Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

kanaev55Введение.Несмотря на принципиальное отличие в причинах,породивших  прошедший мировой и грядущий российский кризис,оба кризиса уже имеют и еще будут иметь,несомненно,большое сходство между собою в рамках российской экономики.1)В прошедшем кризисе 2008-2009гг. и в грядущем российском 2014-2015гг. большую роль сыграло (и еще сыграет) резкое падение цен на мировом нефтяном рынке.

2)В обоих кризисах российский финансовый сектор (да и другие сектора экономики РФ) фактически лишились возможности получать кредиты в западных банках (в первом случае из-за финансового кризиса,во-втором из-за примененных к РФ санкций).

3)Общей характерной чертой обоих кризисов стало  массовое бегство капитала из России.4)Существенное ослабление национальной валюты также роднит оба кризиса.И все же несмотря на целый ряд «совпадений» в обоих кризисах,нам нельзя ни в коем случае упускать и имеющиеся отличия между ними,если уж мы задались не слишком скромной целью — заглянуть в будущее экономики России,в ее 2015г.

Первым и пожалуй,самым важным отличием грядущего российского кризиса от недавнего мирового является именно их масштабы и причины их возникновения.

Если недавний кризис РФ пережила в рамках общемирового,то грядущий ей предстоит выстрадать в гордом одиночестве (если  брать в расчет только крупные национальные экономики,например, ТОП-10),поскольку у мировой экономики (пока) есть все объективные предпосылки для не быстрого,но стабильного роста в 2-3% в 2015г.

С причинами,подталкивающими экономику РФ к обрыву кризиса дело обстоит еще интереснее и запутаннее.Ибо здесь суммарно действуют два фактора.

Первый — это санкции запада,перекрывшие доступ российскому бизнесу к дешевым кредитам и второй — это резкое ухудшение конъюнктуры на нефтяном рынке,приведшее к двукратному падению цен на сырую нефть.

И здесь нам важно уяснить еще одно существенное отличие между данными кризисами.

Если в первом кризисе все экономические неурядицы РФ были порождены падением мировой экономики и ее финансовыми проблемами,то текущие и грядущие экономические неурядицы России возникают и набирают силу на фоне растущей мировой экономики!И забегая несколько вперёд,замечу,что этот фактор (растущая мировая экономика) может сыграть решающую роль уже в 2015г. в стабилизации нефтяных цен на более комфортном для РФ уровне 70-80$ за баррель.

Теперь,после прочтения этого введения,я думаю,что многим из моих читателей тоже захочется заглянуть в экономику России 2015г.,через призму событий недавнего кризиса 2008-2009гг.,с тем чтобы хотя бы приблизительно понять масштаб грядущих перемен.

Но поскольку  прошёл уже довольно приличный срок (6 лет) с начала первого кризиса,то, мне кажется, для начала необходимо выявить макроэкономические изменения,которые претерпела экономика России.Поэтому начнем с краткого сравнения основных макроэкономических показателей.

*******************************

Сравнения исходных позиций российской экономики 2008г. и 2014г.

1)Накануне вступления в кризисный год объем резервов в 2008г. был больше примерно на 10%,чем в 2014г. (Данные по резервам указаны за 1-е число каждого месяца.Фактически на конец 2008г.было 438 млрд.$,на конец 2014г.389 млрд.$)На первый взгляд,объемы валютных резервов за рассматриваемые нами годы не слишком сильно отличаются друг от друга.И в самом деле в начале 2014г.резервы были на 5% больше показателей 2008г,в конце года стали меньше всего на 10%.Почему же тогда получилась такая большая разница в ослаблении рубля? В 2008г. он ослаб только на 20%,а в 2014г. — на все 60% ( по отношению к доллару).N1

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

N2

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

*******************************************************************************************************************************Почему рубль упал гораздо сильнее в 2014г.,чем в 2008г.?Чтобы получить ответ на этот вопрос нам,для начала, потребуется более внимательно рассмотреть некотрые нюансы в использовании валютных резервов РФ за 2008 и 2014 годы.(1)В 2008г. валютные резервы РФ бурно растут вплоть до августа и начинают сокращаться только с сентября,когда падение нефтяных цен приобрело серьезный и необратимый характер и был запущен механизм бегства капитала из страны.В 2014г.  происходило … только планомерное снижение валютных резервов на протяжении всего года!К сентябрю  сокращение резервов составило почти 10% от их первоначального объема (за год примерно 20%).И после этого нам предлагается поверить в лозунг «Крым ни при чем».

(2)Таким образом,ЦБ России к сентябрю 2008г. и 2014г. подошёл совершенно в разной степени готовности.Отсюда и совершенно различные возможности ЦБ в поддержании курса национальной валюты после обвала нефтяных цен.Если в 2008г. в сентябре ЦБ располагал почти 600-ми млрд.$,то в 2014г. — только 465 млрд.Как говорится,почувствуйте разницу.

(3)Ради стабилизации курса рубля на уровне 29 ЦБ в 2008г. был вынужден сократить резервы на 160 млрд.$ (включая и девальвацию евро по отношению к доллару).В 2014г. ЦБ  был вынужден довольствоваться гораздо мЕньшей суммой (по факту в 65 млрд.$ ,включая  девальвацию евро и золота) для решения подобной же задачи по стабилизации курса рубля и при значительно более высокой внешней задолженности РФ (гр.N6) в 2014г. по сравнению с 2008г. (как тут не вспомнить о 50 млрд.$,улетевших по направлению к Крыму до сентября 2014г.).N6Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?N6a

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

N6b

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

Собственно эти обстоятельства (более скромные объемы валютных резервов,более высокий уровень внешнего долга) и предопределили,на мой взгляд, повышенную волатильность и более сильное ослабление рубля в 2014г. по сравнению с 2008г.(гр.NN8,9).Кроме того,не будем забывать,что ослабление рубля в период первого кризиса продолжилось и в 2009г. и достигло 36 руб. за доллар, то есть рубль в конечном счете в моменте ослаб в 1,5 раза по сравнению со своим курсом середины 2008г.Следовательно,в ситуации 2014г.,когда возможности ЦБ по проведению интервенции были много ниже чем в 2008г.,а давление на рубль ( скупка доллара со стороны бизнеса и населения) было ни как не меньше чем в 2008г.,более серьезное ослабление рубля до 60-70% уже не выглядит каким-то финансовым казусом или недоразумением.Как говорится,по одежке — протягивай ножки.На мой взгляд,в истории девальвации рубля 2014г.стоит затронуть отдельно и срок девальвации.Он оказался гораздо более коротким чем в 2008-2009гг.,что несомненно положительно повлияло на более бережное и рациональное использование валютных резервов. И это необходимо поставить в заслугу новому руководству ЦБ,у которого хватило решимости в условиях колоссального общественного давления перейти окончательно на рельсы более грамотной курсовой политики,cуть которой заключается в минимальном вмешательстве ЦБ в процесс курсообразования национальной валюты.Правда,к сожалению, передовая методика не уберегла это же руководство от временной и полной потери контроля над рублем 15 и 16  декабря.Но это уже другая история.Впрочем и здесь при желании можно разглядеть негативное влияние Крымской эпопеи ,стоившей несчастному ЦБ ни много ни мало 50 млрд.$ ,которых ему так не хватило в самый разгар обрушения нефтяных цен.В заключение мне хотелось бы напомнить,что объективные предпосылки для достаточно чувствительного ослабления рубля формировались в экономике РФ уже в течение 2-х последних лет из-за ухудшения состояния  счета текущих операций.

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

Этот негативный процесс был вызван в основном двумя факторами.

Первый — это более высокие темпы роста (чем темпы роста экспорта) выплат процентов по внешним долгам  и второй фактор — это опять же более высокие темпы роста импорта в торговле услугами по сравнению с ростом общего  экспорта.

Таким образом,рано или поздно тренд на ослабление рубля пробил бы себе дорогу,разумеется,не в таком объеме и не так резко как сейчас,для того чтобы сократить объемы импорта (и услуг и товаров) и тем самым улучшить показатели счета текущих операций,поскольку какого-либо серьезного потенциала (нефтяной фактор — полностью исчерпан) для наращивания экспорта у России нет и не будет в обозримом будущем.

**************************************************************************************************************************************

2)В кризисный год резервы продолжали падать в течение 5 месяцев,затем стали расти и восстановились до уровня конца 2008г.N3

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го? Опыт пережитого кризиса 2008-2009гг. дает нам определенный эмпирический материал,с помощью которого мы сможем выстроить некую модель возможного развития событий в 'экономике России в 2015г. и в частности в ее финансовом секторе.Опыт 2009г. показал,что:1) Возможно дальнейшее ослабление национальной валюты в том случае,если ее курс был искусственно завышен (что имело место в конце 2008 и начале 2009гг.).2)Валютные резервы могут в течение нескольких кварталов снижаться,но по итогам года они вполне  могут превысить свой начальный уровень .

3)Положительная динамика валютных резервов возможна даже в условиях существенного снижения объемов экспорта.Последнее обстоятельство,как мы с вами дальше увидим,даст нам ключ к пониманию значения обменного курса   в формировании валютных резервов любой страны и которые в свою очередь выполняют роль амортизатора для того же обменного курса.

************************************************************************************************************************************************************************

3)В спокойные годы резервы не испытывали серьезных колебаний.N4

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

N5

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

************************************************************************************************************************************************************************4)Имеем существенное различие (со знаком минус) в размере внешнего долга в предкризисные годы (2008г. и 2014г.)N6****************************************************************************************************************************************************5)Имеем существенное различие (со знаком плюс) в размере ВВП в предкризисные годы.N7******************************************************************************************************************************************************6)В 2014г. имеем значительно более сильную и быструю девальвацию рубля по отношению к $ (~60%),чем в 2008г.(~20%).Существенное снижение курса национальной валюты,как мне кажется,наиболее сложный вопрос для оценки его последствий.Вернусь к нему чуть позже…N8N9***************************************************************************************************************************************************7)Спад нефтяных цен в 2014г. гораздо слабее,чем в 2008г. Констатируем безусловно увесистый плюс.N10***********************************************************************************************************************************************************************************************************8)В 2014г. имеем инфляцию чуть меньше ,чем в 2008г.Небольшой,но плюс.

Найти 10 отличий. Разница кризисов 2008 и 2015 годов

Сравнение ухудшения экономики сегодня с кризисом 2008 года не совсем корректно: тогда и сейчас ситуация была вызвана разными причинами. Однако опыт, который получили компании и потребители тогда, сейчас многим позволяет избежать ошибок

Читайте также:  Как вернуть свои деньги, узнав о банкротстве застройщика?

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го? Руслан Шамуков/ТАСС

Зависимость российской экономики от цен на нефть уже не первый раз сыграла со страной злую шутку. В 2008 году одним из главных факторов, оказавших влияние на снижение курса национальной валюты, был обвал цен на нефть, отметили аналитики «Метриум Групп». Тогда с июля по декабрь снижение стоимости барреля черного золота составило 68,9%.

В 2014 году падение было более медленным – за этот же период цена на нефть снизилась на 46,2%. При этом темпы девальвации рубля были противоположными.

Если во втором полугодии 2008 года рубль к американскому доллару снизился на 25,3%, а к евро – на 13,4%, то в прошлом году обвал был гораздо более существенным: минус 57,4% к американской валюте и 17,2% к европейской, вспоминают эксперты.

Шесть лет назад кризис был обусловлен чисто экономическими причинами, сейчас одновременно сыграли роль несколько факторов: обостренная геополитическая обстановка, введение антироссийских и ответных санкций, растущая сырьевая зависимость экономики.

Замедление темпов роста ВВП в 2014 году оказалось в разы более существенным. Если в 2008 году этот показатель составил плюс 5,2%, то в прошлом всего плюс 0,6%.

Рынок недвижимости в 2008 году под влиянием нарастающего экономического кризиса пережил снижение количества сделок: минус 15,9% относительно 2007 года. В 2014 была несколько иная ситуация: в отдельные месяцы года спрос на квартиры был в прямом смысле слова ажиотажным (март-апрель и конец декабря).

Мария Литинецкаягенеральный директор компании «Метриум Групп»

Во второй половине 2008 года впервые за пять лет прекратился рост средней стоимости квадратного метра и началась коррекция вниз. Это привело к тому, что по итогам 2009 года средний «квадрат» подешевел на 10-15% в рублях и на 20-30% в долларах.

В 2014 году, напротив, рублевые цены росли в течение всех 12 месяцев, но в большей степени в 1 и 4 квартале. В сегменте массового жилья средняя стоимость квадратного метра выросла на 10,7%, в бизнес-классе – почти на 18%, а в элитном сегменте из-за сильной зависимости от курса доллара сразу на 36%, по данным компании «Метриум Групп».

За 11 месяцев 2014 года в России было выдано кредитов на покупку жилья на сумму 1,58 триллиона рублей. Это абсолютный рекорд за всю историю существования российского рынка ипотечного кредитования, отмечают аналитики.

Для сравнения – в 2008 году этот показатель составил 756,8 миллиарда рублей – в два раза меньше.

При этом средняя ставка по ипотеке в 2008 и в январе-ноябре 2014 года была зафиксирована примерно на одном и том же уровне – 12,9% и 12,65% годовых соответственно.

Максим Морозовуправляющий партнер «M9 development»

Пока что можно говорить о том, что сильнее, чем во время прошлого кризиса, снизились ставки на аренду стрит-ритейла, а квартиры выросли в цене сильнее, чем в прошлом году, из-за ажиотажного спроса, добавляет Морозов.

Эксперт отмечает, что рост на вторичное жилье составил 20-35% в зависимости от сегмента, а цена на аренду снизились из-за неуверенности в завтрашнем дне. Все задаются вопросом: как долго это продлится? Если субсидирование ипотеки государством все же начнется, некоторые кризисные явления удастся локализовать.

В «M9 development» уверены, что изменения можно будет увидеть в перспективе двух-трех месяцев, и снятие санкций может изменить ситуацию в сторону разворота.

Экономическая ситуация в 2014 году в определенной степени повторяет сценарий 2008 года. За полгода произошел резкий обвал цен на нефть и, как следствие, началась девальвация национальной валюты.

В отличие от 2008 года, когда под влиянием кризиса спрос на товары, в том числе недвижимость, снижался, падение курса рубля в 2014 году спровоцировало увеличение покупательской активности на различных сегментах – россияне скупали бытовую технику и электронику, автомобили и, разумеется, жилье. Доля инвестиционных сделок на рынке недвижимости в течение года увеличилась с 10-15% до 20-30%.

При этом рынок недвижимости рос в первую очередь благодаря ипотечному кредитованию – на первичном рынке в проектах массового сегмента доля ипотеки по состоянию на конец года достигала 40-60%.

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?

Руслан Шамуков/ТАСС

Если брать за основу развитие кризиса 2008-2009 годов и его влияние на рынок недвижимости, то на 2015 год эксперты «Метриум Групп» делают следующий прогноз. Ставки по ипотеке будут расти, а объемы выдачи кредитов на покупку жилья сократятся до уровня 2005-2006 годов.

Сбербанк РФ и ВТБ24 займут еще большую долю рынка ипотеки в силу возможности выдавать кредиты по ставке, максимально приближенной или даже ниже ключевой. Объемы сделок на рынке недвижимости снизятся минимум на 30-40%.

Произойдет смещение спроса из сегмента новостроек на вторичный рынок, спрос на рынке недвижимости будет поддерживаться в основном за счет альтернативных сделок. На первичном рынке наибольшим спросом будут пользоваться объекты в высокой стадии строительной готовности.

С рынка уйдут мелкие застройщики, а крупные отложат на неопределенный срок вывод новых проектов, которые сейчас находятся в «бумажной» стадии.

При этом эксперты не ждут серьезного снижения цен. В 2008 году столичная недвижимость была явно переоценена, поэтому коррекция была довольно глубокой. В этот раз цены вряд ли снизятся более чем на 20%, а новые объекты будут выходить с существенным дисконтом – до 15% к рынку.

И в отличие от 2008 года, когда ситуация была более предсказуема, сегодня практически невозможно сделать прогноз относительно того, как долго продлится рецессия.

Если выйти из кризиса удастся за два года, как говорил президент России Владимир Путин на пресс-конференции в декабре прошлого года, то рынок недвижимости сможет довольно быстро оправиться и выйти на докризисные показатели.

При более затяжном снижении экономики восстанавливаться рынок будет гораздо сложнее.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Работа: чем ситуация 2015 года отличается от 2008-го

Эксперты рынка спокойны

«Рынок труда пока ведет себя достаточно спокойно. Число вакансий в ноябре 2014 года практически не изменилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Число резюме выросло на 4%. Годовой прирост зарплатных предложений составил 3,4%.

Все это является свидетельством относительной стабильности, сохраняющей на рынке труда. Во время кризиса 2008 года число вакансий снижалось, число резюме росло, а зарплатные предложения падали», – рассуждает руководитель отдела аналитики рекрутингового портала Superjob.

ru Валерия Чернецова.

Специалисты называют сегодняшнюю ситуацию «соскальзыванием».

«Основное отличие текущей ситуации от кризиса 2008 года заключается в том, что тогда все буквально рухнуло, сейчас же мы, напротив, наблюдаем плавное, постепенное соскальзывание вниз.

Стратегии компаний в области найма сродни этому явлению: они не объявляют о каких-либо масштабных «фризах» (замораживание позиций) на долгий период времени, не сокращают сотнями сотрудников и их поведение в этом отношении «сгруппированное» и плавное», – объясняет директор по стратегическому развитию кадрового холдинга АНКОР Алексей Миронов.

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?
Снижение темпов найма может составить от 15 до 25%. Фото с сайта epochtimes.ru

По словам руководителя пресс-службы HeadHunter Сибирь Еланы Таращук сегодня достаточно сложно сделать какие-то выводы, потому что у многих компаний еще нет планов на ближайший год.

По данным компаний-участников «Банка данных заработных плат», 62% компаний не планируют проводить какие-либо кадровые изменения в 2015 году. А 38% даже планируют увеличить штат.

Эти данные – прямой показатель того, что какие бы экономические изменения ни происходили в стране, всегда есть сферы, которые растут во время кризиса (например, ритейл, колл-центры), и есть те, кто чувствует себя не лучшим образом, например, строительство.

Между тем доля компаний, проводящих оптимизацию численности, по сравнению с прошлым годом, несколько выросла: 23% и 13% соответственно. Чаще всего речь идет о небольшой оптимизации, не связанной с масштабными увольнениями.

По оценкам кадрового холдинга АНКОР в разных отраслях снижение темпов найма составляет от 15 до 25% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

В Superjob снижение оценивают в 11,5%. Причиной тому стала не только экономическая ситуация, замедляющая развитие бизнеса, но и наложившееся сезонное снижение поисковой активности работодателей.

В ноябре конкуренция на рынке труда выросла до 3,7 резюме на вакансию. С очень высокой конкуренцией сталкиваются домашние помощники и административные работники (15,9 и 15,6 резюме на вакансию соответственно). Наибольший конкурс сохраняется в сегменте «Топ-персонал» (18,3 резюме на вакансию).

Показатели напряженности (отношение числа безработных соискателей к числу вакансий) выросли во всех исследуемых сегментах. На этот раз максимальный рост наблюдался в сфере юриспруденции (+1 п.п.; 4,4 резюме безработных на вакансию).

А доля безработных соискателей в ноябре выросла до 57% (+1,5 п.п.).

Прогнозы на 2015 год

В тяжелых экономических условиях компании займутся повышением своей эффективности, более четким перераспределением функций. И именно это может привести к увольнению «балласта» – персонала, в котором нет особой потребности, и который набирался в период активного роста организации.

Читайте также:  Страхование строительства могут переложить на плечи дольщиков

События 2008-2009 годов еще свежи в памяти большинства новосибирцев. Тогда многие высокооплачиваемые специалисты в одночасье лишились работы и надежды быстро занять вакансию с тем же уровнем дохода. Список профессий, попадающих в зону риска в 2015 году, от списка 2008 года отличается незначительно.

В числе первых, кого могут уволить – административный персонал (офис-менеджер, секретарь, личный помощник, ассистент отдела). Эти специалисты не оказывают прямого влияния на показатели бизнеса. В случае ликвидации должности, функции такого специалиста распределяются между другими сотрудниками.

Чем кризис 2015 года отличается от 2008-го?
Специалисты туристической отрасли могут лишиться работы. Фото с сайта india.obnovlenie.ru 

Специалисты туристической отрасли. Количество резюме на все специальности в сфере туризма медленно увеличивается, как это было и в 2008 году.

Шаткое положение туроператоров заставило новосибирцев отказаться от поездок за границу осенью, на новогодние и рождественские праздники. Сокращение клиентов неминуемо ведет к сокращению штата сотрудников.

Приостановка деятельности туристических компаний также выплескивают на рынок сотрудников, лишившихся работы.

Специалисты по рекламе, маркетингу, PR, пресс-служба – в кризис компаниям, как говорится, не до них. Есть специалисты, повторяющие, что кризис – возможность для роста и новых решений, период, который как раз и требует креативного подхода, однако на деле рекламщики, PR и пресс-службы попадают под сокращение первыми.

Сотрудники девелоперских компаний также могут отправиться в весьма длительный отпуск.

Специалисты банковской сферы могут быть сокращены из-за падения темпов кредитования. Ставки по кредитам растут, а доходы нет – обычно это не прибавляет населению желания занять деньги у банков. Напомним, в 2008 году под сокращения первыми попали работники отделов ипотечного кредитования, потребительского и автокредитования.

Сотрудники вне кризиса

Даже в кризис есть сферы деятельности, где спрос на работников остается высоким, а зарплаты не меняются. Прочным считается положение фармацевтической отрасли, оборонно-промышленного комплекса, уточняет Елана Таращук.

Среди самых востребованных и высокооплачиваемых на рынке уже долгое время числятся специалисты сферы информационных технологий.

Потребность в воспитателях детских садов, водителях троллейбусов, разнорабочих, санитарках и медицинских сестрах вряд ли исчезнет в 2015 году.

Выводы

«Традиционно в конце года наблюдается замедление найма, сокращение количества вакансий, все стратегически важные решения в отношении набора персонала переносятся на следующий год, и в этом смысле декабрь всегда характеризуется такой ситуацией вне зависимости от кризиса.

Безусловно, в сравнении с 2013 годом, люди стали осторожнее, избирательнее, но все равно они более активны, чем в 2008-м году, и пока гораздо охотнее и проще меняют работу, чем тогда», – говорит Алексей Миронов.

«Если инвестиции по-прежнему будут падать, а налоги расти, рынок труда будет реагировать растущей тревожностью.

В первую очередь это коснется представителей банковского и финансового сектора, маркетинга, рекламы и других поддерживающих подразделений.

В меньшей степени опасаться следует представителям сферы продаж: спрос на хороших продажников в кризис достаточно высок», – отметила Валерия Чернецова.

Сравнительный анализ кризисов 2008 и 2020 — Финансы на vc.ru

В конце февраля 2020 года американский фондовый рынок вошел в фазу стремительного падения. От своего исторического максимума индекс просел на 1201 пункт (более 35%).

Это самое сильное падение в абсолютных величинах за всю историю американского фондового рынка.

Это также самый скоростной биржевой спуск: чтобы обнулить весь рост последних трех лет, потребовалось всего 22 торговых дня.

Возникает желание провести параллели данного кризиса с мировым финансовым кризисом 2008 года, который, по всеобщему мнению, был успешно преодолен. Причем такое желание возникает не только у аналитиков, но и у регуляторов по всему миру. Возникает обманчивое убеждение в том, что рецепт преодоления кризиса любого масштаба найден более 10 лет назад: в виде программы количественного смягчения.

На мой взгляд, это чрезмерно оптимистичное утверждение. Данный кризис кардинально отличается от кризиса 2008 года:

· В причинах возникновения;

· В течении и ожидаемый продолжительности.

А старое лекарство не годится для новой экономической болезни.

Причины кризиса 2008 года берут начало еще в 2002 году. Тогда в результате снижения ключевой ставки ФРС ипотека стала доступной, а продажи новых домов начали расти небывалыми темпами.

Обязательства по ипотеке в результате секьюритизации стали обеспеченными ипотечными облигациями (Mortgage-backed securities, MBS), а затем стали объединяться в пулы обеспеченных ипотечных обязательств (Collateralized Mortgage Obligation, CMO). На первый взгляд рынок CMO выглядел высокодоходным и относительно безрисковым, т.к. обязательства по ним были обеспечены высоколиквидным активом (домом), стоимость которого постоянно растет.

Низкие ставки по кредитам привели к расцвету рынка обеспеченных долговых обязательств (Collateralized Debt Obligation, CDO), к которым относятся не только СМО, но и многие другие облигации, обеспеченные долговыми обязательствами.

В итоге возник целый рынок долгов, внутри которого многим участникам было комфортно и безопасно. Работало это следующим образом:

1. Обязательства по изначально выданному ипотечному кредиту продавались, объединялись в пулы (и становились CMO / CDO) и перепродавались снова. А

2. Чтобы застраховать себя от дефолта по CDO, держатель таких облигаций приобретал кредитный дефолтный своп (Credit Default Swap, CDS).

В этой схеме не требовалась тщательная проверка заемщика, потому что для изначального кредитора не имело значения, будет ли заемщик платить по своим обязательствам или нет, т.к. все обязательства уже были проданы.

Соответственно, чем больше ипотечных кредитов выдавалось, тем больше была прибыль.

А конечный держатель облигаций (например, крупный банк) просто приобретал страховку (СDS), которая для бумаг с высоким рейтингом стоила совсем недорого.

Вся эта система не смогла бы работать, если бы риски CDO были правильно оценены.

Однако из-за просчетов в методике оценки рисков пакеты обеспеченных долговых обязательств считались более надежными, чем были в действительности.

В частности, была недооценена степень корреляции между вероятностями дефолта по отдельным обязательствам, в результате было переоценено значение диверсификации в снижении риска дефолта условного портфеля.

В итоге CDO получали незаслуженно высокие рейтинги надежности, а кредитный дефолтный своп стоил неоправданно дешево. Причем покупка дефолтных свопов могла осуществляться и без непосредственного владения предметом страховки.

В результате такие деривативы стали элементом рискованных стратегий. Кроме того, покупка CDS поощрялась регуляторами. Все это привело к продаже данных инструментов на сотни миллиардов долларов. Например, только одна компания AIG по состоянию на 30 июня 2008 г.

выписала кредитные деривативы на сумму $413 млрд.

Дешевизна страховки от дефолта и возможность быстрой перепродажи ипотечных обязательств привела к массовой выдаче кредитов, в том числе заемщикам с короткой кредитной историей или вовсе без нее. Причем ненадежным заемщикам выдавались субстандартные кредиты с плавающей ставкой, которая зависит от риска дефолта по кредиту, а также от ставки LIBOR.

Большое распространение на рынке недвижимости получили спекулятивные покупки с целью последующей перепродажи.

Ажиотаж на рынке жилой недвижимости США достиг апогея летом 2005 года, когда продажи новых домов достигли исторического максимума – 1389 тыс. К 1 января 2007 года этот показатель упал до 998 тысяч, и стало понятно, что период роста на рынке недвижимости окончен. Следом за снижением количества проданных домов начали падать и цены на них.

Продажи новых домов на одну семью. Данные ФРБ Сент-Луиса, Бюро переписи населения США. https://fred.stlouisfed.org/series/HSN1F

По мере падения спроса и, соответственно, цен на жилую недвижимость нарастали спекулятивные продажи, а за счет повышения платежей по субстандартным кредитам (из-за повышения ставки) число дефолтов по ипотеке также начало расти. Это в свою очередь бьет по всем держателям CDO.

Средняя цена проданных домов в США. Данные ФРБ Сент-Луиса, Бюро переписи населения США. https://fred.stlouisfed.org/series/ASPUS

Рейтинги ипотечных облигаций (CDO) начали стремительно падать, а по мере накопления потерь и снижения кредитного рейтинга продавцы страховок от дефолта (CDS) были вынуждены предоставлять все большее обеспечение, пока у них не закончились средства, требуемые для очередного обеспечения дефолтного свопа.

И все же главной причиной кризиса стали именно обеспеченные ипотекой обязательства (CDO) и массовые дефолты по ним. Та же AIG взяла на себя значительные долговые обязательства, чтобы приобрести на заемные средства «безрисковые» ипотечные облигации. При этом рынок недвижимости был перегружен предложением: на продажу были выставлены сотни тысяч домов.

Соотношение выставленных на продажу и проданных домов. Данные ФРБ Сент-Луиса, Бюро переписи населения США. https://fred.stlouisfed.org/series/MSACSR

Особенно важным стало банкротство Lehman Brothers в сентябре 2008 года, когда стало понятно, что государство не собирается спасать всех. Финансовый кризис перешел в острую фазу.

На фондовом рынке шли активные распродажи, и к марту 2009 года индекс широкого рынка S&P500 снизился на 57,6% от максимумов октября 2007 года.

Конечно, власти США не могли оставить кризис развиваться по естественному сценарию. На рынках по всему миру властвовали «медведи», безработица росла, а рынок недвижимости был скорее мертв, чем жив. Срочно требовалась помощь и финансовому, и реальному секторам экономики:

● План ARRA (American Recovery and Reinvestment Act) был принят в феврале 2009 года. Это пакет стимулирующих мер объемом $787 млрд, которые необходимо было распределить в течение трех лет.

План подразумевал как индивидуальные налоговые послабления, так и для бизнеса, пострадавшего от рецессии (в т.ч.

увеличение пособий по безработице), увеличение затрат на медицину, государственные инвестиции (в инфраструктуру, информационные технологии, науку и т.п.).

Читайте также:  В краснодаре жильцы самостроя пытаются предотвратить снос

● Количественное смягчение (Quantitative Easing, QE). В декабре 2008 года ФРС США приступила к программе количественного смягчения, которое представляло собой покупку Федеральной Резервной Системой США ипотечных облигаций (MBS, mortgage-backed securities) и казначейских облигаций США у банков с целью обеспечения ликвидности.

Объем выкупа составил $600 млрд., а затем поступившие на баланс активы были «нейтрализованы» через продажу государственных казначейских облигаций на ту же сумму. В марте 2009 года программу расширили еще на $750 млрд и прибавили $300 млрд на покупку трежерис, и вот эти покупки ФРС уже не «стерилизовала» через продажу казначейских облигаций.

В дальнейшем программу неоднократно перезапускали:

● QE 2 – ноябрь 2010 – июнь 2011;

● QE3 – сентябрь 2012 – декабрь 2013.

· Политика нулевых процентных ставок (ZIRP – Zero Interest Rate Policy). 16 декабря 2008 года ключевая ставка ФРС США была снижена до 0-0,25%, и такое положение дел сохранялось 7 лет – до декабря 2015 года.

· Операция Твист (Operation TWIST). В сентябре 2011 года ФРС анонсировала операцию ТВИСТ.

План состоял в продаже облигаций с датой погашения менее трех лет и покупке облигаций с датой погашения от 6 до 30 лет с целью увеличения средней даты погашения портфеля ФРС. Цели – аналогичные QE.

Разница состоит в том, что для операции ТВИСТ не потребовалась дополнительная эмиссия денежной массы, т.к. покупки совершались на средства от продажи облигаций с близкой датой погашения.

Всего за программу количественного смягчения активы ФРС выросли c $ 870 млрд в августе 2007 года до примерно $4,5 трлн. в начале 2015 года.

Все программы количественного смягчения были нацелены на предоставление избыточной ликвидности в банковском секторе. Планировалось, что затем эти средства будут направлены непосредственно в экономику в виде дешевых кредитов, также инвестиций. Это должно было разогреть деловую активность и помочь экономике расти.

Однако реальность внесла свои коррективы: огромные средства мертвым грузом осели на балансах банковской системы в виде избыточных резервов.

Избыточные резервы банков. Данные ФРБ Сент-Луиса. https://fred.stlouisfed.org/graph/?g=mc6A

Конечно, нулевые процентные ставки и гигантские средства, влитые в банковскую систему, сделали кредиты дешевыми. Но и здесь не обошлось без побочных эффектов. Многие компании тратили средства не на оздоровление бизнеса и инвестиции, а на выкуп собственных акций. Очень выгодные топ-менеджерам и акционерам, эти покупки фактически привели к избыточному росту капитализации целых секторов.

Триггером нового кризиса стала, конечно, пандемия COVID-19, однако положение дел в экономике, которое сложилось в конце 2019 года, трудно назвать здоровым.

Проблема заключается в том, что власти пошли путем избегания «экономической боли», стараясь любыми путями сгладить ситуацию. Фактически «экономическое болеутоляющее» в виде количественного смягчения стало основным «лекарством». Безусловно, полезное средство для смягчения пика кризиса из помощи в преодолении «дна» превратилось в основной драйвер роста.

Альтернативным вариантом было увеличение налогов и использование количественного смягчения только для смягчения ситуации в самые тяжелые моменты кризиса.

Несомненно, в итоге это привело бы к массовым банкротствам, увеличению безработицы и в целом падению уровня жизни населения.

При этом к настоящему моменту экономика, вероятно, вышла бы на устойчивую траекторию роста, пусть медленного, но стабильного.

Вполне понятно, что ни один политик не захотел бы брать на себя ответственность за подобные меры. Так и администрация Барака Обамы и ФРС пошли по пути избегания «экономической боли», последовательно накачивая экономику ликвидностью.

В краткосрочной перспективе это помогло быстро вернуться к росту, однако стратегически ситуация ухудшилась, делая последующий кризис достаточно скорым по времени, сильнее и сокращая возможности маневрирования.

Экономика США получила массу негативных последствий избытка денежной массы, поспособствовав возникновению «пузырей» во многих областях:

● Рынок корпоративных долгов. За последние 10 лет объем корпоративного долга вырос более чем вдвое, превысив отметку $3 трлн, что составляет более 45% ВВП США.

● Зомби-компании по всему миру. Эти компании полностью зависимы от внешнего финансирования, а их совокупная долговая нагрузка находится на уровнях, исключающих погашение или хотя бы ее сокращение.

Их продолжают поддерживать, так как банкротство станет сильным ударом по кредиторам. По разным оценкам, только в США на конец 2019 года до 16% компаний оценивались как «зомби».

Такое количество «зараженных» стало возможным не в последнюю очередь благодаря возможности быстро и дешево кредитоваться.

● Как и перед кризисом «доткомов», существует целая плеяда стартапов, которые, несмотря на убыточность (иногда, в течении более чем 10 лет), провели успешные IPO и их акции выросли более чем на 100%.

При этом более 80% компаний, выходящих на IPO, убыточны. Этот показатель находится на том же уровне, что и перед кризисом доткомов в 2000 году.

И хотя в целом балансы более здоровы, чем накануне кризиса доткомов, но они весьма далеки от идеала.

● Активные байбеки и высокие дивиденды. Обилие дешевых кредитов спровоцировало волну выкупов корпорациями собственных акций и выплату все большего размера дивидендов.

Например, в 4 квартале 2019 года байбеки и дивиденды вместе составляли 92,9% от операционных доходов (EBIT). И это касается всех компаний, входящих в индекс SP500 (источник: yardeni research).

В значительной мере рост индекса за последние 10 лет связан именно со все нарастающими выкупами собственных акций.

● Спекулятивное давление. Байбеки как драйвер роста снизили важность для инвесторов традиционных показателей работы компании, на первое место (как и во время кризиса доткомов) вышли ожидаемые темпы роста компании.

● Высокий объем свободной денежной массы привел к появлению большого количества непрофессиональных инвесторов и сместил фокус роста на компании хайпа.

● Большое количество средств было инвестировано посредством ETF, что, с одной стороны, означает диверсификацию для инвестора, а с другой стороны все активы, входящие в фонд, получают поддержку, даже те, которые объективно ее не стоят. И в случае проблем распродажа ETF сильно ударит по всему рынку.

Одновременно с новым «перегревом» фондового рынка возникают проблемы в реальном секторе. Высокими темпами растет закредитованность домохозяйств. На конец 2019 года совокупный долг американских домохозяйств составлял более $14 трлн, стоимость недвижимости превысила предкризисные уровни 2006-2007 гг.

Индекс цен на дома в США, Точка отсчета (100) Январь 2000 г. Данные S&P Dow Jones Indices LLC.https://fred.stlouisfed.org/series/CSUSHPISA

Вливание огромного количества денег не помогло оздоровить экономику, а скорее способствовала сокрытию проблем. Ситуация настолько серьезна, а дисбалансы настолько очевидны, что данная ситуация уже получила называние «everything bubble» («пузырь всего»).

В начале 2020 года распространение вируса COVID-19 приводит к значительному замедлению экономической активности в большинстве отраслей.

Кризис в здравоохранении сразу же выливается в падение перегретого фондового рынка. В отличие от предыдущих кризисов, проблема возникла не в финансовом секторе, а в давлении на деловую активность карантинных мер, введенных по всему миру в течении короткого времени.

Дополнительные проблемы возникают и в нефтегазовой отрасли США (в том числе сланцевой) – 6 февраля Россия отказывается от сделки с ОПЕК, обещая нарастить добычу, аналогично поступает Саудовская Аравия.

В дополнение к этому сокращается спрос на нефть из-за приостановки производств. К первому апреля цена на нефть теряет 58%, усиливая проблемы в сланцевой отрасли США.

Фактическая приостановка экономики и избыточная добыча привели к быстрому заполнению хранилищ

И в конце концов, в апреле экспирация фьючерса на нефть WTI произошла в отрицательной зоне (аналогичная ситуация возникала на московской бирже).

Корпоративный долг нефинансовых секторов США. Данные: Федеральная Резервная Система США. https://fred.stlouisfed.org/series/NCBDBIQ027S

Кризис 2020 в любом случае должен был быть сильнее глобального финансового кризиса 2008 по следующим причинам:

● За последние 10 лет суммарный объем корпоративного долга вырос вдвое до $6.55 трлн

● Последние три года основной покупатель на рынке акций – корпорации, выкупающие собственные акции. По данным Goldman Sachs, в 2018 году суммарное сальдо корпоративных операций на фондовом рынке составило +$598 млрд.

, а сумма всех операций всех остальных групп инвесторов составила -$303 млрд., в 2019 г. +$480 млрд и -$380 млрд соответственно.

Из этого следует простой вывод – самый длительный бычий рынок в истории в первую очередь поддерживался выкупами компаниями собственных акций, а капитализация рынка неоправданно высока.

● Рекордная закредитованность домохозяйств. В феврале 2020 суммарный долг американских домохозяйств составил $14 триллионов. Это рекордный уровень за всю историю.

Ограниченный оптимизм, вызванный запуском самой крупной программой помощи (CARES act) и запуском количественного смягчения не сможет бесконечно двигать рынки вверх. Поэтому нам нужно готовиться к худшему сценарию и понимать, что кризис 2008 года впоследствии будет казаться нам не таким уж злом, как кризис 2020 года, усугубленный пандемией.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *