Верховный суд объяснил, как передавать долги по жилищным кредитам

Принудительное взыскание задолженности реализуется с использованием различных правовых механизмов.

Приставы не только пытаются определить реальные доходы должника, арестовывают счета, транспорт, но и осуществляют розыск принадлежащего ему иного имущества, в том числе и недвижимости.

Обращение взыскания на единственное жилье должника в 2021 году практически никогда не производится, так как подобное действие лишило бы гражданина права на жилище. Однако из этого правила имеется исключение.

Порядок обращения взыскания на недвижимость

Верховный суд объяснил, как передавать долги по жилищным кредитамПри невозврате долга, кредитор может обратиться с иском в суд (или с заявлением о вынесении судебного приказа). После вынесения решения, он получает исполнительный лист и подаёт его в службу судебных приставов, по месту нахождения должника, чтобы взыскать долг в принудительном порядке.

Пристав выносит постановление о возбуждении исполнительного производства. У должника при этом будет срок в пять суток, чтобы добровольно исполнить своё обязательство. Если это не будет произведено – начинается процедура принудительного взыскания.

Для взыскания с должника средств, в первую очередь используются денежные счета. При их отсутствии или недостаточности на них денег, работник ФССП начинает розыск иного имущества, за счёт которого можно обеспечить выплаты кредитору.

Пристав обращает взыскание на недвижимость только в том случае, если получить возмещение за счёт иного имущества нельзя. В статье 69 ФЗ-229 «Об исполнительном производстве» установлено, что такая процедура представляет собой непосредственное изъятие и последующую реализацию объектов.

Должник должен предоставить приставу всю информацию о находящихся у него в собственности объектах недвижимости. На практике такое правило практически не реализуется, поэтому исполнитель для получения нужных сведений направляет запросы в налоговый орган, а также в Росреестр. После ответа становится очевидно, какая недвижимость есть у должника в собственности.

Взыскание производится в следующем порядке:

  1. розыск имущества через направление запросов. Приставу нужно определить, какое имущество вообще имеется у гражданина, что из этого может быть использовано для погашения долга, а что реализовать не получится;
  2. наложение ареста на выявленное имущество. Данная мера необходима для того, чтобы должник не реализовал объекты и не скрыл полученные доходы от пристава. Арест недвижимости запрещает любые сделки с ней. Ограничительная мера регистрируется в Росреестре и сделки просто не проводятся, так как система не позволяет это сделать;
  3. выставление недвижимости (имущества) на торги. Торги позволяют приобрести имущество любому желающему. На практике, объекты продаются по несколько заниженным ценам, чем они реально стоят на рынке.

Перед тем как выставить здание, строение или участок на торги, будет проведена их оценка. Если объект не реализуется сразу, то для следующего этапа аукциона стоимость снижается. Если торги не результативные, то в итоге взыскателю может быть предложено принять в собственность объект в счёт долга, по минимальной цене.

Всегда ли может быть обращено взыскание на недвижимость

Пристав не будет взыскивать долг за счёт реализации недвижимости, если есть возможность получить средства иначе.

Например, при наличии денежного счёта в банке, ценных бумаг, транспорта и достаточной их стоимости для погашения обязательств, недвижимость может быть не тронута.

Верховный суд объяснил, как передавать долги по жилищным кредитам

Не подлежит взысканию также земельный участок, на котором расположено единственное жильё должника. Это связано с тем, что земля всегда следует судьбе строения (ст. 552 ГК РФ, ст. 35 ЗК РФ).

Фактически, нежилая недвижимость всегда может быть реализована в рамках исполнительного производства, а вот жилая – только тогда, когда не является единственной для должника и его семьи. Однако из этого правила имеется исключение.

Обращение взыскания на единственное жильё

В некоторых случаях обратить взыскание на единственное жильё всё же можно. Речь идёт об ипотеке, то есть в тех ситуациях, когда квартира (или жилой дом), является предметом залога (пункт 1 ст. 446 ГПК РФ).

Верховный суд объяснил, как передавать долги по жилищным кредитам

Ранее должник мог реализовать иную недвижимость, оставив в собственности объект, который расценивается как «роскошный».

Суды предыдущих инстанций посчитали, что обращать взыскание на такой объект нельзя, а вот Верховный суд расценил иначе и решил, что не подлежит взысканию только жилая площадь, жизненно необходимая для проживания должника.

А роскошный особняк нельзя отнести к такому объекту, поэтому он может быть реализован в рамках взыскания долга, с предоставлением минимальной жилой площади должнику.

Практические особенности и проблемы

Верховный суд объяснил, как передавать долги по жилищным кредитам

В этом случае дом явно превышает по стоимости имеющуюся задолженность. Суммы от его реализации хватило бы и для приобретения должнику иного жилья, и для расчёта с кредитором. Но возможность реализации объекта и приобретения другого жилья на практике пока нереализуема.

Во-первых, в муниципальных образованиях часто просто отсутствует свободный жилищный фонд. На момент продажи жилья и до приобретения нового, должник и члены его семьи должны где-то проживать. Решением могло стать предоставление муниципальной квартиры, но они отсутствуют, как таковые, по крайней мере в свободном доступе.

Во-вторых, чёткий законодательный механизм подобных действий просто отсутствует. Пока непонятно, какая разница в стоимости имеющегося жилья и необходимого к проживанию должна быть для реализации процедуры, как учитывать район проживания, инфраструктуру, кадастровую стоимость и иные параметры.

Однако реализация с торгов единственного жилья допускается в том случае, если оно является предметом залога. И тут возникает некоторое противоречие. С одной стороны, право на жилище также оказывается нарушенным, но с другой, договор залога – добровольная сделка, условия которой должны быть выполнены.

Как оспорить обращение взыскания на единственное жильё

Если производится обращение взыскания на жильё, которое фактически является единственным для должника, действовать нужно в зависимости от обстоятельств. Так, если процедура была инициирована судебным приставом, то порядок действий следующий:

  1. получить постановление об обращении взыскания. Пристав направит его почтой должнику после вынесения. Если документ не был получен, можно обратиться за ним лично или подать заявление о выдаче по почте;
  2. изучить текст постановления;
  3. подготовить текст жалобы. Не рекомендуется писать слишком большие жалобы, лучше всего использовать деловой стиль и приводить свои доводы тезисно, максимально понятно;
  4. направить жалобу на действия пристава в суд, вышестоящий орган или прокуратуру.

В жалобе нужно указать, что обращение взыскания носит незаконный характер и иная недвижимость у должника отсутствует. Если объект является предметом договора залога, следует указать, что у должника имеется иное имущество, достаточное для исполнения обязательства. В противном случае, жалоба может не принести желаемого результата.

Кредитор также может подать заявление об обращении взыскания в суд, в рамках искового производства. Чаще всего, такой иск подготавливается при одновременном требовании о взыскании суммы долга, но может быть оформлен отдельно.

Ответчик вправе подавать возражение на исковое заявление, приводить свои доводы и доказательства. Не рекомендуется игнорировать суд, так как это не принесёт желаемого результата. В конечном итоге суд вынесет решение даже при отсутствии ответчика.

Должник может оспорить стоимость оценки объекта, который планируется реализовать. Для этого необходимо провести независимую оценку и обратиться с соответствующим заявлением в суд. При необходимости, будет назначена независимая экспертиза.

Подведём итоги

Единственное жильё, как правило, не может быть предметом взыскания: оно не продаётся с торгов, чтобы удовлетворить потребности кредитора, поскольку это нарушило бы конституционное право гражданина на жилище.

Однако если такое жильё является предметом залога, или суд посчитает, что его площадь превышает минимально необходимую для проживания, то в таких случаях реализация допускается.

В остальных случаях недвижимость используется в рамках исполнительного производства в общем порядке.

Прочтите: Может ли кредитор оспорить сделку о продаже имущества должником

Верховный суд РФ: банк не вправе переуступать долг коллекторам, если это не предусмотрено договором. – Правовед Плюс

Верховный суд объяснил, как передавать долги по жилищным кредитам

18.07.2019

В России растет количество лиц, которые не платят долги кредитам.

Банки с целью выбивания долгов обычно обращаются коллекторам и передают им долги как физических, так и юридических лиц по договору цессии, который предусматривает законную передачу долга третьим лицам.

При передачи долга коллекторам банковская организация также остается в своем статусе кредитора. В отношениях абсолютно ничего не меняется, долги надо по-прежнему отдавать банку, а вот требовать их и причем жестко будут коллекторы.

При этом коллекторы применяют не всегда законные или однозначные методы, связанные с получением долго. Многие задолжники сталкивались и сталкиваются с моральными и физическими угрозами, почтой имущества, психологическом давлении.

Банк ничего не делает, а коллекторы после заключения договора цессии действуют сразу же в своих интересах.

Читайте также:  7 способов справиться с сухим воздухом в доме

Если в отношении вас корректоры ведут себя не корректно и нарушают ваши права, то в таком случае следует обязательно обращаться за помощью в правоохранительные органы.

Как делается передача долговых обязательств коллекторским агентствам ?!

Как было обозначено выше передается долго на основании договора цессии. Вариант подобный применяется активно по так называемым проблемным задолженностям, когда заемщик не платит по договору более трех-четырех месяцев свои ежемесячные платежи.

Условия передачи договора содержаться фактически в каждом кредитном договоре и мало кто обращает внимание на эти факторы. По договору цессии коллекторам переходят все данные по кредитному договору.

Стоит отметить и то, что банк в редких случаях уведомляет должника о том, что его долг был передан коллекторскому агентству. Банку удобно передавать долг коллекторам, так как часто они стараются получить максимальную выгоду с заемщика.

И это не только тело кредита, но и договоры, которые по факту могут быть просто огромными.

Что может предпринять заемщик в таких непростых условиях ?!

Если коллектор – это только посредник, то тогда все его негативные действия можно игнорировать.

Гораздо хуже, если коллектор получил статус кредитора, то от общения уже не уйти, за исключением ситуаций, при которых ставится цель затянуть развитие событий, в том числе судебный процесс, и дождаться истечения срока исковой давности, который равен трем календарным годам. При определенных обстоятельствах можно попробовать обжаловать договор цессии, но это эффективно только в расчете, опять же, на затягивание срока исковой давности.

Надо узнать статус коллекторского агентства и по возможности вступить с коллекторами в разумный диалог, поинтересовавшись посредники ли они или же коллекторы все же получили статус кредитора.

Что решил Верховный суд ?! Освобождение от коллекторов реально ?!

Принятие судебного решения, которое отходит от законодательных норм – это прецедент. В случае с принятием решения Верховного суда Российской Федерации можно говорить о том, что он фактически запретил банковским организациям и МФО передавать коллекторским агентствам всю информацию по кредитам без согласия самого должника.

В ходе рассмотрения гражданского дела представителям суда было непонятно, на каком основании банк передал коллектором право требовать долг. Четкого и ясного согласия от должника не было. А это значит, что банк не вполне законно рассекретил личную информацию должника.

Есть понятие о так называемой банковской тайне. Коллекторы и представители банка забывают о том, что такая информация является тайной.

К тому же после прецедента Комитет Государственной думы одобрил новый законопроект об ограничении действий коллекторов по отношению к должникам.

В конце июня 2018 года Верховный суд Российской Федерации рассмотрел в апелляционном порядке спор между гражданкой Светланой Кузнецовой и коллекторским агентством «Бастион». Кузнецова получила в банке займ в размере тридцати пяти тысяч рублей под процентную ставку, равную двадцати пяти годовым процентам. После реорганизации банк переуступил долг коллекторскому агентству.

В момент передачи долга коллекторам сумма задолженности граждански Кузнецовой выросла до 864 тысяч рублей. Два суда: районный и областной поддержали действия коллекторов. В областном суде города Новосибирска согласились и указали, что одобрение Кузнецовой на переуступку долга не требовалось, поскольку личность кредитора не важна в вопросе исполнения обязательств по кредиту.

Кроме этого, суд отметил, что в кредитном договоре нет запрета на передачу прав на долг третьим лицам. Гражданка Кузнецова написала жалобу в Верховный суд Российской Федерации. Там посчитали, что данный запрет не нужен.

Возможность передачи долга должна быть согласована не только с банком и коллекторами, но и с заемщиком, так как обязан соблюдаться законный принцип хранения банковской тайны.

В ходе рассмотрения дела Верховный суд сослался на такой документ, как пункт 51 Постановления Пленума № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей».

В этом постановлении указан один интересный нюанс, который касается уступке прав требования третьим лицам по кредитным договорам. В частности, суду рекомендовано при рассмотрении подобных споров опираться на положения законодательства, связанные с защитой прав потребителей.

Именно этот закон и не предусматривает то, что банк вправе передавать третьим лицам не обладающим лицензией на ведение банковской лицензии долговых обязательств заемщиков. Исключение возможно, только если разрешение на переуступку долга согласовано сторонами в договоре.

Можно утверждать то, что появился новый судебный прецедент, и Государственная дума Российской Федерации озаботилась вопросом о дополнительной защите заемщиков от коллекторских агентств.

Кстати, по данным Всемирного банка и Росфинмониторинга, на сегодняшний день около шестидесяти процентов заёмщиков в России испытывают трудности с погашением долгов перед банками и микрофинансовыми компаниями.

Даже если нет ипотеки

Екатерина Мирошкина

экономист

В 2021 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Познакомьтесь с 12 бесплатными курсами про деньги и жизнь на iOS и Android Скачать

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами.

Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого.

Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году.

И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно.

Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги.

Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги.

Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините.

Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов.

Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись.

Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров.

Читайте также:  5 самых вредных строительных и отделочных материалов

Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга.

Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Верховный суд разрешил банкам продавать долги коллекторам

Если долг гражданина признан судом и кредитору выдан исполнительный лист, он может быть передан любому третьему лицу, даже если должник не давал согласия на такую передачу. Это следует из определения Верховного суда №89-КГ15-5, опубликованного на его сайте.

Суть дела в следующем. Банк по договору цессии уступил ипотечный долг своего клиента, господина Голованова, третьему лицу — ООО «Альянс Ипотека».

Однако Голованов оспорил эту передачу в суде, ссылаясь на 51-й пункт постановления № 17 Верховного суда, в котором суд указывал, что «законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором». Суды двух инстанций поддержали эту позицию. Они указали: «Из кредитного договора не следует, что банк имеет право передать полностью или частично право требования по данному договору лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковской деятельности. ОАО «Альянс Ипотека» не представил доказательств наличия у него такой лицензии».

Однако теперь Верховный суд отменил эти решения нижестоящих судов, смягчив свою прошлую позицию. Он сослался на статью 308 Гражданского кодекса и закон об исполнительном производстве, которые не содержит запрета на переуступку долга.

— Как указывается в определении, после того как кредитору был выдан исполнительный лист, отношения с гражданином-заемщиком регулируются уже не законом о защите прав потребителей, а законодательством об исполнительном производстве. А последнее не содержит каких-либо запретов или препятствий в отношении уступки прав от банка коллекторам, — комментирует партнер юридической компании Sirota & Partners Екатерина Ковалева.

Постановление № 17 было принято Верховным судом в 2002 году. На запрете продажи долгов третьим лицам активно настаивал Роспотребнадзор, который уже много лет с переменным успехом ведет борьбу с коллекторами. И после принятия этого документа многие банки заморозили продажу своих портфелей.

Принятый год назад закон «О потребительском кредите (займе)» разрешил переуступку новых долгов — но в нем речь шла только о потребительских кредитах. Соответственно, на долги, сделанные до вступления в силу закона, а также ипотечные или, например, долги по ЖКХ это положение не распространялось.

Коллекторы восприняли новость ожидаемо позитивно.

— Это решение снимает разночтения и дает недвусмысленное подтверждение правовых оснований профессиональной деятельности по взысканию задолженности при сделках по переуступке прав требований, — отмечает первый вице-президент Национальной ассоциации коллекторских агентств, президент Финансового агентства по сбору платежей Александр Морозов.

— По сути, сложившаяся судебная практика активно поддерживает достаточный правовой статус новых кредиторов — когда речь идет о правах требования по кредиту со стороны таких новых кредиторов, суды чаще всего становятся на их сторону.

На мой взгляд, это важный сигнал того, что все ветви власти ратуют за установление справедливого баланса интересов кредитора, взыскателя и заемщика.

— Продажа долга кредитором отчасти выгодна самому должнику — покупатели задолженности не начисляют проценты, сумма долга, как правило, зафиксирована в договоре цессии перед непосредственной продажей и в большинстве случаев сохраняется на протяжении всего срока работы с данной задолженностью со стороны нового кредитора, — говорит президент «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева. — Вторичные кредиторы нередко более охотно идут навстречу должнику, предлагая реструктуризировать долг. Например, если раньше заемщик был должен банку 100 тыс. рублей, оплатить которые нужно было единоразово, то покупатели задолженности нередко готовы предложить должнику такой платежный план, который будет ему по силам. Нередко такие планы предлагаются на год и более, так что должник получает реальную возможность выбраться из долговой ямы.

Но теперь заемщику нужно быть еще более внимательным при заключении кредитного договора, отмечают юристы.

— Верховный суд особо подчеркнул, что кредитные долги могут быть переданы третьему лицу, не имеющему лицензии на право осуществления банковских операций, — отмечает cтарший юрист юридического бюро А2 Мария Понаморева.

— Заемщикам в случае передачи долга третьему лицу особо следует учитывать такие обстоятельства, как порядок надлежащего уведомления заемщика. Пусть даже «продажа» долга состоялась без участия и согласия заемщика, последний должен быть уведомлен как минимум заказным письмом с уведомлением о вручении.

До сведения заемщика должна быть также доведена информация о размере переданного долга (основная сумма долга и проценты, штрафы по нему).

  • Источник

Бездомные по решению суда: Юрист Кваша о праве забирать единственное жильё у должников

28 апреля 2021, 10:35 — Общественная служба новостей — ОСН

Об этом Общественной службе новостей заявил юрист, эксперт в области банкротства и взыскания задолженности  Дмитрий Кваша.

Конституционный суд РФ отменил полный запрет на изъятие единственного жилья россиян за долги. Решение принято по итогам рассмотрения жалобы жителя Калуги Ивана Ревкова. Он одолжил деньги своей знакомой, но не получил их обратно. За время судебных тяжб сумма долга выросла до 4 млн рублей, а женщина успела приобрести квартиру площадью 110 квадратных метров.

Конституционный суд счел, что «исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, однако не может быть безусловным и требует законодательных корректив». Таким образом, теперь оспариваемая норма ГПК ну будет основанием для полного запрета на изъятие единственного жилья должников.

Дмитрий Кваша пояснил, что сейчас суд сможет изымать «лишние» квадратные метры у должников, однако уточнил, что пока неясно, как их определять.

Забирать у должников последний оплот, его место обитания — это совершенно неправильно

«Скорее это отрицательное решение. Потому что таких хитрецов, которые располагают безумными метрами жилья — не так много. Большая часть населения в принципе за чертой бедности находится. Забирать у них последний оплот права собственности, его место обитания — это совершенно неправильно.

Однако, я не удивлюсь, что наш законодатель пойдёт и дальше развивать эту тему. Раньше мы могли быть уверенны за клиентов, что жильё, которое у них есть, никак не заберут, будь там хоть 100, хоть 200 квадратных метров или дом в 500 квадратных метров.

Сейчас они говорят, что лишь избыточные квадратные метры могут подлежать аресту и изъятию. Но кто и как будет определять эту избыточность? 30 это должно быть или 50 метров? Будет ли разница в регионах? Ведь мы понимаем, что в Москве или Екатеринбурге метраж будет схожий, а цена — различная.

Мы должны подумать о кредиторах, права которых суд должен защищать, но и оставлять ответчика на улице — не совсем правильно.

При этом нельзя исключать и злоупотребления должников, когда некоторые хитрецы набирают кредитов, гасят ипотеку и у них остаётся единственное жильё, которое не может требовать кредитор. Надеюсь на здравый смысл в головах судей», — отметил он.

Ранее Общественная служба новостей сообщала, что сведения о родственниках обанкротившихся должников смогут теперь передавать кредиторам. В частности, речь идет об имеющемся у них имуществе.

В качестве прецедента приводится дело ООО «Сегежа сити». Во время прохождения процедуры банкротства выяснилось, что, помимо самого общества, по одной трети в уставном капитале имели два других руководителя. Сведения об их родственниках как контролирующих должника лиц и запросил конкурсный управляющий.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали. По словам старшего юриста банкротной практики Crowe CRS Анны Сафоновой, ранее загс отказывал в предоставлении таких данных, а суды, в свою очередь, его поддерживали, настаивая на неприкосновенности частной жизни и в связи с тем, что в обязанности управляющего не входит оперативно-разыскная деятельность.

Читайте также:  «Гранель» построит крупный жилой комплекс в Новой Москве

Долг за жилищно-коммунальные услуги может образоваться даже у исправного плательщика

Это может случиться из-за неверных расчетов управляющих домами организаций. Потому нужно знать о новом законе, который запрещает передавать долги жильцов коллекторам; о том, почему человек может узнать о задолженности только после списания денег с его счета, и что делать, чтобы 50% от зарплаты не пошли на уплату платежей, начисленных по ошибке

26 июля Владимир Путин подписал закон, который запрещает передавать коллекторам долги граждан за жилое помещение и коммунальные услуги1. Закон призван оградить должников по жилищно-коммунальным платежам от отношений с коллекторами, которые нередко применяли незаконные и грубые средства взыскания задолженности.

Слово «коллектор» не упоминается в законе, его заменяет многословное понятие – «лицо, осуществляющее деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности». Упрощенно таких лиц можно назвать скупщиками долгов. Обычно это организации.

Наиболее масштабные скупки они производят у банков и микрофинансовых организаций – этим кредиторам всегда кто-то должен, и, как правило, должников достаточно. Много должников может оказаться и у организаций, управляющих многоквартирными домами: управляющей компании, ТСЖ и ЖСК.

В отличие от перечисленных первоначальных кредиторов, для «скупщиков» основным и подчас единственным видом деятельности является взыскание долгов.

Банки и управляющие домами организации, пытаясь воздействовать на должников, обычно ограничиваются грозными письмами, реже – звонками и сообщениями.

Если же эти попытки не возымели успеха, они обращаются в суд, а после получения судебного постановления поручают взыскание долга Службе судебных приставов.

Коллекторы ведут себя более напористо. В их арсенале настойчивые звонки, личные встречи и иные способы побуждения к уплате долга, зачастую граничащие с криминальными.

В 2016 г. был принят закон2, который ограничил способы воздействия на должников, упорядочил и поставил под усиленный государственный контроль деятельность коллекторов.

Однако и после этого общение должников со «скупщиками» было менее спокойным, чем с первоначальным кредитором.

Потому было предложено сократить перечень должников, которые рискуют стать оппонентами коллекторов, исключив из него граждан, не расплатившихся за жилищно-коммунальные услуги.

Подробнее о том, как закон защищает должников, какие права он дает коллекторам и как их ограничивает, что делать, если вы столкнулись с давлением взыскателей долгов, читайте в публикации «Берете кредит – помните о коллекторах».

Расчеты управляющих многоквартирными домами организаций и поставщиков коммунальных ресурсов не всегда точны. Поэтому не исключено, что исправный плательщик может ошибочно оказаться в списке должников.

Если гражданин быстро обнаружил неточность – проблем обычно не возникает. Достаточно провести сверку с начисляющей платежи организацией. Сложности появляются, когда возникает спор о размере платы. В этом случае разрешать его придется путем обращения в жилищную инспекцию или в суде.

Но иногда человек, не знавший о наличии задолженности или не согласный с ее размером, вдруг узнает, что долг с него будут взыскивать в принудительном порядке. В такой ситуации можно попробовать добиться отмены судебного акта, на основании которого осуществляется взыскание.

Чтобы определить последовательность действий, нужно прежде всего уяснить, что в российском гражданском процессе есть несколько видов производств. Всем хоть что-то известно об основном – исковом производстве.

При нем суд выносит решение после заслушивания сторон и исследования представленных ими доказательств.

Если суд пришел к выводу, что задолженность есть, а аргументы ответчика неубедительны, его решение можно обжаловать в вышестоящий суд.

В исковом производстве решение может быть вынесено без участия ответчика – например, если он не пришел на почту за поступившим на его имя заказным письмом из суда, не явился в судебное заседание.

Когда выносится заочное решение, ответчик вправе просить о его отмене этот же суд – такие заявления, если они поданы не слишком поздно и хоть как-то обоснованы, обычно удовлетворяются.

Если же суд сочтет необходимым при неявке ответчика вынести обычное, а не заочное решение, обжаловать его придется в вышестоящую судебную инстанцию.

Однако долги за жилищно-коммунальные услуги взыскиваются в приказном судебном производстве. Оно существенно отличается от традиционного.

Должнику не сообщают о поданном в суд заявлении, его не вызывают в судебное заседание.

Судья изучает только документы, представленные взыскателем – управляющей компанией, и выносит судебный акт о взыскании – судебный приказ. После этого приказ высылается должнику.

Кажущаяся несправедливость такого положения компенсируется правом должника без всяких обоснований возразить против исполнения приказа в десятидневный срок с момента его получения. Это влечет безальтернативную отмену судебного акта.

Проблемы возникают в основном тогда, когда должник, не получивший своевременно письмо с судебным приказом, узнает о его вынесении от пристава-исполнителя или уже после снятия денег со счета. В такой ситуации следует подать в суд, вынесший приказ, заявление о его отмене.

К нему необходимо приложить ходатайство о восстановлении срока для подачи заявления об отмене судебного приказа. В ходатайстве надо обосновать, почему это заявление не подано вовремя (например, человек находился в отъезде и не получил письмо из суда, болел и т.п.).

Если суд сочтет причину пропуска срока уважительной, он отменит приказ, и исполнительное производство прекратится.

Кредитор передает судебный приказ о взыскании задолженности или исполнительный лист (такой документ выдается на основании решения суда о взыскании) в Службу судебных приставов. Ее задача состоит в исполнении предписанного судом.

Алгоритм действия судебных приставов-исполнителей достаточно прост: они запрашивают сведения об открытых в банках счетах должника, о доходах, с которых уплачиваются налоги и взносы, об имуществе (недвижимости, транспортных средствах).

Если будет найден банковский счет, деньги спишут с него. Если обнаружат источник дохода – пристав может поручить организации или физлицу, которые выплачивают должнику деньги, удерживать с поступающих сумм до 50%. Найденное имущество должника может быть продано с торгов.

Впрочем, это не касается малоценного имущества стоимостью меньше нескольких десятков тысяч рублей. Его реализация неэффективна. Не может быть продано и слишком ценное имущество, стоимость которого несоразмерна с суммой долга.

Например, из-за долга в 50 тысяч рублей вряд ли будут продавать дом. Однако арестовать это имущество все же могут.

При любой сумме долга нельзя отобрать у должника единственное жилое помещение. Исключение составляют случаи, когда жилье заложено в обеспечение уплаты этого долга. Но применительно к долгам за жилищно-коммунальные услуги такой казус почти немыслим.

Кроме того, пристав может запретить должнику выезд за границу (подробнее об этом читайте в публикации «Из-за долга более 10 тыс. руб. не выпустят из России»).

Если пристав не найдет у должника деньги или имущество, он окончит исполнительное производство. Но долг от этого не исчезнет – кредитор сохранит право на возбуждение исполнительного производства. И так до бесконечности, пока у должника не появятся деньги или кредитор не прекратит попытки их получить.

Есть несколько способов прекратить или на время приостановить принудительное взыскание: отсрочка или рассрочка уплаты и банкротство. Но нужно понимать, что первый способ окажется более простым, в то время как процедура банкротства дорога, длительна и сложна, поэтому использовать ее для избавления от небольших долгов нецелесообразно.

Суд может отсрочить или рассрочить исполнение решения по заявлению должника (ст. 203 ГПК РФ). Однако суды пользуются этим полномочием экономно, и вероятность удовлетворения подобной просьбы крайне мала. Управляющие домами организации зачастую оказываются более милосердны и соглашаются на выплату суммы задолженности посильными частями на протяжении разумного срока.

1 Федеральный закон от 26 июля 2019 г. № 214-ФЗ «О внесении изменений в статьи 155 и 162 Жилищного кодекса Российской Федерации и статью 1 Федерального закона “О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон “О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях”».

2 Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон “О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях”».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *