Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Си Цзиньпин и Владимир Путин. Фото Xinhua/Scanpix/LETA

Оригинал опубликован на сайте Spektr.Press

6 июня открылся Петербургский международный экономический форум, а за день до этого начался визит в Россию председателя КНР Си Цзиньпина. И Си, по сути, является главным хедлайнером этого форума.

Ведь все последнее время стратегическая игра Путина во внешней политике в самом общем смысле сводится к тому, чтобы«дружить с Китаем против США». Причем путинская Россия мыслит себя в этой игре как одна из трех главных держав, вершащих судьбы мира.

Только возможна ли в принципе дружба на равных с Китаем для России?

В ходе визита планируется подписать почти три десятка документов.

Помощник президента РФ по внешней политике, бывший посол России в США Юрий Ушаков анонсировал подписание Путиным и Си «совместного заявления по развитию отношений, всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху, а также об укреплении стратегической стабильности в современную эпоху». На публике стороны говорят о том, что их отношения хороши как никогда. Китайская дипломатия вообще славится предельно обтекаемыми формулировками, и часто не отличишь ее риторики о врагах от риторики о друзьях.

Но есть упрямые факты. Впрочем, для начала будет много цифр — не пугайтесь. Товарооборот России и Китая в 2018 году вырос на 27,1% и поставил абсолютный исторический рекорд, впервые преодолев отметку в 100 млрд долларов и достигнув 107 млрд.

Такие данные приводил глава департамента статистического анализа Главного таможенного управления КНР Ли Куйвэнь. Сальдо пока в пользу России — российский экспорт в Китай составил 59,08 млрд долларов, а импорт из Китая — 47,97 млрд. При этом весь торговый оборот Китая в 2018 году составил рекордные 4,62 трлн долларов.

То есть доля России в китайской торговле очень мала — чуть больше 2,5%.

США остается для Поднебесной гораздо более важным торговым партнером, чем Россия, — просто в силу масштабов экономик двух стран (США дают примерно 25% мирового ВВП, а Китай — около 15%, тогда как Россия — менее 2%).

Товарооборот Китая и США продолжал расти в 2018 году, даже несмотря на торговую войну «имени Трампа», и составил порядка 600 млрд долларов — в шесть раз больше, чем с Россией. Понятно, почему китайские банки свято исполняют американские санкции против РФ.

Товароборот Китая с Евросоюзом в 2018 году был примерно в 5 раз больше, чем с Россией.

При этом пока и для самой России «коллективный Запад» остается значительно более важным экономическим партнером, чем Китай.  Товарооборот России с Евросоюзом по итогам того же 2018 года вырос почти на 20% и составил 294,167 млрд долларов  — почти втрое больше, чем с Китаем. Еще на 25 млрд долларов Россия наторговала со Штатами.

Россия, Китай и Монголия. Как проходят самые крупные учения в истории России «Восток-2018» — фото и видео

Китай и Россия публично заявляют, что у них практически нет внешнеполитических разногласий, и часто солидарно голосуют в ООН против США (впрочем, в традициях Китая — воздерживаться в спорных вопросах, не говоря ни «да», ни «нет»).

При этом Китай не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. Не признал Крым частью России. Остается одним из главных торговых партнеров и крупнейшим иностранным арендатором земли на Украине, с которой у России отношения де-факто идет война.

Структура торговых отношений Китая с Россией такова, что китайцы покупают преимущественно нефть, газ и оружие. При этом, в отличие от стран ЕС, которые по-прежнему критически зависимы от российского газа, Китай такой зависимости не имеет.

Сейчас Китаю, который сам является крупным производителем газа, не хватает ежегодно примерно 75−100 млрд кубометров. Примерно треть этой недостачи китайцы компенсируют покупкой сжиженного природного газа (не у России) и еще около трети — поставками дешевого газа из Туркмении.

В 2014 году, почти сразу после введения санкций за Крым и Донбасс, Россия заключила с Китаем «контракт века» на поставку газа в Китай по трубопроводу «Сила Сибири» до 2030 года.

При этом Китай отказался финансировать этот проект, а о цене газа и точных объемах поставок стороны не договорились до сих пор.

При этом Китай имеет все возможности выкручивать руки России как по цене, так и по объемам — Россия безропотно подчинится, если хочет остаться на китайском рынке энергоносителей, поскольку китайцы могут полностью обойтись без российского газа.

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Производство в Китае. Фото ЕРА/Scanpix/LETA

Что касается нефти, Китай является одним из крупнейших кредиторов компании«Роснефть» и активно добивается блокирующего пакета акций в этой компании. Так что и нефтяной шантаж Китая у России не пройдет.

Еще десять лет назад на российском Дальнем Востоке существовали китайские предприятия, которые и налоги платили в Китае. То есть, ползучая китайская колонизация приграничных российских территорий началась давно.

Граница России с Казахстаном практически не контролируется, поэтому даже приблизительно оценить количество китайских мигрантов в Россию не представляется возможным.

Китайские инвесторы активно скупают земли на Дальнем Востоке и даже на озере Байкал.

Финансовая махновщина и неудобные вопросы. Почему прозрачный бизнес оказывается дешевле теневого

Экономическая экспансия как фактор «мягкой силы» — главный способ укрепления влияния Китая по всему миру. В последние 10−15 лет китайцы практически вытеснили Россию из бывшей советской Центральной Азии, став главным инвестором в экономике этих государств и их ключевым бизнес-партнером. Нет никаких препятствий и для китайской экспансии в саму Россию.

Российский Дальний Восток стремительно теряет население. Программа«дальневосточного гектара» находится в полуобморочном состоянии — население региона может прибавляться по сути только за счет китайцев. Россияне из центра и юга страны туда пока не торопятся.

При этом никаких экономических возможностей для ответной экспансии в Китай у России нет: ни энергетический шантаж, ни технологическое превосходство в данном случае не являются конкурентными преимуществами.

А Китай стремительно догоняет Россию уже и по уровню ВВП на душу населения.

В китайских СМИ Россию уже называют «младшей сестрой». Для страны, которая привыкла чувствовать себя «старшим братом» по отношению к бывшим советским республикам и продолжает ощущать себя империей, это несомненное унижение.

США и «коллективный Запад», при всех страшилках кремлевской пропаганды о коварных происках «американского империализма», не вмешивались во внутреннюю политику России и никогда не влияли на расклад политических сил в стране.

Запад никогда не пытался получить полный контроль над российскими недрами и другими сырьевыми ресурсами.

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Китайские рабочие на Амуре. Фото TASS/Scanpix/LETA

Китаю без разницы, кто будет править Россией. Но в силу масштабов экономики и численности населения Китай будет активным образом претендовать и на российские недра, и на российские леса, и на российские земельные ресурсы.

Китай несомненно использует финансовые ограничения для российских компаний на Западе, чтобы постараться увеличить свое присутствие в российской экономике. Китай точно не позволит России «дружить с Америкой» против себя.

Имперские амбиции и мнимая «угроза Запада», используемая российской властью как пропагандистское прикрытие реваншизма, толкают Россию в объятия Китая. И эти объятия могут стать удушающими. В наших отношениях уже была война на Даманском в 1969 году.

А в 2004 году Путину пришлось отдать Китаю острова площадью более 300 квадратных километров на Амуре — по юридическим причинам, возникшим еще в советские времена.

И «вежливых людей» в камуфляже для защиты «исконных территорий» Путин в этом случае благоразумно предпочел не использовать.

Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС

У Китая есть экономический, политический и демографический интерес сделать Россию своим политическим вассалом. У России нет экономической, политической и демографической возможности строить отношения с Китаем как с равновеликим партнером. Есть военная— ядерное оружие.

Но есть оно и у Китая, а ценность человеческой жизни в коммунистическом Китае еще ниже, чем в путинской России. Так что оружие массового поражения в данном случае тоже не аргумент.

Не говоря уже о том, что пока россияне по всем своим привычкам, обычаям, культурному коду в большинстве своем люди западной цивилизации, в меньше степени — мусульманской, но совсем не китайской.

Если кто и угрожает национальной идентичности, территориальной целостности и сохранению России в ее нынешнем виде, так это Китай. Только у него есть мотив и возможности подчинить себе Россию. Больше никому это не под силу.

Оригинал опубликован на сайте Spektr.Press

Автор Семен Новопрудский

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Россия, Китай и Монголия. Как проходят самые крупные учения в истории России «Восток-2018» — фото и видео    Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Финансовая махновщина и неудобные вопросы.Почему прозрачный бизнес оказывается дешевле теневого    Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Закат офшоров или построение новой финансовой реальности — как правильно войти на рынок ЕС    Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные Темные пятна. Владислав Иноземцев о том, почему США и ЕС капитулировали в войне с офшорными финансами

Россия способна «стереть из жизни» любой западный бренд по примеру Китая

Несколько известных западных брендов одежды и обуви, в частности H&M, Adidas, Burberry и Nike, столкнулись со «стиранием» своего присутствия в цифровом мире Китая. Причиной негативной реакции местного бизнеса и общественности на их присутствие в КНР стала критика в адрес Пекина, в которой компании-владельцы выражали «озабоченность» правами человека в Китае.

Результатом такой политической позиции брендов стал их тотальный бойкот в китайском информационном пространстве. Он фактически означает провал их маркетинговой и торговой политики на одном из наиболее быстрорастущих рынков планеты.

Как Китай смог добиться такого результата? И способна ли Россия использовать китайский опыт в случае прямого конфликта с западными странами?

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Побежавшие впереди паровоза

Негодование китайского общества вызвало неоднозначное заявление ряда западных брендов, которое касалось производства хлопка в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР.

В январе 2021 года уходящая администрация Дональда Трампа голословно обвинила правительство Китая в использовании рабского труда на уборке хлопка в этом населенном преимущественно мусульманами западном районе КНР.

Пекин немедленно отверг эти обвинения, но маховик санкций был запущен, а импорт синьцзянского хлопка — запрещен в США.

В этот момент мировые торговые марки-производители одежды заняли разные позиции по вопросу «спорного» хлопка. Так, немецкая компания Hugo Boss официально заявила, что продолжит импорт хлопка из Синьцзяна. С таким же заявлением выступил известный японский бренд одежды Muji, подчеркнув, что США не предоставили никаких доказательств своих утверждений.

А вот целый ряд других западных брендов, в том числе Adidas, Lacoste, Nike, H&M, Ralph Lauren, Calvin Klein и Tommy Hilfiger, решили побыть «роялистами большими, чем сам король», — и прекратили взаимоотношения с производителями хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района. Бренды заявили, что полностью отказываются от его использования в своем производстве одежды и обуви. При этом с китайского рынка они уходить не намеревались — ведь продажи обуви и одежды в КНР, включая продукцию дорогих западных брендов, год за годом бьют рекорды.

Читайте также:  В Петербурге за долги за свет будут отбирать машину

В российских условиях это означало бы, что владелец какого-нибудь техасского бренда отказывается покупать лен из Владимирской области, потому что он запрещен к импорту в США, однако по-прежнему хочет иметь брендовый магазин на Тверской улице в Москве.

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западныеФБА «Экономика сегодня»  / Мария Александрова

Не запрет, но бойкот

Нетрудно догадаться, что столь двуличный подход вызвал бурное негодование жителей КНР, да и китайского бизнеса.

Поэтому нынешнее «стирание» H&M, Adidas, Nike и других западных брендов из коммерческой и торговой жизни Китая осуществляется в виде всенародного бойкота, а не путем административного запрета.

И если исчезновение товаров этих брендов из списков крупнейших электронных торговых площадок Китая еще можно пытаться объяснить централизованным «коммунистическим» запретом, то остальные события не оставляют от этой версии камня на камне.

Скажем, компания Burberry, которая также поддержала запрет на покупку хлопка из Синьцзяна, создала фирменные «скины» одежды ряда персонажей видеоигры Honor of Kings.

На этой неделе орнаменты Burberry стали недоступны — китайская технологическая компания Tencent удалила их из онлайн-магазина игры. Такой же запрет коснулся адресов китайских магазинов самонадеянных западных брендов — они просто испарились из адресных книг всех онлайн-служб такси.

То есть физически магазин есть — а вот найти его на электронной карте или заказать до него поездку уже не получится.

Не менее ответственную гражданскую позицию заняли китайские знаменитости, представляющие в КНР западные бренды. Так, актриса Чжоу Дунъюй, певец Ван Ибо и певица Виктория Сонг заявили о разрыве отношений с провинившимися брендами Burberry, Nike и H&М.

Причем для знаменитостей это означало не только отказ от прибылей, но и весьма вероятные штрафы за разрыв контрактов.

Однако они подчеркнули, что придерживаются политики «Один Китай» и считают неприемлемыми попытки разделить жителей страны под предлогом выдуманной этнической или религиозной розни.

Такая резкая реакция китайцев уже нашла свой отклик. В частности, компании PVH, владеющая брендами Calvin Klein и Tommy Hilfiger, а также Inditex, которой принадлежит бренд Zara, предпочли тихо убрать со своих сайтов обвинения в «рабском труде» в Синьцзяне, чтобы избежать дальнейших финансовых потерь и негативного общественного резонанса в КНР.

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Применим ли китайский опыт в России?

Конечно, менталитет граждан России во многом отличен от китайского. Например, нам свойственна большая степень индивидуализма, в силу чего у нас сложнее представить ситуацию, когда знаменитость может взять и отказаться от многомиллионного рекламного контракта ради того, чтобы, например, сказать: «Крым — это Россия».

Как азиатские стартапы вытесняют западных гигантов со своих рынков :: РБК Pro

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Стартапы Юго-Восточной Азии заняли боевые позиции и не уступают свой рынок ИТ-гигантам из США и Китая. Такая активность привлекла внимание западных инвесторов. Но вскоре эти фирмы столкнутся с теми же проблемами, которые погубили их зарубежных конкурентов

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Getty Images

Пытаясь закрепиться на рынке Юго-Восточной Азии, Uber завлекала пассажиров бесплатным мороженым — компания уже использовала этот прием в западных странах.

Ее сингапурский конкурент Grab «подкупал» клиентов дурианами: эти фрукты обладают более чем специфическим запахом и непривычны для американцев и европейцев, но очень любимы в таких странах, как Индонезия, Малайзия и Таиланд. В рамках акции GrabDurian (игра слов, англ.

«СхватиДуриан». — РБК Pro) пассажирам предлагали разные сорта фрукта, а также сделанные на его основе десерты.

В 2018 году, спустя несколько лет ожесточенной борьбы, Uber сдалась и продала Grab свое подразделение в Юго-Восточной Азии.

История превратилась в своего рода притчу о том, как нужно вести дела в регионе, население которого составляет почти 700 млн человек.

ИТ-платформы (такие, как такси-сервисы и доставка еды) могут здесь выжить, но только в том случае, если они готовы адаптироваться к местным условиям.

Теперь регионом заинтересовались западные инвесторы. Прошлый год был богат на события для местных стартапов. Рыночная капитализация сингапурского технологического гиганта Sea (название является отсылкой к акрониму, который часто используют для обозначения региона: SEA — South-East Asia, англ.

Юго-Восточная Азия), вышедшего на биржу в Нью-Йорке в 2017 году, выросла за 2020 год в пять раз и достигла $125 млрд. 13 апреля Grab заявила, что проведет IPO на нью-йоркской NASDAQ путем слияния с компанией-пустышкой (SPAC). Предварительная оценка фирмы — около $40 млрд.

Индонезийское суперприложение Gojek, оценочная стоимость которого превышает $10 млрд, может провести слияние с e-commerce-платформой Tokopedia, прежде чем выйти на биржу с помощью SPAC в Нью-Йорке. Ожидается, что Traveloka, еще один местный «единорог», выберет ту же процедуру для листинга.

Сейчас общая оценочная стоимость пяти крупнейших ИТ-компаний региона составляет примерно $200 млрд.

Китай "прожуёт" Запад: торговая война уничтожит бизнесы H&M, Nike и других компаний в КНР

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Запад привычно бьёт в одну и ту же болевую точку. Синьцзянь — очень  чувствительный для Китая вопрос. Якобы в отношении уйгуров китайцы устроили настоящие репрессии, пишет пресса на Западе: буквально концлагеря для них создали, геноцид, резня, отказ от мусульманской веры, теперь еще и подневольный труд — на сборе хлопка.

Разумеется, все эти обвинения не подкреплены фактами. Да, Китай за ассимиляцию и общие культурные особенности всей нации. Но что-то мало верится в рабский труд и концлагеря. О России тоже рассказывают много небылиц на Западе.

Только Россия мало отвечает оппонентам, да общественность крайне мало патриотична, а следовало бы, наверное, брать пример с Китая — и китайское общество вполне единодушно.

Джо Байден на днях прямым текстом обозначил позицию Белого дома и своей «демократической» администрации, заявив, что никогда не даст Китаю «стать сильным». Он опоздал. Ассиметричный ответ КНР демонстрирует, как силён китайский дракон, как он испепеляет любого противника на своей территории, причём, не прибегая для этого к открытой войне, а действуя экономически.  

В китайском интернете больше нет (!) компаний H&M, Nike и других, которые присоединились к «уйгурскому вопросу». Их не существует. КНР стёрла все упоминания сетевых гигантов из своего суверенного интернета — да, и поэтому он тоже нужен. Китайские поисковики больше не выдают информацию о магазинах H&M в стране, хотя они работают.

Но агрегаторы такси не видят адресов, по которым расположены филиалы. К бойкоту присоединились самые популярные торговые площадки страны, включая TMall, где официальный магазин H&M, по данным СМИ, заблокирован. Поиск товаров обоих производителей не дает никаких результатов на JD.com, Taobao и Pinduoduo.

И даже сканеры  не читают QR-коды с ценников товаров.

Более того, CCTV (Центральное телевидение Китая) объявило, что буквы H и M в названии H&M в китайском языке соответствуют словам, обозначающим «ложь» и «фальсификацию», и добавило, что «для таких компаний у нас есть четкий ответ: не покупать их продукцию» — «H&M просчиталась, пытаясь быть праведным героем, и теперь должна заплатить высокую цену за свои неправильные действия».

Несколько китайских знаменитостей, которые были «послами» этих брендов, объявили о разрыве отношений с компаниями, «распространяющими слухи о Китае и правах человека», и подчеркнули, что «интересы родной страны для них важнее всего». 

Китайская пресса вспомнила, между прочим, что неправильно о «синьдзянском хлопке» писали также и Adidas, New Balance, Burberry и Zara. Так что их судьба в Поднебесной под вопросом. 

Россия начинает вытеснять китайские светодиоды со своего рынка

29 июня 2021, 11:45  •  1419 • Россия

То о чем я писал в прошлом году, начало работать.

18 июня в г. Гусев Калининградской области на базе инновационного кластера «Технополис GS» прошла церемония открытия производства по корпусированию светодиодов. На сегодняшний день это крупнейшее и самое высокотехнологичное подобное предприятие в России, его производственные мощности позволяют выпускать до 145 миллионов светодиодов в год, в дальнейшем они будут увеличены до 400 миллионов.

Российские и китайские обои вытесняют из продажи западные

Надо сказать, это не первая попытка России запустить производство светодиодов на своей территории. Но первый блин вышел комом. У нас были свои производители – Светлана Оптоэлектроника и Оптоган. Но оба производителя конкуренции не выдержали, и светодиодное направление закрыли.

Теперь, наученные горьким опытом, мы пошли другим путем. В принципе, уже тогда было понятно, что конкурировать с Китаем напрямую просто бессмысленно. Никто в мире не может. Но тогда у нас было сугубо либеральное правительство, которое этого, почему-то, не понимало. Сейчас, слава Богу, правительство у нас более прагматичное.

Все дело в новых требованиях к локализации. Сегодня в России идет масштабное внедрение светодиодных источников света для освещения дорог и различных объектов. Сами светильники давно производятся в России несколькими компаниями, производятся и драйверы для них. Но по новым требованиям локализованы должны быть и светодиоды.

И это уже дало свои результаты.

Ранее уже были запущены и другие производства. 24 декабря Роснано открыло на заводе ПК «Клевер» в Санкт-Петербурге новую современную линию по производству светодиодов.

На новой линии будут выпускаться светодиоды типоразмеров 3030 и 5050 в эпоксидном корпусе ЕМС, которые являются прямыми аналогами наиболее распространенных на рынке светодиодов. В результате запуска производства совокупный объем выпуска продукции будет увеличен до 100–150 млн светодиодов в год. Объем инвестиций в новую линию составил более 350 млн рублей.

Читайте также:  Госдума утвердила новые штрафы за ненадлежащее обслуживание лифтов

В России создается еще один крупный производитель светодиодов – компания РуСИД.

Конечно, речь пока идет только о корпусировании микросхем. И это нормально, глупо бросаться с шашкой и криком «ура», начинать надо постепенно. Ведь самый технологичный этап – выращивание гетероструктур светодиода на подложке, в мире в больших объемах выполняют только две компании – они находятся в Японии и США, таким образом даже Китай импортирует кристаллы.

Впрочем, технология эта доступна и России, например Светлана-Оптоэлектроника в свой время занималась выращиванием кристаллов, так что при необходимости проблем тут нет, и вопрос лишь в экономической целесообразности.

Ну и да, процитирую себя же из другой статьи:

Почему в России так не могут? Китайцы выбирают только китайские бренды

Российским бизнесменам стоит поучиться у китайских, которые стремительно захватывают глобальные рынки во всех доступных отраслях, от электроники до одежды. Еще недавно казавшиеся экзотикой китайские авто стали привычными, китайские блокбастеры подвигают Голливуд, а китайский парфюм скоро вытеснит французские ароматы.

Почему у нас так не могут?

Патриотизм везде — от кино до магазинов

В Китае последние несколько лет наблюдался всплеск интереса среди молодых потребителей к отечественным брендам и продуктам. Таковы данные отчета интернет-гиганта Baidu и исследовательского центра People.cn.

Интерес китайского потребителя к отечественным товарам вырос в 6 раз за последние десять лет. Импульс развитию китайских товаров придало улучшение качества и имиджа брендов.

Причем самыми быстро растущими секторами являются одежда, автомобили и косметика.

В этих товарных сегментах популярность китайских брендов втрое превысила популярность зарубежных аналогов, говорится в аналитическом докладе.

Возглавили рейтинг самых быстрорастущих направлений китайские мобильные телефоны. По оценкам маркетологов, осведомленность потребителей о мобильных телефонах высокого класса выросла до 82% в этом году с 52% в 2016 году (проще сказать, пять лет назад лишь половина китайских потребителей знало о «мобильных» новинках). При этом 5G и автотюн стали модными словами среди китайских потребителей.

Согласно маркетинговому отчету, помимо отечественных продуктов, растет популярность китайских фильмов, компьютерных игр, сериалов и анимации. Впрочем, чтобы заметить это, не нужно и читать многоумные доклады, достаточно увидеть кассовые сборы китайских кинокартин.

Так, в десятке самых кассовых фильмов-2021 шесть позиций — у китайской продукции. А скоро оно захватят и зарубежные рынки: так, патриотический китайский блокбастер о событиях Второй мировой войны «Восемь сотен» в России посмотрели почти 12 тысяч человек.

Пока что это экзотика, но скоро будет трендом. Так же, как и китайские мобильники или компьютеры. По оценкам аналитической компании Canalys, на российском рынке в первом квартале 2021 года лидером оказалось китайское Xiaomi. Ему принадлежит 32% всех поставок смартфонов, что заметно больше, чем у многолетнего (но уже бывшего) лидера — Samsung, которому принадлежит лишь 27% рынка.

Кроме того, в первой пятерке поставщиков смартфонов еще два китайских производителя — Honor и Realme (бренд BBK).

Бойкот к хорошему не приводит

Китайский рынок стремительно растет и в тех сегментах, которые еще недавно казались далекими от этой страны. Так, рынок предметов красоты и личной гигиены в Поднебесной оценивается в $ 75 млрд, что сопоставимо с годовым ВВП такой страны, как Оман или Гватемала.

Крупнейшие бренды намереваются открывает флагманские магазины в крупнейших китайских мегаполисах — Шанхае и Пекине. Однако китайский бизнес это не устраивает.

На первом этапе он добивается создания в Китае локализованных производств парфюмерии и косметики.

А следом — и появления собственных брендов, которые в перспективе будут сами захватывать глобальный рынок на смену французам, итальянцам и американцам.

К глобальной экспансии готовы китайские текстильные и швейные компании. Это, с одной стороны, связано с тем, что китайские потребители все больше отдают предпочтение отечественным брендам. С другой стороны — в Китае есть многолетние традиции, позволяющие добиться высокой эффективности производства.

Но есть и еще один фактор — это независимость от политической конъюнктуры. Курс на импортозамещение в текстиле был взят после того, как несколько мировых гигантов розничной торговли (включая H&M и Nike) отказались поставлять хлопок из Синьцзян-Уйгурского автономного округа.

Впрочем, демарш западных производителей привел к прямо противоположному эффекту. В Китае началась общественная поддержка синьцзянского хлопка, результатом которой стало то, что акции текстильных и швейных компаний, торгуемых в Шанхае и Шэньчжэне, значительно выросли.

Китайские «акулы» против западных «монстров»

Аналитики Vogue отмечают, что последние годы из США в Китай возвращается все больше ученые в области биотехнологий. Они могут стать новым локомотивом для прорыва в текстильной отрасли.

Стоит напомнить, что китайское правительство пообещало достичь углеродной нейтральности к 2060 году. Значит, производители будут вынуждены использовать более экологичные и наукоемкие технологии. Например, более устойчивые методы окрашивания или новые виды волоков, созданные искусственным интеллектом.

В перспективе же это вызовет удешевление производства. То есть Китай еще заметнее упрочит свои позиции «мировой швейной мастерской». Только это будет еже не дешевый масс-маркет, а высокотехнологичная одежда.

Российским же бизнесменам стоит лишь от зависти кусать локти. Если китайская промышленность может быть конкурентоспособной по всем фронтам (от одежды до электроники), то реально прорывных отраслей в России почти нет.

Основой экспорта, если не брать сырье и полуфабрикаты, по-прежнему остаются вооружение и продукты питания. Экспортируются также ядерные и аэрокосмические технологии — задел мощного советского НИОКР. А вот много ли вы видели в иностранных магазинах российских гаджетов, костюмов или косметики?

В перспективе же выйти на эти рынки для российских производителей окажется и вовсе нереально, учитывая, что даже западных монстров с них выталкивают стремительно растущие китайские «акулы».

Dagens Næringsliv: благодаря вакцинам Россия и Китай вытесняют США с рынка общественных благ — ИноТВ

«Эпоха США» на мировой арене давно подходит к концу, и одна из основных причин этого — растущая конкуренция в области распределения общественных благ, пишет в статье для Dagens Næringsliv Мортен Скумсруд Андерсен, старший научный сотрудник Норвежского института внешней политики. Во время охватившей весь мир пандемии коронавирусной инфекции США не стали брать на себя ведущую роль, в то время как Россия и Китай проявили большую активность и получили от этого выгоду в разных сферах, подчёркивается в статье.

Теперь в самых разных странах мира, таких как Бразилия, Филиппины или Венгрия, можно сделать прививку китайской вакциной Sinovac или российской «Спутник V», названной в честь первого искусственного спутника Земли, который Советский Союз запустил в 1957 году. По мнению автора, такое название в России выбрали не случайно, поскольку «Спутник» был призван «положить начало вакцинной гонке».

Речь напрямую идёт о международной конкуренции, поясняется в статье: то, как в период пандемии финансируются, разрабатываются, массово производятся и распределяются по всему миру вакцины, приближает их к статусу «международного общественного блага».

Подобными общественными благами могут быть товары, идеи или политические курсы, которые всем и везде идут на пользу и применяются повсеместно, при этом почти невозможно помешать кому-то использовать такое благо — а его потребление одним человеком не лишает возможности других людей тоже им воспользоваться. 

К числу таких благ, например, можно отнести чистый воздух, уличное освещение, вооружённые силы для охраны страны или полицию для охраны правопорядка, поясняет автор. При этом некоторые из подобных коллективных благ носят международный характер — например, это могут быть схемы кредитования, гарантии безопасности или некие стандарты. И в этом случае очень важно, кто управляет этими благами и кто их предоставляет, подчёркивается в статье.

До недавнего времени на международной арене этим занимались в основном Соединённые Штаты и их союзники, а также международные организации, в создании которых участвовали американцы.

Однако во время пандемии США не стали брать на себя ведущую роль, констатирует автор: «Не американцы, а Россия и Китай начали первыми предлагать ряду стран медицинское оборудование и помощь опытных специалистов, а также содействовали международному сотрудничеству в области здравоохранения».

«Теперь Китай и Россия со своей «вакцинной дипломатией» пытаются посеять раскол и тревогу в ЕС, дискредитируя западные вакцины. И это уже прекрасно сработало в странах Центральной и Восточной Европы: сербский президент раскритиковал ЕС, а Китай за помощь во время пандемии очень хвалил», — пишет Dagens Næringsliv.

Это ясно показывает, что США утратили монополию на снабжение мира общественными благами, что вскоре всерьёз повлияет на развитие международной политики, подчёркивается в статье.

Дело в том, что в международной политике очень долго существовал лишь один общий «банк» — это США с их союзниками и международными организациями.

Конечно, формально ссуды предоставлял Всемирный банк, однако для их получения страны обязаны были доказать Вашингтону, что они уважают права человека, ведут борьбу с коррупцией и так далее, поясняет автор.

Однако теперь ситуация изменилась — и вдруг появилось сразу несколько альтернативных «банков», которые готовы обеспечить поддержку и без всех этих условий — на международную арену вышли и другие поставщики некоторых коллективных благ, такие как Россия и Китай.

Когда предлагаются несколько конкурирующих коллективных благ, это уже становится политикой борьбы за власть, говорится в статье: «Теряя монополию на них, США утрачивают власть и влияние в мире, в то время как новые поставщики их приобретают.

В то время как потребители теперь могут давить на США, требуя изменить для них условия».

Предлагать альтернативные блага государствам, которые в них нуждаются, — это означает противостоять США не напрямую, но косвенно, подрывая международный порядок, на который опирается американская власть, подчёркивает автор. При этом «гонка вакцин» — это лишь один из примеров.

Например, Россия «конкурировала с ЕС за право оказать помощь Украине», и это в итоге стало одной из причин смены власти в Киеве и начала затянувшегося конфликта, пишет Dagens Næringsliv: «Конкуренция стран за право предложить блага привела к военному конфликту и резко ухудшила отношения между Россией и Западом».

Читайте также:  Нужно ли платить за капитальный ремонт?

А в Греции в результате торговой сделки в 2016 году китайская фирма Cosco взяла под свой контроль важный порт Пирей.

После чего в 2017 году Греция заблокировала в ООН заявление Евросоюза, содержавшее критику в адрес Китая за «нарушения» в сфере прав человека.

По мнению автора, это было напрямую связано со сделкой по продаже Пирея, которая ощутимо пополнила бюджет Греции: «Таким образом, экономические блага Китая сказываются на политике ЕС и противоречат либеральным нормам ООН».

Кроме того, в Латинской Америке китайские банки с 2005 года выдали кредитов больше, чем Всемирный банк и все латиноамериканские банки развития, вместе взятые, подчёркивается в статье. Благодаря китайским займам правительство Эквадора избежало банкротства.

Критически относящийся к США режим в Венесуэле также долгое время существовал на деньги, занятые у Китая, которые выплачивает сырьём.

Даже такой близкий союзник США, как Колумбия, уже активно «заигрывает» с китайскими инвестициями, пытаясь тем самым заставить Вашингтон пойти на уступки и обеспечить себе новые преимущества, пишет Dagens Næringsliv.

В итоге в мире возникла «новая модель» спроса и предложения важных общественных благ: новые спонсоры, такие как Китай и Россия, теперь поставляют международные общественные блага, которые ранее предлагались исключительно США либо международными организациями, где доминировали западные страны, отмечается в статье.

Похожая ситуация складывается и в Норвегии, поясняет автор.

С одной стороны, Китай активно сотрудничает через международные организации и продвигает экономическую интеграцию и свободную торговлю в том вакууме, который остался после сокращения роли США.

А с другой стороны, Пекин работает и над продвижением альтернативного набора норм и ценностей, чтобы «защитить авторитарные политические методы», в особенности свои собственные, подчёркивает автор.

«Растёт значение политической борьбы за власть, ведущейся в международных организациях. И потому очень хорошо, что Норвегия сейчас входит в Совет Безопасности», — говорится в статье.

И хотя существующее экономическое мироустройство, вероятно, в целом сохранится, однако в конфликты теперь всё чаще будут вовлекаться и международные общественные блага, о которых обычно совершенно не хотят вести переговоры, такие как нормы и ценности, предупреждает автор: «А ведь это рейс в один конец — ценности и нормы обратно выкупить уже нельзя».

Китай угрожает немецкому автопрому

Для таких известных немецких автоконцернов, как VW, Daimler и BMW, Китай является главным рынком сбыта. Они продают в Поднебесной больше машин, чем где-либо еще, включая США и Европу. Многие немецкие автопроизводители плотно сотрудничают с Huawei в программах развития беспилотных технологий. Пекин, со своей стороны, готов воспользоваться этой зависимостью в своих целях.

Еще летом 2018 года экономическое сотрудничество между Германией и Китаем, соединявшее мощный немецкий автопром с китайским технологическим гигантом Huawei, казалось безграничным. Однако сейчас многое изменилось.

В ФРГ кипят споры относительно того, стоит ли разрешать Huawei строить сети 5G в Германии.

Однако с учетом уже имеющейся зависимости многих немецких автопроизводителей от Huawei Берлин может быть ограничен в возможности маневра.

Какое бы решение относительно 5G сетей не приняли в Берлине, оно на годы сформирует отношения с КНР и может оказать большое влияние на отношение к Пекину в Европе.

Германия так же, как весь остальной континент, сейчас находится под очень сильным давлением Соединенных Штатов, уговаривающих европейцев и требующих от них отказаться от сотрудничества с китайским телекоммуникационным гигантом.

Формально Вашингтон выражает тревогу, что Huawei, якобы имеющий тесные связи с правительством КНР и китайскими военными, может стать троянским конем как в Старом, так и в Новом Свете.

Однако за высокопарными заботами о безопасности кроется более прозаическая причина самой настоящей войны, которую Америка объявила китайской компании.

В основе всех противоречий так же, как в случае с газопроводом «Северный поток 2», лежит конкуренция и желание американского бизнеса в данном случае вытеснить китайских конкурентов, которые ушли вперед и владеют сейчас инициативой, с очень прибыльного телекоммуникационного рынка связи пятого поколения.

Давление США на союзников не ослабло даже после того, как президент Трамп на этой неделе подписал с китайским вице-премьером Лю Хэ первую фазу торгового соглашения.

«Запад должен занимать единую позицию по сетям 5G, потому что мы смотрим на мир одинаково»,- утверждает посол США в ФРГ Ричард Гренелл.

Для Германии рвать с Huawei, как того требует Белый дом, чревато большими неприятностями. Но не менее  крупные неприятности ждут Берлин и в случае отказа разделять американскую позицию. Президент Трамп угрожает Европе тарифами. Для Берлина в этой угрозе наиболее неприятна та часть тарифов, которая коснется локомотива немецкой промышленности – автопрома.

Китай, с другой стороны, в последние годы очень активно ведет себя в Европе как вторая экономика планеты.

Он стал источником роста для множества немецких компаний и, в первую очередь, того же автопрома, позволяющим немецким автопроизводителям продолжать доминировать на мировом рынке автомобилей премиум-класса.

В Поднебесной, конечно, понимают всю важность китайского рынка для автопрома ФРГ и не стесняются вепонизировать ее, т.е. пользоваться ей, как оружием. 

«Если Германия решит изгнать Huawei с немецкого рынка,- предупредил в декабре 2019 года посол КНР в ФРГ Ву Кен,- то им следует ждать последствий. Китайское правительство не будет в таком случае сидеть, сложа руки».

«Китайцы четко дают понять,- объясняет депутат бундестага и член комитета по цифровизации Константин фон Нотц,- что ответят ударом. Причем ударят по больному месту – автопрому».

Уже несколько месяцев немецкие законодатели пытаются решить вопрос с Huawei: позволить ли китайской компании строить сети 5G в Германии или исключить ее из аукциона и, таким образом, отказать ей в возможности заработать десятки миллиардов евро. Этот вопрос немецкие законодатели будут обсуждать вновь в ближайшем времени.

Между тем, Ангела Меркель оказалась между двух огней: влиятельным лобби автопроизводителей, которые всегда сопровождают ее в частых поездках в Китай и немецким разведывательным сообществом, которое в целом разделяет тревоги США.

Вчера канцлер, которая возражает против разрыва с Huawei, встретилась с депутатами от Христианско-демократического союза (CDU) и настоятельно попросила их найти приемлемое решение.

Главным является вопрос сертификации. Сейчас достаточно просто пообещать не шпионить, но поскольку эта процедура основывается на доверии, то ее в любом случае придется менять. Естественно, в сторону ужесточения.

Противники сотрудничества с Китаем, которых больше всего среди разведывательного сообщества Германии и МИД ФРГ и которые боятся репрессий со стороны США, хотят так сильно ужесточить процедуру сертификации, чтобы фактически лишить Huawei и другие китайские компании возможности работать на немецком рынке.

Ангела Меркель и немецкий бизнес призывают проявлять осмотрительность и сдержанность.

Отношение к Huawei в Германии после начала необъявленной войны против нее Америки изменилось. Например, христианские демократы отказались считать Huawei корпоративным спонсором на ноябрьской партийной конференции.

Противники Меркель в этом вопросе ссылаются на имеющийся в китайском законодательстве закон, обязывающий компании сотрудничать с китайскими спецслужбами.

Они не верят в заверения руководства китайской компании в том, что Huawei не связано с государством.

Посол Гренелл, уже не раз бесцеремонно вмешивавшийся во внутренние дела Германии, конечно, поддерживает противников канцлера. Он в частности указывает на то, что автопроизводители получают очень много информации от своих клиентов, и подчеркивает, что эта информация может попадать к китайским властям при помощи Huawei.

Противники Меркель призывают передать контракты на строительство в ФРГ сетей 5G таким европейским компаниям, как Nokia или Ericsson, которым эта задача вполне по плечу и которые уже выиграли тендер в Дании и ряде других стран.

Однако европейские компании будут выполнять контракт дольше и возьмут за него больше денег, чем Huawei.

В том числе еще и потому, что Huawei уже широко присутствует на телекоммуникационном рынке Германии и замена партнера приведет к большим расходам.

При этом, напоминают они, не следует забывать и огромных потерь, которые понесут немецкие автопроизводители, если китайские власти в отместку за изгнание Huawei начнут вытеснять их с китайского рынка, на котором каждая четвертая из 28 млн проданных в прошлом году машин была собрана в ФРГ. Больше всех сотрудничает с Китаем Volkswagen, который пришел на китайский рынок еще в начале восьмидесятых годов прошлого века. Сейчас на Китай приходится почти половина всех продаж VW. Его доля на китайском авторынке составляет 14%.

«Если нам придется уйти из Китая,- говорит директор VW Герберт Дисс,- то на следующий день 10 из 20 тысяч наших проектировщиков в Германии останутся без работы».

Немецкий бизнес хочет как можно сильнее дистанцироваться от политики, но сделать это в современном мире нелегко. Удастся ли Меркель отбиться от Вашингтона в истории с Huawei так, как это получилось с «Северным потоком 2» — большой вопрос.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *