В центре Петербурга реконструируют историческое здание

Смольный, у которого нет денег, инвесторы, у которых деньги есть, и горожане, которые почти всегда против, составляют треугольник раздора, блокирующий любые градостроительные инициативы в историческом центре Петербурга. Памятники и рядовая застройка рискуют не дождаться реновации, реставрации, инвестора и внятной программы развития, если сегодня все стороны не сядут за стол переговоров.

«Фонтанка» все же усадила за круглый стол три стороны процесса, которые никак не могут договориться.

Сергей Макаров

председатель комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников (КГИОП)

Красимир Врански

лидер движения «Красивый Петербург»

Алексей Белоусов

генеральный директор СРО А «Объединение строителей Санкт-Петербурга»

Эдуард Тиктинский

президент Группы RBI

Дмитрий Панов

генеральный директор ГК «Доверие»

Вячеслав Семененко

генеральный директор «Мастер Девелопмент»

Николай Пашков

генеральный директор Knight Frank

Екатерина Тейдер

директор направления девелопмента Becar Asset Management

При сохранении нынешней ситуации, то есть при бездействии, город может потерять десятки и сотни объектов в ближайшие десятилетия. Три года назад «Фонтанка» уже собирала экспертов поговорить на эту тему. Причем, частично тех же. Срочное спасение центра не вызывает вопросов, а вот как к проблеме подступиться — ломали голову и тогда, и сейчас.

Для начала центру нужен «диагноз», то есть полновесное обследование. Сегодня никто толком не представляет, как обстоят дела на самом деле. Как рассказал генеральный директор «Мастер Девелопмент» Вячеслав Семененко, последние масштабные исследования центра прошли еще при советской власти и в недостаточном объеме. За последние десятилетия здания моложе не стали, но о реальном их состоянии сегодня никто не знает. А раз город не владеет информацией, то и управлять ситуацией не может.

–У любого большого обследования есть срок годности, – говорит председатель комитета КГИОП Сергей Макаров. – В советское время здание обследовали, всех жителей выселяли, ставили дом на капремонт, зачастую варварский, и заселяли обратно. Этот опыт экстраполировать на современность невозможно.

Во-первых, из-за множества собственников и бюрократии, во-вторых – из-за неумения вести дискуссию, у нас возникает скандал по любому объекту. Обследовать тотально все нет смысла, вопрос надо решать поквартально, потому что различные локации в центре имеют свою специфику.

При этом работать с единичными памятниками – все равно что во рту, где полно гнилых зубов, вылечить один зуб и хвастаться им.

– Советский опыт небесполезен, – считает президент Группы RBI Эдуард Тиктинский. Тогда обследования и реконструкцию проводил специальный трест, но из 10–11 тысяч исторических зданий даже при полной поддержке властей за 30–40 лет охватили только треть. С того капремонта уже 50 лет прошло, и эти здания снова в зоне риска. Эксперты сходятся в мысли: если мы действительно заинтересованы в том, чтобы дома центра не начали складываться, как карточные домики, необходимы воля первых лиц города и страны, федеральное финансирование, разъяснительная работа с гражданами. И последняя часть, возможно, самая сложная в этой формуле.

У кого получилось

Мир знает немало удачных примеров освоения потерявших актуальность исторических объектов или бывших промышленных площадей в центре. Самые известные из них стали новыми визитными карточками городов, привлекли турпоток и инвестиции, подарив новую жизнь памятникам. Один из таких примеров- Венские Газометры Бывшие газгольдеры в венском районе Зиммеринг, оставшиеся не у дел после перехода города со сжиженного на природный газ, нашли новое применение в 1995 году. Уникальные объекты промышленной архитектуры конца 19 века в виде огромных башен переоборудовали под жилье, общежития, магазины, зеленые зоны и наполнили культурной программой – все это создало новый центр притяжения на окраине столицы Австрии. В центре Петербурга реконструируют историческое здание Договариваться с людьми будет непросто. Генеральный директор СРО А «Объединение строителей Санкт-Петербурга» Алексей Белоусов подтвердил – в городе активна категория людей, которые против всего в принципе, тормозя этим любой диалог. А глава КГИОП рассказал, что подобные настроения уже влияют на инвестклимат в городе – бизнесмены все чаще боятся предлагать свои проекты в центре, потому что люди «точно выйдут и будут кричать».

Лидер движения «Красивый Петербург» Красимир Врански объясняет позицию общественников:

— К бизнесу и чиновникам нет доверия. Непрозрачность и закрытость городского инвестиционного процесса порождает подозрения в очередном «распиле». Поэтому люди не хотят разговаривать. И власть ни с инвесторами, ни с людьми не хочет вступать в диалог. Но все равно надо идти и говорить. Диалог этот может организовать бизнес.

У кого получилось

Автомобильный гараж фирмы Крюммеля, Санкт-Петербург.Реконструирован под деловой центр при строительстве дома на Большой Посадской улице.Бывшая шахта грузового лифта, который поднимал старинные авто в их боксы, стала атриумом. На самом верху появилась обзорная терраса. А на первом этаже разместился современный автомобильный паркинг, в чем есть некая преемственность. В центре Петербурга реконструируют историческое здание

фото предоставлено Группой RBI

О подобном опыте рассказал Эдуард Тиктинский, чья компания реализует девелоперский проект на территории Левашовского хлебозавода: –Наш проект не просто соблюдал, но был даже жестче показателей, прописанных в нормативах, но все равно некоторые активисты выступали «против». Мы привезли к нам на объект Михаила Пиотровского, Всемирный клуб петербуржцев, депутатам проект показали, общественникам, всем тем, кого это волнует. Это очень эмоционально затратная история, но в любом случае нужен диалог. Мы объясняли, презентовали и добились понимания конструктивной части градостроительного сообщества, – говорит эксперт. – Это важный вопрос – с кем мы говорим? Сейчас любой человек, абсолютно не имеющий квалификации, может «топить против» и будет поддержан. У них есть ресурс остановить проект, но нет ресурса что-то сделать и понимания, что делать. И все же, по словам Тиктинского, он не видит другого выхода, кроме попытки договориться: «Плюс у власти должна быть воля. В конце концов, она для того и выбрана».

У кого получилось

«Машины острова Нант» (Les Machines de l'île), Нант, Франция Коллекция гигантских механических скульптур в городе Нант – художественный проект на месте бывших складов на верфи. Решение о постройке было принято администрацией в рамках модернизации территории в 2004 году, а торжественное открытие состоялось в 2007 году. Сегодня это туристический и культурный центр, нечто среднее между музеем и парком аттракционов. В центре Петербурга реконструируют историческое здание

– Я тоже был общественником, пока не начал разговаривать с людьми, пообщался немного с инвесторами и понял, что они такие же петербуржцы, город тоже их дом. Поэтому нужна единая для всех повестка сохранения центра, которую мы все будем продвигать и доносить до каждого. Пусть ее озвучивают губернатор, депутаты, чиновники, общественники, – заметил Врански.

Генеральный директор ГК «Доверие» Дмитрий Панов предложил создать согласительную комиссию из представителей бизнеса и общественности. Сергей Макаров напомнил, что для крупных проектов есть совет по сохранению культурного наследия, который вполне справляется со своими функциями.

Вячеслав Семененко предположил, что для решения этой проблемы городу нужен некий моральный авторитет: «У нас дискуссии идут на уровне ЗакСа, на уровне правительства, общественников, и все стороны не согласны друг с другом.

Была попытка собрать большой совет по градостроительной деятельности при губернаторе из экспертов, общественников, инвесторов – может быть, он мог бы стать таким авторитетом».

У кого получилось

Электростанция Battersea, Лондон Культовое промышленное сооружение, изображенное на одном из альбомов Pink Floyd, прекратило производство электроэнергии в 1983 году. Сейчас вокруг него – знаменитый жилой район Battersea со своим парком, прудами и зоопарком. Потенциал для жилого строительства и коммерческого освоения огромен – инвестирование и развитие района продолжается. Здание электростанции сохранено и переоборудовано под многофункциональный комплекс. В центре Петербурга реконструируют историческое здание Существует ли сегодня работающий рецепт, как остановить разрушение центра? По словам Тиктинского, чтобы в Петербурге реконструировать тысячи зданий, необходим федеральный закон. Первый шаг – донести до первого лица страны понимание реальной угрозы: разрушается столько-то зданий, их запас прочности такой-то, и, если немедленно ничего не предпринять, мы эти здания потеряем. Тогда есть шанс, что реконструкцию заложат в федеральные законы – для первых лиц это станет приоритетом и проект дойдет до Госдумы. Затем потребуется какая-то доля федерального финансирования, а на следующем этапе надо договариваться с людьми и формировать в регионе соответствующий инвестклимат. Ведь за федеральные деньги всего не сделать. Альтернативный путь – начинать с региональных законов. На вопрос, как наладить взаимодействие между городом бизнесом и градозащитниками, за круглым столом прозвучал пессимистичный ответ: в действующей нормативной базе – никак. И глава КГИОП, и представители бизнеса согласились, что нормативы надо менять. Часто требования, например, к инсоляции, паркингам, озеленению противоречат друг другу, и соблюсти их все одновременно при реконструкции объектов в центре невозможно: «Ну не будет в третьем дворе никогда соблюдена норма инсоляции – солнце так не светит, как написано в справочнике», – добавил Макаров. Справиться можно и силами города, причем уже сейчас – поменять региональные нормы градостроительного проектирования, разработать отдельные нормы для исторического центра и отразить в них особенности разных центральных локаций.

Читайте также:  Зона платной парковки в Москве значительно расширится до конца года

У кого получилось

Газгольдер на Заозерной улице, Санкт-Петербург. При строительстве нового жилого дома реконструирован и отреставрирован с использованием аутентичных облицовочных материалов, с восстановлением исторических оконных проемов. Внутри, с небольшим отступом от исторических стен, сооружены конструкции многоярусного автомобильного паркинга. В центре Петербурга реконструируют историческое здание

фото предоставлено Группой RBI

–Несколько раз мы предлагали– давайте поделим эти нормы хотя бы на крупные блоки, а то сегодня для центра, Пушкина и Курортного района они одинаковы. Но чиновники реально не хотят этого делать… Если даже на уровне города мы подстроиться под центр не можем, о каком федеральном законе тогда говорить? – говорит Алексей Белоусов. Его поддержали генеральный директор Knight Frank Николай Пашков и Вячеслав Семененко. Центр стоит разделять на группы кварталов по типу – например, престижные, менее престижные, промышленные, с большой долей памятников и т.д., и по каждому отдельно принимать решение и разрабатывать сценарий. Центр настолько большой, что с одними мерилами нельзя подходить и к Дворцовой площади, и к его непарадным районам. К тому же, жесткие охранные ограничения мешают инвесторам найти памятнику применение после реконструкции. – Сложно приспособить объект с доминирующим количеством залов под современное использование, даже если он достался тебе за рубль, – говорит Дмитрий Панов. – Мне кажется, стартовый шаг – работа с охранными грамотами.

У кого получилось

Район HafenCity, Гамбург Говорят, что гамбургский архитектурный комплекс HafenCity не имеет мировых аналогов. На территории бывшего порта площадью 155 га построен новый район на сваях с частичным сохранением старых портовых объектов. Несмотря на то, что его строительство не закончено, район уже стал одним из самых престижных для жизни и культурного досуга. В центре Петербурга реконструируют историческое здание Так или иначе, все идет к тому, что жизнь в центре потребует от горожан вложений либо переезда. Хочешь жить в центре – придется чем-то пожертвовать ради комфорта. Только вот убедить в этом собственников – долгий процесс.

– Во всем мире жить в историческом центре – недешевое удовольствие, и бремя ответственности за здания лежит на собственниках, которые должны вложить деньги, – говорит Николай Пашков.

– А много ли у нас собственников готовы вкладываться? Нужна структура, уполномоченная как общаться со всеми сторонам, так и взять на себя ленд-девелопмент.

Инвесторам эта сложная работа с непредсказуемыми рисками не нужна – они ждут готовый, упакованный проект.

По мнению же Семененко, в большинстве исторических городов Европы городов жилье для центра – это все-таки первоочередная функция. Если застроить все бизнес-центрами, мы получим мертвую зону, откуда люди переезжают на окраины. Но, в любом случае, очевидно – без совместной работы и частных денег проблему исторического центра в Петербурге не решить.

У кого получилось

Водонапорная башня Охтинской бумагопрядильной мануфактуры, Санкт-Петербург. Отреставрирована при строительстве дома и сохранена как памятник. Для этого башню перенесли на новое свайное основание, методом инъектирования укрепили фундаменты. Нижняя часть сооружения, исторически встроенная в корпус мануфактуры, получила новый штукатурный фасад, оформленный оригинальным граффити. Исторические чугунные колонны перенесены из производственных корпусов и выполняют декоративную функцию.

фото предоставлено Группой RBI

– Объем проблематики по центральным районам накопился такой, что комплексно решить его возможно только с привлечением частного финансирования, для бюджета это слишком большая нагрузка, – добавила директор направления девелопмента Becar Asset Management Екатерина Тейдер. – Однако понимание этой ситуации лишь витает в воздухе. Специфика проектов, представляющих историческую ценность, такова, что много аспектов замыкается на экспертном мнении, а это – субъективный фактор. Дискуссии по таким проектам долгие, с очень разными мнениями – это абсолютно нормально. Позиция города по подобным и проектам должна быть принципиальной – если бизнес это поймет, то инвестклимат, возможно, улучшится. В итоге все согласились – идея спасения исторического центра, какой бы утопичной она пока ни казалось, общими усилиями может быть осуществима. Начать стоит с разделения центра по зонам с отдельным сценарием для каждой, также смягчить некоторые нормативы. А дальше работа с людьми практически в ручном режиме – донести, объяснить, показать… Единичные удачные примеры инвестпроектов в исторических объектах в городе есть. Осталось превратить этот опыт в работающую схему.
Анна РомановаКорректор: Оксана АхмитзановаФотограф: Михаил ОгневКуратор: Ольга КарпусьВерстка: Татьяна Сорокина

Легендарное здание в центре Петербурга станет отелем :: С.-Петербург :: РБК

Главгосэкспертиза одобрила проект приспособления здания Ленэнерго на Марсовом поле под гостиницу

В центре Петербурга реконструируют историческое здание

Интерпресс / PhotoXPress.ru

Главгосэкспертиза России выдала положительное заключение по проекту приспособления исторического здания Ленэнерго на Марсовом поле для современного использования.

Здание с трагической судьбой

Здание на Марсовом поле, 1 является образцом классицизма. Строилось оно с использованием уже существовавших на этом месте зданий с 1817 по 1821 годы по проекту архитектора В.П. Стасова для казарм лейб-гвардии Павловского полка.

Протяженность фасада составляет 155 м, само здание занимает участок между Марсовым полем, набережной Мойки, Аптекарским переулком и улицей Миллионной. Полк располагался на Марсовом поле до расформирования в 1918 году, после революции здание разграбили, снимали даже двери и рамы, там поселились беспризорники.

Только спустя 10 лет здание передали конторе «Электротока», впоследствии — Ленэнерго.

Также на Марсово поле, 1 в разные годы петербуржцы ходили на почту, в детский сад, там располагалось издательство «Энергия» и инспекция по качеству торфа. Во время Великой Отечественной войны в подвале дома энергетиков устроили бомбоубежища, а вдоль фасадов поставили бойницы, пулеметные гнезда и снайперские пункты.

В здание трижды попадали большие снаряды. Так, в ноябре 1941 года в северное крыло здания упала 250-килограммовая фугасная бомба, она пробила насквозь три этажа, но взорвалась только через полтора часа. Перекрытия обвалились, но чердачные металлические балки выдержали. Фасадная стена выгнулась наружу, и по ней пошла трещина.

Здание отреставрировали сразу после войны.

Отель с культурным наследием

Объектом культурного наследия федерального значения его признали в 2010 году. После переезда энергетиков на площадь Конституции в Московском районе оно пустует.

Сначала в Смольном планировали передать его под архив Русского музея, однако позже чиновники отказались от этого варианта.

В 2016 было получено первое положительное заключение по проекту приспособления здания под гостиничный комплекс.

Однако позже в проект внесли изменения. Сейчас Главгосэкспертиза одобрила доработанный проект. Документацию подготовили специалисты архитектурного бюро «Студия 44» Никиты Явейна.

Скорректированный проект предусматривает устройство автостоянки в подземной части здания, создание атриума в среднем дворе комплекса с помощью стеклянных конструкций — там разместят обеденные залы ресторанов и зоны отдыха на территории более 1 тыс. кв. м. В южном дворе построят конференц-зал на 200 мест — так же с помощью прочного стекла.

Еще один зал разместят во флигеле по Аптекарскому переулку. Во флигелях также разместятся рестораны и спа-центр. Гостиничный фонд небольшой — 117 номеров на 1-3 комнаты и 52 многокомнатных апартамента. По проекту на работы отводится 5 лет.

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

В сентябре 2018 года Смольный продал с торгов 42 квартиры общей площадью 2,6 тыс. м2 в расселенных домах 22 и 24 на ул. Шкапина. Дом 22 купило ООО «Ленинградская строительная компания», дом 24 — ИП Константин Тимофеев. Здания подлежали «реконструкции под жилые цели».

В 2019 году в домах начался капремонт, который сейчас завершается. Фасад и габариты зданий не меняются, но существовавшие прежде квартиры дробятся на студии площадью около 25 м2.

«Сначала мы провели работы по устранению аварийности, поменяв там все, что было необходимо, а потом уже перепланировали под квартиры другой площади», — рассказал «ДП» Тимофеев.

Размер квартир, по его словам, был выбран самый ликвидный.

По информации Тимофеева, у соседей на ул. Шкапина, 24, подход примерно тот же. Закончить работы, включая благоустройство, планируют к лету.

Прецедент

Когда инвестору приходится самому расселять историческое здание, он, как правило, может достичь выгоды только в случае реализации квартир в высоком классе или в случае существенного увеличения площадей (например, при надстройке), прокомментировал гендиректор Knight Frank St Petersburg Николай Пашков.

Если же здание расселяется городом, дом можно не надстраивать, а квартирографию диктует место. Студии для девелопера — это выгодный товар, так как стоимость квадратного метра в студии выше, чем в трехкомнатной квартире, добавила директор департамента жилой недвижимости Colliers International Елизавета Конвей.

Но других примеров, когда здание в центре или даже в новых районах целиком делится на студии, опрошенные «ДП» эксперты не помнят. Руководитель консалтингового центра «Петербургская недвижимость» (Setl Group) Ольга Трошева упомянула лишь апартамент–отели (то есть формально гостиницы) Start (застройщик ПСК), Vertical We&I (NAI Becar), Zoom Apart (ФСК).

Читайте также:  Закон о запрете хостелов в жилых домах заработает осенью

«Отдельные умельцы выкупают коммунальные квартиры, делят их на студии и делают из них мини–общежития», — говорит Пашков. Такая переделка в основном сводится к разводке коммуникаций и устройству отдельных туалетов.

Подобные перепланировки сейчас популярны и даже могут быть согласованы (для организации новых «мокрых зон» реконструируемая квартира должна находиться либо на первом этаже, либо над нежилыми помещениями вроде магазинов).

И все же получившиеся студии в таких случаях, как правило, продаются как доли в коммуналке.

Не назвать щадящей

Градозащитники обычно приветствуют капитальный ремонт исторических домов с сохранением их облика и габаритов (тем более что примеров, когда бы это делал бизнес, не так много, обычно восстановление аварийных зданий происходит по городской программе «Молодежи — доступное жилье»).

Но перестройку с дроблением квартир не назвать щадящей, полагает заслуженный архитектор России доцент СПбГАСУ Владимир Линов. Чтобы разбить большую квартиру на полноценные студии, как правило, нужно сделать полную перепланировку с устройством новых лестниц, отметил он.

«Необходимо, чтобы от лестницы отходил заново созданный межквартирный коридор, а это требует устройства новых капитальных стен», — пояснил Линов. Новые стены должны опираться на новые фундаменты.

А устройство стен с фундаментами — это, по сути, полная перестройка старого здания.

«Конечно, это нельзя расценивать как хороший путь для реконструкции исторического центра. Это может быть какой–то исключительный случай аварийного и малоценного здания, которое способно выдержать такую мощную перепланировку», — уверен Линов.

Вопросы к контингенту

Эксперты отмечают, что помимо градостроительного аспекта в подобных домах, состоящих сплошь из небольших квартир, есть еще и социальный. «Безусловно, комфорт проживания в проекте, состоящем из одних студий, снижается.

Однако в домах на улице Шкапина этот фактор нивелируется тем, что здесь всего пять жилых этажей, и число жильцов будет не так высоко, как в многоэтажной застройке», — рассуждает Конвей.

Пашков уточняет, что в студиях складывается «довольно своеобразный» контингент: очень много арендаторов и очень частая их сменяемость, что не лучшим образом сказывается на общедомовом имуществе и общем износе дома. Но действительно, это больше характерно для очень больших домов.

В студиях селятся малые семьи, как правило бездетные, добавляет Линов, и «это не такая структура населения, которую хотелось бы видеть поголовно во всех концах исторического центра».

Архитектор отметил, что он лично за такой проект не взялся бы. К тому же, по словам Конвей, одним из существенных минусов студий является низкая освещенность такого жилья, что особенно заметно в студиях–пеналах. Однако на ул.

Шкапина, 22, у большинства студий предусмотрено два или даже три окна, что улучшает ситуацию с освещением помещений.

«Странно, почему эти дома не продаются с предложением сервиса для инвесторов по сдаче в аренду — по аналогии с сервисными апартаментам, тем более что наиболее логичной при данной квартирографии и расположении объекта выглядит именно сдача студий в аренду», — задается вопросом Пашков.

Люди сами видят

Сам застройщик проблемы в малометражных квартирах не видит. «У нас таких опасений нет, потому что мы это продаем на рынке. Люди видят планировки этажей и приходят, смотрят, платят деньги и понимают, за что они платят», — парирует Тимофеев.

Районная администрация, по его сведениям, проектами довольна (поскольку в любом случае новая функция домов не сравнится с тем состоянием, в котором они пребывали до покупки). «Они (власти. — Ред.) не видят проблемы в том, что появятся студии. Для них главное — что дом возвращается в жилой фонд. Там живут нормальные люди, которые купили квартиры за деньги», — говорит предприниматель.

В ближайшее время он планирует приступить к капитальному ремонту следующего дома. Это дворовой флигель на ул. Шкапина, 24Б. Его тоже купили с торгов.

Противоположный пример реновации представлен здесь же, на ул. Шкапина, — это жилой комплекс «Панорама 360» (застройщик «Главстрой»). При строительстве этого объекта старая застройка была снесена, возведены новые дома с более разнообразной квартирографией. Зато весьма дешевой архитектурой, вызвавшей много критики.

Как перестраивают исторические дома под видом реконструкции: 6 испорченных зданий Петербурга

В историческом центре застройщики часто используют одинаковый приём: обещают отреставрировать доведённого до аварийного состояния здание, сохранив исторический облик, но полностью его сносят и реконструируют по собственному проекту. Обычно увеличивается высотность, появляются дополнительные элементы, а фасад воссоздаётся некачественно либо не воссоздаётся совсем.

Почему раз за разом происходит уничтожение памятников архитектуры и появляется то, чего не было в первоначальном проекте? Рассмотрим несколько спорных примеров из исторического центра.

Ренессанс Правда

Типография и издательство газеты «Правда» была построена в стиле сталинского классицизма. После объявления проекта реконструкции комитет по градостроительству обязал сохранить фасад со стороны Херсонской улицы.

Издательство до реконструкции.

Издательство до реконструкции.

Фасад действительно был сохранён, а всё остальное здание снесено. Над исторической частью 30-х годов возвысилась массивная стеклянная надстройка, которая продолжается далее вдоль Исполкомской улицы.

Проект менялся уже в ходе строительства, после чего увеличилась площадь будущего бизнес-центра — как раз за счёт стеклянной надстройки.

В этом случае сохранность фасада имела скорее номинальный характер, потому что облик самого здания полностью изменился.

Стоит отметить, что не только сам бизнес-центр находится в гармонии с исторической средой. Что же касается настоящего времени, технически совершенный, этот офисный центр стал не только украшением исторического района, но и штаб-квартирой для многих крупных компаний.Из описания бизнес-центра.

Тк «невский центр» на невском проспекте

Для строительства «Невского центра» снесли целых три исторических здания. Дома якобы считались аварийными, а застройщик пообещал воспроизвести фасады.

И снос памятников архитектуры в самом центре города, и получившийся проект вызвали большой скандал. Во-первых, была превышена высотность, которая обсуждалась до строительства. Дополнительные несколько этажей под стеклянной крышей искажают архитектурный ансамбль и не предусматривались проектом. Во-вторых, фасады были воссозданы некачественно, первоначальный декор воспроизведён лишь частично.

Фото с сайта https://sanktpeterburg.bezformata.com/

Фото с сайта https://sanktpeterburg.bezformata.com/

Сразу после завершения строительства комплекс был признан градостроительной ошибкой. С этим согласилась даже Валентина Матвиенко:

Последнее здание, построенное при мне на Невском проспекте, Стокманн, превысило высоту. Специалисты и архитекторы одобрили проект, поэтому он получил жизнь. Это в первую очередь ответственность архитекторов и тех, кто принимал решение. Руководитель ведь не может единолично решать такие вопросы. Но часть вины на мне, безусловно, есть, так как я была губернатором.Валентина Матвиенко, 2012 год.

«Парк Инн Невский»

Дом первой половины XIX века и особняк Ананьиной являлись выявленными памятниками архитектуры, но были лишены этого статуса по неизвестным причинам прямо перед сносом. Интересно, что оба здания являлись остатками старинной усадьбы и были самым старыми памятниками района. Сейчас такой снос считался бы незаконным.

Здания просуществовали до 2005 года.

Здания просуществовали до 2005 года.

Архитекторы даже не пытались вписать новое здание в историческую среду: 8-этажная гостиница с избыточным декором заняла всё пространство между Невским проспектом и Гончарной улицей.

Превышение высотности нарушило композицию площади Восстания, и теперь за фасадом исторического дома виднеется стена гостиницы.

Бизнес-центр у БКЗ

Дом начала XIX века отдали застройщику под реконструкцию с обязательным сохранением фасада. В процессе строительства проект сильно изменился, и в итоге за воссозданным фасадом появился минималистичный остеклённый бизнес-центр.

Можно по-разному относиться к современной архитектуре в центре города, но в этом случае стоит признать, что авторы проекты не пытались вписаться в историческую среду — задумка заключалась в контрасте старины и современности.

Фотография с citywalls.ru

Фотография с citywalls.ru

Может быть интересно: Есть ли хорошая современная архитектура в Петербурге?

Отель «Введенский»

Первоначально Введенская гимназия на Большом проспекте П.С. была отдана под реконструкцию. Однако от исторического здания практически ничего не осталось, и оно было полностью перестроено под гостиницу.

Однако больше поражает пристройка, которая больше похожа на отдельное высокоэтажное здание. 9-этажный корпус выстроен на месте бывшего двора и композиционно нарушает архитектурный облик застройки Большого проспекта. Складывается ощущение, что оно было построено исключительно для увеличения площади и без архитектурных изысков.

«Банк России» на Ломоносова

Корпус на Ломоносова должен был воспроизводить фасад снесённого доходного дома. Однако нынешнее здание лишь отдалённо напоминает утраченный памятник.

Кроме того, архитекторы ставили перед собой задачу синтеза современного и классического стиля. Но осуществлённый переход сложно назвать плавным, наоборот, контраст сразу бросается глаза.

Многие критиковали комплекс за сплошное остекление и использование нетипичных для центра материалов, из-за чего здание выделяется на фоне соседних построек.

Историческая фотография до сноса.

Читайте также:  5 фактов о стиле модерн (ар-нуво)

Историческая фотография до сноса.

Есть и положительные примеры реконструкции, которые не меняют исторический облик Петербурга. Например, бизнес-центр Quattro Corti на Почтамтской, 3, где за отреставрированными фасадами скрывается современная архитектура, которая не видна с улицы.

Но пока чаще мы видим негативные примеры, где сохранение фасада — это формальное выполнение указа комитета градостроительства. Над ним вырастают большие надстройки, которые неестественно смотрятся в центре Петербурга.

А как вы относитесь к таким реконструкциям?

Спасибо, что читаете, и подписывайтесь на канал, чтобы видеть больше публикаций.

Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры

По основной программе КГИОП на реализацию мероприятий по сохранению, государственной охране и популяризации объектов культурного наследия, расположенных на территории Санкт‑Петербурга, в 2019 году было выделено 2 289,8 млн. руб.

Завершена реставрация церкви Апостола Петра в Лахте. Работы по реставрации  объекта проводились за счет средств бюджета Санкт‑Петербурга по программе КГИОП. С 2017 по 2019 гг. выполнялись работы по реставрации храма и восстановлению колокольни. Общая стоимость работ составила 191 млн. руб.

Отреставрированы интерьеры дворца Юсуповых на набережной реки Мойки, 94. В 2019 году работы проводились на Половине молодых и в Буфетной Домашнего театра. Объем финансирования работ за счёт средств бюджета Санкт‑Петербурга составил 120,9 млн. рублей.

Завершена реставрация объекта культурного наследия  регионального значения «Особняк Гаусвальда с тремя службами, участком парка и оградой» на Каменном острове, проводившаяся за счет средств собственника.

Всемирный клуб петербуржцев по итогам «Круглого стола по эстетике городской среды» включил Буддийский храм в «Белую книгу». Было отмечено качество реставрационных работ, проведенных под контролем КГИОП специалистами ООО «Возрождение Петербурга», а также работа молодых художников, выпускников Санкт‑Петербургской государственной художественно-промышленной академии им. А.Л. Штиглица.

Реставрация объекта культурного наследия федерального значения «Храм буддийский» проводится по поручению Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. В 2015 году храм был включен в реставрационную программу КГИОП.

Всего с 2015 по 2019 годы по программе КГИОП из бюджета Санкт‑Петербурга на реставрацию храма было выделено более 310 млн. рублей.

 Завершилась реставрация фасадов дачи Ф.В. Громова в Лопухинском саду. Реставрация здания ведётся с 2016 года по программе КГИОП за счёт средств бюджета Санкт‑Петербурга. Деревянная дача не эксплуатировалась с 2009 года, что привело к значительному ухудшению состояния фасадов и отделки интерьеров.

Завершилась реставрация восточного фасада Казанского собора(со стороны канала Грибоедова). Работы длились два года. Работы проводились по программе КГИОП за счёт средств бюджета Санкт‑Петербурга, выполняли специалисты ООО «ПСБ «ЖилСтрой». Финансирование за период 2018-2019 гг. составило 60,5 млн. рублей.

Во время реставрации интерьеров Нижнего храма Церкви Благовещения на Васильевском островеобнаружена уникальная живопись.

Она представляет собой изображение Новозаветной Троицы в центральной части алтарного свода (в технике «масло по штукатурке») и изображение архангела на лицевой поверхности подпружной арки.

Изображение архангела уникально – это редкий пример живописного изображения, выполненного в традициях «гризайль», но принципиально иной – масляной, а не темперно-клеевой технике (предположительно, первая треть XIX века).

Подобная живопись к настоящему времени не обнаружена ни в одном из храмов Санкт‑Петербурга.

Отреставрированы скульптуры южной и северной Ростральных колоннансамбля Стрелки Васильевского острова. Скульптуры у подножий колонн, высеченные из пудостского туфообразного известняка, символизируют четыре великих реки России – Неву, Волхов, Волгу и Днепр.

Работы по реставрации скульптур начались в середине мая 2019 года. Меценат проекта – Союз предприятий топливно-энергетического комплекса «Газовый Клуб».

В интерьерах церкви Богоявления на Гутуевском острове в течение 2019 года продолжались работы по раскрытию уникальной авторской живописи. В 2019 году на реставрацию интерьеров храма из средств бюджета Санкт‑Петербурга по программе КГИОП выделено 37,1 млн. руб. Всего с 2000 по 2019 годы на реставрацию храма из бюджета Санкт‑Петербурга выделено порядка 340 млн. руб.

19 июня состоялось открытие Банковского моста с грифонами после реставрации с участием губернатора Санкт‑Петербурга А.Д. Беглова.

Скульптуры грифонов впервые за историю их существования с 1826 года были демонтированы, а реставрация (январь 2017 – май 2018) выполнялась в условиях мастерской.

Монтаж на историческое место и нанесение финишного покрытия производился с 13 мая 2019 до 5 июня 2019 года.

Реставрацию грифонов провели специалисты ООО «Реставрационная мастерская “НАСЛЕДИЕ”» в соответствии с согласованной научно-проектной документацией  под контролем КГИОП.

16 ноября прошел уличный спектакль-флешмоб «#ТОЛЬКОБЕЗРУК»в защиту Банковского моста от вандализма. По сценарию крылатая богиня возмездия Немезида встала на охрану грифонов, сопровождающих её колесницу согласно греческому мифу, и покарала варваров-вандалов.

  • 28 марта Советом по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт‑Петербурга одобрена Концепция сохранения объектов культурного наследия ‒ памятников деревянной архитектуры на территории Санкт‑Петербурга.
  • В настоящее время на территории Санкт‑Петербурга находится 293 объекта культурного наследия – памятника деревянной архитектуры (43 – федерального значения, 202 – регионального, 48 – выявленных).
  • Из 293 объектов 76 находятся в собственности города, 16 – в совместной собственности города и частных лиц, бесхозных (чей собственник не установлен) – 34 объекта.

«По итогам рассмотрения концепции мы создали межведомственную рабочую группу, куда вошли и представители общества охраны памятников, и представители имущественного и финансового блоков Правительства Санкт‑Петербурга, — рассказал председатель КГИОП Сергей Макаров.

— В первую очередь сосредоточились на объектах, находящихся в собственности города.

По сути, это программа спасения деревянных объектов, которые, к счастью, сохранились в Петербурге  и в пригородах, решение вопроса приспособления деревянных домов под современные культурные, ресторанные или жилые функции».

  1. К настоящему времени межведомственной рабочей группой сформирован перечень памятников деревянного зодчества, находящихся в собственности Санкт‑Петербурга и нуждающихся в проведении первоочередных противоаварийных мероприятий, прорабатываются варианты их вовлечения в хозяйственный оборот.
  2. Проводится актуализация всего перечня находящихся в долевой собственности и бесхозных объектов  в части дополнения информации о пользователях, отсутствующей в ЕГРН, чтобы осуществить постановку на учет.
  3. 3 декабря состоялся объезд объектов культурного наследия – памятников деревянной архитектуры Курортного района Санкт‑Петербурга.

В числе объектов культурного наследия, где уже завершены или проводятся первоочередные противоаварийные работы за счёт средств бюджета Санкт‑Петербурга – «Загородный дом Л.А. Змигродского», «Дача Важевской Е.Ф.», «Дача Н.М. Кочкина» и «Дача И.Ф. Кречева».

Утвержден перечень из 255 жилых домов-памятников, фасады которых будут отреставрированы по программе КГИОП.

Соответствующее постановление принято 30 декабря 2019 года  на рабочем совещании, которое губернатор Санкт‑Петербурга Александр Беглов провел с членами городского правительства.

Проектом плана на 2020 год предусматривается разработка проектной документации по 59 многоквартирным домам-памятникам общей стоимостью 185 млн. руб. Непосредственно работы по реставрации лицевых и дворовых фасадов в соответствии с утвержденными проектами начнутся с 2021 года.

Ежегодно предусматривается разработка проектной документации и проведение работ по реставрации фасадов не менее 25 домов-памятников.

Запущена программа «Рубль за метр»,  по которой памятники, находящиеся в неудовлетворительном техническом состоянии, передаются  в аренду за плату в 1 рубль за 1 кв. метр.

По результатам заключения договора пользователь в течение первых 7 лет должен провести мероприятия по восстановлению объекта по согласованию с КГИОП.

После восстановления памятника арендатор по условиям программы получит право на льготную арендную плату в размере 1 рубль за 1 кв.м. площади объекта в год.

12 сентября 2019 года по этой программе был сдан в аренду объект культурного наследия «Особняк-контора и здание библиотеки лесопильного производства Ф.Я. и Н.Я. Колобовых»  (Большая Зеленина ул., 43а, лит. Б).

4 декабря 2019 года сдан в аренду объект культурного наследия регионального значения «Александровские ворота Охтинских пороховых заводов» (ул. Химиков, 20, лит. А, сооружение 1).

«Александровские ворота Охтинских пороховых заводов –  интересный объект, я очень рад, что они наконец обрели арендатора, — отметил Сергей Макаров. — Мы провели переговоры, и он согласился взять ворота в аренду для того, чтобы восстановить».

На 29 января 2020 года назначено проведение торгов по объекту культурного наследия «Оранжерея» (г. Петергоф, Собственный пр., 84а, лит. Е).

  • Преимущества программы «Рубль за метр»:
  • — арендатор заинтересован в скорейшем качественном выполнении ремонтных работ по сохранению объекта культурного наследия;
  • — арендатор получит возможность уплачивать арендную плату в размере 1 рубль в течение большего срока действия договора;
  • — объекты культурного наследия, которые не используются и находятся в неудовлетворительном состоянии, будут восстановлены и вовлечены в оборот, но выбытие их из собственности Санкт‑Петербурга не последует.

В 2019 году проведены плановые и внеплановые проверки  139 пользователей объектов. Составлено 300 протоколов об административных правонарушениях. Направлено 113 исковых заявлений в судебные органы с требованиями выполнить обязательства в области сохранения и использования объектов.

По состоянию на 17.12.2019 за счет взысканных штрафов, неустоек, удовлетворенных исковых заявлений и прочих неналоговых доходов в бюджет Санкт‑Петербурга привлечено 30,2 млн. руб.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *