение мэра Москвы «если всем немедленно выплатить – бюджеты треснут».

Ну как же, у нас ведь официально был вообще объявлен не карантин, а «добровольная изоляция» (но если выйдешь из дома – первый же полицейский патруль «скрутит ласты» и потащит в участок, такое бывало даже с матерями с колясками), а платит вам пусть работодатель, которому государство одновременно запретило работу его предприятия.

Итог был закономерен. Наши сограждане и так были закредитованы «по самое не могу», за счет все новых и новых кредитов как-то добирая необходимые на жизнь средства – ведь средняя зарплата в регионах сплошь и рядом составляет 20 – 25 тысяч рублей. Брали один кредит, чтобы вернуть его – брали другой, потом третий и так далее…

Правда, в 2018 – 2019 годах за счет некоторого роста экономики ситуацию, вроде бы, удалось несколько оздоровить, кредиты стали чаще погашать.

Как отмечал в декабре 2020 года «Национальный банковский журнал»: «Российские банки начали текущий год с самыми низкими показателями проблемных кредитов в розничном сегменте за последние десять лет».

Но потом случился локдаун и все стремительно «посыпалось»…

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

двойной клик — редактировать изображение

«Пузырь» потребительского кредитования, который надувался в России с 2017 года на фоне падающих доходов населения, лопнул, не пережив пандемию коронавируса.

Объемы просроченной задолженности по долгам физлиц в мае – июне взлетели больше чем на 100%, следует из данных бюро кредитных историй «Эквифакс».

По автокредитам «просрочка» увеличилась на 129%, до 517 млн рублей. Объем ипотечных займов, которые не обслуживаются 30 – 60 дней, вырос на 125%, до 601,5 млн рублей».

Это не мои досужие домыслы, это публикация на сайте finanz.ru от 30 июля 2020 года.

И далее, за 11 августа 2020 года: «Россияне продолжают набирать долг перед банками и микрофинансовыми компаниями, компенсируя падение доходов, которое, согласно Росстату, стало рекордным с 1999 года.

На 1 июля общий размер задолженности физлиц достиг 19,909 трлн рублей, следует из статистики ЦБ. С начала года он вырос на 809 млрд рублей, или 4,2%, а за последние 12 месяцев – на 2,141 трлн рублей».

Возвращать эти долги людям нечем (экономика по-прежнему глубоко «на дне ямы»), так что банки взыскивают их через суды. Вот свежая новость от 7 марта 2021 года: «Долги россиян по кредитам, переданные на принудительное взыскание приставам, превысили 1,8 трлн рублей. Это следует из статистических данных Федеральной службы судебных приставов (ФССП) за январь, с которыми ознакомился ТАСС».

С чем бы это сравнить… Доходная часть бюджета Петербурга на 2021 год заложена в размере 0,65 трлн.

рублей, Ханты-Мансийского автономного округа, где находятся главные нефтегазовые месторождения страны, – 0,22 трлн, Татарстана, одного из самых богатых субъектов Федерации, – 0,27 трлн, Свердловской области, располагающей месторождениями металлов и металлургическими заводами, – 0,28 трлн, тоже богатого природными ресурсами и предприятиями Красноярского края – 0,27 трлн.

То есть, суммарные долги физлиц, поданные на принудительное взыскание, уже больше суммарных доходов бюджетов упомянутых пяти ключевых регионов России (1,69 трлн) и плавно приближаются к доходной части бюджета Москвы (2,62 трлн рублей на 2021 год), где, напомню, платят налоги крупнейшие корпорации страны. Суммарные же долги простых россиян уже примерно в 10 раз превысили годовой бюджет столицы!

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

двойной клик — редактировать изображение

И вполне приблизились к уровню доходов России как государства в целом. По официальным данным, озвученным 17 февраля с.г. на заседании правительства: «2020 год не только изменил привычную жизнь, но и повлиял на налоговые поступления.

В консолидированный бюджет Российской Федерации поступило 21,01 трлн рублей, что на 7,6% меньше 2019 года: в федеральный бюджет – 10,98 трлн рублей (минус 12,9%); в консолидированные бюджеты субъектов – 10,03 трлн рублей (минус 0,9%)».

Эта цифра вполне сопоставима с суммарной задолженностью всех физлиц!

Каким образом возвращать столь головокружительные суммы долгов – загадка. Но выход нашли. Разумеется, не за счет банков, которые агрессивно навязывали всем свои кредиты, бомбардируя рекламой в духе «вам одобрен кредит» (даже если о нем никто не просил).

Будем отбирать жильё!

Что ценного есть у обычного бедного россиянина? Причем, что точно можно реализовать по выгодной цене. Бэушная бытовая техника, одежда или даже машина – это все же товар замедленного спроса, мало ли какие там дефекты, да и скидку от магазинных цен надо делать большую. А вот квартиры всегда уходят хорошо, даже на вторичном рынке.

Обратим внимание свежую заметку в «Ведомостях» от 29 апреля с.г.: «По итогам I квартала 2021 г. спрос на покупку квартир, которые реализуются с торгов в результате процедуры банкротства, вырос в столице на 33% по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года. В I квартале 2021 г.

количество запросов на покупку банкротных квартир через торги выросло на 20,7% по сравнению с IV кварталом прошлого. При этом январь 2021 г. стал рекордным по количеству обращений за последние два года, указывает эксперт по недвижимости Москвы Вадим Зайков».

За пределами столицы, думаю, спрос на отнятые за долги квартиры тоже есть.

Но раньше всё же сложно было изъять и выставить на торги последнее жилье. Теперь наш суд, «самый гуманный суд в мире», разрешил делать и это. «Не, ну а чё такова?»

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

двойной клик — редактировать изображение

Конечно, это все маскируется красивыми словами про то, изымать будут только «слишком роскошное жилье», а взамен обязательно дадут другое «по социальным нормам».

Вот только кто будет определять – излишне вы роскошно живете или нет, большое у вас жилье по площади или нет? Напомню, «социальная норма» составляет 18 «квадратов» на человека.

Все, что больше, теперь можно изымать как «излишне роскошное», если живущий в квартире человек (даже если ему эта квартира перешла от родителей, а тем – от государства) задолжал банку более полумиллиона рублей и не может отдать.

«Зачистка» от жителей и ссылка в гетто

Что-то взамен дадут, да – где-нибудь на выселках в многоэтажных «человейниках» типа Некрасовки, Путилково или Мурино. Где одни «бетонные джунгли», где нет парков и скверов, не хватает детских садов и школ, где на каждом шагу припаркованы машины. В общем, принудительно выдворят вас в формирующееся на глазах социальное гетто.

Искусственное деление районов на заведомо социально благополучные (где живет «элитка») и заведомо социально неблагополучные (и куда сгоняется «быдло») – крайне опасная тенденция. Но кому-то такая идея явно нравится.

Еще когда в 2017-м в Москве начиналась эпопея с реновацией, было сильное ощущение, что цель мэрии – разрушить сложившиеся десятилетиями районные сообщества, где у каждого района «свое лицо», где люди жили поколениями, знали друг друга, «ходили к соседкам за солью и утюгами», здоровались на улице, всё как в старых фильмах вроде «Я шагаю по Москве». Все снести и застроить безликими многоэтажками, а жителей – куда-нибудь подальше, на ту самую «социальную норму квадратных метров».

Уничтожен при этом будет и привычный национальный облик московских районов.

Ранее в статьях на «Завтра», посвященных формирующихся в России уже по национальному признаку гетто, я приводил цитаты из исследований социологов Центра региональных исследований и урбанистики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации. Вот Екатеринбург: «В двух домах, построенных в 2010-е и примыкающих к рынку, приблизительно высчитанная доля мигрантов — не ниже 70%, при том, что в соседствующей с одним из них пятиэтажке 1965 года постройки мигранты занимают треть квартир». А вот подмосковные Котельники: «Если взять дома, сданные в эксплуатацию в 2010-х, по приблизительным оценкам, доля квартир, в которых живут этнические мигранты, может доходить до половины».

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

двойной клик — редактировать изображение

Казалось бы, почему? В старых домах квартиры обычно дешевле. Во-первых, не всегда, во-вторых, что важнее, в старых домах далеко не все собственники спешат продавать жилье мигрантам. Тут дело случая. А вот в новых домах – покупай сразу хоть все.

Не случайно и в обычных спальных районах сплошь и рядом – только «воткнули» и заселили новую бетонную коробку-многоэтажку, тут же рядом возникают обосновавшиеся там «новые хозяева жизни» в лице бородачей и женщин в хиджабах…

«Размытое» расселением и переселением население – куда более слабое и амофрное, чем ранее сформировавшиеся районные сообщества. Тем более, когда размыто оно еще и по национальному признаку. И управлять ими проще!

Но реновация – полдела. Очень важной является и «зачистка» исторического центра Москвы от тех, кто, по мнению «элитки», «до сих пор по какой-то ошибке живет там».

В октябре 2018 года большой скандал вызвала колонка руководителя центра городской экономики КБ «Стрелка» Елена Короткова, опубликованная в приложении «Дом» в газете «Коммерсант»: «В современной России большая часть жилых районов в социальном плане до сих пор представляет собой преимущественно законсервированную приватизационную модель 1991 года, когда все желающие получили право стать собственниками занимаемого жилья. И пока мы можем говорить лишь об отдельных примерах джентрификации в России. Самый яркий из них — Остоженка. Еще в 1980-х это был средний район Москвы, но уже в 1990-х и начале 2000-х масштабную территорию полностью заняли дома, ориентированные на платежеспособный спрос».

Читайте также:  Ставрополь стал самым благоустроенным городом в России

В чем логика? «Дело в том, что классическая капиталистическая модель развития города не предполагает, что в его центре могут жить пенсионеры и люди с доходом ниже среднего, – откровенно поясняет Короткова. – Это может прозвучать жестко, но объективно недвижимость в центре любого крупного города дороже жизни на периферии.

В Москве же она без преувеличения слишком дорогая, и возможности самостоятельно содержать ее у такой аудитории нет, но в центре эта аудитория сохраняется благодаря серьезным механизмам социальной защиты.

Так, пенсионеры в России освобождены от уплаты налога на имущество, что позволяет условной пенсионерке без проблем жить в шестикомнатной квартире в высотке на Котельнической набережной. Если бы налог на имущество существовал, то содержание такого жилья оказалось бы для нее слишком дорогим.

И пенсионерка, скорее всего, приняла бы единственное верное в этой ситуации решение — переехать в более дешевую квартиру, сдав жилье платежеспособной аудитории».

По тону Коротковой можно понять, это ей это не нравится. Так что неплохо бы условной пенсионерке уже освободить свою квартиру в высотке на Котельнической (благо, на нее есть «платежеспособные» покупатели) и убраться куда-нибудь на окраину города.

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждение

двойной клик — редактировать изображение

Кстати, по вполне официальным данным, как раз в центре Москвы пенсионеров жило особенно много, в Центральном административном округе они составляли 43,1%, а больше всего, почти 50%, – в престижных Хамовниках. Сейчас эти данные с портала открытых данных Москвы убрали от греха подальше, но кое-где они ещё доступны.

Какого масштаба социальные конфликты закладывает на будущее подобная геттоизация по имущественному и национальному признаку – страшно даже представить.

И, кстати говоря, никакого развития и центру Москвы такая модель не предлагает.

Еще в июне 2018 года, за 4 месяца до нашумевшей колонки Коротковой, председатель совета директоров Kalinka Group (крупное агентство на рынке оценки недвижимости) Екатерина Румянцева опубликовала в «Ведомостях» статью «Безжизненная ««Золотая миля»», где констатировала: «По нашей статистике, всего в 30% квартир в «Золотой миле» кто-то проживает – либо сам собственник, либо арендатор. Остальные 70% квартир стоят пустыми. Если пройтись по району днем, то вряд ли вы увидите здесь жильцов, выходящих из подъездов… Еще показательно выглядит вечерняя картина – в любом доме не более двух – трех горящих окон… Так сформировался целый безжизненный район с самой дорогой недвижимостью в центре города». И с тех пор всё стало только хуже, район в центре Москвы фактически превратился в необитаемую пустыню.

«Обезлюживание» – это всегда палка о двух концах.

В рф разрешили лишать должников единственного жилья. ждем армию бродяг? интервью

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждениеhttps://www.znak.com/2021-04-28/v_rf_razreshili_prodavat_edinstvennoe_zhile_dolzhnikov_zhdem_armiyu_brodyag_intervyu

2021.04.28

Конституционный суд РФ разрешил изымать у должников жилье даже при условии, что оно является единственным. Норма закреплена в решении по делу жителя Калужской области Ивана Ревкова. В 1999 году он одолжил 770 тыс.

рублей своей знакомой Елене Шахлович. С учетом инфляции сумма долга возросла до 4 млн рублей, но деньги женщина по сию пору так и не вернула. Вместо этого купила квартиру.

Прежде она так и осталась бы с ней, так как жилье единственное. 

В 2012 году КС уже обращал внимание на такие ситуации, рекомендовав Госдуме выработать правила изъятия квартир у безответственных должников. Законодатель позицию суда проигнорировал. Теперь суд встал на сторону кредитора, создав прецедент. Опираясь на него, любой суд в России теперь может также изымать жилье должников. 

С учетом того, что 42 млн россиян имеют кредиты и сумма их долга перед банками достигает 20 трлн рублей, ситуация тревожная.

Кредитные должники, а также те, кто имеет просроченные штрафы ГИБДД, недоимки по налогам и алиментам, превратятся в ближайшее время в бомжей? Об этом Znak.

com поговорил со специалистом по гражданскому праву, партнером коллегии адвокатов Pen & Paper Станиславом Даниловым.

— В чем смысл принятого КС решения, насколько оно значимо?

— Решение поворотное. Оно переворачивает по меньшей мере 10 лет судебной практики, в том числе по делам о банкротстве. Ранее единственное жилье должника было почти всегда защищено от обращения взыскания на него.

Кредиторы вынуждены были изыскивать все новые и новые способы убеждать банкротный суд в недобросовестности должника, так как это было единственным возможным аргументом в пользу того, что жилье все-таки нужно продать.

Ситуации с сохранением избыточного жилья за злостным неплательщиком, а в некоторых случаях даже роскошного, встречались сплошь и рядом. До последнего момента суды допускали лишение жилья только в случае, когда должник вел себя уж явно недобросовестно.

— Что значит недобросовестно?

— Допустим, прямо перед банкротством должник продал условную «двушку», скажем, 40 квадратных метров, и оставил себе в качестве единственного жилья пятикомнатную квартиру в 120 метров.

И заявил, что деньги от продажи «двушки» он уже потратил на семейные нужды. Очевидно, что в этом случае должник руководствовался явно не интересами кредитора.

Еще один пример, когда лица перед банкротством две расположенные рядом квартиры объединяли в одну и объявляли ее единственным жильем. 

— Проще говоря, речь шла о неких исключительных случаях?

— О случаях, когда у должников не было никакого благовидного предлога для совершения таких действий.

Мне даже известны примеры, когда должники собирали все свои сбережения, покупали элитную квартиру площадью в тысячу квадратных метров и стоимостью в десятки миллионов рублей, чтобы таким образом сберечь накопленный капитал.

Сейчас такие случаи должны кануть в Лету. КС наконец сказал нам, что эта практика не соответствует балансу интересов должника и кредитора.

— В 2012 году КС уже рассматривал вопрос. Тогда он постановил, что исполнительный иммунитет должника по отношению к единственному жилью должен быть законодательно скорректирован и необходимо прописать правила изъятия таких квартир.

— По сути, в нынешнем постановлении КС содержится этакий непрозрачный намек. Суд критикует законодателя за то, что он, в нарушение федерального конституционного закона о КС, игнорировал данное судом 2012 году указание установить порядок изъятия единственного жилья у должника.

Но теперь это уже вторично. По-русски говоря, решение суда означает следующее: раз вы не хотите установить эти нормы, то с этого момента все будет по самому худшему сценарию. И вы будете потом сами разбираться с народным недовольством, т. к.

людей начнут выселять, невзирая на условия.

— Какой худший сценарий имеется ввиду?

Проект закона об изъятии жилья у должников вынесен на обсуждениеСтанислав Даниловличный архив

— Район проживания должника, то, где находятся школы и садики его детей, репетиторы и поликлиники — все это будет банкротными судами игнорироваться.

Единственный критерий, которым они будут руководствоваться отныне,  — стоимость нынешнего жилья должника и возможность на какую-то дельту с его продажи купить другое, меньшей площади, но в том же городе или районе.

Если вы живете в центре Санкт-Петербурга, рядом со школой, работой и всей необходимой инфраструктурой, то переселение вас с детьми за кольцевую автодорогу существенно ухудшит качество жизни вас и ваших близких. До работы вы теперь будете добираться два часа, а садиков там может не оказаться вовсе.

Но банкротному суду на это будет наплевать, потому что он ориентируется теперь исключительно на объем денежных знаков. И в решении КС ничего не говорится о том, что надо учитывать еще какие-то условия и интересы семьи при переселении из единственного жилья в альтернативное.

— Какие гарантии будут у должника, что он не станет бомжом и ему вообще купят взамен хоть что-то?

— Суд будет ориентироваться исключительно на социальные нормы площади жилья на человека. Они разнятся от региона к региону, но в среднем это 18 квадратных метров. Но все мы понимаем, что это не единственный критерий комфортного проживания. Так же как МРОТ в действительности не является достойной зарплатой, которая позволяет достойно жить.

— То есть решение по делу Ивана Рявкова имеет прецедентное значение? 

— Именно про это я и говорю. Конституционный суд открыл врата, и сейчас поток судебной практики начнет формироваться стихийным, самым непредсказуемым и противоречивым образом. И все потому, что законодательной нормы не существует. Еще акцентирую внимание: с апреля сняты все защиты для должников…

— Речь о моратории, который устанавливали на время коронавируса?

— Это «ковидные каникулы»: запреты на обращение взысканий, приостановление исполнительных производств. Это все теперь исчезает и, полагаю, маховик взысканий начнет раскручиваться очень сильно. Вряд ли ошибусь, сказав, что случаи личных банкротств возрастут в разы.

С учетом новых правил игры резко возрастет и количество попыток обращения взысканий на единственное жилье должника. Прежде всего отреагируют банки. Они начнут всеми силами защищать свои права, постараются вернуть каждую вложенную копейку.

Если они могут продать чью-то квартиру и выселить человека с семьей на другой конец города, чтобы вернуть себе хотя бы 300 тыс. рублей, то они пойдут на это. Остановить это стихийное формирование судебной практики сейчас может какое-то внятное толкование.

Оно может быть сделано Верховным судом либо законодателем. Но он, как вы видите, уже девять лет это успешно забывал сделать.

— То есть теперь, если ты просрочил штраф ГИБДД или не погасил долг по алиментам, то рискуешь потерять квартиру или дом?

— На самом деле такого риска нет. КС поменял свою позицию по исполнительскому иммунитету только лишь в связке с федеральным законом о банкротстве и только применительно к должникам — физическим лицам.

Если не будет какого-то расширительного толкования этого постановления, то мы можем ожидать с вами кейсов, при которых продается единственное жилье должника лишь в случае банкротства физлиц.

Другой вопрос — это сумма, которая необходима для начала этой процедуры.

— Какова она?

— На данный момент — 500 тыс. рублей. Любое лицо, которое имеет перед кем-либо персонально или в совокупности долг на эту сумму, вступает в зону риска. Ранее обычные кредиторы не считали нужным тратить время и силы на банкротство физлиц.

Типичная ситуация: приставы, действуя по исполнительному листу, выясняют, что на счете у должника три рубля, в его распоряжении старенькая машина и единственная квартира. Смысла начинать процедуру банкротства в этих условиях ранее не было никакого. Это была ущербная стратегия.

Кредитор мог претендовать только на мизерную часть зарплаты должника и средства от продажи его ненужной никому машины. При этом он платил за процедуру банкротства, а это недешевое удовольствие. Теперь ситуация должна в корне измениться.

У кредитора появилась вполне понятная «морковка» в виде квартиры, которая его привлекает в процедуру банкротства должника. В конце он, вполне возможно, теперь сможет вернуть свои деньги.

Читайте также:  Как легализовать постройку на даче с 1 марта?

— И отобьет затраты на саму процедуру.

— Верно, расходы в процедуре удовлетворяются за счет имущества должника. Это уже абсолютно коммерческий и осязаемый проект.

— Будут какие-то исключения из правил; допустим, нельзя будет продавать жилье, в котором живут дети, инвалиды или пенсионеры?

— Никаких ограничений нет, КС об этом ничего не сказал. В этом и состоит та опасность, о которой я говорил выше. Инвалиды, дети, садики, больницы и прочее не интересны банкротным судам. Там эти печальные истории должников слышали сотни раз. Судья не станет вникать в обстоятельства трудной жизни должника.

— Но взыскание может быть обращено только на имущество самого должника, то есть доли детей и жены не могут быть проданы?

— С женой сложнее, доли должника есть и в имуществе жены. А чужое имущество продано, конечно, быть не может.

— Можно прогнозировать сейчас случаи злоупотребления своими правами со стороны кредиторов: допустим, человек получил несколько тысяч рублей в микрокредитной организации, за счет бешенных процентов его долг моментально превысил 500 тыс. рублей, и прощай, квартира?

— Я бы не сказал, что это злоупотребление. Это риск, который на себя берет любой должник, когда он идет за займом в микрокредитную финансовую организацию. Наоборот, постановление КС прокредиторское и направлено на купирование злоупотреблений со стороны должников. Кредиторы все-таки банкротят физлиц не от хорошей жизни. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Изъятие единственного жилья: новое в ГПК РФ

Очередной новостью является доработка законопроекта об изъятии единственного жилья у должников. При этом действие закона, как предполагается на текущий момент, не будет распространяться на должников ЖКХ и должников по кредитам.

Действие закона распространяется на неисполнение принятых на себя обязательств на сумму свыше 200 000 рублей. Также предусмотрено законом, что вместо принадлежащего должнику жилья, на которое будет обращено взыскание, должник приобретет меньшее по площади жилье, пригодное для проживания. После реализации жилья должника ему будет возвращена оставшаяся после погашения долга сумма для приобретения другого жилья, либо органы местного самоуправления предоставят ему другое.

Что спровоцировало?

Законопроект начал разрабатываться в 2012 году после решения Конституционного суда от 14 мая 2012 года по жалобе граждан, которые оспорили законность запрета в ГПК РФ обращать взыскание на единственное жилье.

Принимая решение, КС согласился с тем, что положение о запрете не должно распространяться на случаи, когда размер жилья должника значительно превышает установленные нормы.

При этом суд решил, что стоимость жилья должника значительна и может погасить долг без ущерба конституционным правам должника, предусмотренным ст. 40 Конституции РФ.

Суд обязал внести изменения в законодательство, устранив нарушение баланса интересов должника и взыскателя. Также в далеком 2007 году Конституционный суд РФ признал не соответствующим Конституции запрет обращать взыскание на земельные участки должника.

Что подлежит продаже?

Однако продаваться будут все-таки не все объекты недвижимости. В эту категорию попадут только те, размер которых в 2 раза превышает установленную законодательством РФ норму предоставления площади жилого помещения и при этом составляет не менее 36 кв.

м на одного человека.  По России средняя норма колеблется от 12 до 16 кв. м на члена семьи.

Кроме того, вторым условием будет являться требование к стоимости жилья, она также должна в 2 раза превышать стоимость жилого помещения, соответствующего норме предоставления площади на одного человека.

Статья ГПК РФ

Также измененная ст. 447 ГПК РФ будут разъяснять порядок исполнения решения по изъятию единственного жилья. Не подлежит изъятию жилье, находящееся в ипотеке, жилье может изыматься только по решению суда, при наличии заявления кредитора или судебного пристава-исполнителя.

Предполагается, что срок исполнения таких решений не будет превышать 2 месяца.

Взыскатель обязан до продажи объекта недвижимости предоставить должнику и членам его семьи иное жилое помещение «с сохранением права собственности за взыскателем до полной оплаты стоимости предоставляемого им жилого помещения за счет денежных средств, вырученных от реализации принадлежащего гражданину-должнику жилого помещения».

При вынесении решения суд должен определить минимальную сумму для приобретения иного пригодного жилья. Суду предписывается соблюдать принцип соразмерности обращения взыскания требованиям должника.

Требования будут считаться несоразмерными в том случае, если сумма для приобретения жилья составит более 50 % стоимости его прежнего жилья или сумма неоплаченного долга составляет менее 200 000 рублей. Не забыли и о земельных участках, на которых расположены жилые помещения. Обратить взыскание на участок возможно будет в том случае, если его площадь превышает размер, необходимый для использования имеющегося на нем жилого строения.

Порядок реализации

В отношении жилых помещений будет введен ряд ограничений, в частности будут наложен запрет по регистрации граждан в таких помещениях, за исключением несовершеннолетних детей.

По истечении недели с момента вступления в силу определения об обращении взыскания на единственное жилье пристав с согласия должника обязан предложить взыскателю приобрести другое жилье по цене, указанной в решении суда.

В том случае, если должник не желает или взыскатель уклоняется от заключения договора на покупку нового жилья должнику, спорное жилье выставляют на торги в течение 10 дней с начальной ценой в размере, определенной судом для покупки нового жилья.

Повторные торги проводятся при снижении от первоначальной цены на 5 %. В случае если жилье не продается после повторных торгов, оно снова возвращается должнику. Последующее обращение взыскания только по истечении 12 месяцев с даты вторичных торгов. Если должник не приобретет новое жилье на предоставленную сумму по решению суда в течение 3 месяцев, денежные средства поступят в местный бюджет, в этом случае администрация обязана в течение 2 месяцев самостоятельно реализовать денежные средства и предоставить жилье должнику.

  • Также суд имеет право увеличить минимальную сумму, необходимую на приобретение подменного жилья, до 20 %.
  • Если подменное жилье приобретено, должник должен в течение 14 дней заселиться в него.

Что поможет решить?

Пожалуй, в этом законопроекте есть и положительные моменты. Путем реализации закона можно будет бороться со злостными неплательщиками алиментов.

Действия по наложению взыскания на единственное жилье должника будут распространяться «на обеспечение возмещения вреда причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца и возмещению ущерба, причиненного преступлением, независимо от времени возникновения указанных требований».

Доброе дело вроде, но каждый случай индивидуален и рассматривать его нужно всесторонне.

А с нашими чудотворцами-исполнителями таких дел наворотить можно, не разгребешь!

Суды не выселят граждан на улицу

29 апреля 2021 г. 17:31

28 апреля в эфире телеканала «Россия 24» обсуждалось решение Конституционного Суда об изъятии у должников единственного жилья

На вопросы ведущего программы «Вести» ответила советник Федеральной палаты адвокатов РФ Елена Авакян. По ее словам, при изъятии жилья никто должника на улицу выселять не будет – прежде для него должны приобрести другое место проживания, соответствующее всем социальным нормам.

Поводом для обсуждения стало решение Конституционного Суда РФ отменить полный запрет обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должников. Статья 446 ГПК РФ признана КС не противоречащей Основному закону страны, поскольку при соблюдении ряда ограничений она не препятствует снятию исполнительского иммунитета.

Советник ФПА РФ Елена Авакян пояснила, что правоприменительная практика покажет, каким образом будут изымать единственное жилье. Но, по ее словам, речь идет о помещении, которое так или иначе можно будет считать предметом роскоши.

«Все будет зависеть от субъективных особенностей. Для кого-то и 100 квадратных метров – не такая большая площадь, для кого-то в каких-то регионах и 70–90 квадратных метров – предмет роскоши.

Но в любом случае норма предоставления жилой площади в среднем по стране – 18 квадратных метров на человека – должна быть соблюдена.

Поэтому жилье подобного рода, конечно, изыматься не будет», – уточнила Елена Авакян.

Советник ФПА РФ подчеркнула, что с решением КС не все так однозначно, как кажется. Конституционный Суд придерживался такой позиции еще в 2012 г. и ранее уже предписывал внести изменения в закон.

«Когда обсуждался законопроект о банкротстве физических лиц, уже тогда рассматривалась возможность освобождения от исполнительного иммунитета единственного жилья с предоставлением иного. Но это все очень непросто.

Процедура предоставления другого жилья зависит от очень большого количества условий. Необходимо сначала приобрести это жилье, то есть должны быть денежные средства для его приобретения. Поэтому конкурсные управляющие в этом вопросе будут крайне осторожны.

И речь идет только о процедуре банкротства», – отметила Елена Авакян.

Она добавила, что сначала человеку должны приобрести жилье, в которое он переедет, лишь потом можно будет продать его жилье. То есть фактически надо поменять жилье большой площади на меньшую с учетом социальной нормы.

«Приобрести (жилье. – Прим. ред.) должны в пределах того населенного пункта, в котором человек проживает. Для Москвы это, конечно, большая проблема.

Если у человека жилье в центре города, а ему предоставят где-нибудь за пределами Третьего транспортного кольца или Московской кольцевой автодороги… Но для остальных населенных пунктов – это как раз та защита, которая не даст возможность выселить куда-нибудь, например, в сельскую местность. И, безусловно, жилье должно быть благоустроенным.

Это тоже будет решаться правоприменительной практикой. Очевидно, что в жилье с недостаточной степенью благоустроенности, не готовое к проживанию, никто никогда не разрешит никого выселить», – подчеркнула советник ФПА РФ.

Елена Авакян заметила, что при решении этого вопроса также будет учитываться интересы детей, социальная обеспеченность, близость школ, медицинских учреждений.

«Поэтому, думаю, что эта мера будет крайней. И более того, Конституционный Суд особо указал, что должны учитываться аспекты всех сделок, совершенных банкротом, с учетом наличия добросовестности или недобросовестности его поведения. А в большинстве банкротных ситуаций такого признака не будет. И никто не даст возможность никого выселить на улицу», – резюмировала Елена Авакян.

«Будем плодить бездомных»: к чему приведет решение Конституционного суда о банкротах

Неприкасаемых должников, у которых невозможно отобрать единственное жилье за долги, нет: изъять могут и у инвалидов, и у матерей-одиночек.

Но больше всего рискуют лишиться жилплощади те граждане, которые имеют в собственности большие дома или квартиры.

В том, у кого отобрать жилье будет сложнее, спасет ли от изъятия дома его продажа и чем грозит покупателю приобретение такой недвижимости, разбиралась «Вечерняя Москва».

Ранее «ВМ» писала, что Конституционный суд (КС) России постановил, что изъятие единственного жилья у должника не противоречит Конституции. Определять изъятие жилья будет законодательная власть.

Отказ в применении исполнительского иммунитета возможен при соблюдении некоторых условий.

Так, должника нельзя оставить без жилья, площадь которого не должна быть меньше того, что предоставляется по соцнайму, если он сам с этим не согласен.

У кого заберут? И дадут ли жилье взамен?

Сегодня вопрос изъятия жилья за долги остается только на усмотрение суда, рассказывает юрист Дмитрий Кваша. Если суд подсчитает, что человек не нуждается в единственном жилье или оценочная стоимость, квадратный метр этого жилья больше, чем нужно человеку для нормальной жизни, то забрать недвижимость могут у любого: инвалида, матери-одиночки, пенсионера.

— Нет неприкасамых граждан. Инвалидов и сегодня выселяют, никого не останавливает, — говорит Кваша.

  • По его словам, остается только ждать судебную практику и «надеяться, что постановление суда не будет воспринято как отмашка к массовым действиям».
  • — Логика и смысл должны все же присутствовать, а не выселять всех под одну гребенку за долги, — добавляет Кваша.
  • Адвокат Максим Столяров считает, что постановление Конституционного суда вполне может привести к массовому изъятию единственного и сверхнеобходимого для жизни жилья у должников.
Читайте также:  Где лучше открыть гостиницу в россии?

— Это ради баланса интересов: и должник с правом на жилище, и кредитор с правом на возмещение. Все к этому шло, — говорит он.

Столяров напоминает, что ранее Конституционный суд уже высказывался, что единственное жилье может изыматься, если оно явно больше необходимого для жизни. Суд предписывал законодателю принять соответствующие поправки, чтобы это стало возможно.

— Но ничего не сделали. Появлялась скудная практика, когда действительно что-то забирали, — добавил адвокат.

С кем сложнее

Сложнее всего будет изъять жилье у собственника, в доме которого прописан несовершеннолетний ребенок, говорит Кваша. А также у того, кто передарил свою недвижимость будучи банкротом. Однако сделка в течение трех лет может быть оспорена.

— Это ситуацию не особо исправит, но немного усложнит, — говорит юрист.

Он добавил, что должники ввиду постановления Конституционного суда могут начать не дарить имущество близким людям, чтобы его не лишиться, а продавать. Это может привести к еще худшим последствиям, особенно для покупателей. Такие сделки, скорее всего, также будут оспорены. Покупателя потребуют вернуть жилье в конкурсную массу, а должника — вернуть деньги.

— Если должник деньги вернуть не сможет, квартиру просто заберут у добросовестного покупателя, если он не докажет своей добросовестности, — добавил юрист.

Столяров также отмечает, что данное постановление может привести к всплеску продаж должниками имущества, «но это лишняя трата времени на процедуру — скорее всего, жилье вернут должнику, а потом будет взыскание».

Первый заместитель председателя комитета Государственной думы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов тоже считает, что после постановления КС может начаться массовое изъятие жилья у должников. При этом, по его словам, им вряд ли будут выдавать жилье меньшей площади взамен, ведь его просто нет.

— Опасное решение. Мы будем плодить бездомных, нищета еще больше увеличится. Человек бездомный, фактически бомж, теряет еще и социальный статус. Опускается. Дело в том, что площадей, как для социального найма, в наличии нет. Очередники стоят годами. Пусть покажут, где эта площадь существует, — говорит Емельянов.

Он добавил, что постановление принято под давлением риелторов и создает опасность злоупотреблений в изъятии жилья у должников. Емельянов отмечает, что в ближайшее время придется принимать законодательные меры для уточнения всех нюансов по данному вопросу.

— Но мы десять раз отмерим, прежде чем резать по живому, — добавил депутат.

Понять, сколько сегодня потенциальных должников в России, которые могут из-за долгов остаться без большой площадью квартиры или дома, не получится. Как рассказали в Федеральной службе судебных приставов России, ведомство не ведет статистики «по количеству должников, которые имеют единственное жилье».

Однако там отметили, что в первом квартале этого года в службе было свыше 65 миллионов исполнительных производств. Среди них есть и имущественные, и неимущественные.

  1. — В отношении одного должника на исполнении судебных приставов могут находиться несколько исполнительных производств, — пояснили в службе.
  2. Кто в зоне риска
  3. По словам Кваши, постановление Конституционного суда — реальный повод задуматься о выплате долга тем должникам, у которых большие дома, квартиры и участки.

— Они в зоне риска. Если раньше мы, занимающиеся банкротством, могли обезопасить имущество, каких бы размеров оно ни было, единственное жилье не забиралось, то сейчас, я надеюсь, это коснется только тех граждан, у которых метраж превосходит нормально разумные цифры, — говорит юрист.

Столяров отмечает, что, когда жилье заберут, его выставят на публичные торги. Там его продадут, скорее всего, на 20 процентов дешевле рыночной стоимости.

— Если жилплощадь продают за большую сумму, чем долг, остаток возвращается уже бывшему должнику, — заключил адвокат.

Россиянам спишут от 1,1 миллиарда рублей долгов без суда

В россии готовят закон об изъятии единственного жилья должников

Министерство юстиции РФ разрабатывает законопроект, разрешающий накладывать взыскание на единственное жилье должников. В особых случаях должнику придется сократить размер жилья, чтобы расплатиться. Новость прозвучала в правительственном докладе о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2017 год, подготовленном Мин­юстом.

Мониторинг правоприменения — это большой проект ведомства, в ходе которого изучается, как работают законы, какие есть правовые пробелы. Затем принимаются конкретные меры, чтобы исправить дело.

 Информация о том, что разрабатывается инициатива, разрешающая потеснить некоторых должников в единственных апартаментах, появилась еще несколько лет назад.

 Идея вызвала большой резонанс, и в итоге проект ушел в тень.

Как сказано в докладе, Мин­юстом России разрабатывается проект федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» и Федеральный закон «Об исполнительном производстве». 

Дело в том, что предусмотреть подобную процедуру — требование Конституционного суда страны.

Еще в 2012 году в одном из своих постановлений суд указал, что необходимо внести изменения в гражданское процессуальное законодательство, регулирующее пределы действия имущественного (исполнительского) иммунитета к жилому помещению, которое является единственным для должника. Иными словами, правило, «мой единственный дом — моя крепость» не должно быть безусловным.

Если у человека есть серьезные долги, а дом слишком велик для одного, то, возможно, хозяина стоит потревожить. Конечно, должен оставаться минимум квадратных метров, который всегда останется у человека.

«К введению подобной процедуры необходимо подходить осторожно, и все просчитывать, — говорит председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев. — Недопустимо, чтобы человек оказывался на улице. Никогда государство не пойдет на введение мер, позволяющих, скажем, лишать жилья должников по кредитам.

Однако, когда дело касается социально значимых производств, например, алиментов, необходимо предусмотреть механизмы, расширяющие возможности взыскания средств с должника. Ассоциация юристов России готова предоставить свой экспертный потенциал для совершенствования проекта».

Предполагается, что забрать единственное жилье можно будет только по определенным видам исполнительных производств, в том числе неплательщиков алиментов. Принять решение о наложении взыскания на единственное жилье сможет только суд.

Естественно, без крыши на головой человека не оставят: ему выделят определенную сумму, достаточную для покупки жилья меньшей площади. Суд установит планку, сколько именно должен будет получить человек после продажи его квартиры.

Назначенной суммы должно будет хватить на покупку жилья по установленным нормативам.

«Должникам, проживающим в небольших квартирах, в этом случае беспокоиться не стоит, — говорит адвокат Виктория Данильченко.

— Их единственное жилье не отберут за долги, поскольку для того, чтобы инициировать процедуру его продажи, нужно не только двукратное превышение нормы предоставления площади, которая предусмотрена законом, но и наличие более 36 квадратных метров на каждого человека, зарегистрированного в этой квартире».

По ее словам, найти баланс между должником и взыскателем будет крайне трудно. Чтобы учесть интересы и той, и другой сторон, предлагаемая инициатива должна быть детально рассмотрена и оценена представителями юридического сообщества.

«В любом случае кроме интересов самого должника еще должны быть учтены интересы членов его семьи, в том числе несовершеннолетних детей и престарелых родственников. Ничьи права не должны быть ущемлены, и уж тем более никто не должен остаться на улице, — говорит Виктория Данильченко.

— На мой взгляд, этот законопроект, если его и примут, популярным не станет и будет использоваться как крайняя мера. Кроме того, он рассчитан на зажиточных граждан, имеющих в собственности дорогое жилье, продав которое они будут в состоянии купить квартиру меньше и расплатиться с долгами.

Как известно, в нашей стране не так много людей, имеющих долги по алиментам и роскошное дорогое жилье одновременно. Но, с другой стороны, этот закон сродни конфискации имущества. И здесь я его поддерживаю. Люди, нарушившие закон, должны нести ответственность в установленном законом порядке».

По материалам Российской Газеты.

Бездомные по решению суда: Юрист Кваша о праве забирать единственное жильё у должников

28 апреля 2021, 10:35 — Общественная служба новостей — ОСН

Об этом Общественной службе новостей заявил юрист, эксперт в области банкротства и взыскания задолженности  Дмитрий Кваша.

Конституционный суд РФ отменил полный запрет на изъятие единственного жилья россиян за долги. Решение принято по итогам рассмотрения жалобы жителя Калуги Ивана Ревкова. Он одолжил деньги своей знакомой, но не получил их обратно. За время судебных тяжб сумма долга выросла до 4 млн рублей, а женщина успела приобрести квартиру площадью 110 квадратных метров.

Конституционный суд счел, что «исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, однако не может быть безусловным и требует законодательных корректив». Таким образом, теперь оспариваемая норма ГПК ну будет основанием для полного запрета на изъятие единственного жилья должников.

Дмитрий Кваша пояснил, что сейчас суд сможет изымать «лишние» квадратные метры у должников, однако уточнил, что пока неясно, как их определять.

Забирать у должников последний оплот, его место обитания — это совершенно неправильно

«Скорее это отрицательное решение. Потому что таких хитрецов, которые располагают безумными метрами жилья — не так много. Большая часть населения в принципе за чертой бедности находится. Забирать у них последний оплот права собственности, его место обитания — это совершенно неправильно.

Однако, я не удивлюсь, что наш законодатель пойдёт и дальше развивать эту тему. Раньше мы могли быть уверенны за клиентов, что жильё, которое у них есть, никак не заберут, будь там хоть 100, хоть 200 квадратных метров или дом в 500 квадратных метров.

Сейчас они говорят, что лишь избыточные квадратные метры могут подлежать аресту и изъятию. Но кто и как будет определять эту избыточность? 30 это должно быть или 50 метров? Будет ли разница в регионах? Ведь мы понимаем, что в Москве или Екатеринбурге метраж будет схожий, а цена — различная.

Мы должны подумать о кредиторах, права которых суд должен защищать, но и оставлять ответчика на улице — не совсем правильно.

При этом нельзя исключать и злоупотребления должников, когда некоторые хитрецы набирают кредитов, гасят ипотеку и у них остаётся единственное жильё, которое не может требовать кредитор. Надеюсь на здравый смысл в головах судей», — отметил он.

Ранее Общественная служба новостей сообщала, что сведения о родственниках обанкротившихся должников смогут теперь передавать кредиторам. В частности, речь идет об имеющемся у них имуществе.

В качестве прецедента приводится дело ООО «Сегежа сити». Во время прохождения процедуры банкротства выяснилось, что, помимо самого общества, по одной трети в уставном капитале имели два других руководителя. Сведения об их родственниках как контролирующих должника лиц и запросил конкурсный управляющий.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали. По словам старшего юриста банкротной практики Crowe CRS Анны Сафоновой, ранее загс отказывал в предоставлении таких данных, а суды, в свою очередь, его поддерживали, настаивая на неприкосновенности частной жизни и в связи с тем, что в обязанности управляющего не входит оперативно-разыскная деятельность.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *