Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путями

Об этом идет в речь в готовящемся законопроекте о самообороне

В Госдуме готовится законопроект, который позволит россиянам защищать свою жизнь и имущество всеми возможными способами, вплоть до убийства нападающих.

Автором законопроекта является лидер ЛДПР Владимир Жириновский, который подчеркивает, что людей нельзя судить за то, что они защищают свой дом и свою семью и при защите убивают нападавшего, как это часто случается.

Соавтор законопроекта депутат Госдумы от ЛДПР Андрей Свинцов отметил на пресс-конференции в НСН, что инициативу поддерживают в Кремле, а «Единая Россия» уже «созрела» для ее поддержки. По его словам, в 2013 году этот законопроект был отклонен, так как был внесен ЛДПР. Но нынешняя Дума уже более демократична.

«Поэтому мы очень детально сейчас отрабатываем с комитетами, чтобы внести необходимые поправки, возможно, не только в 37 статью Уголовного кодекса («Необходимая оборона»), но и еще в ряд статей. Мы готовы пойти на компромисс, так как лучше сделать сбалансированный закон, чем ломать копья о какие-то для нас принципиальные нюансы», — сказал депутат.

По его словам, ЛДПР не претендует на авторство закона. Главное — чтобы он был принят.

Сторонники законопроекта указывают, что результаты недавно проведенного исследования показали: почти 80% россиянок, осужденных за убийства в 2016-2018 гг., совершили преступление в целях самозащиты.

Председатель общероссийской общественной организации «Право на оружие» Вячеслав Ванеев заявил, что в России от бытового насилия погибают в год около 30 тыс. человек, но эти дела должны рассматриваться не столько по факту убийства, сколько по факту самообороны.

«Сейчас законодательная база так построена так, что преступник больше защищен, чем законопослушный гражданин, что в корне неправильно. Человек отбился — против него сразу возбуждают уголовное дело. Почему не начинается проверка о самообороне? Ведь он дважды пострадал — сначала на него напали, а потом он еще сидит в изоляторе», — сказал Ванеев.

Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путями

По его мнению, для отчетности правоохранителям выгоднее раскрывать дела как убийство нападавшего, так как это более тяжкое преступление, чем нападение на того, кто в целях самообороны совершил убийство.

Он отметил, что даже после отсидки в тюрьме человек имеет клеймо осужденного по тяжкой статье и он не может трудоустроиться во многие места.

«Почему государству выгодно, что человек, борющийся с преступностью, поражается в правах?» — спрашивает Ванеев.

Он считает, что преступник, проникающий в чужую квартиру, должен знать, что он может быть убит.

«Нужно внести понятие «презумпция невиновности самооборонщика». Когда преступник, как инициатор криминального деяния, берет ответственность не только за свою жизнь, материальные и моральные последствия самого факта, но также весь ущерб, который будет принесен третьим лицам от жертвы [случайные ранения прохожих и т.п.]», — считает Ванеев.

Он предложил узаконить также возможность гражданского ареста, т.е. чтобы пострадавший мог с оружием задержать нападавшего. Сейчас это является превышением необходимой самообороны.

Он также призывает ввести в законодательство «постулат неприкосновенности личности».

Президент Союза адвокатов России Игорь Трунов, который лоббирует принятие закона о «профилактике семейно-бытового насилия», попытался завернуть в сторону семейного насилия и заявил, что мужья избивают жен, а закон не дает им возможности защищаться.

Его сразу перебил Андрей Свинцов, который обвинил его в подмене понятий.

Авторы законопроекта имеют в виду случаи, когда в семью врывается преступник и защищаться нужно от него, а не конфликт в семье, когда жена из злости или под влиянием эмоций убивает мужа и это считается самообороной, подчеркнул Свинцов.

Трунов, в свою очередь, утверждает, что число бытовых убийств гораздо больше, чем 30 тыс. в год, но никаких подтверждений этих данных он не назвал, сославшись на то, что жертвы часто умирают от травм и их не записывают в убитых. В то же время, по официальным данным, в прошлом году в России было совершено 8 тыс. убийств.

Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путями

Председатель Экспертного совета по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными органами, председатель общероссийского движения «Сильная Россия» Антон Цветков также клонил к защите женщин от насилия. Женщина при изнасиловании должна иметь все права и методы защиты.

Она должна быть защищена законом, настаивает он. Цветков поддержал выдачу защитных ордеров, как предполагается по закону о насилии в семье.

По его словам, мировая практика подтверждает эффективность этой меры, хотя критики закона о насилии в семье это опровергают, приводя статистику по другим странам, показывающую, что число случаев насилия после введения подобного закона не уменьшилось.

В заключение депутат Свинцов еще раз подчеркнул: авторы законопроекта ведут речь исключительно о жилом помещении, в которое врывается преступник, а не о конфликтах в семье.

По его словам, общество созрело до того, чтобы иметь разрешенную законом защиту своего дома и своей семьи. Должен работать принцип «Моя дом — моя крепость», т.е.

любому вторгшемуся в чужую квартиру может быть оказано любое противодействие.

Авторы законопроекта предлагают конкретную меру — в статях 108 и 114 УК РФ вычеркнуть слова «необходимых мер самообороны».

В настоящее время статья 108 звучит так: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Статья 114 звучит так: причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

У предлагаемого законопроекта есть противники. Так, глава КПРФ Геннадий Зюганов назвал его глупостью. Также многие эксперты опасаются, что реализация этой инициативы приведет к увеличению числа безнаказанных убийств.

Пока же все выступавшие сторонники инициативы ссылались на западный опыт, некритически перенося его на российскую почву. Это относится и к требованиям внедрить в российское законодательство западные нормы. Также заметно желание ряда сторонников законопроекта связать его с «семейным насилием», представив семью как криминальное сообщество, в котором нужно защищаться.

Вместе с тем среди его сторонников присутствуют противоречия, что показал спор Свинцова с Труновым. Одни хотят дать людям возможность защищать себя и семью, то есть преследуют технические цели совершенствования законодательства, другие — под предлогом защиты от насилия сломать сложившиеся российские устои и внедрить западные порядки.

В россии разрешат защищаться от преступников любыми способами

10 мая 2017, 05:24  •  2696 • В России

Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путями

  • Депутаты совместно с экспертами из МВД и Росгвардии готовят законопроект, расширяющий права граждан при защите своего жилища.
  • Предлагается внести изменения в статью 37 Уголовного кодекса — не признавать преступлением причинение любого вреда нападающему, если преступник незаконно вторгся в пределы частной собственности или любое помещение (дом, квартира, дача, офис), занимаемое гражданином на законных основаниях.
  • Кроме того, опять же действия обороняющегося не будут являться превышением пределов самообороны, если они направлены на защиту других людей, находящихся в заведомо беспомощном состоянии.

То есть само понятие «превышение пределов самообороны» может быть вообще отменено, но только, если речь идет о криминальной ситуации в квартире или частном доме, но не на улице.

Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путями

По мнению авторов документа, россияне не должны бояться защищать себя, свой дом, жизнь и здоровье своих близких. Им действительно, не на словах, а на деле необходимо иметь полное право на самооборону, в том числе с использованием гражданского оружия.

В США преступник, проникший на частную территорию, может быть убит на месте.

Причем американцы, ставшие жертвами нападения и убившие незваного гостя, освобождены от обязанности доказывать свою невиновность.

Необходимость в таких законодательных поправках назрела давно. И время от времени их вносят на рассмотрение Госдумы. Но почему-то всякий раз отклоняют. Удивительно, но нередко люди, спасающие свою жизнь и здоровье от преступников, сами становятся субъектами уголовного преследования.

Суды встают на сторону налетчиков, которые при нападении на чужую квартиру или дом получили тяжелый вред здоровью. При вынесении подобных решений, которые вызывают справедливое негодование общественности, судебные инстанции исходят из действующего законодательства о самообороне.

Ну, нельзя слишком сильно ударить разбойника или насильника — вдруг он умрет? Надо обязательно дождаться, когда покалечат или убьют хозяина дома — вот тогда суд с чистой совестью накажет по всей строгости этого налетчика. Если, конечно, его поймают.

Вообще же, наблюдается странная особенность в процессах по самообороне. Если история получила общественный резонанс и попала на страницы СМИ — человека, пытавшегося себя защитить, оправдают. Нет — значит, нет.

Как будто понятие «самооборона» вообще отсутствует в нашей юриспруденции. Хотя уже давно внесли изменения и в Уголовный кодекс (это статьи 37 и 38), где объяснили понятия необходимой самообороны и ее превышения. Причем во всех подробностях.

А 27 сентября 2012 года вышло Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление». Верховный cуд напомнил всем судьям о праве на самооборону и подробно разъяснил, как надо рассматривать подобные дела.

Это постановление вышло по весьма конкретному и вопиющему поводу. Случилось вот что: на гражданина Соколова и его товарища, возвращавшихся вечером с работы, на улице напали трое отморозков — хотели ограбить. У гопников были длинные и крепкие рейки, содранные со скамеек. Соколов с товарищем стали убегать, но гопники их догоняли и били — на теле Соколова насчитали потом следы десятка ударов.

В конце концов, Соколов отобрал палку у одного из нападавших и ударил его по голове. Удар оказался смертельным и Соколову присудили шесть лет колонии строгого режима с выплатой материального и морального вреда (!) семье потерпевшего. Защита Соколова обратилась в Верховный cуд.

Собравшаяся затем Судебная коллегия по уголовным делам Верховного cуда РФ отменила предыдущее решение в отношении Соколова — он был оправдан и реабилитирован.

Вот история сахалинского пенсионера Александра Тарасова. Ночью в его дом вломился грабитель, 26-летний парень требовал отдать пенсию и бил палкой. Каким-то образом пенсионеру удалось нанести бандиту смертельный удар. И пожилого человека, чудом оставшегося в живых, обвинили в умышленном убийстве и посадили в тюрьму на 4,5 года.

Правда, примерно через год Сахалинский областной суд полностью оправдал и реабилитировал Тарасова. Но так везет не всем.

То есть, чтобы добиться законности и справедливости, надо дойти до высокой судебной инстанции. Неужели жертвам нападений, которым посчастливилось отбиться и уцелеть, всякий раз придется взывать к Верховному cуду? А если не удастся туда достучаться? Так ведь многим и не удается.

Например, однажды дали реальный срок хозяину квартиры, который установил у себя своеобразную защитную сигнализацию — пароходный ревун. Вор вскрыл дверь — и тут жуткий гудок. Преступник умер от разрыва сердца, а мужик сел в тюрьму.

Примеры, когда следствие и суд становятся сразу на сторону оборонявшегося, тоже есть, но они очень редки.

Так что же делать хозяевам, если на их все-таки напали? Обезопасить свой дом и семью от нападения не только можно, но и нужно. При этом вовсе не обязательно кого-то убивать. Достаточно продемонстрировать для потенциальных грабителей хотя бы визуальные, отличимые для окружающих трудности в проникновении в свои владения.

Правоохранители советуют устанавливать в доме металлические двери, окна укреплять решетками, а калитку и ворота держать запертыми. Забор надо сделать труднопреодолимым для непрошеных гостей. Полезно держать сторожевую собаку.

Однако полиция строго предостерегает дачников от соблазна устанавливать на воров капканы и прочие ловушки, оставлять на столе отравленные продукты. Некоторые умельцы конструируют самострелы и минируют тропинки на огородах самодельными взрывными устройствами. Перелезет какой-нибудь бродяга через забор — и получит в живот гарпунную зазубренную стрелу. Или сразу взлетит в воздух.

Наше законодательство — пока — считает такую меру самозащиты неадекватной: вор за кражу старых вещей или консервов получит не более трех лет обычной зоны. А вот дачник за умышленное, по сути, убийство будет наказан гораздо строже.

Читайте также:  Эксперты: люди будут брать ипотеку чаще, если ставка опустится до 8-9%

Полицейская статистика утверждает, что мало кто из грабителей решается на вторжение в дом, окруженный высоким забором, за которым бегает собака, а по периметру установлены камеры видеонаблюдения.

Считается, что самый надежный способ защиты — установка постоянной сигнализации. У каждого обитателя дома или хотя бы — хозяина должен быть специальный брелок с «тревожной кнопкой». Носить его надо постоянно с собой, например, на связке с ключами. Напали — всегда успеешь вызвать полицию или ЧОП.

Верховный суд напомнил всем судьям о праве на самооборону и разъяснил, как рассматривать подобные дела

Не лишним будет держать в доме и зарегистрированное оружие самообороны. Травматику, скажем, легкую, но мощную «Осу», удобно постоянно носить с собой в кобуре — бесствольный пистолет не мешает, ничего не цепляет, не привлекает внимания и всегда под рукой. Причем из этого четырехзарядного комплекса можно выстрелить слезоточивой смесью или просто в воздух сигнальной ракетой.

Конечно, хозяевам стоит внимательнее присматриваться к своим посетителям. Почти 70 процентов ограблений и прочих неприятностей происходит по наводке.

Налетчики, приезжающие из ближнего зарубежья, вербуют своих информаторов из числа гастарбайтеров. Вхожие на участок и в дом, они могут по минутам расписать распорядок дня хозяев, указать расположение видеокамер, пульты сигнализации и где лежат ценности, посоветовать, когда удобнее нанести «визит». Так что безопасность домов — целиком в руках их собственников.

Михаил Фалалеев

Право на самооборону. Как защитить себя и не сесть в тюрьму

Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путямиОбщественный деятель Мария Бутина о том, почему, защищая свою собственную жизнь, люди часто попадают за решётку и о допустимой самообороне.

На первый взгляд, в ситуации, когда на вас кто-то нападает, а вы обороняетесь, всё просто. Нападающий — виновен и должен понести наказание.

Однако истории, когда, защищая себя или своих близких, человек сам попадает в тюрьму, — не редкость для нашей страны.

Почему самооборона превращается в «умышленное причинение вреда здоровью» и как дать отпор обидчику и при этом не оказаться за решёткой, АиФ.ru рассказала председатель правления общественной организации «Право на оружие» Мария Бутина. 

Человек, предпринимающий попытки к самозащите, выживает намного чаще, чем тот, кто выполняет требования нападавшего без сопротивления. 

Абсурд, не так ли?

Наталья Кожина, АиФ.ru: Мария, сегодня есть различные средства самообороны — газовый баллончик, травматический пистолет, электрошокер. На ваш взгляд, чем лучше вооружиться и стоит ли это делать, поскольку иногда использование подобных средств может привести вас в тюрьму?

Мария Бутина: Во всей мировой практике самое эффективное оружие для самообороны — пистолет. Вариации вроде бейсбольных бит, дубинок, шокеров, газовых баллончиков и прочей утвари в самообороне себя не оправдывают по многим причинам.

Например, газовый баллончик, применённый для самозащиты, если ветер дует в сторону защищающегося, отравит его самого.

Задумайтесь, есть ли у вас время проверить направление ветра, когда на вас несётся разъярённый бугай? Шокеры имеют свойство разряжаться в самый неподходящий момент и замерзать при низких температурах, а ведь в те несколько секунд самообороны у вас только один шанс на выстрел.

Травматика, пожалуй, самое сложное из всего доступного нам ряда: это одновременно и опасное, и неэффективное оружие.

Опасное, потому что не воспринимается как настоящее оружие — пуля резиновая, вот и бытует небрежное отношение к таким пистолетам, приводящее к несчастным случаям.

А неэффективна она потому, что в реальной ситуации самообороны зимой, например, выстрела из такого оружия преступник, одетый в тёплый пуховик, даже не заметит, а вот его агрессия наверняка возрастёт. Додумайте сами, чем это чревато.

Если всё так печально, стоит ли вообще предпринимать меры на случай нападения? Конечно! Статистика неумолимо говорит нам, что стратегия ненасилия в отношении напавшего бандита не работает. Человек, предпринимающий попытки к самозащите, выживает намного чаще, чем тот, кто выполняет требования нападавшего без сопротивления.

Криминогенная ситуация в России оставляет желать лучшего. Мы на первом в Европе месте по количеству убийств и в три раза «обгоняем» США по этому показателю с их супервооружённым обществом. Так что разоружение самообороне не помогает, а наоборот.

Приобретать оружие стоит. Каждый из защищаемых нами в судах самооборонщиков говорил, что и представить себе не мог, что ему придётся защищать свою жизнь. Каждый твердил и верил, что с преступником можно договориться. Не договорились.

Узнали себя?

Но, к сожалению, для граждан России пока самое эффективное оружие для самообороны — пистолеты и револьверы — недоступно по закону, так что остаётся довольствоваться травматикой или ОООП, как его называет новый закон. Интересно, что полицейских травматикой для борьбы с преступниками не вооружают, значит, по мнению законодателя, граждане встречают каких-то других, менее опасных преступников. Абсурд, не так ли?

Лидерами» среди предметов в самообороне в России из-за запрета на пистолеты и револьверы, а также общей низкой распространённости гражданского оружия являются ключи, утюги, сковородки и, конечно, кухонные ножи, то есть то, что под рукой. 

— Что чаще всего россияне используют для самообороны?

— «Лидерами» среди предметов самообороны в России из-за запрета на пистолеты и револьверы, а также общей низкой распространённости гражданского оружия являются ключи, утюги, сковородки и, конечно, кухонные ножи. То есть то, что под рукой. 

Если самооборона случилась в вашей жизни, тщательно фиксируйте всё, что произошло, следите за своей речью и подписываемыми документами и готовьтесь к защите в суде. 

— Что такое допустимая самооборона, как не превысить её пределы?

— Допустимая оборона закреплена в статье 37 УК РФ. Она позволяет защищать себя и третьих лиц любыми средствами, и гражданин будет оправдан, если не было превышения пределов необходимой обороны.

Что же это за загадочные пределы? Российский закон говорит о соразмерности вреда и факте, что необходимая оборона должна быть от реальной опасности. И это закон.

Тем не менее Верховный суд РФ в сентябре 2015 года в очередной раз разъяснил судам нижестоящей инстанции, что, если гражданин не смог объективно оценить нападение (темнота, погодные условия, неожиданность атаки), его действия не могут быть расценены как превышение пределов.

Универсального правила тут нет. Всё решает суд в каждом конкретном случае.

Но из своей практики скажу, что статью за превышение необходимой обороны мы встречаем крайне редко, а когда это всё же происходит, человек имеет все шансы её переквалификации при правильно выстроенной линии защиты на полное оправдание.

Чаще бывают крайние случаи — либо статья за умышленные действия, либо полное оправдание. Универсальный совет один — если самооборона случилась в вашей жизни, тщательно фиксируйте всё, что произошло, следите за своей речью и подписываемыми документами и готовьтесь к защите в суде.

— Как доказать, что вы находились в смертельной опасности, можно ли отнести к смертельной опасности попытку изнасилования?

— Как бы ни был банален ответ: говорить правду. Считали ли вы, что нападение грозит вам смертельными увечьями? В изнасилованиях, например, преступник в более чем 90% случаев убивает жертву, поскольку боится, что она расскажет о произошедшем. Так что угроза вполне реальна.

— Если человек нападает на вас с ножом, а вы для защиты используете пистолет, это допустимая самооборона или нет? По сути, вы изначально находитесь в более «выигрышном» положении.

— В статье о необходимой обороне ничего не сказано о средствах защиты и их мощности. Вам разрешено использовать для самообороны всё, чем вы располагаете в момент нападения.

Однако стоит иметь в виду, что преследование преступника после окончания его посягательства на вас законом не будет расценено как самооборона, это уже другая статья, и за это вы понесёте наказание, ведь угроза уже миновала.

Важные нюансы

— Мария, действительно ли, если атаковавший преступник находился в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, то велика вероятность, что защищавшегося оправдают? Но при этом действует и обратная ситуация, если защищающийся был нетрезв, то, скорее всего, его признают виновным?

— Это скорее слухи, чем правда. Конечно, субъективное мнение судьи всегда играет роль на процессе, однако закон есть закон. Он не обвиняет людей за состояние алкогольного опьянения.

Наказанию подлежат неправомерные действия, например, согласно последним поправкам к закону «Об оружии», его владельцу запрещается носить травматическое оружие, например, в ряде учреждений, в том числе в местах общепита, где происходит торговля алкоголем.

Также владельцу оружия теперь запрещено ношение оружия, если он выпил. Ещё одна простая, но многим знакомая аналогия: вождение автомобиля в нетрезвом виде — правонарушение, а само по себе опьянение — нет.

— В каком случае суд делает скидку на состояние аффекта в отношении защищающегося человека?

— Как и в любой другой ситуации, в самообороне есть понятие «состояние аффекта». Я бы не сказала, что это даёт «скидки», это скорее констатация факта состояния.

Аффект в самообороне будет ровно тем же, чем он является в уголовном праве, а именно — «особым эмоциональным состоянием человека, вспышкой эмоций, бурно протекающей, возникающей внезапно и длящейся кратковременно».

При этом человек испытывает изменение сознания, нарушается волевой контроль за действиями.

— Часто бывает так, что в полицию первым приходит не пострадавший, а нападавший, которому дали отпор, почему в этой ситуации так важно опередить его?

— Как гласит известная пословица: «Незнание закона не освобождает от ответственности». В интересах самооборонщика закон знать. Владелец оружия тем более знать закон обязан. О случае применения оружия и о самообороне нужно сообщить в полицию, в ваших интересах, чтобы ваша версия была первой.

Ситуации, когда нападавший получает «фору», первым обратившись в правоохранительные органы и рассказав свою версию произошедшего, к несчастью, типичны.

В своей практике я встречала случай в Воронеже, когда 3 вооружённых грабителя, напав в масках и с нелегальным оружием на семью, после того как отец семейства дал им отпор голыми руками, заявились в участок и рассказали, что мужчина на них вероломно сам напал. Дело было решено в пользу самооборонщика, но именно благодаря верной координации действий.

Говорите правду!

— Мария, давайте рассмотрим такую ситуацию: ночью к вам в дом врываются незнакомые люди, что делать в этой ситуации? Как правильно реагировать?

— О такой ситуации нужно думать заранее и приобрести средства для самообороны. Дома, по закону об оружии, можно хранить длинноствольное гладкоствольное оружие, проще говоря, ружьё.

Читайте также:  Регионы просят правительство отменить мораторий на пересмотр кадастровой оценки

Одинокого гражданина, не приобретающего оружие, ещё можно понять: самозащита — дело лично каждого, а вот семьянин оружие иметь просто обязан.

Что будет делать отец семейства, если на его жену и детей нападут? Конечно, защищать их любыми средствами. Только вот с оружием будет эффективнее.

Если нападение всё-таки случилось. Закон гласит, что, прежде чем стрелять, нужно предупредить нападающих об угрозе применения оружия, однако если этого сделать нет времени или нападение неожиданное, то гражданин может защищаться сразу.

— Допустим, защищаясь, вы убили или травмировали нападавшего. Кому звонить в первую очередь?

— Вне сомнений — в скорую помощь! Первая и главная ваша обязанность — это оказать помощь раненым, вне зависимости от их отношения к вам: будь то ваш друг, свидетель или сам нападающий, не важно. Нужно быть аккуратным с оказанием доврачебной помощи. Если вы не уверены в своих способностях, пробовать я не рекомендую, можно значительно ухудшить состояние человека неумелыми действиями.

Далее должен последовать звонок в полицию (для владельцев оружия закон устанавливает 24 часа на обращение о применении оружия), затем, в идеале, адвокату, если таковой есть. Как минимум позвоните родственникам или друзьям.

Ситуация самообороны — всегда шок, потрясение. Поддержка вам очень поможет психологически. Постарайтесь также записать контакты свидетелей произошедшего, если таковые есть вокруг, составить схему места.

Сейчас у всех есть камеры в мобильных телефонах — зафиксируйте всё на видео и ждите полицию.

— А как вести себя в суде?

— В суде рассказывайте правду. С грамотным адвокатом шансы, конечно, выше.

Однако, если вы чувствуете, что дело принимает обвинительный уклон, — обращайтесь к общественности и в СМИ, рассказывайте о своём случае.

Не реагируйте на призывы обвинителей «всё решить тихо и без шума», я в своей практике видела массу случаев, когда, поддавшись на такие уговоры, человек в конечном итоге отправлялся в тюрьму.

— Как в итоге защититься от нападающего и не сесть в тюрьму?

— Первое, закон нужно знать. Второе, его нужно соблюдать. Третье, не бояться публичности. Четвёртое, готовиться защищать свои права.

Единственное, что я бы добавила в закон о необходимой обороне, — это право на защиту своего дома, или, как его ещё называют — концепция «Мой дом — моя крепость», чтобы дом стал неприкосновенной собственностью.

— Мария, как, на ваш взгляд, нужно изменить закон, чтобы он действовал в пользу защищающихся людей?

— Это скорее вопрос не к законодательству, а к правоприменительной практике.

Уголовный кодекс РФ даёт право гражданину защищать себя и третьих лиц от нападения любыми доступными средствами, однако прокуратура и суд редко встают на сторону защищавшегося.

Так, вместо признания необходимой обороны за гражданином мы видим приговоры за «умышленное причинение вреда здоровью», обвинения в умышленном убийстве или превышение пределов необходимой обороны.

В такой ситуации хоть сто раз перепиши закон, ситуацию поменять это не поможет. Нужны другие методы. А если точнее, нужно, чтобы правоприменитель наконец повернулся лицом к самооборонщику, признав его права на защиту.

Замечу, что сегодня становится больше обращений и больше выигранных дел. Почему? Всему виной общественный резонанс — когда общество выходит на улицу в защиту гражданина, СМИ пишут о нём, снимают телепередачи, говорят по радио.

В такой ситуации общественного возмущения уже сложно «тихо упрятать за решётку» невиновного отца, например, защитившего двух маленьких дочек от грабителей. Стеной за него встаёт гражданское общество. И это создаёт прецедент.

Всё в руках гражданского общества — чем больше негодования и защиты прав отдельного человека, тем шире будущая практика и больше шансов у остальных.

Единственное, что я бы добавила в закон о необходимой обороне — это право на защиту своего дома, или, как его ещё называют — концепция «Мой дом — моя крепость», чтобы дом стал неприкосновенной собственностью.

Такая концепция гласит: если в дом врываются преступники, гражданин не обязан ждать от них реальной угрозы, промедление очень часто смертельно, а сразу может применять оружие.

Сегодня «Мой дом — моя крепость» успешно работает в Италии, США и других странах, но пока что не у нас.

Наталья Кожина, «АиФ»

____________________Нашли ошибку или опечатку в тексте выше? Выделите слово или фразу с ошибкой и нажмите Shift + Enter или сюда.

Защищаться от преступников разрешат любыми способами

Россиянам могут разрешить защищать свое жилье от преступников любыми путями

Государственная Дума Российской Федерации

Депутаты совместно с экспертами из МВД и Росгвардии готовят законопроект, расширяющий права граждан при защите своего жилища.

Предлагается внести изменения в статью 37 Уголовного кодекса — не признавать преступлением причинение любого вреда нападающему, если преступник незаконно вторгся в пределы частной собственности или любое помещение (дом, квартира, дача, офис), занимаемое гражданином на законных основаниях. Кроме того, опять же действия обороняющегося не будут являться превышением пределов самообороны, если они направлены на защиту других людей, находящихся в заведомо беспомощном состоянии. То есть само понятие «превышение пределов самообороны» может быть вообще отменено, но только, если речь идет о криминальной ситуации в квартире или частном доме, но не на улице.

По мнению авторов документа, россияне не должны бояться защищать себя, свой дом, жизнь и здоровье своих близких.

Им действительно, не на словах, а на деле необходимо иметь полное право на самооборону, в том числе с использованием гражданского оружия. В США преступник, проникший на частную территорию, может быть убит на месте.

Причем американцы, ставшие жертвами нападения и убившие незваного гостя, освобождены от обязанности доказывать свою невиновность.

Необходимость в таких законодательных поправках назрела давно. И время от времени их вносят на рассмотрение Госдумы. Но почему-то всякий раз отклоняют.

Удивительно, но нередко люди, спасающие свою жизнь и здоровье от преступников, сами становятся субъектами уголовного преследования. Суды встают на сторону налетчиков, которые при нападении на чужую квартиру или дом получили тяжелый вред здоровью.

При вынесении подобных решений, которые вызывают справедливое негодование общественности, судебные инстанции исходят из действующего законодательства о самообороне.

Ну, нельзя слишком сильно ударить разбойника или насильника — вдруг он умрет? Надо обязательно дождаться, когда покалечат или убьют хозяина дома — вот тогда суд с чистой совестью накажет по всей строгости этого налетчика. Если, конечно, его поймают.

Вообще же, наблюдается странная особенность в процессах по самообороне. Если история получила общественный резонанс и попала на страницы СМИ — человека, пытавшегося себя защитить, оправдают. Нет — значит, нет. Как будто понятие «самооборона» вообще отсутствует в нашей юриспруденции.

Хотя уже давно внесли изменения и в Уголовный кодекс (это статьи 37 и 38), где объяснили понятия необходимой самообороны и ее превышения. Причем во всех подробностях. А 27 сентября 2012 года вышло Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Верховный cуд напомнил всем судьям о праве на самооборону и подробно разъяснил, как надо рассматривать подобные дела.

Это постановление вышло по весьма конкретному и вопиющему поводу. Случилось вот что: на гражданина Соколова и его товарища, возвращавшихся вечером с работы, на улице напали трое отморозков — хотели ограбить. У гопников были длинные и крепкие рейки, содранные со скамеек.

Соколов с товарищем стали убегать, но гопники их догоняли и били — на теле Соколова насчитали потом следы десятка ударов. В конце концов, Соколов отобрал палку у одного из нападавших и ударил его по голове.

Удар оказался смертельным и Соколову присудили шесть лет колонии строгого режима с выплатой материального и морального вреда (!) семье потерпевшего. Защита Соколова обратилась в Верховный cуд.

Собравшаяся затем Судебная коллегия по уголовным делам Верховного cуда РФ отменила предыдущее решение в отношении Соколова — он был оправдан и реабилитирован.

Вот история сахалинского пенсионера Александра Тарасова. Ночью в его дом вломился грабитель, 26-летний парень требовал отдать пенсию и бил палкой. Каким-то образом пенсионеру удалось нанести бандиту смертельный удар.

И пожилого человека, чудом оставшегося в живых, обвинили в умышленном убийстве и посадили в тюрьму на 4,5 года. Правда, примерно через год Сахалинский областной суд полностью оправдал и реабилитировал Тарасова.

Но так везет не всем.

То есть, чтобы добиться законности и справедливости, надо дойти до высокой судебной инстанции.

Неужели жертвам нападений, которым посчастливилось отбиться и уцелеть, всякий раз придется взывать к Верховному cуду? А если не удастся туда достучаться? Так ведь многим и не удается.

Например, однажды дали реальный срок хозяину квартиры, который установил у себя своеобразную защитную сигнализацию — пароходный ревун. Вор вскрыл дверь — и тут жуткий гудок. Преступник умер от разрыва сердца, а мужик сел в тюрьму.

Примеры, когда следствие и суд становятся сразу на сторону оборонявшегося, тоже есть, но они очень редки.

Так что же делать хозяевам, если на их все-таки напали? Обезопасить свой дом и семью от нападения не только можно, но и нужно. При этом вовсе не обязательно кого-то убивать.

Достаточно продемонстрировать для потенциальных грабителей хотя бы визуальные, отличимые для окружающих трудности в проникновении в свои владения.

Правоохранители советуют устанавливать в доме металлические двери, окна укреплять решетками, а калитку и ворота держать запертыми. Забор надо сделать труднопреодолимым для непрошеных гостей. Полезно держать сторожевую собаку.

Однако полиция строго предостерегает дачников от соблазна устанавливать на воров капканы и прочие ловушки, оставлять на столе отравленные продукты. Некоторые умельцы конструируют самострелы и минируют тропинки на огородах самодельными взрывными устройствами. Перелезет какой-нибудь бродяга через забор — и получит в живот гарпунную зазубренную стрелу. Или сразу взлетит в воздух.

Наше законодательство — пока — считает такую меру самозащиты неадекватной: вор за кражу старых вещей или консервов получит не более трех лет обычной зоны. А вот дачник за умышленное, по сути, убийство будет наказан гораздо строже.

Полицейская статистика утверждает, что мало кто из грабителей решается на вторжение в дом, окруженный высоким забором, за которым бегает собака, а по периметру установлены камеры видеонаблюдения.

Считается, что самый надежный способ защиты — установка постоянной сигнализации. У каждого обитателя дома или хотя бы — хозяина должен быть специальный брелок с «тревожной кнопкой». Носить его надо постоянно с собой, например, на связке с ключами.

Читайте также:  Как остановить оплату коммуналки в пустующей квартире?

Напали — всегда успеешь вызвать полицию или ЧОП.

Не лишним будет держать в доме и зарегистрированное оружие самообороны. Травматику, скажем, легкую, но мощную «Осу», удобно постоянно носить с собой в кобуре — бесствольный пистолет не мешает, ничего не цепляет, не привлекает внимания и всегда под рукой. Причем из этого четырехзарядного комплекса можно выстрелить слезоточивой смесью или просто в воздух сигнальной ракетой.

Конечно, хозяевам стоит внимательнее присматриваться к своим посетителям. Почти 70 процентов ограблений и прочих неприятностей происходит по наводке. Налетчики, приезжающие из ближнего зарубежья, вербуют своих информаторов из числа гастарбайтеров.

Вхожие на участок и в дом, они могут по минутам расписать распорядок дня хозяев, указать расположение видеокамер, пульты сигнализации и где лежат ценности, посоветовать, когда удобнее нанести «визит».

Так что безопасность домов — целиком в руках их собственников.

Михаил Фалалеев, Российская газета — Столичный выпуск №7264 (98)

Убийство по закону: как защитить свой дом и не сесть в тюрьму

В Государственную думу внесен законопроект, в котором предлагается расширить права наших граждан по защите своего жилища от посягательств непрошеных гостей с агрессивными намерениями. Фактически, по принципу «Мой дом — моя крепость», который действует в США и закреплен там законодательно, как Доктрина крепости.

Суть этого закона в том, что свой дом человек может защищать всеми возможными силами и средствами. То есть, вторгшийся на чью-то частную территорию рискует быть убитым на месте. Хозяева уголовной ответственности нести не будут. Причем, истинные мотивы визитера никакой роли не играют.

У нас же, по мнению автора законопроекта сенатора Антона Белякова, «в случае причинения вреда здоровью нападающего правоохранительные органы изначально начинают трактовать действия оборонявшегося лица как преступление. То есть рассматривают случившееся как угодно, но только не как необходимую оборону и даже не как её превышение».

Он предлагает внести поправки в ст. 37 Уголовного кодекса РФ, согласно которым будет исключен «преступный характер» самообороны. А также не считать превышением самообороны действия, направленные на защиту лиц, находящихся в заведомо беспомощном состоянии.

«Лучше не трогайте наши дома!»

Несогласные с реновацией домов москвичи готовы стоять до последнего

То есть, человек получит право защищать себя и своих близких любыми способами без опасения оказаться за решеткой.

Пока же наши суды продолжают выносить по подобным делам обвинительные приговоры. Только в прошлом году за превышение пределов самообороны было осуждено 854 человека. Из них 286 за убийство при превышении необходимой самообороны. Сели же в тюрьму за то, что перестарались, защищая себя, 135 человек. Из них 52 осужденных убили нападавших.

  • Такие данные приводит «Российская газета» со ссылкой на Судебный департамент Верховного суда России.
  • Так будет ли, вообще, законопослушный гражданин наделен у нас правом защищаться?
  • Этот вопрос «СП» адресовала председателю общественной организации «Гражданская безопасность» Сергею Гринину:

— Ответ зависит от здравого смысла законодателей в данном случае. Если наши законодатели перестанут считать избирателей сборищем недоумков, то такой законопроект, в той или иной формулировке, должен быть принят. Подчеркну — не может быть, а должен быть принят.

Потому что сегодня у нас перекос в судебной практике — чудовищный.

Если к вам ночью (или днем) в дом вломились какие-то люди и говорят с порога, что «мы вас не будем убивать или калечить, мы сейчас только вынесем вещи», то по диспозиции указанной 37-й статьи УК, вы не имеете права применить к ним силу.

Формально закон сегодня дает нам право защищаться.

Но применить то, что американцы называют «смертельная сила» — то есть, оружие, или какие-то силовые воздействия против нападающего — можно только для защиты жизни.

Если непосредственно жизни угрозы нет, то для защиты здоровья и т. д. можно применять силу… Но вот тут как раз вступает в действие понятие о «превышении пределов необходимой обороны».

Но что еще более печально. С момента принятия новой редакции 37-й статьи УК, которая сильно расширила права обороняющегося, реже стали возбуждаться дела о превышении пределов необходимой обороны.

«СП»: — Что в этом плохого?

— Скажем, если есть труп, раньше очень часто возбуждали по 108-й «превышение пределов необходимой обороны», и человек получал относительно мягкий приговор. Теперь при наличии трупа дела сразу возбуждаются по 105-й — «умышленное убийство». Никаких смягчающих и т. д. уже быть не может.

Вообще, это неправильно, когда преступник, глядя в глаза даже вооруженному человеку, начинает смеяться: «Да, ты побоишься стрелять, тебя же по судам затаскают». Причем, такие фразы могут даже слышать сотрудники полиции, будучи в штатском, если они еще не успели показать удостоверение.

Надо ломать сложившуюся систему. Именно судебную практику. Несколько лет назад это попытался сделать Верховный суд. Постановление пленума ВС, обобщающее судебную практику по делам о необходимой обороне, многими было воспринято с надеждой: «Наконец-то, сейчас наведут порядок!»

Увы — воз и ныне там. Это постановление, хотя оно обязательно для судов низовых, как-то благополучно забывается и замалчивается. Такие дела продолжают квалифицироваться по обвинительным статьям. И даже там, где признается необходимая оборона, люди получают реальные или условные сроки заключения.

А условная судимость в этой ситуации, является, на мой взгляд, признанием того, что человек фактически невиновен. Но служебная практика сложилась так, что если дело возбуждено, то должно быть доведено до суда.

К слову, в Европе в среднем процент оправдательных приговоров около четверти — плюс-минус немного колеблется по странам. И это считается нормальным — т.е. суд исправляет недочеты и ошибки следствия, выявляет правду.

«СП»: — У нас эта цифра где-то в районе двух процентов, кажется?

— Если бы. Три сотых процента — это в Москве. По стране — чуть больше.

Если взять суровые времена сталинских репрессий, убрав приговоры «троек», которые, понятно, были заказные, то процент оправдательных приговоров был выше тогда, чем сейчас.

Но считается, что мы живем в демократическое время. Давайте же тогда принимать демократические законы.

Преступник, проникший противоправно на чужую территорию, должен — здесь и сейчас — нести всю полноту ответственности за это. Вплоть до применения смертельной силы.

«СП»: — Но, прежде всего, он, наверное, должен это понимать, осознавать всю меру ответственности… Разве не так?

— Разумеется. Поэтому нужен, во-первых, закон. Во-вторых, нужно широкое, публичное освещение этого закона. Чтобы злоумышленник знал, что здесь и сейчас он может получить пулю в лоб.

И это не лицензия на убийство. А то у нас многие боятся, что под самооборону будут маскировать бытовые убийства, начнут расправляться с соседями… и т. д.

Хочется сказать: «Товарищи, не порите бред. Мы все в целом — большинство — нормальные. Поверьте».

Я уже молчу о том, что очень часто эту инициативу увязывают с владением оружием. На самом деле, это параллельные вещи. Ходя для владельцев оружия такая норма, конечно, особенно актуальна. Они и сейчас в состоянии защититься. Но их закон преследует.

Но уж владельцы оружия, они на порядок — если не на два порядка — законопослушнее среднего населения страны. Если взять количество правонарушений с оружием, совершенных владельцами оружия, там меньше одного процента.

По автомобилистам эта цифра выше — в среднем 10% в пересчете на тысячу человек. То есть, владелец оружия, как минимум, в десять раз законопослушнее автомобилиста.

Речь о том, что законопроект этот очень полезный и прогрессивный, но он прикроет собой очень узкий спектр — нападения на жилища. Уличную преступность, которая касается каждого из нас в большей степени, он никоим образом не затронет. Но это отдельная тема.

Мне вообще непонятна позиция тех, кто что-то возражает…

«СП»: — А возражает, собственно говоря, правительство — оно отрицательный отзыв отправило на законопроект Белякова. И тот же Верховный суд, который считает, что 37-й статьи вполне достаточно, чтобы защитить права граждан…

— Если бы 37-й статьи было достаточно, то не было бы огромной массы дел, которые заканчиваются обвинительными приговорами. Не было бы постановления пленума Верховного суда, который разжёвывал по пунктикам низовым судам, как надо применять 37-ю на практике.

Значит, этого недостаточно. И данный законопроект, по сути дела, конкретизирует, уточняет ситуацию в отдельно взятых случаях.

На Америку кивать не популярно, но почему бы не брать у нее то, что позитивно. У них, например, многие законы написаны не как у нас — схематично. А в изложении и с подробным описанием: если происходит такая-то ситуация, то ваши законные, правильные действия такие-то…

И наш законопроект примерно в том же направлении двигается. Если ты находишься в жилище, и к тебе вламываются, то имеешь право на любые ответные действия.

Да, зачем в Америку ходить. Наша бывшая республика — Украина. У них аналогичная статья в уголовном праве написана замечательно: «при противоправном и насильственном проникновении в жилище, а также при групповом или вооруженном нападении оправдано применение по нападающим огнестрельного оружия либо иных предметов, независимо от тяжести последствий».

Хорошая формулировка. Можно даже брать ее за основу.

«СП»: — Но есть ли перспектива, что принцип «Мой дом — моя крепость» законодательно закрепят и у нас?

— Если есть отрицательный отзыв правительства, то законопроект, скорей всего, принят не будет. Просто, исходя из сложившейся практики, депутаты проголосуют так, как им сказали. Это очень печально.

Но помимо того, что такие инициативы выдвигались не только депутатами и сенаторами, такая инициатива выдвигалась народом.

На сайте «Российской общественной инициативы» пару лет назад собирались подписи как раз под концепцией «Мой дом — моя крепость». Были собраны более ста тысяч подписей, что автоматически влечет статус законодательной инициативы. Тем не менее, это тоже было «похоронено».

И мне непонятна такая странная последовательность, в том числе и правительства в этом вопросе. Кто вообще для государства ценнее? Тот, кто работает, платит налоги, или преступник, который никаких налогов, естественно, не платит, неправомерно наживается и нарушает общественный порядок?..

Если вы причинили смерть при необходимой обороне, это уже не убийство. Это лишение жизни — с точки зрения юриспруденции. И это совершенно разные вещи.

Так вот, давайте невиновных не будем приравнивать к виновным и оправлять в тюрьмы. Это неправильно. Это, пожалуй, лучшие люди — те, кто сегодня еще не боится преступникам сопротивляться. Причем, порой вступаясь не только за себя и своих близких, но и за совсем посторонних людей.

Ведь закон — теоретически — позволяет защищать не только себя. То есть, если вы видите нарушение закона, и чувствуете в себе волю и силы его пресечь, то по закону имеете право это сделать.

Но кто это будет делать, зная, что потом за то, за что, по-хорошему, надо ордена давать или хотя бы почетные грамоты, можно сесть?

И каждый раз, заметьте, дела по необходимой обороне получают более-менее справедливый приговор, только став достоянием широкой общественности.

Вспомните дело Саркисяна — тульского фермера, который защищался кухонным ножом, когда к нему в дом вломились четверо преступников. Это было лет пять назад.

И уголовное дело чуть было не возбудили против него самого — за умышленное убийство. Причем, при отягчающих обстоятельствах. Потому что троих нападавших Саркисян убил и одного ранил.

А то, что бандиты вчетвером напали на него и его семью — женщин и детей, это не было отягчающим обстоятельством почему-то для следователя в тот момент.

Этот случай получил широкую огласку. И только после этого Саркисяна, в конце концов, признали потерпевшим.

Украину ждет религиозная бойня

В стране предлагают законодательно запретить каноническую православную церковь — «это рассадник ереси»

«СП»: — Этот случай, действительно, получил широкий резонанс и в прессе, и на телевидении. Но он, далеко, не первый и не последний…

— Поэтому я бы определил два важных направления. Улучшать законы, конкретизировать. Писать их так, чтобы ни один невозможно было повернуть в другую сторону.

И второе. Не пропускать такие дела. Вокруг них должен быть общественный резонанс, и они должны освещаться в СМИ. В конце концов, когда-то эта «критическая масса» сработает.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *