Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Сегодня любой современный город – своего рода механизм, с собственной структурой и устройством. И естественно, городские власти хотят сделать жизнь удобной, комфортной и приятной.

Чтобы осуществлять данные запросы, существует специальная профессия – урбанист. Он занимается тем, что ищет способы устранить проблемы и улучшить жизнь простых людей.

В данной статье мы расскажем, кто такой урбанист и раскроем подробности его работы.

Описание профессии

Вообще, довольно непривычное название урбанист, произошло от латинского слова Urbanus, это означает городской. Еще одно название профессии – городской планировщик.

Данный человек занимается обустройством пространства, учитывая главные особенности и аспекты как жизни людей, так и города в целом.

Отличием от архитекторов и строителей является то, что урбанист меняет уже созданную ранее городскую среду.

Урбанист должен точно определять проблемы и потребности жителей, а еще придумать как их решить. Если брать большие города и мегаполисы, то там в основном требуется разметить пешеходные зоны и велосипедные дорожки, сделать больше зеленых зон, придумать, как избавиться от мусора и уменьшить шум и т.д. Основными же задачами человека данной профессии являются:

  • Проводить исследования, и в них учитывать мнения жителей относительно проблем и развития общего городского пространства.
  • Решать конфликты, возникающие между застройщиками.
  • Совершать подписание различных документов, предварительно согласовав их.
  • Создание концепций и идей для архитекторов, дизайнеров.

В результате данных действий появится оформленный проект по облагораживанию и улучшению условий обитания. В некоторых случаях это частичное изменение того, что есть, а иногда – огромные кардинальные изменения.

Работают урбанисты чаще всего в составе различных компаний и коллективов, но иногда и как самостоятельные специалисты.

На каких специальностях учиться

Урбанистика – это наука, взявшая многое от самых разных дисциплин. Как таковой специальности для обучения в стране нет. Чтобы стать урбанистом, нужно глубоко знать социологию, географию, экологию, культурологию.

Наиболее близкими являются специальности: “Управление городским территориальным развитием”, “Градостроительство”, “Архитектура”. Именно по данным дисциплинам вы имеете возможность получить образование.

Для поступления в высшее учебное заведение, потребуется сдать такие экзамены, как Математику, Русский язык, Географию, Обществознание. Также для специальности архитектора нужно знать черчение и академ.рисунок.

Вообще, обучение у каждого проходит по-разному. Можно получить степень бакалавра, а потом получить смежную профессию в магистратуре.

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Лучшие вузы для обучения

Хороших институтов и университетов, в которых можно получить знания, в стране достаточное количество. Самые выделяющиеся:

  • СФУ – Красноярск
  • НИУ МГСУ – Москва
  • СПбГАСУ- Санкт-Петербург
  • НГУАДИ – Новосибирск
  • ДГТУ – Ростов-на-Дону
  • ЛГТУ- Липецк
  • ИРНИТУ – Иркутск
  • ПГУАС – Пенза
  • ВятГУ – Киров

Обязанности на работе

В такой работе специалист совмещает полевые исследования и работу в кабинете, над каждым проектом работа происходит в несколько этапов. Они и являются обязанностями урбаниста. Таких этапов пять:

  • Аудит. Это первый этап, на котором сотрудники компании проводят изучение проблем города, социальных, экономических условий, занимаются опросом местных жителей относительно их мнения. Также они подробно знакомятся с особенностями строения и структуры зданий и застройки территории. Если проект находится неблизко, то понадобится несколько выездов. Поэтому, в зависимости от удаленности обьекта и масштабности, на данный этап выделяется несколько месяцев.
  • Оценка рисков и формирование общего видения. На данном этапе происходит анализ и обработка полученной информации, прогнозирование возможных конфликтов и точек возрастания. При необходимости, могут быть привлечены сторонние специалисты, которые знакомые с городом.
  • Стратегические согласования. Это тот этап, на котором команда представляет проект на обозрение жителям и получения обратной связи от них. Это покажет отношение простых людей к задумке экспертов.
  • Создание дорожной карты. Четвертый этап является подготовкой проекта к представлению горожанам, начальству, инвесторам. Создаются различные презентации, документация, подготавливается оформление.
  • Пиар-этап. На пятом этапе происходит популяризация проекта, дабы привлечь внимание большего числа людей и СМИ. Это поможет получить больше отзывов и поддержки.

Как видите, задач у специалиста достаточно, и для выполнения каждой из них требуется много времени. Таким образом, часто график урбаниста нефиксированный.

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Кому подходит

Основной задачей специалиста-урбаниста является отход от типичной модели застройки и обустройства. Такой человек должен объяснить свою точку зрения и доказать ее. При этом сделать это нужно тактично.

Поэтому главным личностным качеством для урбаниста считается коммуникабельность. Очень важно также иметь системное мышление, дабы понимать, что конкретно нужно сделать в ходе работы.

Еще нужно иметь терпимый характер и лояльно относиться к стереотипам людей, уметь работать на грани одних и других представлений.

Сколько получают

Так как эта профессия довольно нестандартная, то заработная плата может быть разная. К примеру, зависит от компании, в которой работает человек. Если бюджет уже был согласован, то распределение будет равным между всеми.

В таком случае урбанист получает примерно пятьдесят – шестьдесят тысяч рублей в месяц. Если же это уже сформированная команда с фиксированным количеством человек, то, в зависимости от распределения, зарплата может быть и больше.

Вообще, руководители не очень любят распространяться о заработках, но достоверно известно, что в такой сфере бывают даже многомиллионные контракты.

Как построить карьеру

Если же вы серьезно решили стать кем-то значимым в этой области, то эксперты советуют начинать работу в государственной организации. Это поможет прочувствовать все этапы и возникающие в ходе их сложности на себе. Но можете начать и с частной компании.

Например, в архитектурном бюро или градостроительном институте. И там и там вы получите серьезный опыт, который в будущем только сыграет вам на руку. Потом вы сможете подключаться к различным проектам как независимый работник.

Ну а высшей ступенью в этой сфере является создание своей компании и получение масштабных, хорошо оплачиваемых заказов.

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Перспективы профессии

Эта профессия на данный момент одна из самых перспективных как в масштабах страны, так и за ее пределами. Сегодня в мире появляется очень много новых городов, которым несомненно понадобится помощь специалистов такого профиля.

В нашей стране также очень много уже созданных городов, в которых есть очень много нерешенных проблем. Поэтому работа для урбаниста найдется всегда. Сейчас даже появлятся узкие специализации урбанисты-экологи. Они внедряют различные бионовинки и технологии в умных городах.

Поэтому перспектива, несомненно, огромная.

Вот такая необычная и интересная профессия, которая еще совсем молодая, но имеет большой потенциал. Данная информация поможет вам, если вы решили стать кем-то в этой области. Поэтому пользуйтесь и добивайтесь высот!

Интервью с урбанистом Стивеном Грэмом

В Зарядье прошел Московский урбанистический форум. Одним из его спикеров стал британский исследователь, автор книги «Вертикаль: город от спутников до бункеров» Стивен Грэм. Он рассказал «Снобу», как развиваются многоуровневые города и какие из них можно считать образцовыми

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни Пресс-служба

Ɔ. Несколько лет назад вы написали книгу «Вертикаль. Город от спутников до бункеров». Расскажите, что вы понимаете под вертикализацией городов?

Вертикальный город — это просто способ думать о больших городах, в которых мы живем: о том, как они меняются и растут. Сегодня мы становимся городской планетой с перспективой сверху вниз, при этом более традиционный взгляд рассматривает города как плоские пространства на картах.

При этом исследователи рассуждают о социальных явлениях примерно так: в одном районе процветает бедность, а в другом живут богатые люди. По сути они создают горизонтальную модель неравенства. Но я думаю, что неравенство следует рассматривать и в вертикальной перспективе.

Например, мы знаем, что в перенаселенных городах состоятельные жители стремятся жить в высотных зданиях с шикарным видом, свежим воздухом и массой развлечений прямо на верхних этажах. В этом нет ничего нового. Еще в Древнем Риме жилые кварталы были разделены по высоте.

Но в отличие от сегодняшних пентхаусов на самом верху обычно жили бедные горожане. А теперь высотки в основном выстраиваются интересами элит, то есть в небе создается пространство роскоши. 

Ɔ. Подземелье теперь — удел бедных?

Подземные пространства крайне важны для города — они создают инфраструктуру: например, метрополитен. При этом они часто становятся предметом политических конфликтов — доступ к ним пытаются получить разные социальные группы.

Бедные люди, которые испытывают недостаток во влиянии и власти, предпочитают жить под землей. Там они чувствуют себя в безопасности. А еще именно в подвалах часто рождаются восстания.

Помните «Отверженных» Виктора Гюго? Этот роман — классический пример того, как это работает.

Ɔ. Можете ли вы привести примеры многоуровневых городов?

Главный вертикальный город в мире сегодня — это, бесспорно, Гонконг. Архитекторы даже говорят, что там больше нет земли как основания — настолько в нем много уровней.

В Гонконге масса лифтов и эскалаторов, транспортных систем, небоскребов и подземных ходов — из-за этого возникает ощущение, что земля находится в воздухе. В Азии есть и другие вертикальные города.

Появляются они и в Северной Америке и Европе. Это общий тренд. 

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни Пресс-служба

Ɔ. Каким образом вертикализация городов влияет на нашу жизнь и психологическое состояние?

Это большой вопрос. Хочу сразу оговориться, что я не против вертикальных городов. Они могут быть отлично спроектированы, грамотно управляемы и удобны для жизни — особенно там, где площадь земли для строительства сильно ограничена.

Читайте также:  В Москве застройщик предлагает ипотеку под 1% годовых

Но сегодня во многих городах процветает неравенство, и крохотный класс очень богатых людей застраивает города так, как им заблагорассудится, не заботясь об интересах остальных горожан.

Я думаю, что мы должны переосмыслить идею многоуровневых городов и сделать социальную иерархию менее ярко выраженной. Например, Сингапур занимает маленькую площадь. Чтобы решить проблему нехватки земли, власти стали строить качественное государственное жилье.

Сегодня в нем живет большая часть жителей. Оно хорошо спроектировано и доступно, а заодно дает доступ ко многим государственным сервисам и общественным пространствам, расположенным на разных уровнях.

Вообще, у вертикальных городов может быть много преимуществ.

В небоскребах может одновременно располагаться жилье, рабочие места, городские службы и вся необходимая инфраструктура, то есть они потенциально более функциональны и устойчивы.

Кроме того, вертикализация может принести финансовые выгоды властям — так они смогут удерживать большую часть населения в центре города, не давая ему расползаться к краям. 

Ɔ. А какие есть риски?

В научной фантастике есть любопытная традиция: небоскребы часто ассоциируются с угрозой. Вспомните «Бегущего по лезвию» Ридли Скотта или «Метрополис» Фрица Ланга.

В последнем мы видим город будущего, разделенный на две части: наверху располагаются богатые кварталы и сады развлечений, а под землей живут рабочие — при этом внизу страшный Молох пожирает людей.

Понятно, что эти образы явно преувеличены, но в целом действительно вертикальные города часто кажутся ужасающими и опасными. И иногда это небеспочвенно.

Стоит вспомнить хотя бы страшный пожар на одной из станций в лондонском метро — тогда из-за очень плохого городского управления возникли серьезные проблемы с безопасностью, которые закончились трагедией. Но не стоит рассматривать вертикализацию городов как антиутопию. Просто важно, чтобы мегаполисы были творчески спроектированы и грамотно управлялись — тогда они будут куда более подходящими для жизни разных слоев населения. 

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни Пресс-служба

Ɔ. У вас есть какие-то рекомендации для политиков и градостроителей, как лучше проектировать города?

Сегодня небоскребы становятся доминирующей моделью: они строятся, дабы удовлетворить интересы элит и дать им возможность заработать еще больше богатств. Вы знаете примеры таких высоток.

Скажем, самое высокое здание в мире Бурдж-Халифа в Дубае, внутри которого располагаются отели, апартаменты, офисные и торговые центры. С одной стороны, это символ города, а с другой — владельцы этого здания, очевидно, одержимы коммерческими интересами.

Я скептически отношусь к такой модели городского строительства. Подобные здания, как правило, строят из тщеславия — я не думаю, что они выдержат испытание временем.

Я думаю, что в тех городах, где жилищный кризис все время усугубляется, нужно исходить из более социальных целей, городское планирование должно стать более осознанным. Например, важно учитывать интересы всех групп населения — это нужно в том числе для того, чтобы сделать экономику более успешной. 

Ɔ. Каким вы представляете идеальный город будущего?

Развитие городов интересно рассматривать ретроспективно. Научная фантастика — по-настоящему увлекательный способ изучения того, как в прошлом представляли будущее.

Очевидно, что она влияет на современных архитекторов.

Например, автор проекта башни Бурдж-Халифа Эдриан Смит говорит, что на него очень повлияла сказка «Волшебник из страны Оз» — вдохновившись Изумрудным городом, он придумал кристаллический силуэт небоскреба. 

Вообще я думаю, что идеальных городов не бывает. Их развитие стоит воспринимать как бесконечный процесс, а не как действие, которое можно завершить.

И этот процесс всегда будет предполагать сопротивление возникающим проблемам.

На мой взгляд, сегодня, проектируя города, мы должны думать о том, как это поможет нам справиться с изменением климата, энергетическим кризисом и социальным неравенством.

Беседовала Маргарита Шило

Кто такой урбанист, и где учиться этой профессии

Разбираемся вместе с экспертом в профессии урбаниста: как появилась, что в себя включает, как стала популярной, где учиться, что уметь и почему урбанисты — адвокаты здорового города.

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Аркадий Гершман,

урбанист, специалист по транспорту и видеоблогер

Термин «урбанист» пришёл в Россию в начале 2010-х годов и поначалу не имел точного содержания, но постепенно его значение уточнилось. Урбанист — это специалист по планированию комфортной для проживания городской среды.

В отличие от архитектора или градостроителя урбанист не занимается проектированием зданий или городов на этапе строительства.

Архитектор решает, каким будет здание — сколько в нём этажей, какой оно будет высоты и ширины, будут ли на первом этаже магазины или квартиры и так далее.

Градостроитель создаёт план, по которому будет возводиться город или район: где будут улицы, дома, скверы, парковки. Урбанист, как правило, работает с уже существующим городом.

Но главное его отличие от архитектора или градостроителя в том, что он взаимодействует не столько с объектами, сколько с людьми — жителями, бизнесменами, строителями, чиновниками.

Он выступает связующим звеном между заинтересованными сторонами и помогает решать спорные вопросы, которые всегда возникают при развитии и изменении городской среды.

Образно выражаясь, урбанист собирает всех участников конфликта за столом переговоров и помогает найти вариант, который устраивает всех.

Развивать городскую среду нужно так, чтобы в ней было удобно всем жителям, а не только одной их части.

Например, сейчас количество автомобилей в городах сильно выросло, и автомобилисты активно объединяются, чтобы бороться за свои интересы: выделение земли под парковки, расширение автомагистралей.

Но если прислушиваться только к ним, пешеходам в городах будет некомфортно, сократится количество зелени и прогулочных зон. Урбанисты обращают внимание на эти проблемы и отстаивают интересы наиболее незащищённых категорий жителей: детей, пенсионеров, маломобильных граждан.

Я занимаюсь вопросами городской среды уже восемь лет. Ещё в школе, класса с десятого, меня тянуло к теме городов.

Моя сестра — архитектор, и её пример помог мне понять, что именно архитектурой и градостроительством я заниматься не хочу, а про урбанистику я тогда ничего не слышал. Поэтому я пошёл учиться на юриста конституционного и муниципального права.

Муниципальное право — раздел юриспруденции, изучающий создание и применение правовых норм, которые регулируют отношения между жителями города, предпринимателями, представителями власти.

Под конец обучения в вузе я узнал, что существует такая профессия — урбанист. На мой выбор во многом повлияли блогеры Илья Варламов, Максим Кац и Антон Буслов, которые одними из первых 10 лет назад обратили внимание на проблемы городов. Они стали для меня примерами, как можно влиять на разные неблагоприятные ситуации, привлекая к ним внимание общественности.

Восемь лет назад я принял окончательное решение уйти в урбанистику. После я работал в мэрии Москвы и консалтинговой фирме, получал стабильную зарплату, но в какой-то момент предпочёл пойти своим путём. Решиться было нелегко, но я это сделал: начал вести блог, детальнее стал изучать разные кейсы и теорию, а на практике занялся проблемами городской среды.

Проблемами городской среды занимаются люди с самым разным образованием — близким по профилю и очень далёким от него, а также и вовсе без специальной подготовки. Достаточно интереса к этим вопросам и стремления активно участвовать в их решении.

Урбанистами становятся:

  • специалисты по архитектуре и градостроительству — в силу своих профессиональных навыков они тесно знакомы с темой городов и их развития;
  • специалисты по транспорту и логистике — это также одна из сфер, которая связана с вопросами комфорта городской среды;
  • социологи — они занимаются сбором общественного мнения по разным вопросам благоустройства и развития городов;
  • аналитики, работающие с базами данных — это позволяет собрать информацию о функционировании любого объекта городской среды, например, понять, нужен ли на перекрёстке светофор или насколько нравится людям новый сквер;
  • бизнесмены и предприниматели — например, человек открывает кафе и постепенно начинает чувствовать свою ответственность не только за то, что происходит внутри помещения, но и вокруг него: общается с жителями, решает вопросы благоустройства;
  • журналисты и блогеры — если они поднимают проблемные темы, связанные с удобством и безопасностью города, экологией, строительством.
  1. Анализирует состояние городской среды и выявляет проблемы.
  2. Общается со всеми участниками городских общественных отношений, узнаёт, чего они хотят и как видят улучшение городской среды.
  3. Помогает разрешать конфликты между разными сторонами: жителями, чиновниками, строителями, бизнесменами.
  4. Участвует в формировании городской среды на этапе планирования. Это новая форма, которая стала появляться недавно в некоторых городах, например в Казани. Там сначала обсуждают план работ с жителями, что и как улучшить, а потом воплощают эти идеи в жизнь. Благодаря этому люди начинают чувствовать свою ответственность за благоустройство, более бережно относятся к объектам городской среды.
  • Безопасность жизни
  • Жители — ваши партнёры
  • Сохранение исторического облика и подчёркивание уникальности города
  • Городская среда — базис для развития горожан
  • Красота

Этого порой бывает достаточно, чтобы выявить и сформулировать проблему. Например, если вы видите, что все люди ходят через двор не по асфальтированным дорожкам, а по тропинкам через газон, дело не в том, что люди неправильные. Их просто не спросили, как им будет удобно, когда прокладывали дорожки. А значит, двор нужно перепланировать и проложить дорожки как раз там, где ходят жители.

Урбанист должен постоянно изучать что-то новое, интересоваться окружающим миром, новыми методами и способами улучшения городской среды. Для этого нужно много общаться с людьми, читать книги, статьи, исследования, получать дополнительное образование в разных смежных сферах — те же базы данных, транспорт, социология, ландшафтный дизайн.

Читайте также:  Купили квартиру, нужно ли ее приватизировать?

Как было сказано выше, главная особенность работы урбаниста — необходимость постоянно взаимодействовать с людьми: выслушивать их, понимать их проблемы, разрешать конфликты, искать компромиссы. Тут не обойтись без навыков коммуникации.

РАНХиГС

Институт общественных наук, кафедра территориального развития им. В.Л. Глазычева. Программа «Управление городским территориальным развитием» (бакалавриат, 4 года), 5 бюджетных мест в 2021 году.

НИУ ВШЭ

Факультет городского и регионального развития, Высшая школа урбанистики имени А.А. Высоковского (ВШУ). Программа «Городское планирование» (бакалавриат, 5 лет), 35 бюджетных мест в 2021 году.

Также есть магистерские программы по урбанистике в «Национальном исследовательском университете ИТМО» и в СПбГУ.

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Записаться на курс по английскому языку

Классические программы по архитектуре и градостроительству в российских вузах я не рекомендую: их качество сильно зависит от преподавателя и программы и может очень отличаться. К тому же, они редко идут в ногу со временем.

Для этого нужны уже упомянутая наблюдательность, интерес к окружающему миру и критическое мышление. Смотрите по сторонам, и вы наверняка заметите, как можно сделать более комфортным ваш район или улицу.

Делать это можно в социальных сетях, на встречах с жителями своего дома, подъезда, района.

Объявления о них можно найти в интернете или социальных сетях. Волонтёров часто приглашают участвовать в субботниках, мероприятиях по благоустройству, реставрационных работах. Например, можно поучаствовать в восстановлении облика старого дома.

Это не так просто, как кажется. Чтобы привлечь внимание к блогу, нужно регулярно размещать там интересный и оригинальный контент. Кроме того, ведение блога требует большого количества сил и времени. На крупных блогеров работает целый штат фотографов, операторов, монтажёров.

Но вы можете начать с малого: рассказывать о проблемах своего города или района, снимая на камеру смартфона. Учитесь ёмко выражать свои мысли в письменном виде, определять, что интересно людям, что заставит их обратить внимание на ваш блог, посвящённый городским проблемам.

Изображение на обложке: Alex Krugli / Dribbble

Прогулка по центру Екатеринбурга c местным урбанистом

Урбанист рассказывает, как сделать Петербург удобнее для жизни

Журналист, аналитик и урбанист Сергей Ермак рассказывает, как ему живется в апартаментах в самом центре города — между цирком и будущей ледовой ареной. О проблемах, преимуществах и причинах переезда с Ботаники — района, в котором вырос наш гид.

Я всегда был фанатом Ботаники. Там прошло почти все мое детство и вся юность. Большинству это место кажется абсолютно непригодным для жизни: планировка и нумерация домов «как будто архитектор был пьян», серые панельные десятиэтажки, из рук вон плохо организованные парковки. Но мне это отчего-то не мешало.

Главная прелесть Ботаники — сконцентрированность функций. Бульвары, десять продуктовых супермаркетов, парк, офисы, кофейня Strong в пять квадратных метров, где варили (и, наверное, до сих пор варят) лучший в городе кофе. И все это на пятачке в два квадратных километра.

Еще лет пять назад эмигрировать с Ботаники я планировал разве что в Барселону или Нью-Йорк, но план пришлось поменять.

Первым нехорошим звонком стали намерения построить в непосредственной близости от моего дома безвкусную, монструозную лепешку автовокзала. Перспектива оказаться в эпицентре толп приезжих, суеты, дикой торговли самсой, беляшами и шаурмой меня не слишком грела.

Вторым звонком (и уже не эфемерным, а реальным) стали заборы. За пару лет Ботаника из более-менее приветливой и проницаемой территории превратилась не то в зоопарк, не то в СИЗО. Очень грустно, но мне даже собственным соседям не удалось объяснить, что двухметровый забор — это огромная глупость. Аргумент «у всех так» победил.

Последней каплей, конечно, стала 26-этажная высотка, которую одна из компаний умудрилась втиснуть так, что у пары домов (в том числе и моего) доступ к солнечному свету будет закрыт навсегда. Вообще, в этой стройке заключено столько низости, алчности и изворотливости, что я даже немного восхищен ее инициаторами.

Мы так торопились продать квартиру на Ботанике, что сделали это за две недели. А новое жилье в силу разных причин приобрели только через пять месяцев. Теперь в квартире около «Палладиума» идет ремонт, а мы зависли посередине между Ботаникой и самым центром — в апартаментах «Артек», что за за цирком.

По закону, апартаменты — это нежилые помещения, которые можно использовать как жилье. Апартаменты — это как гостиница, где постояльцы пользуются номерами подолгу. В «Артеке» проданы почти все: в продаже осталось два варианта.

Одно из отличий апартаментов от квартир — в отсутствии возможности оформлять регистрацию по месту жительства. Другое отличие — в стоимости эксплуатационных расходов. Поскольку апартаменты формально не относятся к жилью, тарифы на коммунальные услуги будут рассчитываться как для коммерческого помещения.

Жить в апартаментах сравнительно дорого. За свои 40 метров мы летом платим 4 500–5 000 ₽ «коммуналки».

Но главный минус — конечно, невозможность прописаться. Странно, но в России XXI века регистрация остается едва ли не главным атрибутом человека. Полгода, пока я жил без печати в паспорте, во всех госучреждениях на меня смотрели как на не совсем полноценного человека. Диалоги были примерно такие:

— Здравствуйте, я хочу посетить врача. Вот мой полис.

— Здравствуйте, а почему вы пришли именно к нам?

— А разве мне нельзя к вам приходить?

— Можно. Но почему вы пришли именно к нам?

Что еще мне не хватает в апартаментах, так это приватности. В «Артеке» квартиры и офисы идут вперемежку.

Часть помещений сдается в долгосрочную аренду, другая — принадлежит отельерам, третья — парикмахерам, студиям маникюра и всевозможной эпиляции. Людей масса, и каждый раз лица меняются.

Нет ощущения своей территории, собственного пространства, как в обычных домах. Мой внутренний социофоб страдает.

И последняя неприятность, о которой я просто не могу не упомянуть, — ледовая арена. Иронично, но мы убежали от стройки и попали на стройку. И ее инвесторов не сильно-то беспокоит, как и кто там в этих апартаментах себя чувствует.

Юридически это никакое не жилье — так чего церемониться? Не то, чтобы им совсем наплевать — если написать заявление в полицию, пару дней по утрам и ночью будет тихо.

Но потом они снова встают в свой график и начинают копать с восьми утра в субботу и за полночь во вторник.

Ледовую арену строят на месте взорванной телебашни. В заборе прорехи, вокруг стоят машины.

Но у апартаментов, несомненно, есть и плюсы. К ним я отношу, во-первых, мобильное приложение (а там — клининг, товары для дома, продукты, пропуска, оплата ЖКХ), а во-вторых — ресепшн. Всегда можно спуститься и выпить чашку кофе, купить воды или мороженого, решить вопросы по дому, вызвать сантехника, заплатить «коммуналку». Удобно.

У нас даже есть двор. Закрытый и ухоженный. Для апартаментов — редкость.

Во времена, когда этот формат только развивался (и пока девелоперов попросту не обязали строить их по стандартам жилья), дома часто возводили вообще без какой-либо инфраструктуры.

У дорог, не соблюдая правил инсоляции, не предусматривая парковок и детских площадок. Наша же площадка получше, чем у иных жилых домов. Правда, детей, которые бы на ней играли, я никогда не видел.

Двор в апартаментах почти всегда пустует

Хотя, пожалуй, в этом нет ничего удивительного. Апартаменты — они про бизнес, туризм, инвестирование, а не про семью. И, по-моему, очень круто, что «Артеку» удалось остаться классическими апартаментами, а не стать офисником или квазижильем в чистом виде.

Я работаю на Малышева — Генеральской. Утром езжу на автобусе № 50. Домой могу вернуться пешком, если позволяет погода — это всего 35–40 минут. Меня абсолютно не напрягает ездить в общественном транспорте. У нас есть машина, но пользуется ею в основном жена (вот она — совсем не урбанист).

Один из главных плюсов жизни в центре — пешеходная доступность практически любого важного места или события (работы, кафе, музея, ярмарки, выставки).

Все они, как правило, локализуются в квадрате Куйбышева — Хохрякова — Челюскинцев — Восточная. Хочешь быстрее — окей, садись в трамвай или автобус. До периферии от центра добираться тоже куда проще.

Вот тебе метро, вот — такси, которое приедет в худшем случае минуты за три. Поездка до аэропорта, кстати, обойдется где-то в 350–400 ₽.

Рядом с моим нынешним домом стоит два бизнес-центра — «Арена» и «Саммит». На первых этажах каждого есть кафешки и ресторанчики. Можно поесть вафель в Wafbusters и вьетнамского супа в «Фо-Ханой», купить что-нибудь в «Гастробаре» или дойти до Simple Coffee.

В пяти минутах — «Гринвич» с его огромным фуд-кортом. Хочешь — ешь куриные чипсы, хочешь — домашнюю еду. А в Дендрарии — «Донна Оливия». Мы частенько заходим туда выпить кофе и поболтать. Веранду они сделали отменную.

Единственное, чего действительно не хватает жителям центра, — больших продуктовых супермаркетов. Есть «Гипербола», но она дорогая. На перекрестке Декабристов и 8 Марта — «Кировский», чуть дальше — «Магнит». Но это магазины у дома, поэтому я раз в неделю езжу в «Окей». На Ботанику. Ирония номер два.

К слову, о Дендрарии. По-моему, это самый уютный парк в городе. Здесь можно гулять, читать, копаться в телефоне и просто отдыхать. Вот в парке Маяковского, например, ничего такого ты не сделаешь без риска быть сбитым велосипедистом, роллером или снарядом в виде разогнавшегося четырехлетки.

В Дендрарии как-то очень интеллигентно и тихо. Удивительно, но здесь почти никогда не возникает конфликтов. Видимо, парк совсем не располагает к агрессии. Кругом цветы, деревья, речка, птицы поют. Как-то неудобно в такой обстановке кому-то начищать лицо.

Читайте также:  Банки снова начали выдавать ипотеку на загородные дома в Подмосковье

Набережная — то, чему я тоже чертовски рад. Наконец-то она обрела человечный вид. Деревянные лежаки и спуски к воде, симпатичная плитка, классные декоративные растения. И скамейки крутые — лично мне они никакие гробы не напоминают. Никакого гранита с чугуном.

Осталось придумать, как сделать ее столь же человечной на всем протяжении — от ВИЗа и до низа. Пока никакой общей концепции у этого пространства нет.

Несколько лет назад совместно с мэрией мы проводили рабочие группы и мозговые штурмы, формировали требования к набережной от экологов, застройщиков, спортсменов, архитекторов. Мы это все упаковали в отчет, который должен был отправиться проектировщикам, но что-то пошло не так.

А потом чемпионат мира, Стрелка… Очевидно, что река для города (даже такая, как Исеть) — это очень большая удача. И ее потенциал мы пока явно недоиспользуем.

Почему круто жить в центре? Все просто. С жителем окраины мы за блага, которые дает город, платим примерно одинаковые деньги (я, возможно, даже плачу меньше, потому что часто хожу пешком), а бенефит получаем несоизмеримый. Вокруг меня всегда прибрано, выбелено, ровно, красиво высажено, безопасно, вкусно и главное — разнообразно. В центре не забалуешь, а то вдруг большое начальство увидит.

Наша новая квартира — в старом доме. Он то ли 1930, то ли 1940 года. Владел квартирой далеко не последний человек в городе: настолько не последний, что смог вырубить в перекрытии дыру, объединить два помещения, находящихся одно над другим. А потом это все согласовать.

Почему не новый дом? Тут все просто. Удивительно, но застройщики, так много говорящие об эргономичности, современных планировках и крутых общественных пространствах, делать все это за вменяемые деньги так и не научились.

Да, в центре есть классные квартиры (некоторые вообще без несущих стен), но стоят они как крыло от «Дримлайнера».

А если у тебя в кармане чуть меньше — то получай отделку подъезда по типу «бабушкина ванная» или квартиру, похожую на общежитие — 11-метровый коридор и комнаты, комнаты, комнаты.

А в этом сталинском почти столетнем доме все сошлось. Из несущих конструкций — только колонны, окон на два этажа — 16 штук, соседи милейшие, реконструкцию с выселением провели десять лет назад. Но самое важное: минута — и ты в «Энгельсе», «Карме», «Нельсоне», «Креветках и Бургерах», «Симпле» или «Гадах».

Я люблю Екатеринбург, динамичный и какой-то очень свободный. Я верю, что из него можно сделать крутой европейский город. У нас есть что показать: одни только конструктивистские ансамбли чего стоят.

Мы делаем много правильных шагов — приглашаем Фостера и Хадид, обустраиваем ресторанные улицы и набережную, отвоевываем сквер, собираемся убрать парковку с Площади 1905 года (ну и что, что уже десять лет), отказались от уродливого пластикового конуса-елки и даже перестали обращать внимание на бесконечное нытье автомобилистов. Теперь главное — с этого пути не сворачивать, даже если очень захочется.

Каталог профессий: всё, что нужно знать о работе архитектора-урбаниста

Моё первое образование – Вологодский государственный университет, кафедра архитектуры и градостроительства. После этого я работала в архитектурной мастерской три года, но поняла, что хочу развиваться дальше. Второй диплом решила получить в Санкт-Петербурге, а в ИТМО как раз открыли магистерскую программу «дизайн городских экосистем», так что теперь я дипломированный урбанист. 

На данный момент я ведущий архитектор, а также выполняю обязанности BIM-менеджера. Это совершенно новое направление  Building Information Modeling (моделирование зданий в 3D), можно сказать, что это IT в архитектуре. 

Так как я родилась и жила в небольшой деревне, то единственным развлечением там были музыкальная и художественная школы. Любовь к рисованию поспособствовала выбору профессии, и я сначала подала документы на реставрацию, но потом приняли решение с родителями поменять на архитектуру — спектр возможностей шире.

 Получить профессию архитектора очень сложно: нужно быть готовым к бессонным ночам, потому объём работы большой.

Архитектура – гораздо больше, чем просто рисовать здания, поэтому я считаю, что пять лет учиться недостаточно, обязательно стоит пойти в магистратуру, потому что там много возможностей; я, например, получила опыт обучения по обмену в трёх европейских университетах.

Сейчас мир открыт, и нужно этим пользоваться. Может показаться, что для того, чтобы заниматься архитектурой, нужен талант, но это не так.

Я считаю, что можно освоить основные навыки, но всё-таки лучше, если интерес к рисованию будет формироваться с детства, потому что так будет легче учиться. Если у вас есть желание и стремление работать в этой сфере, но нет прикладных навыков живописи и рисунка – при каждом вузе есть подготовительные курсы, где можно получить базовые умения. 

Расскажу о первых шагах специалиста в архитектурном бюро. Сначала приходит техническое задание от заказчика, например, спроектировать многоэтажный дом, но на начальном этапе без помощи сторонних специалистов человеку не справиться.

Ваша задача заключается в том, чтобы нарисовать планировки, разместить квартиры в месте застройки на плане и согласовать всё с заказчиком.

Следующий этап – разработка фасадов; архитектор, когда чертит планы, всегда должен представлять к голове, как будут выглядеть фасады, но иногда мы сначала разрабатываем внешнюю оболочку, чтобы большее внимание уделить именно фасадам, чтобы они лучше вписывались в городскую среду, как, например в Санкт-Петербурге. Вся эта работа выполняется в определённых графических редакторах, а здесь как раз подключается BIM- менеджер, который отвечает, чтобы все модели зданий были выполнены грамотно.

 Чем же отличается простой архитектор от архитектора-урбаниста? На самом деле всё просто. Архитектор-урбанист работает с городом, он ничего не проектирует. Например, заказчик говорит, что у него есть пустующий промышленный объект, но он не знает, что из него сделать.

Урбанисты проводят исследования, каким должен стать объект, какую новую жизнь получить, а для этого нужно проанализировать множество моментов: сделать социологический срез (кто же будет пользоваться объектом), посмотреть градостроительную ситуацию, транспортную доступность, проанализировать экономические обстоятельства.

Урбанист разрабатывает концепцию, а архитектор перехватывает проект, разрабатывает планировки, фасады и выпускает чертежи. 

Для урбаниста важную роль играет креативность и часто требуется вдохновение. А нахожу я его в путешествиях. Все деньги, которые я зарабатываю сейчас, я трачу на поездки.

Я преподаю урбанистику и только через примеры (фото, впечатления) я могу показывать студентам действительно хорошую архитектуру, так что смотреть мир – один из инструментов. Второй из них – чтение.

Американский студент читает по 20-30 книг в семестр, причем они связаны не только с архитектурой, но и с социологией, экономикой и другими сферами. К сожалению, наши студенты начинают читать во время подготовки диплома.

Также в определенный момент важно узнать о направлениях в этой сфере, что можно, например, быть не только простым архитектором, но и урбанистом.

Здесь многое зависит от профессора в университете, от вашего наставника, который сможет направить, подсказать, что не нужно зацикливаться только на объектной архитектуре, а смотреть на контекст. И здесь вы понимаете, что сам город может влиять на то, какое здание вы создадите. И, конечно, нужно читать, потому что так рано или поздно попадаются нужные статьи и открываются новые для вас направления. Так же я узнала и про BIM-технологиях. Вдруг вы решите, что хотите программировать для архитекторов, чтобы им было проще работать, хотя при этом вы также остаетесь архитектором. 

Каковы же перспективы у профессии? На самом деле, есть грустная тенденция, сейчас всё пытаются оптимизировать, чтобы человек нажимал кнопку, и проект здания создавался сам. Но архитекторы без работы не останутся.

Есть новые ветви в архитектуре, в последнее время стала популярна параметрика, которая основана на природных закономерностях роста. Пример – улитка с закрученной раковиной.

Так и у объектов; например, можно вспомнить параметрические скамейки в парках со сложной геометрией.

Самый сложный вопрос о том, каким будет город будущего. Нельзя предугадать, как он изменится, но можно проанализировать события, которые повлияют на это.

Если появятся альтернативные источники энергии, например, солнечные батареи, которые будут освещать город, то изменится и подход к архитектуре.

Построить город будущего очень сложно, но что касается Петербурга, то в исторической части мало что изменится, а вот что будет через 100-200 лет в прилегающих территориях – уже совсем другая история.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *