В 2017 году банки выдали лишь 10 валютных ипотечных кредитов

Валютная ипотека — часть операции порабощения россиян Западом

В 2017 году банки выдали лишь 10 валютных ипотечных кредитов

В первой половине ХХ века директор Банка Англии сэр Джозия Стамп писал: «Современная банковская система производит деньги из ничего.

Этот процесс, пожалуй, самый поразительный пример ловкости рук, который когда-либо был изобретен… если вы хотите остаться рабами банкиров и заплатить цену своего собственного рабства, позвольте им продолжать создавать деньги». За последние 150 лет Запад перешел от «рабства человека» к «рабству долга».

Рабство было официально запрещено в большинстве стран между серединой 1800-х и началом 1900-х годов. Но оно очень умело мимикрировало, и сейчас простой человек является рабом не в меньшей степени, чем раб на американских плантациях в начале ХIХ века.

Более полувека мир был свободен от рабства, но теперь он подвержен такой форме рабства, о которой большинство людей не знают. Это рабство, которое не может быть отменено никакими законами, постановлениями или указами. Это – долговое рабство, весомой частью которого является ипотечное рабство.

Ипотечный кредит (Mortgage) происходит от старофранцузского и латинского языка, и означает «залог смерти». Эта этимология очень точно отражает ваши взаимоотношения с банком в случае, если вы сами, почти добровольно, суете голову в эту рабскую петлю.

Ведь любой добропорядочный человек свято верит в заключенный договор, в то, что правила его не изменятся.

Но в том и заключается уловка, что правила игры соблюдаете только вы, финансовая же система имеет огромное количество методов и способов, от экономических и санкционных до политических, изменить эти правила и полностью закабалить вас.

Так называемый «бум» валютной ипотеки пришелся в России на «тучные» нулевые годы, когда начал образовываться средний класс, у людей появились доходы и желание улучшить свою жизнь. Ипотека тогда находилась в зачаточном состоянии и законодательно регулировалась очень слабо.

Есть все основания полагать, что развитие ипотеки в России тогда тормозилось искусственно, а аффилированные с Западом российские финансовые и банковские институты преднамеренно создавали условия для долговременного закабаления и ограбления «поднявшихся на ноги» россиян.

Кем только не представляли валютных ипотечников, связанные в западными финансовыми структурами СМИ.

Издание Forbes в статье «Война с «жирными котами»: почему не нужно помогать валютным ипотечникам» даже открыто призвало не помогать валютным ипотечникам, так как они якобы сами виноваты в выборе кредита и не учитывали «валютный риск», который, по мнению Forbes, «внезапно выстрелил», и винить в этом банки не нужно.

А издание Banki.ru, называя «валютных ипотечников» пострадавшими от «собственной хитрости или наивности», перекладывает всю ответственность на их плечи и даже призывает сделать из них некие пугала для остального населения, предлагая применять агитпоезда с лозунгами «Наш пример — другим наука, валютная ипотека — опасная штука».

Что интересно, все издания открыто признают, что ипотека бралась в валюте, поэтому так и называется – «валютная ипотека», в отличие от «рублевой ипотеки».

Правда когда приводятся аргументы, что по законам РФ на территории России единственным платежным средством является рубль, а покупка за иностранную валюту чего-либо, в том числе и квартиры, является преступлением, западные СМИ и банки мгновенно забывают про свои же слова и начинают доказывать, что деньги, оказывается, брались в рублях, но почему-то привязывались к курсу валют. Хотя всем давно известно, что курсы валют – инструмент не рыночный, а спекулятивный. Мало того, как показывают последние события, это – инструмент политический и в определенной степени военный.

Таким образом, кредитная ставка в данном случае базировалась не на ставке Центробанка, как этого требует Закон, а на различных механизмах, подконтрольных западным структурам.

Причем эти структуры искусственно создавали условия, по которым люди, взявшие «валютные ипотеки», загонялись не просто в рабство, а после того как у них отбирался предмет залога, они оставались должны колоссальные деньги.

Это и есть искусственное долговое рабство в классическом виде – вернуть первоначальные деньги, колоссальные проценты по ним, отобрать имущество, которое было куплено на кредит, и вдобавок заставить людей пожизненно работать на банки.

А государство, вместо того, чтобы оградить своих граждан от подобных манипулятивных технологий, почему то способствовало нарушению собственных законов, действовало исключительно в интересах иностранных финансовых организаций, и сейчас защищает не граждан, а банки, перекачивая под видом помощи «валютным ипотечникам» огромные деньги за рубеж.

Вы можете сказать, что у людей всегда был выбор, что они знали, на что шли, что «сами виноваты». Это не так. Эти мемы за более чем десятилетие были искусственно внедрены в умы россиян через СМИ.

И не просто внедрены — было сделано все, чтобы противопоставить «валютных ипотечников» всему остальному обществу, сделать из них изгоев, воспитать в людях не просто неприятие к этим «хитрованам», но и возбудить «классовую ненависть» к ним.

А вот что говорит рядовая «валютная ипотечница»:

«У меня двое детей и я тогда задумалась об улучшении своих жилищных условий. Нам нужна была прописка и регистрация. Зарплата была выше средней. Но, в рублях я бы платила 40 тысяч в месяц, в долларовом эквиваленте в пересчете на российскую валюту – 20 тысяч. Банки тогда не одобряли рублевые кредиты тем, у кого доход средний и выше среднего».

Вы можете не знать, но до 2009 года ипотека в рублях простым людям не выдавалась. Таких программ в банках РФ попросту не было.

Сегодня буквально все россияне знают, как нас могут «убеждать» менеджеры магазинов и банков, чтобы купить тот, или иной продукт с помощью различных манипулятивных технологий.

В данном случае для «валютной ипотеки» искусственно создавались комфортные условия: с одной стороны отказ людям в «рублевой ипотеке», а с другой – восхваление низких ставок в «валютной ипотеке».

Но никто не предупреждал, что «низкие ставки» с поразительной легкостью могут превратиться в кабальные. Молчало и государство, и не просто молчало, а и потворствовало махинаторам.

Прежде всего, было сделано все, чтобы разобщить «валютных ипотечников», разбить их на мелкие группы по банкам-кредиторам и не дать им создать единую мощную организацию, отстаивающую интересы всех «валютных ипотечников», а не только по признакам типа валюты, условий кредитования, соответствия неким нормативам помощи и принадлежности к различным кредитным организациям. Даже сейчас не просто не существует единого реестра «кредитных ипотечников», но даже отсутствует информация об их общем количестве.

***

Что интересно, Россия не единственная страна, которая пострадала от подобных технологий, и даже не самая крупная.

Метод порабощения людей через кредиты в валюте третьих стран является универсальным и применяется международным финансовым интернационалом практически во всем мире.

Вы будете удивлены, но еще одна восточноевропейская славянская страна, Польша, пострадала от этих технологий гораздо больше России и россиян.

3 сентября 2019 года в известном американском экономическом издании Блумберг вышла статья «Почему польским банкам грозит расплата за кредиты в франках» (Why Polish Banks Face a Reckoning Over Franc Loans), в которой описано, в каком катастрофическом положении оказались поляки, взявшие ипотечные кредиты в швейцарских франках. Этому явлению даже было дано свое название – «Франковище».

Ситуация в Польше развивалась одновременно и почти аналогично ситуации в России. В начале нулевых полякам стали массово предлагать ипотечные кредиты в швейцарских франках, причем почти вдвое дешевле, чем в злотых. Поляки купились на «сыр в мышеловке», причем на фоне интеграции Польши в ЕС власти страны делали все, лишь бы угодить европейским институтам.

На пике ипотечные кредиты в иностранных валютах составляли 198 млрд. злотых в 2011 году, а на сегодня в целом равны примерно 127 млрд. злотых (около $32 млрд).

Все шло прекрасно ровно до тех пор, пока Швейцария в 2015 году «внезапно» не отвязала свой франк от евро (такой вот «рыночный ход»), и курс польского злотого тоже «внезапно» упал с $0,5 до $0,25 за один злотый, то есть в 2 раза.

На сегодняшний момент в Польше около 450 тысяч домохозяйств имеют кредиты в франках, на общую сумму в примерно $25 млрд. Эта сумма составляет 24% от всех ипотечных кредитов поляков и около 14% от всех долгов домохозяйств. Польское правительство делало для решения этой проблемы практически то же самое, что сейчас делает российское.

Было предложено сделать валютную ипотеку дороже, а банки заставить делать отчисления в некие компенсационные страховые фонды. Самим же банкам была предложена «добровольная» конвертация кредитов в злотые, но в скором времени эта идея была заброшена.

В результате, сотни тысяч поляков в панике ринулись в суды, где ожидаемо, проигрывали, а польское правительство потеряло на «помощи» миллиарды злотых, которые утекли не гражданам страны, а в зарубежные банки.

Простые поляки от отчаянья обратились в Европейский суд Справедливости (European Court of Justice) в Люксембурге.

Высший трибунал Евросоюза вынес решение, что польские банки обманом выдавали кредиты или вставляли принудительные положения в ипотечные соглашения, а сам суд вынес предварительное заключение, что положения в кредитных соглашениях были навязанными и не могут быть реализованы.

Но, что парадоксально, международные финансовые организации практически не пострадают от этих решений. Вся тяжесть исполнения ляжет на плечи польских банков, что может вызвать жесточайший финансовый кризис в Польше и еще более ухудшить ситуацию.

Польское правительство, естественно, кинется спасать свои банки, и опять за счет простых, уже неоднократно ограбленных, польских граждан. Вслед за простыми поляками в рабство попадут и банковские организации Польши.

***

Однако среди стран Евросоюза существует и положительная практика решения вопроса с «валютными иптечниками», к которому почему-то не может или не хочет присмотреться российское пракительство. Эти страны – Хорватия, Венгрия и Исландия. Хорваты набрали ипотечных кредитов в швейцарских франках чуть меньше, чем поляки, но и они составили 38% всех ипотечных кредитов.

Через три дня после обвала куны хорватский парламент на год заморозил курс франка к ней на уровне 6,39 куны за франк (при этом рыночный уровень на тот момент был равен 6,93 куны за франк), чтобы снизить размер платежей по кредитам в этой валюте. Через несколько месяцев после этого хорватский парламент постановил перевести все кредиты из франков в евро по курсу на момент выдачи кредита.

Это решение вызвало бурю протестов среди банкиров, некоторые кредитные организации даже обращались в Конституционный суд, но очень понравилось 55 тысячам хорватских валютных ипотечников.

Позицию российских банкиров озвучил Герман Греф в интервью «Коммерсанту», в котором сказал, что Сбербанк в 2016 году получит убыток в Европе, прежде всего, из-за принудительной конвертации валютной ипотеки в Хорватии.

В Венгрии ситуация с валютной ипотекой разрешилась даже до резкого роста франка. Однако и без этого венграм пришлось несладко, ведь с 2008 года по 2014 год, когда было выдано большинство ипотечных кредитов в швейцарских франках, форинт подешевел к франку почти на 80%.

В июне 2014 года Верховный суд Венгрии решил, что кредитные договоры по валютной ипотеке составлены с нарушением закона. В частности, суд посчитал незаконным право банка повышать плату, если рыночный курс иностранной валюты растет.

Читайте также:  Демонтирую мусоропровод на кухне в «сталинке». Как это оформить?

Не смотря на протесты банкиров, в конце 2014 года премьер-министр страны Виктор Орбан принудил банки перевести всю ипотеку во франках в форинты по курсу 256,5 форинта за франк, пишет Wall Street Journal.

Учитывая, что через несколько недель франк подорожал до 320,3 форинта, решение помогло заемщикам.

В Исландии все произошло несколько иначе. Глава государства Олафур Рагнар Гримссон отказался делать граждан Исландии ответственными за «долги» банкиров и принял решение созвать референдум. В кругу «цивилизованных стран» поднялось недовольство. Гримссон говорил:

«Нам говорили, что если мы не примем условия международного сообщества, то станем северной Кубой. Но если бы мы согласились, то стали бы северным Гаити».

Нелюбовь к валютной ипотеке: число ипотечных кредитов в валюте сократилось в 75 раз

В прошлом году было выдано 10 ипотечных кредитов в валюте, шесть из которых пришлись на Москву. Эксперты связывают это с негативным имиджем финансового продукта рубля и ужесточением законодательства

В прошлом году было выдано всего 10 ипотечных кредитов в валюте. Это в 75 раз меньше, чем в 2014 году, сообщают СМИ со ссылкой на Центробанк. Общий объем выданных валютных займов составил 515 млн рублей.

Для сравнения, еще 4 года назад число ипотечных кредитов в валюте достигало 750; в 2015 году показатель уменьшился до 91 займа, а в 2016 году – до 34. На начало декабря прошлого года объем задолженности по валютной ипотеке сократился до 45,5 млрд., рублей, что сопоставимо с показателями 2006 года, когда рынок был на начальной стадии, отмечают в ЦБ.

Одна из главных причин снижения числа ипотечных займов, выданных в валюте – девальвация рубля в конце 2014 года.

Согласно условиям такого кредита, заемщик берет ипотеку в валюте, но платежи по ней осуществляются в рублях. В 2014 из-за резкого скачка иностранных валют, платежи по кредитам выросли почти в два раза.

Многие валютные заемщики, не имея возможности оплачивать займы, вышли на улицы с протестами.

В 2015 году была запущена госпрограмма помощи заемщикам, согласно которой банки реструктурировали проблемную ипотеку по ставке не выше 12% годовых. При этом часть ежемесячного платежа за подобных проблемных клиентов компенсировало государство.

Летом 2017 года заработали новые правила помощи заемщикам, согласно которым, с момента получения ипотечного кредита до даты подачи заявления на реструктуризацию прошло не менее 12 месяцев, а ежемесячный платеж по кредиту увеличился не менее чем на 30%. Тогда же глава АИЖК Александр Плутник рассказал, что в России насчитывается порядка 4 тысяч валютных заемщиков, которые испытывают проблемы с оплатой кредитов.

Также на снижения интереса к ипотечным займам, выданным в иностранной валюте, повлиял и сам регулятор, увеличив коэффициент риска по ним: с 150% до 300%. Таким образом, валютные ипотеки стали невыгодны самим банкам.

Так, например, по данным финансовых агрегаторов, ЮниКредит Банк не выдает ипотеку в валюте с начала 2015 года, в Росбанке, Нордеа Банке, «ДельтаКредите», Транскапиталбанке нет валютных кредитов с конца 2014 года, в Банке Москвы — с 2012 года.

При подготовке материала, просмотрев предложения ТОП-10 банков, не в одном из них не было представлено ипотек в валюте.

Сами банки в будущем будут обязаны информировать россиян о повышенных рисках оформления кредитов в иностранной валюте, соответствующей законопроект уже одобрен Госдумой.

Аналитик «Эксперт РА» Анастасия Личагина отмечает, что хотя в прошлом году на российском ипотечном рынке сохранились лишь единичные случаи выдачи кредитов в иностранной валюте, при этом характеристики таких кредитов существенно отличались от среднерыночных.

Так, за 11 месяцев 2017 года средний размер валютного ипотечного кредита превысил 50 млн рублей. (средний размер кредита в национальной валюте — 1,8 млн. рублей) при средней срочности кредитования около трёх лет (в национальной валюте – 15,5 лет). Абсолютное большинство валютных ипотечных выдач — 6 из 10 было сконцентрировано в Москве.

«Все это позволяет сделать вывод о том, что в 2017 году основной целью валютного ипотечного кредитования была структуризация сделок с недвижимостью, которые по тем или иным причинам оформлялись на физическое лицо», — говорит аналитик.

При этом, полностью отказываться от ипотек, выданных в иностранной валюте, банки не будут, считают эксперты, так как на данный продукт есть небольшой спрос. Как правило, это люди, получающие доходы в валюте, поэтому валютная ипотека остается для них выгодной.

«Мы не ожидаем, что в среднесрочной перспективе валютные ипотечные сделки полностью уйдут с рынка, однако масштаб их, с высокой вероятностью, сохранится на уровне статистической погрешности рынка — менее 1% от общего объема выдач», — прогнозирует она.

В основном кредитование останется в рублях — валютная ипотека уже сейчас не интересна большинству покупателей, соглашается старший аналитик Sberbank Investment Research Юлия Гордеева.

«После девальвации 2014-2015гг.

, покупатель четко усвоил принцип синхронизации валют заработка и расходов и желает скорее не выиграть на небольшой экономии процентных платежей из-за более низкой ставки по валютной ипотеке, а не рисковать оказаться со значительно более высоким платежом из-за девальвации рубля, то есть управление рисками теперь доминирует над экономией», — считает Юлия Гордеева.

Если валютные займы сейчас не в тренде, то в целом ипотечные кредиты в России бьют рекорды. Так, к 1 декабря прошлого года ипотечный портфель российских банков достиг 5 трлн. рублей, что на 13% больше по сравнению с началом года. Средневзвешенная ставка по рублевым ипотечным кредитам по итогам ноября достигла исторического минимума в 9,80%.

  • Эксперты считают, что ипотечный портфель в этом году продолжит расти, но уже более спокойными темпами.
  • «Во-первых, база для роста уже существенно выше, а во-вторых ЦБ в этом году ужесточает коэффициент взвешивания риска по ипотечным кредитам с первоначальным взносом менее 20%, что сделает такое кредитование менее привлекательным для банков и ограничит его предложение», — заключает старший аналитик Sberbank Investment Research.
  • Источник: Вести.Недвижимость

а’баЕаГаО 10 аВаАаЛбŽб‚аНб‹б… аИаПаОб‚аЕб‡аНб‹б… аКб€аЕаДаИб‚аОаВ аБб‹аЛаО аВб‹аДаАаНаО аВ а аОббаИаИ аЗаА 11 аМаЕббб†аЕаВ 2017 аГаОаДаА

а’аАаЛбŽб‚аНаАб аИаПаОб‚аЕаКаА б‚аЕб€баЕб‚ аПаОаПбƒаЛбб€аНаОбб‚бŒ бƒ б€аОббаИаЙбаКаИб… аЗаАаЕаМб‰аИаКаОаВ, баВаИаДаЕб‚аЕаЛбŒбб‚аВбƒбŽб‚ аОаПбƒаБаЛаИаКаОаВаАаНаНб‹аЕ а‘аАаНаКаОаМ а аОббаИаИ аДаАаНаНб‹аЕ. аЂаАаК, б баНаВаАб€б аПаО аНаОбаБб€бŒ аБаАаНаКаИ аВб‹аДаАаЛаИ аВбаЕаГаО 10 б‚аАаКаИб… аКб€аЕаДаИб‚аОаВ.

ТЋа˜аПаОб‚аЕб‡аНб‹аЕ аКб€аЕаДаИб‚б‹ аВ аВаАаЛбŽб‚аЕ аПаО-аПб€аЕаЖаНаЕаМбƒ б‚аЕб€ббŽб‚ баВаОбŽ аПб€аИаВаЛаЕаКаАб‚аЕаЛбŒаНаОбб‚бŒ бб€аЕаДаИ аНаАбаЕаЛаЕаНаИб.

а’ аНаОбаБб€аЕ аБаАаНаКаИ аНаЕ аВб‹аДаАаЛаИ аНаИ аОаДаНаОаГаО аВаАаЛбŽб‚аНаОаГаО аКб€аЕаДаИб‚аА аНаА аПаОаКбƒаПаКбƒ аЖаИаЛбŒб.

а’баЕаГаО аЗаА 11 аМаЕббб†аЕаВ 2017 аГаОаДаА аВ аИаНаОбб‚б€аАаНаНаОаЙ аВаАаЛбŽб‚аЕ аБб‹аЛаО аВб‹аДаАаНаО 10 аКб€аЕаДаИб‚аОаВ аПб€аОб‚аИаВ 29 аКб€аЕаДаИб‚аОаВ аЗаА баОаОб‚аВаЕб‚бб‚аВбƒбŽб‰аИаЙ аПаЕб€аИаОаД 2016 аГаОаДаАТЛ, — аОб‚аМаЕб‡аАаЕб‚ аІа‘.

аžаБбŠаЕаМ аВб‹аДаАаНаНб‹б… аВ аВаАаЛбŽб‚аЕ аИаПаОб‚аЕб‡аНб‹б… аКб€аЕаДаИб‚аОаВ баОаКб€аАб‚аИаЛбб б 800 аМаЛаН аДаО 500 аМаЛаН б€бƒаБаЛаЕаЙ, баОбб‚аАаВаИаВ 0,03% аОб‚ аОаБб‰аЕаГаО аОаБбŠаЕаМаА аЖаИаЛаИб‰аНаОаЙ аИаПаОб‚аЕаКаИ.

ааАб€баДбƒ б бб‚аИаМ баОаВаОаКбƒаПаНб‹аЙ аИаПаОб‚аЕб‡аНб‹аЙ аПаОб€б‚б„аЕаЛбŒ аБаАаНаКаОаВ аВ б€бƒаБаЛбб… аИ аИаНаОбб‚б€аАаНаНаОаЙ аВаАаЛбŽб‚аЕ аПб€аОаДаОаЛаЖаАаЕб‚ б€аАбб‚аИ.

а—аА баНаВаАб€бŒ — аНаОбаБб€бŒ 2017 аГаОаДаА аПб€аИб€аОбб‚ баОбб‚аАаВаИаЛ 13%, аНаА 1 аДаЕаКаАаБб€б аОаН аПб€аЕаВб‹баИаЛ 5 б‚б€аЛаН б€бƒаБаЛаЕаЙ, баВаИаДаЕб‚аЕаЛбŒбб‚аВбƒбŽб‚ аДаАаНаНб‹аЕ аІа‘.

а—аА бб‚аОб‚ аПаЕб€аИаОаД аБаАаНаКаИ аПб€аЕаДаОбб‚аАаВаИаЛаИ аГб€аАаЖаДаАаНаАаМ аБаОаЛаЕаЕ 935 б‚б‹б. аИаПаОб‚аЕб‡аНб‹б… аЖаИаЛаИб‰аНб‹б… аКб€аЕаДаИб‚аОаВ аНаА ббƒаМаМбƒ баВб‹бˆаЕ 1,7 б‚б€аЛаН б€бƒаБаЛаЕаЙ.

аŸб€аОаБаЛаЕаМб‹ аВаАаЛбŽб‚аНб‹б… аИаПаОб‚аЕб‡аНаИаКаОаВ

аŸаОбаЛаЕ б€аЕаЗаКаОаГаО аИаЗаМаЕаНаЕаНаИб аКбƒб€баА б€бƒаБаЛб аК аДаОаЛаЛаАб€бƒ аВ аКаОаНб†аЕ 2014 аГаОаДаА аОбб‚б€аО аВбб‚аАаЛаА аПб€аОаБаЛаЕаМаА аВб‹аПаЛаАб‚ аПаО аКб€аЕаДаИб‚аАаМ баО бб‚аОб€аОаНб‹ аВаАаЛбŽб‚аНб‹б… аЗаАаЕаМб‰аИаКаОаВ, аВ аОбаОаБаЕаНаНаОбб‚аИ аПаО аИаПаОб‚аЕб‡аНб‹аМ аКб€аЕаДаИб‚аАаМ.

аЇаАбб‚бŒ аИаЗ аНаИб… аПаОаЛбƒб‡аИаЛаИ аПаОаДаДаЕб€аЖаКбƒ аПаО аПб€аОаГб€аАаМаМаЕ аПаОаМаОб‰аИ аИаПаОб‚аЕб‡аНб‹аМ аЗаАаЕаМб‰аИаКаАаМ, аОаКаАаЗаАаВбˆаИаМбб аВ б‚б€бƒаДаНаОаЙ аЖаИаЗаНаЕаНаНаОаЙ баИб‚бƒаАб†аИаИ. аЁ 2015 аГаОаДаА аЕбŽ аВаОбаПаОаЛбŒаЗаОаВаАаЛаИббŒ аБаОаЛаЕаЕ 22 б‚б‹б. б€аОббаИаЙбаКаИб… баЕаМаЕаЙ.

аŸб€аОаГб€аАаМаМаА аЗаАаВаЕб€бˆаИаЛаАббŒ аВ аМаАаЕ 2017 аГаОаДаА, аОаДаНаАаКаО аВ аИбŽаЛаЕ аБб‹аЛаО аПб€аИаНбб‚аО аВб‹аДаЕаЛаИб‚бŒ аИаЗ а аЕаЗаЕб€аВаНаОаГаО б„аОаНаДаА аНаА аПаОаДаДаЕб€аЖаКбƒ аИаПаОб‚аЕб‡аНаИаКаОаВ аЕб‰аЕ 2 аМаЛб€аД б€бƒаБаЛаЕаЙ.

аšаАаК бƒаКаАаЗб‹аВаАаЛ аЗаАаМаМаИаНаИбб‚б€аА б„аИаНаАаНбаОаВ ааЛаЕаКбаЕаЙ аœаОаИбаЕаЕаВ, аОбаОаБб‹б… аПб€аЕб„аЕб€аЕаНб†аИаЙ аДаЛб аВаАаЛбŽб‚аНб‹б… аИаПаОб‚аЕб‡аНаИаКаОаВ аОаНаА, аКаАаК аИ б€аАаНаЕаЕ, аНаЕ аПб€аЕаДбƒбаМаАб‚б€аИаВаАаЕб‚.

аŸаОаЛбƒб‡аИб‚бŒ аПаОаДаДаЕб€аЖаКбƒ аМаОаГбƒб‚ баЕаМбŒаИ, аИаМаЕбŽб‰аИаЕ аОаДаНаОаГаО аИ аБаОаЛаЕаЕ аНаЕбаОаВаЕб€бˆаЕаНаНаОаЛаЕб‚аНаИб… аДаЕб‚аЕаЙ, баЕаМбŒаИ б аДаЕб‚бŒаМаИ аДаО 24 аЛаЕб‚ (аКаОб‚аОб€б‹аЕ баВаЛббŽб‚бб бƒб‡аАб‰аИаМаИбб, бб‚бƒаДаЕаНб‚аАаМаИ, аАбаПаИб€аАаНб‚аАаМаИ аИ б‚.аД.

), аВаЕб‚аЕб€аАаНб‹ аБаОаЕаВб‹б… аДаЕаЙбб‚аВаИаЙ, аИаНаВаАаЛаИаДб‹ аИ баЕаМбŒаИ, аГаДаЕ аЕбб‚бŒ аИаНаВаАаЛаИаДб‹.

а’ аДаЕаКаАаБб€аЕ 2017 аГаОаДаА аПб€аЕаЗаИаДаЕаНб‚ а аЄ а’аЛаАаДаИаМаИб€ аŸбƒб‚аИаН бƒб‚аВаЕб€аДаИаЛ аИаЗаМаЕаНаЕаНаИб аВ б„аЕаДаЕб€аАаЛбŒаНб‹аЕ аЗаАаКаОаНб‹ ТЋаžаБ аИаПаОб‚аЕаКаЕ (аЗаАаЛаОаГаЕ аНаЕаДаВаИаЖаИаМаОбб‚аИ)ТЛ аИ ТЋаž аПаОб‚б€аЕаБаИб‚аЕаЛбŒбаКаОаМ аКб€аЕаДаИб‚аЕ (аЗаАаЙаМаЕ)ТЛ. а­б‚аИ аПаОаПб€аАаВаКаИ, аВ б‡аАбб‚аНаОбб‚аИ, аОаБбаЗб‹аВаАбŽб‚ аБаАаНаКаИ аИаНб„аОб€аМаИб€аОаВаАб‚бŒ аЗаАаЕаМб‰аИаКаОаВ аО б€аИбаКаАб… аОб„аОб€аМаЛаЕаНаИб аКб€аЕаДаИб‚аОаВ аВ аИаНаОбб‚б€аАаНаНаОаЙ аВаАаЛбŽб‚аЕ.

а˜аНб„аОб€аМаАб†аИаОаНаНаОаЕ аАаГаЕаНб‚бб‚аВаО а аОббаИаИ аЂааЁаЁ

Валютная ипотека уходит, но ее рабы остаются — Недвижимость в Санкт-Петербурге на Living.ru

Отчеты Центробанка свидетельствуют: век валютной ипотеки истекает. За 11 месяцев прошлого года только 10 россиян взяли ипотеку в иностранной валюте.

В 2016-м такие кредиты оформили 34 человека, а в 2015-м и 2014-м – 91 и 750 заемщиков соответственно.

Беря в расчет статистику, но, не забывая, что за каждой цифрой стоят людские судьбы, LIVING нашел покупателей жилья, для которых колебания курса доллара, евро и прочей иностранной валюты остаются сродни ночному кошмару.

А есть ли проблема?

По словам гендиректора «Первого ипотечного агентства» Максима Ельцова, валютную ипотеку уже давно никто не выдает. Этот вопрос может быть интересен только с точки зрения социальной напряженности, но накал уже спал, «как могли порешали».

«Банки решали проблемы валютчиков. Делали индивидуально и не публично. Чтобы остальные не увидели, что у кого-то условия лучше. Кто-то индивидуально списывал часть долга, кто-то реструктурировал.

Некоторые банки забрали по отступному квартиры на баланс, списав остальные долги и предоставив льготную аренду на несколько лет и право выкупить квартиру снова», – прокомментировал Максим Ельцов, пояснив: многие брали валютную ипотеку из-за 8% годовой ставки, в рублях же тогда банк просил 11-12% в год.

Но по словам председателя общественного движения «Зов Народа» Сергея Зайцева вырисовывается несколько иная картина. Некоторые банки (к примеру, в Москве «Москоммерцбанк» и «Владпромбанк») по сей день выдают валютную ипотеку.

«Конечно, это уже не то, что раньше. Но проблема валютной ипотеки не решена, даже при учете того, что мы, работая вместе с валютными ипотечниками, добились.

Летом 2017 года «Совкомбанк» установил курс 2008 года семи ипотечникам, а на следующий день «Абсолют Банк» сделал то же самое, только с 50 делами.

Однако это малая часть тех, кто взял валютную ипотеку – по стране их тысячи», – рассказал LIVING Сергей Зайцев.

Такая ситуация побудила «Зов Народа» снять фильм «Валютная Ипотека». В ленте рассказывается о людях, ставших «дойными коровами» банков, и демонстрируются кадры борьбы валютных ипотечников за свое жилье. LIVING`у, в свою очередь, не составила большого труда найти несколько людей, попавших во франко-евро-долларовую кабалу.

В Подмосковье банки требуют франки

Пенсионерка из подмосковного Одинцово Галина С. решилась на валютную ипотеку в 2008 году, после поступлении дочери в столичный ВУЗ. Девушке не дали общежития, поэтому ее мама в 48 лет поехала работать в Москву.

В столице, мечтая о собственном жилье, Галина попыталась взять кредит в пяти банках. Однако в каждом кредитном учреждении ей предлагали заем в долларах, японских иенах или швейцарских франках, «в рублях был отказ».

В конце сентября 2008-го женщина все же взяла долгожданную ипотеку в АО «ОТП Банк». На 22 года ей выдали кредит рублями, рассчитав при этом долг в швейцарских франках. Первоначальным взносом послужили деньги от продажи квартиры в Смоленской области – 700 000 рублей. На эти средства и кредит в 4 500 000 рублей Галина С. приобрела в Одинцово «однушку» эконом-класса метражом 35,8 кв. м.

Далее, по словам Галины, за семь лет она выплатила 5 000 000 рублей. Из этой суммы около 700 000 рублей внесла досрочно в 2009 году, когда продала автомобиль и свою наследную долю в квартире отца.

Сделала это женщина для уменьшения ежемесячного платежа, ведь «уже тогда начал расти курс». Перевести же долг в рубли банк отказывался, поскольку долг превысил стоимость квартиры на 1 000 000 рублей, и кредит стал частично необеспеченным.

Читайте также:  Банки снова начали выдавать ипотеку на загородные дома в Подмосковье

Другие банки также требовали внести эту разницу, чтобы рефенансировать кредит.

«В августе 2011 года курс вырос в два раза, и платеж увеличился с 36 500 рублей до 74 000 рублей. А в 2014 году рост швейцарского франка повторился и достиг пиковой величины зимой 2015 года. Начались просрочки и недоплаты. Платеж в месяц стал 125-130 тысяч рублей», – вспоминает Галина С.

На сегодня ежемесячный платеж подмосковной пенсионерки составляет 94 800 рублей, что в два раза меньше ее доходов. При этом недавно 58-летняя женщина потеряла работу, а среди соискателей компании хотят видеть людей возрастом до 45 лет. Не желая сдаваться, Галина ведет поиск работы. Одновременно она подала документы в банк для перевода кредита в рубли при помощи госпрограммы.

Тележка долларов зацепила вагон проблем

Виктор Князькин взял ипотеку в апреле 2008 года в банке «Дельтакредит». Заем составил 106 000 долларов США по курсу 23,6 рублей за доллар. В рублях Виктор получил на руки 2 249 000 рублей.

«Сейчас выяснилось, что никаких долларов не было. Договор был составлен за воздух. В ФНС также никаких счетов нет. В 2009 году написал в банк заявление о реструктуризации в рубли, на что получил иск в суд.

Побегав по адвокатам, понял, что попал: мошенническая схема защищена. Государство сделало море ошибок, создавая законы об ипотеке.

С тех пор ничего и не поменяли, а еще больше усугубили положение ипотечников», – рассказывает Виктор Князькин.

Чтобы банк отозвал иск, Виктор продолжил платить в долларах, делая это, и когда курс американской валюты составлял 86 рублей. До 2015 года у мужчины не было просрочек, но после деньги попросту закончились.

В мае 2016 года банк подал на Виктора Князькина еще один иск. Пресненский суд определил: ответчик должен выплатить 100 000 долларов, а при выставлении на торги стоимость квартиры равна 3 245 000 рублей.

Собственник же оценивает свое жилье в 4 200 000 рублей.

«По суду я должен 100 000 долларов США, в апреле 2017 года – 123 000 долларов, а в декабре 2017 года – 115 000 долларов. С каких расчетов они мне дают такую сумму? По нашим расчетам, получилось, что теперь мне должен банк», – негодует валютный ипотечник.

Будучи уверен в своей правоте, в прошлом году Виктор подал встречный иск об обмане потребителя. Однако суд не принимает никаких ходатайств и не назначает экспертиз по пересчету спорной суммы.

В итоге у Виктора Князькина вместе с маленькой тележкой больших долларовых долгов следует вагон проблем с нервами, скандалами дома и потерей работы.

В заключение Виктор называет себя бичом с перспективой перехода в бомжи.

Еще один долларовый заемщик – Александр Александров – проживает в Санкт-Петербурге. Ипотеку в размере 104 000 долларов мужчина оформил в 2007-м. Кредит на 25 лет под 10% годовых ему выдал «Райффайзенбанк».

По словам Александра, банк отказал ему в кредите в рублях из-за суммы ежемесячного платежа. Однако разница между платежом по валютной ипотеке и обычной составляла всего 2 000 рублей в месяц. Когда в 2008 году курс доллара стал не стабилен, петербуржец обратился в банк с просьбой перевести кредит в рубли. Банк этого не сделал, сославшись на отсутствие программ, предусматривающих перевод.

До 2014 года Александр справлялся с платежами, а после началось тяжелое время. Он и его товарищи по несчастью из обеих столиц регулярно выходили на улицы с пикетами и митингами.

Были случаи, когда валютные заемщики устраивали голодовки и проводили акции протеста в зданиях банков. Только к концу прошлого года Александру Александрову удалось решить свою проблему.

В августе он подал документы на участие в программе Агентства ипотечного жилищного кредитования (АИЖК), а в декабре его кредит перевели из долларов в рубли.

Между тем, из уточнения петербуржца следует: не все кредитные учреждения участвуют в программе АИЖК. Участвующие же банки рефинансируют кредиты по ставке не выше 11,5%. При этом АИЖК финансирует 30% от суммы кредита размером не более полутора миллионов рублей. Случаи с кредитом до трех миллионов рассматривает межведомственная комиссия.

Слово юристу

По признанию адвоката по долгам, кредитам, ипотеке, поручительству, налогам и финмониторингу Константина Романова, ситуацию с невозвратной ипотекой, в особенности валютной, породили банки, «причем умышленно».

«Вся судебная система встала на защиту банка (уж добровольно или вынужденно, не знаю). Однако именно банки, согласно валютному законодательству, могут проводить валютные операции.

Заемщики – только через банки. Ни один банк не предлагал хеджирование (страховку, гарантию – ред.) валютных рисков, т.е. полностью переложил эти риски на заемщика.

И суды это поддержали», – прокомментировал LIVING практикующий юрист.

Несмотря на это, Константин Романов убежден: выход из «вражеского кольца» есть. Чтобы возвратить заемщику квартиру, юристы меняют кредитный договор из ипотечного в потребительский.

Этот способ исключает квартиру из залога и переквалифицирует ее юридический статус.

При этом встречаются случаи, когда дела выигрываются из-за подделанных банком подписей или дописанных условий в ипотечных договорах.

«Но я понимаю, почему так сделано. К сожалению, стратегически это верно. Власть пожертвовала ипотечниками ради целостности банковской системы, причем это касается всех заемщиков.

Когда власть отменяла специальную норму, давая преимущество банку перед должником, когда Конституционный и Верховный суды выносили судебные акты в пользу банков (даже если учесть, что суды не исследовали нормы валютного законодательства), власть пыталась сказать заемщикам только одну мысль: заемщик должен отстаивать свои права до подписания кредитного договора, а не тогда, когда заемщик стал должником. Закон обязывает банк заключать кредитные договоры, и заемщик может включить в кредитный договор свои условия – закон это позволяет. Но заемщик экономит на специалистах и поэтому проигрывает банку уже на стадии заключения договора. Но если заемщик решится на это, то проблемы с ипотекой во многом будут решены. Например, заемщик может включить условия, запрещающие банку обращать взыскания на квартиру в особых случаях, или ограничить сумму платежей процентом от зарплаты (не более половины). Так что, валютные ипотечники сами во многом виноваты, отказавшись от своих прав», – заключил адвокат Константин Романов.

Валютная ипотека умерла

По данным ЦБ РФ, в январе — марте этого года российские банки выдали лишь три валютных ипотечных кредита. Это означает кончину валютной ипотеки в России. Процентная ставка по ипотечным кредитам в рублях также снижается. По итогам первого квартала она составила в среднем 11,8%.

В первом квартале 2017 года российские банки выдали около 180 тыс. ипотечных кредитов на общую сумму 321,3 млрд. руб. Средний размер займа составил 1,8 млн. руб. Общая величина задолженности по ипотечным ссудам превысила 4,5 трлн. руб. Это на 11% больше прошлогоднего уровня.

Лидерами роста стали Севастополь, Крым и Республика Тыва. Из всех выданных ипотечных кредитов лишь три, по данным ЦБ, были оформлены в валюте. Судя по общей сумме этих кредитов (240 млн. рублей в рублевом эквиваленте), они были выданы на покупку дорогой недвижимости.

Имена этих рискованных людей так и остались неизвестными. Средняя ставка по валютным ипотечным кредитам составляла на 1 апреля 2017 года 6,84%.

По сути, этот показатель превратился из реального в индикативный — банки готовы выдавать кредиты по такой ставке, но брать их никто не хочет.

Валютная ипотека исчезает не только из категории выдаваемых, но и уже выданных кредитов. За счет рефинансирования доля валютных кредитов составила в конце первого квартала всего лишь 1,3% от общего портфеля ИЖК. Когда-то ситуация была зеркальной — не только из-за радикального различия в процентных ставках, но и простого нежелания банков выдавать рублевые ссуды.

Обрушение курса рубля стерло все прибыли заемщиков и лишило многих из них возможности погашать задолженность, что привело к акциям протеста, грозившим стать массовыми.

Одной из самых ярких акций стал митинг у здания Банка России, в ходе которого участники в жесткой форме потребовали, чтобы их кредиты были пересчитаны по льготному курсу — в пределах 40 рублей за доллар.

В минувшую пятницу Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова на встрече с главой государства Владимиром Путиным в очередной раз подняла вопрос о пересчете валютной ипотеки по курсу, действовавшему на момент подписания договора. Президент выслушал позицию чиновницы и предложил проработать данный механизм, но отметил необходимость учета интересов всех сторон, включая кредитные организации.

Хотя подобные идеи звучат уже не в первый раз, экономический блок правительства выступает против подобных шагов. В Минфине ранее отмечали, что нерыночные курсы пересчета не только нарушают законодательство РФ и права граждан, но и наносят удар по банковскому сектору России, так как подрывают его ликвидность.

В апреле премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что помощь заемщикам валютной ипотеки, попавших в сложную ситуацию в результате изменения курсов валют, оказывается и будет оказываться в будущем.

Тогда Медведев сообщил, что для этих целей Агентству по ипотечному кредитованию было выделено 3,5 млрд. руб. Помощь была оказана 20 тыс.

заемщикам, сообщил премьер-министр и подчеркнул, что часть этих людей составили заемщики валютной ипотеки.

Между тем, в этом году на рынке ипотеки в целом ожидается масштабный рост. По мнению экспертов, он составит 10—15%. Способствовать этому будет снижение процентных ставок по кредитам на жилье, которое Минстрой анонсировал еще в феврале. Как отмечали в ведомстве, ставки по ипотеке могут снизиться до рекордно низкого за всю историю уровня в 9,7–9,8%.

Хотя банки более не получают бюджетные субсидии под ипотечные кредиты, ставки по ним, вероятнее всего, и далее будут снижаться.

Если Центробанк будет постепенно уменьшать ключевую ставку, стоимость жилищных займов будет снижаться пропорционально. Уже к концу нынешнего года она может упасть ниже 10% годовых, отмечали в Минстрое.

И тогда начнется новая волна рефинансирования ипотечных ссуд — на этот раз уже рублевых.

Обзор рынка жилищного кредитования в России за I квартал 2017 года

«Реальное время» анализирует рынок жилищного кредитования в России по итогам I квартала 2017 года. Как оказалось, основная масса жилищных кредитов выдается всего в двух банках — Сбербанке и ВТБ24, но большая средняя сумма кредита — в «Райффайзенбанке».

80% жилищных кредитов — в двух банках

По данным аналитической службы «Реального времени», по итогам I квартала 2017 года в России банками, раскрывшими отчетность, было выдано 175 961 жилищных кредитов. Почти все они — 175 271 — были ипотечными. Общая сумма выданных жилищных кредитов составила 317,7 млрд рублей.

Читайте также:  В петербурге застройщик заплатит алкобренду за название «пять озер»

Средняя сумма жилищного кредита составила, таким образом, около 1,8 млн рублей. В среднем около 31% из выданных жилищных кредитов выдавалось под залог прав требования по договорам участия в долевом строительстве. То есть каждый третий договор — это сделки на первичном рынке жилья.

Всего по итогам I квартала 2017 года общая сумма задолженности по жилищным кредитам составила 4,57 трлн рублей. Доля просроченной задолженности — 1,17%, на сумму 53 млрд рублей.

При этом напомним, что данные цифры — уже после сворачивания субсидированной ипотеки. Информация о том, что программа субсидированной ипотеки будет свернута, стало известно летом прошлого года. В конце 2016 года из-за этого эксперты рассчитывали на рост спроса на первичном рынке, а вот по поводу начала 2017 года прогнозировать не решались.

Конкретно в случае с Татарстаном ситуацию на рынке ипотеки «притормозило» и падение Татфондбанка, который рухнул как раз в начале года. Впрочем, это может привести и к росту показателей других татарстанских банков.

Возвращаясь к общефедеральным показателям, отметим, что всего выдачей жилищных кредитов в первые три месяца года занимались 190 банков, однако 110 из них выдали менее, чем по 10 кредитов.

37 банков и вовсе выдали лишь по одному кредиту, 31 банк — по два. Поэтому относить их к крупным игрокам рынка, конечно, не стоит. Больше 100 кредитов выдали лишь 36 банков, больше тысячи — 13 банков.

При этом почти 80% всех жилищных кредитов приходится на двух крупнейших игроков рынка.

Здесь балом правят…

Больше всего жилищных кредитов по итогам I квартала 2017 года выдал крупнейший банк России — Сбербанк. За три месяца здесь было выдано 104 375 кредитов, что составляет целых 59% от общего количества выданных в России жилищных кредитов. Только два из этих кредитов не относятся к ипотечным.

Сбербанк же является и безоговорочным лидером по общей сумме выданных жилищных кредитов — она составила около 171 млрд рублей.

Средняя сумма одного жилищного кредита составила, таким образом, 1,642 млн рублей. Это меньше среднего по России.

Общая сумма задолженности по жилищным кредитам, взятым в Сбербанке, составляет 2,62 трлн рублей, а доля «просрочки» примерно равна средней по стране — 1,11%.

Второе место по общему количеству жилищных кредитов за первые три месяца года занимает банк ВТБ24. Здесь за этот период было выдано 35 тысяч кредитов (все они ипотечные), что составляет около 20% от общего числа выданных в России жилищных кредитов.

При этом общая сумма этих кредитов лишь в два с небольшим раза меньше, чем в Сбербанке — 71,4 млрд рублей. Средний жилищный кредит здесь, таким образом, больше среднего по России — целых 2,033 млн рублей. Общая сумма задолженности по жилищным кредитам в ВТБ24 составляет около 806 млрд рублей, доля просроченной задолженности здесь меньше, чем в Сбербанке, примерно в два раза — 0,56%.

Интересно, что в случае со Сбербанком 28% кредитов выдавалось под залог прав требования по договорам участия в долевом строительстве, а в ВТБ24 аналогичный показатель равнялся 39%.

Как австрийцы обошли банк Патрушева

Доли остальных банков значительно меньше. От 1 000 до 4 000 жилищных кредитов в России выдали лишь 11 банков, а от 2 000 до 4 000 — семь банков.

Самым крупным из них является «Россельхозбанк», возглавляемый Дмитрием Патрушевым с 4822 жилищными кредитами на сумму в 7,26 млрд рублей. Впрочем, средняя сумма ипотечного кредита здесь еще меньше, чем в Сбербанке, — 1,5 млн рублей.

Отметим, что благодаря небольшой средней сумме кредита «Россельхозбанк» занимает лишь 6-е место по объему выданных жилищных кредитов.

По этому показателю 3-е место занимает «Газпромбанк». Он за I квартал 2017 года выдал 4373 жилищных кредита, общая сумма которых составила 10,18 млрд рублей. Средняя сумма сделки, таким образом, равняется 2,33 млн рублей.

Однако и это не предел. Еще большая сумма сделки — у находящегося на 5-м месте по количеству и на 4-м по общей сумме кредитов «Райффайзенбанка». За первые три месяца 2017 года российская «дочка» австрийского банка выдала 3127 ипотечных кредитов на общую сумму в 8,8 млрд рублей. Средний размер ипотечного кредита здесь составил 2,8 млн рублей.

Впереди «Россельхозбанка» по объему жилищных кредитов оказался и АО «КБ ДельтаКредит». Этот банк за I квартал выдал 2847 ипотечных кредитов на общую сумму в 7,69 млрд рублей. В среднем каждый кредит здесь брался на сумму в 2,7 млн рублей.

Помимо указанных банков, отметку в 2 000 кредитов перешагнул «Совкомбанк», покорившей пенсионеров своей рекламой на центральных каналах. Здесь были выданы 2522 ипотечных кредита, однако общая сумма их совсем небольшая — 2,23 млрд рублей. В среднем сумма каждого кредита составила здесь лишь 884 тыс. рублей.

10% «просрочки» «Уралсиба» и 71% долевок — в «Возрождении»

Вплотную подобрался к отметке в 2 000 кредитов и банк «Санкт-Петербург», созданный уроженцем Казани, выпускником КАИ Александром Савельевым, который в начале 90-х перебрался в северную столицу. Здесь за первый квартал выдали 1939 жилищных кредитов (из них лишь один — не ипотечный). Общий объем выданных жилищных кредитов составил 4,06 млрд рублей, а средняя сумма составила 2,1 млн рублей.

Среди других лидеров — банк «Возрождение» с 1642 кредитами на 4,2 млрд рублей, «Уралсиб» с 1595 кредитами на 3,07 млрд рублей, татарстанский «Ак Барс» Банк с 1148 кредитами на 1,86 млрд рублей. Кроме того, 1147 кредитов на 2,95 млрд рублей выдал «Промсвязьбанк», а 1087 кредитов на 2,99 млрд рублей выдал банк ВТБ.

Отметим, что если крупнейшие банки (выдавшие от 2 800 до 4 800 кредитов) выдавали кредиты под залог прав требования по договорам участия в долевом строительстве лишь в 17—37% случаев, то среди банков, выдавших от 1 000 до 2 500 кредитов, эта цифра значительно выше.

Здесь она зачастую составляет около 60%. К примеру, в ВТБ, «Промсвязьбанке» и банке «Санкт-Петербург» под залог выдали 63—66%, а в «Возрождении» — и вовсе 71%.

В «Ак Барс» Банке, впрочем, под залог выдали лишь 27% кредитов, а в «Совкомбанке» ни в одном случае кредит не брался под залог прав требования.

Интересно здесь упомянуть и еще одну интересную особенность: из топ-13 банков по количеству выданных жилищных кредитов доля просрочки превышает 1% лишь в пяти случаях. Самый крупный из них — это «Сбербанк» с 1,11%.

Также относительно большая просроченная задолженность у кредитов «Промсвязьбанка» — 1,51%. Значительно больше «просрочка» в «Совкомбанке» (том самом, который не выдает кредиты под залог прав требования) — 2,88%, в «Ак Барс» Банке — 2,96%.

А самый высокий показатель просроченной задолженности среди крупнейших банков у «Уралсиба» — целых 10,61%.

Ипотека от 180 тысяч до 390 миллионов рублей

Банки с небольшим средним жилищным кредитом чаще всего в целом не очень активно занимаются деятельностью в сфере жилищного кредитования.

Самый меньший показатель, к примеру у «Си Ди Би Банка» (бывшего «Инвестиционного банка Кубани»), однако речь здесь идет всего об одном выданном жилищном кредите на сумму в 180 тыс. рублей.

Отметим, что при этом задолженность по жилищным кредитам в банке составляет всего 10,8 млн рублей, а доля просроченной задолженности — почти 71%.

Небольшая средняя сумма кредита среди банков, где относительно много выдач: у пермского «Проинвестбанка» (44 выдачи со средней суммой в 420 тысяч), саранского «Актив банка» (85 выдач со средней суммой в 448 тысяч рублей), «Автоградбанка» (контролирует Павел Сигал) из Набережных Челнов (600 выдач со средней суммой в 457 тысяч рублей). «Автоград» когда-то был одним из самых активных игроков на рынке ипотечного кредитования Татарстана. Небольшая средняя сумма жилищного кредита также и у еще одного набережночелнинского банка — «Камкомбанка». Он выдал 728 кредитов со средней суммой в 500 тысяч рублей.

Аналогичная ситуация и с самыми крупными суммами средней сделки по жилищному кредиту. Чаще всего эти банки также не занимаются активной выдачей кредитов на жилье. Самая большая сумма жилищного кредита, к примеру, зафиксирована у московского «Экспобанка».

Последний контролирует известный банкир Игорь Ким. Среди его громких проектов — УРСА-банк, который потом в ходе слияния присоединился к МДМ-банку. Так, вот этот банк выдал лишь один жилищный кредит, но зато какой — его сумма составила аж 390 млн рублей.

На сумму в 180 млн рублей, кроме того, жилищный кредит выдал московский коммерческий банк «Финансово-промышленный капитал»», а на сумму в 83 млн рублей — «Мособлбанк» (принадлежит находящемуся под санкциями «СМП Банку» Ротенбергов).

По этим меркам большим кажется выданное количество жилищных кредитов у банка «Развитие-Столица» Рустема Терегулова. За I квартал он выдал 14 кредитов, средняя сумма каждого из них 16 млн рублей, при этом доля просроченной задолженности здесь составляет целых 30,06%.

Высокие показатели, кроме того, у самарского «Газбанка» (45 кредитов, размер среднего — 5,79 млн рублей) и «Московского кредитного банка» (163 кредита, размер среднего — 3,05 млн рублей).

Недвижимые лидеры Татарстана

Пять из татарстанских банков вошли в топ-50 федерального списка банков по количеству выданных жилищных кредитов. Крупнейший из них — «Ак Барс» Банк. Он находится на 11-м месте по количеству выданных кредитов — за первые три месяца года их оказалось 1148. Общая их сумма составила 1,86 млрд рублей. Средняя сумма кредита составила, таким образом, 1,6 млн рублей.

Присутствуют в рейтинге и другие татарстанские банки. К примеру, уже упоминавшийся «Камкомбанк» занял 16-е место с 728 кредитами. Однако общая их сумма невелика — всего 364 млн рублей. Средний кредит, таким образом, был выдан всего лишь на сумму в 500 тысяч рублей.

Расположившийся сразу за ним «Автоградбанк» выдал 600 жилищных кредитов на общую сумму в 274 млн рублей. Размер среднего кредита оказался еще меньше, чем у «Камкомбанка» — всего 457 тысяч рублей.

Такие суммы говорят о том, что население использует ипотечное кредитование в целях официального «обналичивания» материнского капитала.

Помимо этого, на 28-м месте расположился «АКИБАНК» со 192 выданными кредитами. Средняя сумма его здесь побольше, но по-прежнему невелика, лишь 624 тыс. рублей. Общая сумма кредитов за первые три месяца года составила 119 млн рублей.

Интересно тут отметить, что если «Ак Барс» Банк выдал под залог прав требований 27% всех кредитов, то набережночелнинские «Камкомбанк» и «Автоградбанк» не выдали ни одного такого кредита. В «АКИБАНКе» этот показатель равен 2% (всего три таких кредита), а в «Аверсе» — 1% (таких кредита два).

Лидером по «просрочке» из этих татарстанских банков стал «АКИБАНК» — здесь она составила 4,72%. В «Ак Барс» Банке и «Автоградбанке» доля просроченной задолженности составляет 2,96% и 2,29%.

  • Отметим, что по итогам 2016 года в топ-50, помимо этих банков, входили также «Энергобанк» и не функционирующий ныне Татфондбанк.
  • Источник — Газета «Реальное время»

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *