Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы

Объявлено, какие актёры и за что получат почётный «Оскар» в 2022 годуУтренний туман сделал Ладогу невидимойРоспотребнадзор: Обязательную вакцинацию введут ещё 8 регионов РоссииМинздрав разрешил прививать беременных вакциной «Спутник V»В Крыму рассказали о правилах посещения туристами курортов полуостроваМЧС предупреждает: на Петербург надвигаются тучи, заряженные градомПетербуржцы прорываются на вакцинацию через глюкиВ России выявлен первый случай коронавируса «дельта плюс»«Плюшкин» из Казани задержан. Гранаты у него не нашлиРоструд рассказал, как антипрививочников будут отстранять от работы«Газпром» переезжает в Петербург. Теперь это официальноВылетевший в Петербург самолёт сел в Краснодаре из-за неисправностиНа юге Петербурга «КИА» протаранила гипермаркет. Есть пострадавшийПредыдущие новостиАрхив материалов

Предложение купить хостел целиком на торговых площадках выросло в разы. Сейчас войти в этот бизнес проще простого: цена начинается от 500 тыс. рублей, вариантов масса, есть даже козырные места. Загвоздка только одна: пандемия серьезно подкосила сегмент — срок окупаемости увеличился вдвое, прибыль сократилась, а количество новых проблем стремительно подскочило вверх.

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы Изображение gery moser с сайта PixabayПоделиться

Предприниматели старались изо всех сил, чтобы хоть как-то отработать сезон, однако коронавирус оказался сильнее. Владельцы хостелов с трудом вышли в ноль по результатам этого лета и начала осени, но, по разным оценкам, рынок все же покинуло около 30–40% игроков.

Им помешало отсутствие туристов, новые санитарно-эпидемиологические требования, переход на дистанционную работу, смена формата — с посуточной аренды на долгий срок, высокие арендные ставки, нехватка персонала и сокращение выручки в 2,5 раза по сравнению с прошлым годом.

Кому-то пришлось ликвидировать бизнес, другие на время поселились в своих же помещениях, третьи работали с тем, что было.

Одним из итогов такого «туристического простоя» стал рост предложения на различных торговых площадках типа «Авито», «Циан» и на других сервисах. По словам участников рынка, сейчас купить хостел можно практически за бесценок.

«Фонтанка» пригляделась к выставленным на продажу объектам: вопреки оценкам экспертов, дорогих вариантов оказалось немало.

Шанс на выживание

Пандемия серьезно потрепала сферу гостеприимства в Петербурге. Больше всего пострадали, конечно, малые средства размещения — мини-отели, апартаменты, гостевые и меблированные комнаты с номерным фондом не более 50 номеров. Особо тяжко пришлось хостелам — бюджетным объектам, предназначенным для временного проживания.

Сначала объектам пришлось пережить вступление в силу закона Хованской, который запретил гостиничные услуги в жилом фонде, а потом нагрянула пандемия — и вместе с ней озлобленные арендодатели, низкий туристический поток, нехватка денег и смена формата бизнеса.

По данным комитета по развитию туризма, сейчас в Петербурге работает около 900 МСР, из них только 25% (222 объекта) — хостелы. За последний год количество МСР сократилось на 28% — в 2019 году было зарегистрировано около 1,2 тыс. объектов. В комитете отмечают, что причина кроется в изменении законодательства. Однако сами участники рынка уверяют: все уходят из-за коронавируса.

Как отмечает Дмитрий Андрущенко, директор по развитию апарт-отелей Sokroma (около 35 объектов), количество хостелов, выставленных на продажу, заметно возросло с начала пандемии.

С ним соглашается и Тамара Буйлова, вице-президент Ассоциации малых гостиниц Петербурга: в Петербурге идет ликвидация бизнеса. «В основном выставляются арендованные помещения или объекты, которые открылись совсем недавно — например, в течение последнего года.

Те, кто работает давно, уже накопили запас прочности и уверенности в себе и сформировали хорошую клиентскую базу», — говорит эксперт.

«Многие продаются за бесценок или сдаются в аренду. Раньше хостел в зависимости от категории стоил от 500 тыс. до 3 млн рублей.

На данный момент я не нашел ни одного объекта стоимостью выше миллиона. Как низший класс гостиничной индустрии они просто вымирают сейчас, — отмечает Дмитрий Андрущенко.

— У нас есть объекты, где соседи — пара хостелов. Они тоже висят на продаже и не функционируют».

«Фонтанка» изучила рынок выставленных на продажу хостелов. И хотя оценки экспертов не подтвердились, предложение оказалось довольно разнообразным. Например, на одном из сайтов по продаже готового бизнеса можно найти около 145 хостелов. Они, как правило, сдаются в долгосрочную аренду — стоимость таких лотов варьируется от 300 тыс. до 7 млн рублей.

Также есть и объекты, которые можно приобрести в собственность, — они расположены в нежилом фонде, цена на них начинается от 10–11 млн рублей. Самый дорогой вариант — 60 млн рублей за хостел на Васильевском острове. Срок окупаемости такого бизнеса варьируется от 22 (почти 2 года) до 200 (почти 17 лет) месяцев.

При этом арендованный объект можно «отбить» за период от 5 до 35 (почти 3 года) месяцев. По крайней мере, так говорится на сайте.

На «Авито» предложения купить готовый бизнес обновляются чуть ли не каждый день. Сейчас на выбор представлено более 40 объектов (и хостелы, и апартаменты, и мини-отели) стоимостью от 500 тыс.

до 10,5 млн рублей. Еще на одном сайте опубликовано 74 объявления. Цена объектов начинается от 250 тыс. до 35 млн рублей. Прибыль такого бизнеса варьируется от 40 до 850 тыс.

рублей в месяц, говорится на одном из сайтов.

По словам Яны Бабиной, президента ассоциации «Гильдия малых средств размещения и туристического жилья», сейчас ситуация на рынке нестабильная — все ждут отмашки, вводятся карантинные меры или нет.

«Очень сложно анализировать, что происходит на рынке. Могу точно сказать по хостелам: в 2019 году у нас в среднем насчитывалось примерно 370 хостелов — из них 80% находились в жилом фонде. Сейчас у нас в нежилом фонде насчитывается примерно 170 объектов», — говорит Яна Бабина. Она предполагает, что 93% из них работают в арендованных помещениях.

Потерял по всем фронтам

По данным руководителя Rusland SP Hospitality Людмилы Фроловой, по итогам локдауна с рынка ушли около 30% МСР. «Не все смогли справиться с оплатой ФОТ и коммунальных платежей при почти нулевой загрузке, — подчеркнула эксперт. — Из-за того, что средний ADR на гостиничном рынке упал на 30%, хостелам стало трудно конкурировать с гостиницами, что повлекло снижение цен в сегменте до 50%».

Практически все игроки, опрошенные «Фонтанкой», подтвердили: заполняемость упала критически, цены снизились до минимальных значений, формат краткосрочной аренды оказался нерентабельным из-за отсутствия посетителей — бизнес переформатировался на долгосрок. И это — лишь часть проблем, с которыми столкнулся бизнес.

«По сравнению с прошлым годом загрузка упала на 50%. При этом доходы сейчас составляют около 25% от показателей прошлого года. То есть, если раньше хостел зарабатывал в среднем около 600 тыс. рублей, то сейчас осталось только 150 тыс. рублей», — отмечает Тамара Буйлова.

По оценкам Дмитрия Андрущенко, в разгар пандемии выручка сократилась в 2–2,5 раза. Заполняемость номеров была около 70–80% только за счет их сдачи в длительную аренду. Спрос на посуточную аренду студий упал на 90%

«Там, где помещения арендованные, как правило, со всеми можно было договориться.

Сейчас во все новые договоры с собственниками мы включаем пункт «ковидный» — он подразумевает, что в случае закрытия границ либо введения режима самоизоляции аренда будет снижаться на определенную ставку — от 30% до 70%, — рассказывает Дмитрий Андрущенко. — При перезаключении договора аренды надо обязательно включать этот пункт и прописывать конкретные цифры. На скидку в 50% всегда можно договориться».

При этом многие арендодатели не пошли навстречу предпринимателям и держали арендную ставку в течение всех пандемийных месяцев. Кто-то справился, но отработал в ноль, другие — закрылись и выставили бизнес на продажу. Тех, кому не повезло с арендодателями, похоже, оказалось немало.

«В этом году никто не заработал, но наша компания хотя бы без долгов — мы никому ничего не должны. Мне говорят, что многие сработали в минус 30% по году. А это сотни тысяч или даже миллионы рублей», — отмечает Алена Енова.

По ее словам, обычно МСР зарабатывает примерно 3–4 млн в год. Однако в этом году многие заработали минус миллион, подчеркивает эксперт.

«Сейчас у нас все сдано в долгий срок, и мы даже не планируем открываться на посуточную аренду. Конечно, в этом году ничего заработать не получилось — повезло, что вообще выжили.

Наши арендодатели шли навстречу и давали скидки.

В конце концов, они тоже были заинтересованы в том, чтобы помочь нам — если бы мы съехали, им было бы некому сдавать эти объекты», — рассказывает Михаил Рогалев, управляющий сетью гостевых комнат «Порт».

Предприниматели, у которых бизнес находится в собственности, нашли разные пути выхода: либо законсервировали объекты до лучших времен, либо работали «по полной».

Впрочем, и там проблем оказалось достаточно: кто-то до сих пор не перевел помещение в нежилой фонд — причем не по своей вине, другим пришлось урезать зарплаты и сократить персонал, третьи не смогли создать финансовую подушку для несезонного периода и теперь со страхом ждут новогодних праздников. По словам Дмитрия Андрущенко, ситуация на рынке складывается «плачевно». Однако некоторые все же надеются на светлое будущее.

«Мы работаем на собственной недвижимости и почти без персонала. Всю весну отработали в ноль. Сотрудников отпускали в отпуск, сами жили в хостеле. Лето и сентябрь проработали с нормальной загрузкой, но доход был ниже, поскольку цены в этом году держали примерно на 20% ниже, чем обычно в сезон», — рассказывает Елена Дудина, управляющая «Лайк Хостела».

По ее словам, с октября брони резко сократились — кроме того, отменились заказы, которые были оформлены еще в августе. Основная причина — пандемия.

Те, кто все-таки решил приехать, тоже насчет планов сомневаются: звонят, спрашивают об обстановке в городе, уточняют, работают ли музеи, театры, делится участник рынка. При этом самым тяжелым был апрель, когда броней практически не было.

Как отмечает Елена Дудина, приходилось возвращать предоплаты, а поступлений денег при этом не было.

«У нас одной из очень больших проблем стала невозможность набрать нормальный персонал после вынужденного сокращения. Пришлось работать с нечеловеческими нагрузками, и до сих пор полный состав не восстановлен», — говорит руководитель White Hostel Ольга Сердюк.

Как отмечает Алена Енова, многие не просчитывают, не оптимизируют, не учитывают свою амортизацию номерного фонда, загруженность персонала, стараясь заполнить свои номера по максимуму, за любые цены.

Читайте также:  В петербурге могут ввести льготы для конгресс-центров и гостиниц

«Послепандемийное время показало, что загрузка как раз у всех более-менее восстановилась, но цены практически никому удерживать не удается — по сравнению с прошлым годом они упали в среднем на 30–50%.

При этом гостей все равно меньше, иностранцев нет вовсе, а тех, кто демпингует, — довольно много», — подчеркивает Алена Енова, совладелец компании по открытию и управлению отелями, хостелами и апартаментами HotelKit.

Новые горизонты

Сказать, что рынок только потерял игроков за последний год, будет неправильно. С октября прошлого года в Петербурге было зарегистрировано как минимум 83 объекта с подходящим кодом ОКВЭД, следует из данных системы СПАРК. При этом сколько из них реально открылось и начало работу — сказать невозможно. Но примеры все же есть.

Например, Женя Соколовская открыла хостел BookCase Hostel в самый разгар пандемии.

Как признается предприниматель, это была случайность — проект планировался еще за год до начала коронавирусных ограничений.

«Я арендовала помещение, начала ремонт, а потом надо было либо прекратить все и похоронить инвестиции, либо продолжить и попробовать их отбить. Я выбрала второе», — рассказывает Женя Соколовская.

По ее словам, из-за коронавируса срок окупаемости проекта увеличился на неопределенный срок. Если раньше предприниматель рассчитывала выйти на прибыль примерно через год, то сейчас уверена: понадобится не меньше двух лет. Всего в открытие бизнеса она вложила около 3 млн рублей и до сих пор работает в небольшой минус.

«В октябре средняя загрузка хостела около 46% — и, если честно, с большим трудом удается удерживать ее хотя бы на таком уровне. Из-за того, что хостел открылся недавно, осталось еще много дел, которые я не успела сделать. Например, в ближайшее время хочу начать сотрудничать с турфирмами и набрать побольше долгосрочных гостей», — рассказывает Женя Соколовская.

Одна из серьезных проблем — демпинг со стороны конкурентов, которые, несмотря на закон, продолжили работать в жилом фонде, говорит предприниматель. «У них расходы на аренду и коммунальные услуги намного ниже. Соответственно, они и цены могут предложить дешевле. Мы так не можем», — отмечает Женя Соколовская.

Активность инвесторов в этом сегменте тоже постепенно снижается — бизнес становится невыгодным, а срок окупаемости — слишком высоким. К тому же постоянные изменения в законах не дают спокойно работать — согласны на такое немногие.

Как отмечает Людмила Фролова, сейчас инвестиционный спрос в сегменте сместился за город: «Инвесторы рассматривают преимущественно глэмпинги, а не городские объекты». При этом она уверена, что такая ситуация сохранится как минимум год.

Но шансы, что рынок хостелов еще ждет второе дыхание, — есть. В комитете по развитию туризма говорят, что депутат Госдумы Вячеслав Фетисов предложил законопроект о введении понятия «туристическое жилье», которое может вновь легализовать использование жилых помещений для предоставления услуг краткосрочного найма.

Кроме того, город подыскивает предпринимателям различные помещения для открытия новых объектов. Как подчеркивают в комитете по развитию туризма, сейчас в хозяйственный оборот вовлечено уже более 20 объектов — проведены аукционы, определены победители и заключены договоры аренды. Да и сами предприниматели отмечают: если новые ограничения не введут — до следующего сезона «протянем».

Александра Сидоркина, «Фонтанка.ру»

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы Изображение gery moser с сайта Pixabay

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы26059745103 Ноя 2020 в 00:25Очень жаль гибнущий бизнес и людей 🙁 Держитесь, ребят! Предпринимателям в России очень сложно быть 🙁 Среди разного рода полицаев и служащих госконтор они выглядят, как белые вороны 🙂Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелыIliann02 Ноя 2020 в 23:18Хостелы не имею права быть в жилых помещениях, ровно как и посуточные (==бордели 90%) аренды квартир. Это все нарушает комфорт и порядок местных граждан в угоду этим бизнесменамВласти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы26383647102 Ноя 2020 в 13:01При такой скученности проживающих о какой санитарии может идти речь? Понятно, что хостелам сказано «нет», и нужно либо менять вид деятельности, либо избавляться от него любым доступным способомчитать все комментариидобавить комментарий

Массовую распродажу хостелов в Петербурге разложили по полочкам

В Петербурге началась массовая распродажа хостелов. Из-за пандемии КОВИД бизнесмены терпят большие убытки. Летний туристический сезон и ранняя осень едва смогли помочь управляющим выйти в ноль.

 Около 30-40% хостелов были вынуждены покинуть рынок. Свою роль сыграли и смена посуточной аренды на долгосрочную, нехватка персонала.

Эксперт рассказал, почему этот бизнес претерпевает такие трудности и можно ли его спасти.

Глава комиссии отельеров Санкт-Петербургского отделения общероссийской общественной организации «Опора России», эксперт-практик гостиничного бизнеса Эдуард Демидов рассказал НЕВСКИМ НОВОСТЯМ о массовой продаже хостелов.

Трудности хостелы стали испытывать задолго до начала пандемии КОВИД. Многие мини-отели закрылись после 2019 года. Тогда вышел закон, который запрещал им размещаться в жилых зданиях.

Ситуация с пандемией КОВИД усугубила положение хостелов. Небольшие гостиницы тогда стали снижать цены, чтобы не остаться совсем без денег. В результате у гостей появился выбор: хостел или номер с минимальными удобствами. Посетители стали селиться в небольшие комнаты с санузлом и даже кухонными уголками.

«Процесс падения хостелов начался с 2019 года. Огромное количество хостелов находилось и находится в жилом фонде, и эпопея началась с изменения в статье 17 Жилищного кодекса о запрете оказания гостиничных услуг в жилом фонде. И весь этот процесс начал накрываться, как только возникли первые процессы, связанные с пандемией.

Мы столкнулись с тем, что цена на малый гостиничный бизнес – это номера с санузлом, в некоторых отелях и кухонными уголками – была понижена. Хостелы не могли физически выживать в такой конкуренции», — пояснил эксперт-практик гостиничного бизнеса.

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы

Также проблемой стало понижение стоимости аренды и начисление ее в 2021 году. В апреле и мае на отмену платы за помещение или ее снижении и переносе на следующий год согласились 20 % собственников.

«Кроме того, министерская программа, связанная с отсутствием аренды на апрель и май, а также связанная с понижением аренды и начислением ее в 2021 году, не работает почти.

Собственники, которые сдают помещения в аренду, тоже нуждаются в финансировании. Объекты, которые сдают в аренду, не попали в список компенсаций.

Около 20 % собственников согласились на отмену аренды и снижение арендной ставки, переносе ее на 2021 год», — объяснил Эдуард Демидов.

Однако даже в тяжелые времена есть решение ситуации с хостелами. Им необходимо выбрать определенную нишу. Она и поможет выживать. Ведь некоторые туристы все равно продолжают ехать в Петербург.

«Решение достаточно простое. Есть объемы туристов, которые едут. Но они платят денежные средства за качественное размещение. Есть примеры хостелов, которые осуществляют продажу номерного фонда по цене от 1 500 рублей. Но уровень размещения там выше. И попытка реализовывать свой продукт за 50 или 100 рублей уже выпадает из конкурентной среды.

Нужно было выбирать нишу, которая позволила бы выживать. В Санкт-Петербурге был открыт капсульный отель. У каждого своя отдельная среда, некий куб, где живут. И этот объект не выживает, а живет. Там очень чисто, в стиле лофт, люди готовы платить деньги. И это приличные люди. И заполняемость неплохая», — поделился эксперт-практик гостиничного бизнеса.

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы

Ранее НЕВСКИЕ НОВОСТИ писали, как выживают хостелы в пандемию и надеются на Новый год. Крупные отели Петербурга стали системообразующими предприятиями города. Это дало им возможность обратиться к государству за поддержкой и работать в период КОВИД-ограничений. Однако маленьким хостелам, которых в городе очень много, выживать становится все сложнее.

Хостелы закрываются, но не сдаются

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы

Агентство городских новостей «Москва»

Запрет устраивать хостелы и мини-отели в жилых помещениях болезненнее всех восприняли в Петербурге. Там это — главный способ размещения туристов, недорогой и комфортный.

С принятием «закона Хованской» все боялись, что он обернётся для города колоссальными потерями. Ведь только-только Питер с блеском принял болельщиков чемпионата мира по футболу, и во многом благодаря хостелам.

А в 2020 году всё повторится, в городе пройдут матчи чемпионата Европы — и снова приедут тысячи фанатов. Ударить в грязь лицом власти не хотят.

Две тысячи гостиниц остаются в «серой зоне»

К новой жизни, которая начнётся 1 октября, владельцы малых средств размещения готовились полгода, как только узнали об отсрочке вступления в силу поправок в Жилищный кодекс. Честно говоря, готовились по-разному: кто-то пытался привести свои помещения в соответствие с новыми правилами, кто-то надеялся, что и так пронесёт.

  • 854 хостелов и мини-отелей на 1 октября полностью соответствуют новому закону .

К часу икс Северная столица подошла с такими цифрами: из 854 официально зарегистрированных хостелов и мини-отелей полностью соответствуют новому закону около 500 — они или изначально располагались в нежилых помещениях, либо помещениям успели сменить статус. Ещё 308 заведений на три тысячи номеров пока находятся в процессе перевода из жилого фонда в нежилой — в этом им помогают городские власти, улаживая все формальности в ускоренном режиме. 44 хостела на 700 номеров точно закроются — у них нет технической возможности организовать отдельный вход или выполнить другие обязательные требования.

Что касается питерских гостиниц, работавших по серым схемам или недавно перешедшим на нелегальное положение — а таких около двух тысяч, — то с ними ситуация неизвестна. Скорее всего, они продолжат работу, пока их не прикроют принудительно. Ведь раз они не значатся ни в одном реестре, то узнать о них власти смогут лишь по жалобам возмущённых соседей.

Именно так, кстати, произошло 26 сентября, когда суд по требованию прокуратуры прикрыл хостел на Двинской улице, 5.

На компанию «Империал Апартаментс» пожаловались жильцы дома, недовольные постояльцами бывшей коммуналки, превращённой во что-то вроде отеля.

Читайте также:  Аэропорт Толмачево в Новосибирске реконструируют

Так же суд поступил и в июне, когда оказалось, что в доме 56Е по Лиговскому проспекту бизнесмены устроили незаконную ночлежку. Но пока жалоб нет или в здание не пожалует какая-нибудь внезапная проверка, заведения вполне смогут работать.

«Законы, вступающие в силу в октябре»

Впрочем, чтобы подстраховаться, многие хозяева «серых» хостелов переформатировали свой бизнес: теперь они занимаются не гостиничными услугами, а сдачей апартаментов в краткосрочную аренду — это Жилищный кодекс по-прежнему разрешает делать.

Но по этому пути пошли лишь предприниматели, располагающие свободными средствами: переделать хостел в квартиру и оснастить её кухней — дело недешёвое.

Сейчас для туристов доступны около 500 апартаментов — некоторые из них совсем недавно были мини-отелями.

Город поможет хостельерам

Между тем власти Петербурга ищут возможность увеличить количество хостелов в городе. По замыслу чиновников, заменить закрытые заведения должны новые, полностью соответствующие закону.

Комитет по развитию туризма уже сообщил, что за последние полгода передал в аренду 18 городских помещений именно под малые средства размещения. В течение года арендатор должен открыть там хостел или мини-отель — и ничто другое, иначе договор расторгнут.

До конца года предпринимателям передадут ещё четыре помещения.

Власти Петербурга нашли более 40 помещений под хостелы

Что делать с «наливайками» в домах?

На этом город останавливаться не собирается. Вице-губернатор Олег Марков, отвечающий за туризм, призывал подчинённых усиленно искать помещения под хостелы, причём такие, чтобы затраты инвесторов были минимальными. «Подбирайте качественные помещения, помогайте во взаимодействии с ресурсоснабжающими организациями», — потребовал чиновник. Он напомнил, что чемпионат Европы по футболу начнётся меньше чем через год, и Петербург должен успеть не только восполнить похудевший номерной фонд, но и увеличить его.

По мнению председателя Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галины Хованской, владельцы хостелов знали давно и у них было время подготовиться.

«Об изменениях, которые касаются хостелов и мини-гостиниц, говорилось уже так много, что добавить особо нечего. То, что закон вступает в силу 1 октября, все владельцы таких заведений прекрасно знали, для них это не было неожиданностью. Говорят о 44 хостелах в Санкт-Петербурге — пусть закрываются, если они нарушают жилищное законодательство», — сказала депутат «Парламентской газете».

Туристические власти Петербурга нашли помещения под 200 новых хостелов

Большинство хостелов, работавших в жилом фонде Санкт-Петербурга, вынуждены перепрофилироваться после вступления в силу закона Хованской.

Их владельцы начинают совсем другой бизнес, поскольку перевести помещение из жилого в нежилой фонд слишком дорого, а порой просто невозможно.

Одновременно городские власти ищут новые помещения под хостелы, так как рост турпотока в город после введения электронных виз стимулирует спрос на экономичное размещение. Об этом шла речь на Всероссийской конференции малых средств размещения HiCONF в Санкт-Петербурге.

Как пояснила RATA-news руководитель «Лиги малых отелей, хостелов и туристического жилья» по Северо-Западному Федеральному округу Алена Енова, хотя закон Хованской часто связывают с запретом хостелов, его значение гораздо шире. «Речь идет о запрете на оказание гостиничных услуг в жилом фонде многоквартирных домов.

В Петербурге действие закона охватывает не только хостелы, но и мини-отели, апарт-отели, бутик-отели и даже традиционные отели 3-4*.

Например, вынужден был закрыться один из небольших, но шикарных  отелей3*, который проработал 17 лет и за это время выкупил несколько этажей, расселив коммунальные квартиры за свой счет», — рассказала она.

Однако, как заметила собеседница, предприниматели не могут просто закрыть свои средства размещения.

В большинстве случаев они вынуждены их эксплуатировать, так как в них вложены средства, взяты кредиты, а перевести помещение из жилого фонда в нежилой очень не просто дорого — зачастую просто невозможно.

«В итоге люди или продают свои помещения под новые коммунальные квартиры или переоборудуют бывшие хостелы под офисы. Кто-то использует как квартиру для себя или начинает сдавать по договору краткосрочного или долгосрочного найма, что законом не запрещено», — пояснила г-жа Енова.

Фактически, подытожила она, бывшие хостельеры вынуждены начать совсем другой бизнес. На долю легальных хостелов в жилом фонде Санкт-Петербурга приходилось, по разным оценкам, до 80% всего объема этих средств размещения. Они закроются, а продолжат работу лишь те, что были изначально расположены в нежилом фонде.

На то, что предпринимателям придется кардинально сменить бизнес, а не просто внести в него некоторые изменения, указала также адвокат, член правления «Лиги хостелов» Наталья Петровская.

Во избежание проблем всем владельцам закрытых хостелов надо срочно информировать необходимые инстанции, в том числе системы бронирования, о том, что они больше не оказывают гостиничные услуги, а работают в формате аренды жилья без их предоставления.

По словам г-жи Петровской, возможности для перехода в другую сферу оказания услуг уже есть: появились новые коды ОКВЭД. В частности, код 5520 позволяет делать бизнес в формате аренды жилых помещений на срок до месяца, а 6820 – долгосрочной аренды до года.

Глава комитета по развитию туризма Петербурга Евгений Панкевич предупредил участников конференции, что уже с ноября начнутся проверки исполнения «закона Хованской», соответственно к ним надо быть готовыми.

Тем временем, по его словам, городская власть продолжит оказывать поддержку малым средствам размещения. Так как во многих случаях перевести бывшее помещение хостела в статус нежилого действительно невозможно, то туристические власти планируют до конца года в рамках программы по созданию доступных по цене объектов размещения предоставить помещения под 150-200 хостелов.

По данным комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга, с началом ведения перечня гостиничных предприятий (с 2015 года) на территории города классифицировано 1467 коллективных средства размещения, из которых 1246 (или 85%) – малые. В жилом фонде располагалось 380 малых средств размещения.

Ситуация осложняется тем, что город лишается приличного объема экономичного размещения именно в тот момент, когда начинают действовать электронные визы и планируется увеличить число гостей с 8 млн до 12 млн в год.

По словам экспертов, если в низкий сезон , скорее всего, проблем не будет, то к маю 2020 года, то есть к началу высокого сезона, северная столица столкнется как минимум с 15-20-процентным дефицитом средств размещения.

Светлана Ставцева, RATAnews

Хостельеры — о запрете размещения хостелов в жилых домах

Госдума приняла в третьем, окончательном, чтении законопроект о запрете хостелов, мини-отелей и гостиниц в жилых домах. В Петербурге насчитывается порядка 1,5 тысяч таких объектов. Хостелам предлагают переводить помещения в нежилой фонд, но для некоторых это невозможно.

Кому навредит законопроект, многие ли гостиницы закроются и как это отразится на туристах? «Бумага» поговорила с представителями «Лиги Хостелов», Союза хостелов России, а также с петербургскими хостелами Soul Kitchen и «Страна чудес».

Руководительница петербургского отделения некоммерческого партнерства «Лига хостелов», совладелица «Тайга Hostel & Hotel» и Hotelinstinct

— Законопроект о запрете размещения хостелов в жилых домах обсуждается уже много лет. Всё началось из-за борделей и ночлежек, которые вешали вывески «Хостел» или «Мини-отель», хотя такими не являлись.

Но в сегодняшнем формате законопроект не повлияет на их работу, потому что они и так находятся вне правового поля.

Законопроект лишь закроет или уведет в тень добропорядочные законные хостелы, мини-отели и апартаменты.

В Петербурге более 1,5 тысяч легальных малых средств размещений. Но в черном секторе экономики их также немалое количество — это комнаты в коммуналках, которые сдают мигрантам, бордели, ночлежки, которые, безусловно, не платят налоги и не следят за безопасностью помещений.

Некоторые хостелы смогут перевестись из жилого в нежилой фонд (зачастую размещается на первом этаже или на этажах выше при условии, что все квартиры снизу также нежилые — прим «Бумаги»). Так они будут легальными, но это дорого, долго и зачастую невозможно.

Затраты на перевод в нежилой фонд исчисляются миллионами рублей. Такие деньги можно найти, но в Петербурге это будет технически и документально осложнено из-за согласований с КГИОП и КГА, которые не дадут менять входы и выходы в исторических зданиях, которых в городе много.

На мой взгляд, выселить абсолютно все хостелы из жилых фондов практически нереально, да и абсолютно нелогично, бессмысленно.

Просто невозможно закрыть 80 % рынка (примерное количество хостелов в жилом фонде в Петербурге — прим. «Бумаги») — это около 14 тысяч рабочих мест.

В Крыму, например, который недавно присоединили к России, это чуть ли не 100 % рынка [малых средств размещений] — если всё закроют, это будет немыслимо.

В итоге кто-то закроется, кто-то уйдет в тень. Сейчас многие приостановили свои стройки, заключение договоров и подписание сделок.

Тем, кто выкупал коммуналки под сдачу для малых средств размещения, будет выгоднее сдавать их мигрантам и под бордели.

Когда добропорядочные отели и хостелы съезжают, на их месте всегда появляются другие «приятные соседи», с которыми уже действительно много проблем.

Из-за законопроекта пострадают люди из регионов и деревень, которые не могут оплатить крупный отель и поэтому селятся в хостелах и недорогих мини-отелях.

Приезжать в Петербург, если у вас невысокий достаток, станет сложнее: придется идти за услугами к теневому бизнесу — к примеру, в частные квартиры, которые как минимум не заботятся о безопасности потребителей.

Пожарные датчики, постановка на миграционный учет, кнопка вызова вневедомственной охраны — ничего этого у них нет.

Владельцы хостелов — это незащищенный класс предпринимателей: у нас в индустрии нет таких денег, чтобы лоббировать свои интересы, нанимать дорогих адвокатов и так далее.

Многим непонятно, почему государство вкладывает огромные деньги в поддержку малого бизнеса, но хостелы и отели, которые как раз относятся к нему, запрещает.

Мы считаем, что нужно грамотное отделение в законодательном поле легальных хостелов и отелей от ночлежек и борделей.

Президент Гильдии малых средств размещения

— Это необоснованный и непроработанный законопроект. В Петербурге много легальных малых средств размещения. Во время чемпионата мира все они прошли обязательную классификацию. Однако сейчас их заставляют уходить в теневой бизнес.

Ключевая проблема, которая заключалась в появлении непонятных ночлежек, где проживают асоциальные личности, осталась нерегулируемой. Поэтому жалобы от жильцов, которыми [автор законопроекта Галина] Хованская аргументирует необходимость законопроекта, продолжатся.

За четыре года подготовки законопроекта Хованская ни разу не встретилась с представителями отрасли и не обсудила существующую проблему.

Читайте также:  Как начать сдавать старые батарейки всем подъездом?

А мы неоднократно старались это устроить, чтобы навести на рынке порядок. На наши вопросы о количестве жалоб нам давали ответ: «Много», — без какой-либо конкретики.

Проведя свой анализ, мы узнали, что жалобы в основном поступают именно на черный, теневой бизнес.

Представители малых средств размещения сами борются с подобными ночлежками, так как из-за них страдает вся индустрия. Так, при проверках полиции практически ни одна ночлежка не пострадала — были закрыты лишь цивилизованные хостелы. Из-за законодательного вакуума [относительно определения хостела] сложилась отрицательная юридическая практика.

В рамках законопроекта предлагается решение в виде перевода [хостела] из жилого фонда в нежилой. Но в Петербурге эта процедура осложнена, как и во многих других регионах.

К тому же сейчас существует закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения, который запрещает краткосрочное и долгосрочное проживание в нежилом фонде.

Никакого четкого понятного решения для бизнеса не предоставили.

Малые средства размещения в жилом фонде — это общемировая практика. Легальные бизнесы хотят иметь хорошие отношения с соседями, поэтому они следят за порядком, чистотой, безопасностью в помещении.

Пока непонятно, как законопроект отразится на внутреннем и внешнем туризме. Потребитель не будет разбираться, кто легально ведет свою деятельность, а кто нет. При данном законе формат хостелов продолжит работать, но уже в теневом секторе, не развивая экономику и туризм.

Нужно смотреть, как всё в действительности будет работать после вступления в силу законопроекта.

Управляющий хостелов «Страна чудес» на Невском проспекте, 23, Невском проспекте, 10 и Загородном проспекте, 15

— Два наших объекта находятся в жилом фонде, один — в нежилом. Очевидно, что теоретический перевод помещений в нежилой фонд не избавит от тех проблем, о которых говорит Хованская. Нарушение тишины, миграционного законодательства, санитарных норм и другие проблемы, которыми прикрываются инициаторы законопроекта, могут быть в любом месте.

Мы знали, что законопроект может коснуться нас, но надеялись на благоразумие властей.

Мы были уверены, что будет введено разумное регулирование, а не тотальный запрет, потому что видели поддержку властей Петербурга.

Комитет по развитию туризма говорил о нашей значимости и необходимости, что законопроект приведет к потере рабочих мест, потере налогоплательщиков, повышению цен. Но документ приняли.

Ночлежки, бордели и притоны — это большая проблема, которую легальные средства размещения хотят разрешить так же, как и власти. Потому что они портят репутацию всей индустрии, прикрываясь названием «Хостелов» и «Мини-отелей».

Закрытие законных объектов, прошедших классификацию, то есть имевших лицензию на работу, в жилом фонде не решит эту проблему. При этом также пропадет важная функция малых средств размещения — расселение коммуналок. Индустрия мини-отелей и хостелов все эти годы помогала в этом Петербургу.

У администрации на это не хватало ресурсов и возможностей. Проблема в том, что огромные 10-комнатные коммуналки с окнами во двор-колодец не подойдут никому, кроме хостелов и мини-отелей.

Если нас запретят в жилом фонде, непонятно, кто будет дальше расселять эти коммуналки и во что превратятся наши уже расселенные квартиры.

У нас нормальные отношения с соседями, все вопросы мы стараемся мирно урегулировать, не доставляя друг другу трудностей. Но под нами жилые квартиры, поэтому по закону мы не можем перевестись в нежилой фонд вообще.

На наш взгляд, логично было бы дать право вето соседям, чтобы они могли сами решать, быть малому средству размещения в их парадной или нет. А за общим порядком можно следить уже с помощью давно существующих законов.

Мы до сих пор рассчитываем на поддержку властей города и страны и надеемся, что они примут благоразумное решение в регулировании области. Будем следить за развитием ситуации, всё происходит очень стремительно. Пока продолжим работу как и раньше.

Сооснователь хостела Soul Kitchen на набережной реки Мойки, 62/2

— Мы находимся в многоэтажном жилом доме на втором этаже. Единственная претензия от жильцов поступила нам три года назад: окно, выходящее в колодец, было открыто, и из-за шума около 22:00 соседи позвонили нам — мы сразу же закрыли окна и конфликт закончился.

Сейчас мы планируем советоваться с юристами и смотреть, насколько этот законопроект для нас страшен. Мы, видимо, будем озадачиваться переводом в нежилой фонд: под нами находятся лишь рестораны, поэтому это, вероятно, реально сделать. Но это будет сложно: по нашим подсчетам, потребуется минимум один год и не менее 2 миллионов рублей.

Законопроект на индустрию повлияет, на мой взгляд, негативно. Если закрыть 80 % хостелов (которые находятся в жилом фонде — прим. «Бумаги»), рынок схлопнется.

Бюджетным путешественникам из регионов останется жить разве что в трехзвездочных гостиницах. К тому же не платившие налоги «серые» заведения так и останутся вне правового поля, их не закроют.

Пострадают качественные хостелы и мини-отели.

Претензий к нам и другим порядочным хостелам до этого момента не было. Правительство Петербурга гордится тем, что у них работают качественные заведения. Например, когда мы получаем награды (Soul Kitchen уже четыре раза признавали лучшим в мире хостелом — прим. «Бумаги»), администрация Адмиралтейского района всегда размещает об этом новость у себя в соцсетях.

Пока мы не знаем, какую нам дадут отсрочку до вступления закона в силу. И какие нюансы будут позже, мы тоже не знаем. У нас уже есть бронирования на лето, многое распродано.

Пока работаем и ждем как минимум первых проверок. Если действительно пойдут рейды с предписаниями, будем думать. Самостоятельно закрываться пока не планируем.

Владелец и управляющий отеля «Гельвеция», цитата по «РБК»

— [Закон принят] в самом жестком его варианте — отметены все смягчающие поправки, предложенные бесконечными лоббистами, ассоциациями, комиссиями, ходившими по коридорам Госдумы более трех лет.

«Нет» сказано и ряду влиятельных сенаторов и глав регионов, выступающим против жесткого варианта законопроекта.

На защиту «закона Хованской» внезапно встало правительство, прежде выступавшее за поправки и даже грозившееся внести в Госдуму альтернативный вариант.

Законодатели мучительно долго решались на этот шаг — аж с мая 2016 года. И конечно, не из жалости к предпринимателям. Чемпионат мира по футболу 2018 требовал огромного количества недорогих средств размещения.

Удивляет другое. У инвесторов было целых три года для решения судьбы своего бизнеса. Не каждый закон принимается так долго и осторожно.

После первого чтения в 2016 году разумные собственники давно нашли для себя решение — некоторые бросились переводить активы в «нежилуху», остальные избавлялись от них либо перепрофилировали объекты. Остались лишь «горячие головы». Предпринимательство — это не дебаты на просторах соцсетей. И не сборы подписей.

Это чутье, работа с юристами, поиск связей, выходов и решений, касающихся не отрасли или мира в целом, а конкретно твоего детища. И всегда на спокойную голову, без истерик и пикетов.

Мой отель «Гельвеция», кстати, вырос из жилого фонда. И еще в 2013 году работал в жилом здании. Но он мучительно и тяжело уносил ноги — плохие звоночки начали раздаваться еще восемь лет назад.

Депутат Законодательного собрания Петербурга, цитата по «РБК»

— Я поддерживаю законопроект и считаю, что хостелы не должны быть расположены в жилых домах, поскольку соседство с ними нарушает интересы и права граждан. Кроме того, подавляющее число хостелов в Петербурге открывается в исторических зданиях. А это, как правило, сопровождается несанкционированными перепланировками, потерей интерьеров, а также наносит вред объектам культурного наследия.

Представители бизнеса активно сопротивляются принятию закона, но их аргументы не выдерживают критики. Например, они говорят о недополучении налогов в бюджет, но сегодня этот бизнес в Петербурге на 90 % нелегален, а значит, хостелы почти не платят налоги.

И этот теневой рынок фактически эксплуатирует жилой фонд и живет за счет взносов жильцов, которые на свои деньги проводят ремонт и благоустройство подъездов. Например, жители дома за свой счет отремонтировали лестницу, а посетители хостелов ее разбивают.

Есть также аргумент о том, что с помощью создания хостелов можно расселить коммунальные квартиры. Но это не совсем так. Например, если в доме появляется хостел, то уже никто не захочет покупать в этом доме квартиру, потому что соседство с коммуналкой предпочтительней, нежели соседство с хостелом.

При этом законопроект предоставляет предпринимателям возможность переводить здания в нежилой фонд и создавать там временные места размещения. Например, можно отремонтировать и реконструировать аварийные расселенные здания и создать там хостелы. Таких зданий в городе очень много.

Руководитель управляющей компании Hotel Consulting, цитата по «Би-би-си»

— Что сейчас сделают владельцы объектов? Они снимут вывески «Хостел» и «Гостиница», перестанут проходить классификацию и получать паспорта безопасности. Государство будет меньше контролировать эту сферу.

В Питере и Крыму большинство малых средств размещения находятся в жилом фонде. Проект приведет к срыву туристических сезонов, снижению объема инвестирования в полуостров, а также полной маргинализации рынка размещения.

Пресс-секретарь Российского союза туриндустрии, цитата по «Ведомостям»

— В прошлом году Санкт-Петербург посетило 7–8 млн туристов, 35 % из них останавливаются в мини-отелях и частных хостелах. В сезон в городе очень дорогие гостиницы. Город просто потеряет этих туристов. Недорогие места размещения бронируются за полгода, заменить их нечем. Люди не приедут, а хостельерам придется возвращать деньги.

Директор Hospitality Income Consulting, цитата по «РИА Недвижимость»

— По нашим оценкам, закроется около 10–15 % объектов. Многие тянули в надежде, что закон не примут, и не легализовали хостелы. Скорее, стоит говорить об обновлении рынка. Закрывающиеся объекты будут искать новые помещения и делать новые объекты.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *