Правительство предлагает запретить лишать жилья добросовестных приобретателей

1 С 1 января вступили в силу поправки в ГК, направленные на защиту прав добросовестных приобретателей жилья, а также изменения в Закон о государственной регистрации недвижимости, существенно скорректировавшие порядок получения государственной компенсации за утрату добросовестным приобретателем жилого помещения.

Как сообщалось ранее, п. 6 ст. 8.

1 ГК, посвященной госрегистрации прав на имущество, дополнен указанием на то, что приобретатель недвижимости, полагавшийся при ее приобретении на данные ЕГРН, признается добросовестным до тех пор, пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на соответствующую недвижимость.

Президент подписал закон, направленный на защиту прав добросовестных приобретателей жильяСогласно внесенным в ГК изменениям публичное образование не может оспорить право собственности на жилое помещение добросовестного приобретателя

Статья 302 ГК, посвященная истребованию имущества от добросовестного приобретателя, дополнена п.

4, согласно которому суд должен отказать в удовлетворении требования РФ, ее субъектов и муниципальных образований об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося публично-правовым образованием, в любом случае, если после выбытия жилого помещения из владения истца прошло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя этого жилья. При этом бремя доказывания недобросовестности приобретателя или выбытия жилого помещения из владения истца несет публично-правовое образование.

Кроме того, в ст. 223 ГК появился п. 3, согласно которому добросовестный приобретатель жилого помещения, в удовлетворении иска к которому отказано на основании п. 4 ст.

302 ГК, признается собственником этого жилья с момента государственной регистрации права собственности. Примечательно, что в данном случае соответствующее право собственности может быть оспорено, а жилое помещение – истребовано на основании п. 1 и 2 ст.

302 ГК только по требованию лица, не являющегося публично-правовым образованием.

Отметим, что ранее п. 1 ст.

234 ГК предусматривал, что для приобретения права собственности по правилам о приобретательной давности необходимо добросовестно, открыто и непрерывно владеть недвижимым имуществом в течение 15 лет, а иным имуществом – в течение 5 лет. С 1 января этого года указанное применимо в том случае, если иные срок и условия приобретения не предусмотрены ст. 234 Гражданского кодекса.

Изменился и порядок определения начала течения срока приобретательной давности. Так, п. 4 ст. 234 ГК в прежней редакции устанавливал, что течение указанного срока в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Теперь же срок приобретательной давности начинает течь со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, – не позднее момента указанной госрегистрации.

Ранее в комментарии «АГ» партнер юридической фирмы INTELLECT Александр Латыев отмечал, что первоначальная идея изменений, как ему представляется, сводилась к необходимости исключить один из общих необходимых реквизитов добросовестного приобретения – выбытие имущества из владения собственника по его воле, если таковым являлось публичное образование.

Эксперт посчитал ослабление позиций публично-правовых собственников в условиях общей тенденции на всемерную защиту государства нестандартным подходом.

«В данном случае, видимо, было принято решение продемонстрировать готовность государства поступиться своими интересами, если речь идет о жилье: с одной стороны, это важно для граждан, с другой – наверное, ущерб от потери таких объектов на общегосударственном уровне не так существенен», – рассуждал Александр Латыев.

По мнению юриста, первоначальная редакция законопроекта полностью соответствовала заявленной идее и была достаточно простой, но ко второму чтению появилось много изменений, из-за чего проект получил дополнительные смыслы, стал менее понятным.

Фактически никакой дополнительной защиты не предоставленоКомментарий к поправкам в ГК РФ о защите прав добросовестных приобретателей жилья

Александр Латыев подчеркивал, что изменения, внесенные в ст. 8.

1 и 223 ГК РФ, не имеют никакого смысла, а вопросы приобретательной давности выходят за пределы первоначальной тематики законопроекта, а значит, не были надлежащим образом исследованы субъектом законодательной инициативы. Комментируя корректировки, внесенные в ст.

302 ГК, юрист указывал, что никакой новой дополнительной защиты добросовестному приобретателю не предоставлено. По мнению Александра Латыева, после 1 января практика применения норм о защите вещных прав вряд ли существенно изменится.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев, напротив, говорил, что изменения, внесенные ко второму чтению, можно охарактеризовать положительно.

По его мнению, формулировки документа позволят избежать неоднозначного толкования судами норм о добросовестном приобретении, а это, в свою очередь, будет способствовать единообразию судебной практики.

Эксперт также подчеркивал, что изменения помогут защитить права добросовестных приобретателей.

В свою очередь, управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов отмечал, что воля законодателя направлена на защиту интересов добросовестного приобретателя. По его словам, понять верность избранного подхода можно будет только после начала применения новых норм судами.

Получить компенсацию за утрату добросовестным приобретателем жилья теперь проще

Как ранее писала «АГ», прежде на компенсацию могли претендовать две категории граждан: собственник единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, который по не зависящим от него причинам был не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, и добросовестный приобретатель, от которого было истребовано единственное пригодное для постоянного проживания жилье. Теперь в законе осталась единственная категория – добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение в соответствии со ст. 302 ГК. Указанное лицо имеет право на выплату однократной единовременной компенсации за счет казны РФ после вступления в силу судебного акта об истребовании жилого помещения третьим лицом.

Для получения компенсации за утрату жилья не потребуется ждать прекращения исполнительного производстваСовет Федерации одобрил закон, изменяющий порядок предоставления компенсации за утрату добросовестным приобретателем жилого помещения

Поправки вступили в силу 1 января, при этом требования о компенсации, предъявленные добросовестным приобретателем до дня вступления в силу новых норм, подлежат рассмотрению в соответствии с законодательством, действовавшим на дату их предъявления.

На основании прежних правил потребовать выплату компенсации можно было только при прекращении исполнительного производства по двум основаниям.

Первое касалось смерти должника-физлица, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим в том случае, если обязанности по исполнению решения суда не могли перейти к правопреемнику и быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства. Второе было установлено для юридического лица – его ликвидация.

Согласно принятым поправкам суд должен принять решение о взыскании с государства компенсации, если по не зависящим от добросовестного приобретателя причинам в соответствии с судебным актом о возмещении ему убытков, возникших в связи с истребованием жилого помещения, взыскание по исполнительному документу произведено частично или не производилось в течение 6 месяцев со дня предъявления документа к исполнению.

На основании ст. 68 Закона о госрегистрации недвижимости компенсация производилась в сумме, установленной вступившим в силу решением суда о возмещении третьими лицами вреда, причиненного в результате утраты жилья. При этом был установлен ее предельный размер – 1 млн руб.

Теперь максимальная сумма компенсации не предусмотрена, однако закреплены критерии ее определения.

Так, по общему правилу, размер компенсации определяется судом исходя из суммы реального ущерба, однако добросовестный приобретатель может потребовать исчислить компенсацию в размере кадастровой стоимости жилья.

Если же суд установит, что добросовестному приобретателю возмещены убытки, возникшие в связи с истребованием от него жилья, размер компенсации будет уменьшен на сумму возмещения.

В то же время, если добросовестный приобретатель утратил жилье вследствие ненадлежащего исполнения полномочий Росреестром, правила новой статьи в данном случае не применяются, а убытки подлежат возмещению в соответствии со ст. 66 Закона о государственной регистрации недвижимости.

Кроме того, добросовестный приобретатель, от которого ранее было истребовано жилое помещение в собственность РФ, ее субъекта или муниципального образования, вправе в течение трех лет со дня вступления поправок в силу обратиться с иском к соответствующему публичному образованию о взыскании компенсации.

Удовлетворение требований будет возможно при наличии судебного акта о возмещении убытков, возникших в связи с истребованием от добросовестного приобретателя жилого помещения, который по не зависящим от указанного лица причинам исполнен частично или не исполнен в течение полугода со дня предъявления исполнительного документа.

Комментируя поправки после их принятия, юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отмечала, что, хотя закон и сейчас допускает получение компенсации за утрату права на жилье, суды зачастую не удовлетворяют такие требования по мотиву отсутствия оснований для привлечения госоргана к ответственности.

Адвокат АП г. Москвы Константин Евтеев указывал, что остаются открытыми вопросы о финансировании и возможных объемах выплат за счет казны, вопросы о подходе к определению реального ущерба и реальной кадастровой стоимости при определении размера компенсации в разных регионах, где цены на жилье могут существенно отличаться.

Читайте также:  Минстрой спрогнозировал еще меньшие объемы ввода жилья, чем прежде

Советник практики недвижимости «ИНФРАЛЕКС» Анастасия Драскова отмечала, что сложно прогнозировать, как будет работать новый механизм. «На данный момент судами уже установлен очень высокий стандарт доказывания добросовестности, а если в этом процессе будет учитываться финансовый интерес государства, ситуация может усугубиться», – поясняла она.

Кс рф запретил отбирать жилье у добросовестных приобретателей

По общему правилу, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение, либо было похищено у них, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст.

302 Гражданского кодекса). Правовое значение понятия «добросовестный приобретатель» раскрыты Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П, в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/ 22. Вместе с тем положения п. 1 ст.

302 ГК РФ получили новую оценку КС РФ в связи с обращением гражданина, который стал собственником выморочного имущества в силу ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.

«. Рассмотрим этот судебный акт подробнее.

Суть дела

Первоначальным собственником спорной квартиры являлся гражданин С., умерший в 1994 году и на момент смерти не имевший наследников ни по закону, ни по завещанию.

Принадлежавшая ему квартира, как выморочное имущество, должна была перейти в собственность города Москвы (п. 2 ст. 1151 ГК РФ).

Тем не менее каких-либо юридических и фактических действий в отношении указанной квартиры Департаментом городского имущества г. Москвы не было произведено.

Между тем в 2007 году нотариусом г. Москвы Р. на имя гражданки С., на основании поддельных документов, было выдано свидетельство о праве на наследство, зарегистрированное в Управлении Росреестра по Москве, и спорная квартира таким образом была оформлена в ее собственность.

Спустя месяц гражданка С. заключила с гражданкой С. А. договор купли-продажи квартиры, а та в свою очередь перепродала квартиру гражданке З. В апреле 2008 года З. заключает с гражданином Д.

договор купли-продажи, по условиям которого спорная квартира перешла уже в собственность последнего.

Однако то, что квартира передана гражданке С. мошенническим путем выяснилось только в 2013 году в ходе расследования уголовного дела. Как установил суд, граждане Т., Ф., А.

, действуя совместно и согласованно в группе с другими лицами, решили путем обмана приобрести право собственности на эту квартиру.

Так, в целях незаконного завладения спорной жилплощадью они воспользовались поддельными паспортами на имя других лиц, представили их и ряд документов на госрегистрацию, нашли покупателя квартиры и склонили третье лицо на возмездной основе оказать помощь в проведении сделки с квартирой.

Таким образом, приговором Московского городского суда от 10 июня 2013 г. № 1-5/13 они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ(мошенничество). Потерпевшим по этому уголовному делу был признан Департамент городского имущества г. Москвы (далее – Департамент, истец).

Департамент, узнав о факте выбытия спорной квартиры из владения города, подал против последнего покупателя в цепочке договоров купли-продажи Д. (далее – ответчик) исковое заявление с требованием выселить его и передать квартиру в собственность г. Москвы.

Никулинский районный суд города Москвы удовлетворил требования истца, признав, что спорная квартира, будучи выморочным имуществом, выбыла из владения города помимо воли органов власти.

Кроме того, являясь собственником квартиры, город от права собственности не отказывался, спорную квартиру не отчуждал, в собственность граждан не передавал.

Таким образом, суд первой инстанции принял решение, что Департамент вправе истребовать имущество от последнего покупателя.

Ответчик с этим решением не согласился. Он считает, что в сложившейся ситуации является добросовестным приобретателем, так как при совершении сделки не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества.

Суд апелляционной инстанции также позицию ответчика не поддержал (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 г. № 33-44622/15). По его мнению, Д.

не представил достаточных доказательств, подтверждающих свои доводы о том, что он является добросовестным приобретателем, поскольку не доказал принятие всех разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Так, суд отметил, что из договора купли-продажи усматривается, что квартира приобретена по заниженной цене, отличной от ее рыночной стоимости. Кроме того, за период с июня 2007 года по апрель 2008 года, то есть в течение 10 месяцев, в отношении спорной квартиры было совершено три сделки.

Таким образом, суд посчитал, что гражданином Д. не была проявлена необходимая заботливость и осмотрительность, которая требовалась при заключении договора купли-продажи.

В июне 2016 года решения судов по делу гражданина Д. безуспешно пыталась оспорить Генеральная прокуратура РФ, которая обращалась в ВС РФ с кассационным представлением о пересмотре дела.

Вместе с тем ответчик, не согласившись с решением суда, подал жалобу в Конституционный суд РФ о проверке конституционности положения п. 1 ст. 302 ГК Российской Федерации в части истребования имущества от добросовестного приобретателя. По его мнению, п. 1 ст.

302 ГК РФ не соответствует ст. 1, 2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст. 19, ст. 35, ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 46 и ст.

55 Конституции РФ, так как позволяет правоприменителям произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и, соответственно, изымать у граждан – последних приобретателей по искам публично-правовых образований выморочное недвижимое имущество.

И это возможно несмотря на то, что право собственности и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавались государством в рамках государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Мнения экспертов

КС РФ рассмотрел дело с участием гражданина Д., его адвоката и представителей заинтересованных органов государственной власти. Рассмотрим позиции участников процесса.

Так, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте РФ, к. ю. н.

 Андрей Егоров в своем заключении по запросу судьи КС РФ отметил, что, как следует из материалов дела, город Москва как собственник на протяжении почти 20 лет не интересовался судьбой перешедшего в его собственность выморочного имущества, не осуществлял регистрационных действий в отношении принадлежащих ему прав, не нес бремя содержания принадлежащего имущества (ст. 210 ГК РФ), и не осуществлял иных собственнических правомочий. Таким образом, поскольку город Москва не вел себя как хозяин, по мнению эксперта, за все наступившие негативные последствия, происшедшие в результате виновных действий (бездействия) самих государственных органов, не может и не должно отвечать третье лицо, проявившее должную осмотрительность, добросовестно полагавшееся на достоверность государственного реестра и, по вине государственных органов, не осведомленное о выморочном статуса имущества.

Основной довод представителя Д., адвоката, к. ю. н. Дмитрия Степанова также заключался в констатации неответственного поведения государства. «Гражданин вправе считать, что если государством создана система призвания к наследству, выдачи соответствующего документа, то государство так или иначе несет ответственность за эту систему.

Если орган власти выдает некий документ (например, документ о праве собственности, подтверждающий действия предыдущего собственника, продающего квартиру заявителю), то, наверное, гражданин имеет право полагать, что государство провело некую проверку соблюдения закона при регистрации предшествующих сделок с недвижимым имуществом.

Неответственное поведение государства недопустимо в принципе», – считает представитель истца.

Аналогичной позиции придерживается и полномочный представитель Генерального прокурора РФ в Конституционном суде РФ Татьяна Васильева.

В данном вопросе она обратила внимание на позицию ЕСПЧ, согласно которой ответственным за регистрацию, социальный наем и приватизацию имущества является государство, обязанное контролировать соблюдение всех необходимых для этого условий.

«Ввиду наличия регулятивных органов покупатель квартиры не должен оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не может оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества.

Ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованных лиц (постановление ЕСПЧ по жалобе № 7097/10 «Гладышева против Российской Федерации»)», – считает Васильева.

Читайте также:  Россияне стали быстрее копить на жилье

В то же время она отметила, что установленная в п. 1 ст. 302 ГК РФ возможность изъятия имущества у добросовестного приобретателя не ограничивает его право на возмещение убытков лицом, действия которого и повлекли нарушения этих прав.

Полномочный представитель Государственной Думы в КС РФ Татьяна Касаева также считает, что спорные нормы гражданского законодательства соответствуют Конституции РФ и не запрещают гражданам обжаловать действия госорганов.

«Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества и зарегистрированных прав на него, на разрешение судов», – сказала она в суде.

О необходимости приобретателям недвижимого имущества быть более внимательными и осмотрительными напомнила советник Министра юстиции Российской Федерации Мария Мельникова.

По мнению Минюста России, каждый гражданин помимо выписки из ЕГРП и выписки из домовой книги должен проверить все предыдущие документы о приобретении этого имущества, опросить соседей о проживании в этом помещении собственников, записанных в ЕГРП, знать все когда-либо опубликованные сведения об этом имуществе.

Однако, по мнению полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ Михаила Клишаса, возложенный на конечного приобретателя риск незаконного выбытия из государственной собственности имущества усиливает нестабильность гражданского оборота. «Такой подход может свидетельствовать о допущении нарушения прав гражданина», – считает эксперт.

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, помимо всего уже упомянутого выше, также отметил факт нарушения сроков исковой давности Департаментом при заявлении иска о выселении гражданина Д.

«С момента открытия наследства до совершения мошенничества и выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство по поддельным документам и последующего отчуждения квартиры прошло порядка 14 лет, в течение которых мэрией Москвы не совершено никаких действий по выявлению и обращению имущества в собственность субъекта Российской Федерации. Таким образом, есть ли основания для предъявления виндикационного иска у Департамента? Даже десятилетний срок давности, который сегодня фактически является пресекательным в соответствии с ГК РФ, истек. На каком основании тогда судебная система считает допустимым защищать интерес публично-правового образования на право, которое им не зафиксировано?», – рассуждал Кротов.

Решение КС РФ

КС РФ, в свою очередь, признал, что государство в лице уполномоченных законом органов при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.»).

Он также подчеркнул, что проверка соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества в отличие от государства существенно затруднена или невозможна.

Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы, отмечается в судебном акте.

Кроме того, суд ссылаясь на решение ЕСПЧ, отметил, что при наличии широкого перечня контрольно-разрешительных органов и большого числа совершенных регистрационных действий с объектом недвижимости никакой сторонний покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур самим государством (постановление от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России»).

Таким образом, КС РФ признал положение п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой оно допускает истребование жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя.

Однако иск публично-правового образования не будет удовлетворен только в том случае, если добросовестный приобретатель полагался при покупке жилья на данные ЕГРН и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности.

А публично-правовое образование при этом не предприняло своевременных мер по установлению выморочного имущества и надлежащему оформлению своего права собственности на него.

КС РФ постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Д., вынесенные на основании п. 1 ст. 302 ГК РФ, подлежат пересмотру. Добавим, что суд не предписал законодателям внести изменения в спорные нормы

ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/article/1119799/

В россии вводятся новые правила компенсации добросовестным покупателям за утрату приобретенного жилья

1 января 2020 года вступили в силу законодательные изменения, направленные на защиту покупателей недвижимости, пострадавших от действий мошенников.

Поправки уточняют понятие «добросовестный приобретатель недвижимого имущества» и одновременно совершенствуют механизм компенсации убытков, возникших в результате сделки, признанной незаконной.

Федеральная кадастровая палата разъяснила, в каких случаях добросовестный покупатель может рассчитывать на полную компенсацию причиненного ущерба.

Кто такой добросовестный приобретатель

Согласно поправкам в Гражданский кодекс РФ с 1 января 2020 года приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при заключении сделки на данные ЕГРН, получает статус добросовестного. Приобретатель считается добросовестным до тех пор, пока в судебном порядке не будет доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение имущества у продавца недвижимости.

Актуальные сведения об объекте недвижимости можно получить только из ЕГРН. Выписка из государственного реестра недвижимости позволяет ещё до совершения сделки проверить представленные продавцом данные об объекте, владельце, отсутствии или наличии обременений.

Поэтому если право собственности перешло к другому владельцу, сведения об актуальном правообладателе будут отражены в выписке.

Заказать выписки сведений ЕГРН об основных характеристиках объекта недвижимости и зарегистрированных на него правах, а также о переходе прав на объект недвижимости может любое заинтересованное лицо, через МФЦ или с помощью онлайн-сервиса Федеральной кадастровой палаты. При этом не требуется получение разрешения владельца недвижимости на предоставление таких сведений.

Актуальные сведения из ЕГРН об объекте недвижимости помогают потенциальному покупателю обезопасить себя до совершения сделки, а в случае истребования приобретенной недвижимости законным владельцем по решению суда – компенсировать убытки, имея статус добросовестного приобретателя.

Механизм выплаты компенсации

С 1 января 2020 года начали действовать правила выплаты денежной компенсации добросовестным покупателям за утрату недвижимости. Механизм реализации компенсационных выплат закреплен новыми положениями Федерального закона № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».

«На рынке недвижимости возможны случаи, когда гражданин приобретает дом или квартиру по всем правилам, а затем получает повестку в суд об истребовании имущества из незаконного владения.

Выясняется, что у недвижимости есть законный собственник, который ничего не знал о сделке и теперь требует возврата своего имущества», – комментирует эксперт Кадастровой палаты Надежда Лещенко. Согласно ст.

301 Гражданского кодекса РФ собственник вправе истребовать имущество из чужого незаконного владения, а значит, добросовестный покупатель рискует оказаться на улице.

По новым правилам добросовестный приобретатель, лишившийся жилья, может требовать компенсацию за счет государства в тех случаях, когда решением суда с лица, ответственного за причинение добросовестному приобретателю ущерба в связи с истребованием жилого помещения, взысканы убытки в пользу добросовестного приобретателя, но по независящим от добросовестного приобретателя причинам взыскание произведено частично или не производилось в течение шести месяцев со дня предъявления исполнительного документа к исполнению.

Предельный размер компенсационной суммы новыми правилами не устанавливается.

Размер компенсации будет определяться судом на основании суммы, составляющей реальный ущерб, либо, по требованию самого добросовестного приобретателя, в размере кадастровой стоимости недвижимого имущества (действующей на дату вступления в силу судебного акта о его истребовании, за вычетом сумм, возмещенных приобретателю третьим лицом).

«Компенсация будет выплачиваться из казны Российской Федерации в размере суммы реального ущерба либо исходя из кадастровой стоимости объекта истребованной недвижимости (по выбору правообладателя).

Требовать компенсации правообладатель сможет в судебном порядке, если в течение полугода ему не был возмещен ущерб причинителем вреда», — отметил заместитель директора – главный технолог Кадастровой палаты по Москве Виктор Горелышев.

«Закон будет иметь обратную силу для случаев, когда жилье было истребовано у добросовестных покупателей в собственность Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования. В течение трех лет со дня вступления в силу новых правил граждане смогут обратиться в суд с иском о выплате компенсации», – добавила Надежда Лещенко.

При выплате компенсации со стороны государства, органы власти также получат право в дальнейшем предъявить регрессный иск недобросовестному продавцу для возмещения причиненных убытков.

Кадастровая палата по Москве

Москва, Шоссе Энтузиастов, д. 14

8(495)587-78-55 (вн.23-33)

press@77.kadastr.ru

Когда поправки в ГК не помогут: почему добросовестные покупатели могут остаться без жилья — новости Право.ру

Минэкономразвития разработало поправки в ГК, которые запрещают госорганам изымать у добросовестных приобретателей квартиры, которые были  приватизированы с нарушениями или даже путем мошенничества. Юристы говорят о том, что проблема назрела давно, однако предлагаемая министерством мера поможет не всем. 

Читайте также:  В Воронеже появятся 2 кольцевые велодорожки

Соответствующие изменения вносятся в ст. 302 ГК (истребование имущества от добросовестного приобретателя).

Поправки запретят госорганам и местным властям отбирать квартиры у добросовестных приобретателей любых жилых помещений. Министерство представило законопроект еще прошлой зимой.

При этом ранее предполагалось, что нельзя будет изымать только единственное жилье (см. «МЭР предлагает не отбирать недвижимость у добросовестных покупателей»). 

Сегодня, как отмечается в законопроекте, ст. 302 ГК предусматривает истребование жилья у добросовестных приобретателей в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли.

При этом при истребовании ранее незаконно приватизированного имущества у добросовестных приобретателей нарушаются их права, в частности, право на жилище.

Отмечается, что в случае принятия предлагаемых министерством поправок суды будут устанавливать, добросовестно ли приобретено жилье, тогда как сегодня они определяют факт выбытия имущества – по воле собственника или нет. 

Также документ предлагал дополнить ст. 3 ЖК нормой о компенсации ущерба, причиненного добросовестным приобретателем в результате принятия судебных решений по искам госорганов и органов МСУ об истребовании жилых помещений, выбывших из владения из-за незаконной приватизации.

Ее предлагалось выплачивать за счет средств бюджета того госоргана, который подал иск. А условием выплаты был установленный в судебном порядке факт добросовестности приобретателя жилья.

То есть, если бы суд принял решение о выплате возмещения, то органы госвласти смогли предъявить регрессное требование к лицу, по вине которого был причинен ущерб. Однако в новой версии законопроекта положений о компенсации уже нет. Против такой меры выступили столичные власти.

По их подсчетам, возможные потери городского бюджета составили бы 1,3 млрд руб. Всего же за два года, с 2013-го по 2015-й, власти Москвы подали 156 исков об изъятии помещений, из которых 136 было удовлетворено

Документ, подготовленный Минэкономразвития, был разработан после того, как жалобы на изъятие у граждан квартир дошли до Владимира Путина. Еще в 2015 году президенту пожаловались, что у граждан отнимают жилье, купленное на вторичном рынке, с отсутствием обременений в ЕГРП, при изъятии власти ссылались на мошенническую первичную приватизацию.

Так, например, было в деле Александра Дубовца, который, доказывая добросовестность сделки, дошел до Конституционного суда (см. «КС решит, можно ли отбирать квартиру у добросовестных покупателей»). Дубовец в 2008 году купил квартиру в Москве.

Как выяснилось позже, законный владелец квартиры умер в 1994 году и не оставил наследников, а жильем занялись мошенники. Они подделали документы и оформили квартиру на подставных лиц. Ее дважды перепродавали, Дубовец стал последним звеном в цепочке покупателей.

При этом каждая сделка была признана законной в процессе государственной регистрации перехода права собственности. А в 2015 году Департамент горимущества Москвы в суде добился истребовании квартиры из собственности Дубовца и передачи ее в собственность города.

Однако КС решил, что квартира, ставшая объектом мошенничества, не может быть просто так отобрана у того, кто ее приобрел, – государство сначала должно доказать, что собственник знал о махинациях (см. «КС не разрешил отбирать жилье у добросовестных покупателей»). 

При этом ранее Верховный суд в своем обзоре практики разъяснил, когда покупателя можно отнести к недобросовестным.

Так, ВС указал, что нужно учитывать не только осведомленность о наличии записи в ЕГРП, но и то, была ли проявлена разумная осмотрительность при заключении сделки и какие меры принимались им для выяснения прав лица, отчуждающего это имущество.

При этом ВС отметил, что если сделке сопутствовали обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя жилья сомнения в отношении права продавца на его отчуждение, то такого покупателя можно признать недобросовестным (см. «Верховный суд разъяснил, какого покупателя недвижимости считать недобросовестным»).

Юристы же говорят о том, что суды зачастую завышают стандарт добросовестности. Анастасия Пластовец из «Делькредере» говорит, что первоначальные собственники (в частности, государство) используют любые сомнения в чистоте права в свою пользу. Актуальность проблемы подчеркивает и партнер КА «Барщевский и Партнеры» Анастасия Расторгуева.

Она отметила, что, может быть, если бы не позиция КС по делу Дубовца, закона бы до сих не было. «Между тем ситуация складывалась странная: одни органы госвласти регистрировали сделку, а потом другие органы власти шли истребовать якобы свое имущество, ссылаясь на его выбытие помимо воли.

КС обратил внимание, что собственник (орган власти, который не позаботился о получении выморочного имущества или поздно обнаруживший незаконную приватизацию) должен действовать разумно и своевременно по регистрации своей собственности», – отметила юрист, добавив, что, если он бездействует года или десятилетия, а потом вдруг выясняет, что имущество, оказывается, ушло мошенническим путем и после было приобретено добросовестным приобретателем, то, конечно, нужно защитить слабую сторону – добросовестного приобретателя.

При этом, считает Расторгуева, не у дел, скорее всего, останутся те добросовестные приобретатели, которые уже получили отказные решения и прошли все стадии обжалования судебного акта.

«Постановление КС дает право на пересмотр решений только в отношении лиц, которые обратились с жалобой в КС, по итогам рассмотрения которой и было принято постановление. Проект закона в части компенсаций тем, у кого по судебным решениям забрали жилье, встретил сопротивление», – заметила она.

Однако, по мнению эксперта, есть еще один шанс – если в постановлении Президиума или Пленума ВС будет изменена практика применения спорной ст.

302 ГК, и в нем же будет указано на возможность пересмотра по новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений, при вынесении которых правовая норма была применена судом иначе. «Однако с учетом того, что КС уже объяснил конституционно-правовой смысл статьи и в нее уже вносятся поправки, вероятность принятия акта ВС минимальна», – заключила Расторгуева.

  • Недвижимость, Суды и судьи
  • Верховный суд РФ, Конституционный суд РФ

Чиновникам запретят отбирать квартиры у добросовестных приобретателей

Законопроект, защищающий права добросовестных приобретателей жилья, будет принят в весеннюю сессию, сообщил первый зампредседателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов. Разработанный Минэкономразвития документ устанавливает запрет на изъятие у добросовестного приобретателя жилья, если оно является единственным. Даже если когда-то оно было приватизировано с нарушениями.

В последние годы власти регионов и муниципалитетов пересматривают документы 90-х годов о приватизации жилья. И когда находят нарушения, обращаются в суды. Однако за прошедшие десятилетия недвижимость, пусть и приватизированная с нарушениями, зачастую в обход закона, несколько раз меняла собственников.

И теперь крайними оказываются те, кто добросовестно приобрел жилье и сейчас живет там. Именно таких собственников власти вызывают в качестве ответчиков. И после решения суда о том, что недвижимость когда-то была изъята из собственности государства незаконно, эти жильцы оказываются на улице. Принятие закона оградит их от потери единственного жилья.

Однако члены Общественной палаты, где документ сейчас проходит экспертизу, выявили в нем ряд недостатков.

Как сообщила «Известиям» председатель комиссии ОП по общественному контролю, зампредседателя совета Исследовательского центра частного права при президенте Лидия Михеева, законопроект, несмотря на то что он защищает права граждан, создает определенную коллизию. А именно — нарушает принцип равенства собственников.

— Все собственники по Конституции равны: государство, физические и юридические лица, — говорит Лидия Михеева.

— А здесь вводится довольно странное для нашей правовой системы правило: публично-правовые субъекты (Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования) не смогут истребовать из чужого незаконного владения имущество, которое по классическим правовым канонам всегда можно было бы истребовать — в том числе у добросовестных приобретателей.

Создается странная для нашей правовой системы коллизия. Хотя с точки зрения исправления сложившейся ситуации законодатель предпринял первый шаг, показавшийся ему само собой разумеющимся: просто запретить отбирать квартиры, потому что такое изъятие стало массовым.

В экспертном заключении, которое в ближайшее время обнародует Общественная палата, говорится, что убытки за незаконные действия чиновников не должны нести ни добросовестные приобретатели, ни государство: претензии должны быть предъявлены виновным.

— У нас возникает вопрос: а нельзя ли найти того, кто изначально был виноват в том, что квартира была изъята из госсобственности? — сказала Лидия Михеева.

— Ведь были какие-то чиновники, которые, возможно, за взятку давали согласие, использовали какие-то поддельные документы, мошеннические схемы. Надлежащим правовым решением в таких случаях является поиск непосредственно виновных и привлечение их к ответственности.

Я не имею в виду только уголовную ответственность. С них в любом случае должны быть взысканы убытки государства.

Она также обратила внимание, что в законопроекте МЭР есть моменты, непонятные даже многим юристам: сначала там говорится о запрете на изъятие у добросовестного приобретателя единственного жилья, а затем о том, что в случае изъятия гражданину положена компенсация. Когда и при каких обстоятельствах последняя норма должна действовать, законодателям следует прописать более подробно, считает эксперт.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *