Три четверти хостелов в москве могут стать незаконными

Новогодние каникулы — время наплыва туристов в культурных центрах страны, особенно в российских столицах. Помимо музеев, театров и ресторанов, одной из самых востребованных сфер обслуживания в такие дни становится гостиничный бизнес.

Там, где гостиничный номер даже эконом-класса туристу не по карману, свой приют ненавязчиво предлагают многочисленные хостелы — гостиницы квартирного типа, в которых приезжие могут за очень умеренную плату снять койко-место в общем помещении, можно даже на втором ярусе.

Причем такого рода «постоялых дворов», точнее, «постоялых квартир», великое множество в самом центре Москвы, в нескольких минутах ходьбы от Кремля.

При этом такие хостелы не бросаются в глаза, когда гуляешь по историческому центру столицы, потому что, вопреки действующим правилам, они не имеют отдельного входа с вывеской.

Несмотря на жесткий запрет и высокие штрафы, многие хостелы располагаются в жилых домах в виде переоборудованных квартир: калейдоскоп гостей курсирует через общий с жителями дома подъезд, делая их жизнь непредсказуемой.

«Анжелика» и правонарушения

Буквально накануне Нового года по требованию Бутырской межрайонной прокуратуры на улице Декабристов в Москве была приостановлена деятельность одного такого хостела под названием «Анжелика».

Проверка выявила многочисленные нарушения санитарных норм, пожарной безопасности, прав потребителей, охраны здоровья граждан от воздействия табачного дыма и другие нарушения.

Как помещение общественного назначения, этот хостел не имел входа, изолированного от жилой части дома, а также эвакуационного выхода.

Юридическое лицо, владеющее «Анжеликой», было оштрафовано в общей сложности на 340 тысяч рублей, сообщает пресс-служба прокуратуры Москвы. Кроме того, Бутырский суд приостановил деятельность «хостельера» на 60 суток.

Корреспондент Федерального агентства новостей решил выяснить, много ли в столице других потенциальных «клиентов» столичных судов.

Туризм на нарах

Что представляют собой наиболее экономичные московские хостелы, нетрудно узнать из их рекламных объявлений. Часто это — простая квартира в жилом доме, комнаты которой уставлены самыми настоящими двухэтажными нарами.

Например, хозяева хостела на Самаркандском бульваре в Москве указали в своем объявлении, что их «мини-гостиница» вмещает в себя «14 номеров, оформленных в строгом стиле». По указанному в объявлении адресу находится обычная пятиэтажная «хрущевка» — настолько бедная, что даже машин во дворе почти нет.

О каких же 14 номерах идет речь? А вот о каких. На фотографиях объявления — комната с двухъярусными металлическими нарами плюс стул.

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными

Нам хотелось своими глазами взглянуть, что это за вертеп, но связаться с хозяевами заведения не удалось — никаких контактов, кроме улицы и номера дома, в объявлении не указано.

Выехав по указанному адресу, мы убедились, что это — жилой пятиэтажный пятиподъездный дом в тихом спальном районе на юго-востоке Москвы, где предпочитают селиться приезжие из южных стран СНГ. Никаких отдельных входов в хостел мы не обнаружили.

Да и его самого не нашли: опрошенные нами жильцы дома о нем не знают. Возможно, заведение уже прекратило свою деятельность либо его хозяева соблюдают строгую конспирацию.

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными

А вот хостел «Рус-Лубянка» (ранее — «Компот») в Армянском переулке, что в полутора километрах от Кремля, и телефонов не прячет, и не скрывает, что работает в жилом доме, в стенах обычной квартиры. Впрочем, что уж душой кривить, и дом, и квартиры — необычные.

Дом в Армянском переулке — 1903 года постройки, и в одной квартире этого раритетного дома можно разместить 22 человека одновременно, если сильно постараться. В наличии два санузла. Такое «богатство» обойдется чуть меньше чем в 700 рублей за койку в сутки с человека в общем номере, но есть и номера «для двоих».

Девушка на проводе уверенно заявила, что хостел располагается во втором подъезде жилого дома. Отдельного входа нет, вывески тоже, код вызова в домофон предоставляется по звонку на телефонный номер.

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными

В хостел «Open Пижамс», что в Большом Златоустинском переулке, тоже просто с улицы не попадешь. Нет ни вывески, ни отдельного входа. Зато имеется обильная информация в Интернете — с фотографиями, телефонами и ценами. Судя по разным названиям, привязанным к одному и тому же адресу, в восьмиэтажном многоподъездном доме за железной изгородью находится не один хостел, а, по крайней мере, два.

«Да, я живу в этом доме. Слышала, что где-то здесь есть хостел, но где именно — не знаю», — ответила на наш вопрос женщина, гулявшая с ребенком на детской площадке перед домом. Значит, хостел живет тихо, местное население не беспокоит.

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными

Комментарий законодателя

«Это очень прибыльный, и потому — очень агрессивный бизнес, основанный на бесплатно приватизированном жилье», — отмечает председатель комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галина Хованская.

Хостелы не имеют права на существование в жилом фонде. Статья 288 Гражданского кодекса не допускает предпринимательской деятельности в помещении без его перевода из жилого в нежилое, напоминает парламентарий: «Жилищный кодекс конкретизирует эту норму, поясняя, что в жилом помещении мини-гостиницы организовывать нельзя. Ведь после этого жизнь обитателей таких домов превращается в кошмар».

Депутат рассказала, в каком направлении хостельеры лоббируют свои интересы: разрешить вход в мини-гостиницы через общий подъезд жилого дома, узаконить круглосуточный режим бодрствования (то есть, отменить для хостелов «режим тишины»), разрешить пользование общедомовым имуществом и придомовой территорией. На стороне хостельеров, по словам Хованской, стоит министерство культуры — в части, отвечающей за туризм.

«Это значит, что круглосуточно хлопают двери, работают лифты, ходят приезжие, — поделилась мнением депутат. — В таких домах резко увеличивается процент мелких краж, доходит до «уголовки».

В Западном округе Москвы в таком доме изнасиловали и убили жительницу так называемые «гости столицы». Папы ходят встречать своих дочерей. Больше всего страдают граждане двух городов — Москвы и Санкт-Петербурга.

Также есть жалобы из Калининграда, Екатеринбурга, Красноярска».

Но перевод в нежилое помещение означает необходимость создания отдельного входа. На такое идут далеко не все.

Поэтому многие хостелы остаются жилыми квартирами, со всеми вытекающими — налоги и ЖКУ их хозяева оплачивают по расценкам для жилфонда, обманывая государство и имея максимально возможную прибыль.

Нары и размещение на двух квадратах за 700 рублей в сутки — с такими условиями конкурировать могут разве что… тюрьмы.

«Места лишения свободы, пансионаты, гостиницы не являются жилищным фондом, — пояснила Хованская. — Люди там пребывают. Надо отличать пребывание от места проживания, где, по Конституции РФ, гражданин имеет право на отдых. Это очень выгодный бизнес, который конкурирует с отелями. Последние, в свою очередь, платят за все — противопожарную безопасность, соблюдение санитарных норм, ну и налоги».

Многие хостельеры даже не числятся в качестве налогоплательщиков в Налоговой службе. 75% из них, по данным Хованской, в нарушение Гражданского кодекса находятся в жилищном фонде.

«Я — за создание низкобюджетных отелей, как в Копенгагене, например, где я была в их хостеле, — рассказала Хованская. — Это отдельное четырехэтажное здание, в котором три верхних этажа занимают офисы, а внизу — хостел. И никто никому не мешает».

Как известно, в центре Москвы — самое дорогое жилье в стране. Постоянное проживание в снимаемой квартире, например, в Армянском переулке или на Большой Полянке позволить себе смогут очень немногие: аренда квартиры в старинном доме в центре Москвы стоит не менее 100 тысяч рублей в месяц.

А вот спрос на посуточную аренду уголков в таких квартирах, от которых пешком можно дойти хоть до Кремля, хоть до Пушкинского музея, хоть до Большого театра, или провести время вдвоем — огромный и платежеспособный.

Это один из примеров того, как исторический центр столицы негласно и незаметно выжил на окраины свое коренное население, превратив бывшие дворянские, генеральские и профессорские квартиры в «нумера».

Под запретом: что закон о хостелах значит для бизнеса и туристов

По задумке авторов законопроекта, как следует из пояснительной записки, деятельность по оказанию гостиничных услуг может осуществляться лишь после перевода жилого помещения в нежилой фонд и оснащения его оборудованием, необходимым для оказания потребителям услуг надлежащего качества (звукоизоляция, система противопожарной безопасности, сигнализация, сейфы). Изначально речь в законопроекте вообще шла о запрете на размещение в жилых домах «гостиниц и иных средств размещения, оказание гостиничных услуг и иных услуг размещения», но в итоговой версии текста «иные средства размещения» не упоминаются.

Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов в отзыве на законопроект подчёркивал, что предложенные поправки в Жилищный кодекс «фактически уничтожат сектор хостелов в гостиничном бизнесе России, приведут к дефициту мест размещения и к существенному повышению цен на гостиничном рынке» (цитата по «РИА Новости»).

Читайте также:  В Тольятти построят микрорайон с недорогими квартирами

Вчера, 12 марта 2019 года, свои заключения дали два комитета Совета Федерации:

  • комитет по социальной политике его не поддержал, отметив, что нужно увеличить срок переходного периода перед вступлением закона в силу — иначе бизнес не успеет подстроиться под новые условия;
  • «за» выступил комитет по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера — он в данном случае профильный.

Сегодня Совфед всё-таки отклонил проект и отправил его на доработку согласительной комиссии — из-за уже упомянутого короткого срока вступления закона в силу (10 дней с момента официального опубликования) и отсутствия компенсации выпадающих доходов регионов.

При этом ранее глава комитета по социальной политике Совфеда Валерий Рязанский отмечал, что «концептуально» сенаторы закон поддерживают, их не устраивают лишь сроки. Комитет по экономической политике указывал, что закон приведёт к закрытию многих гостиниц и сокращению рабочих мест.

Сенаторы предлагают перенести начало действия закона на 2020 год.

Кого касается и к чему может привести закон, из-за которого (пусть и только по вопросам сроков) разошлись две палаты российского парламента?

Что придётся делать владельцам бизнеса?

Законопроект обсуждается уже 4 года, говорит Алексей Мишин, президент Межрегиональной ассоциации хостелов и мини-отелей (МАХиМО), то есть волеизъявление государства и то, что изменения будут, было понятно, и у игроков рынка было время переформатировать свой бизнес.

МАХиМО, по его словам, законопроект поддерживает: «Контролировать, регулировать и стандартизировать то, что происходит в квартирах, нереально». С этой же целью недавно был принят и закон о классификации гостиниц, объясняет эксперт, а до этого для хостелов существовал только ГОСТ, но он носил рекомендательный характер.

Как только рынок начнут регулировать, на него могут прийти инвесторы, которые сейчас его избегают из-за неопределённости, добавляет Мишин.

Сам он также развивает бизнес в сфере гостиничных услуг, его хостел расположен в нежилом помещении — предприниматель говорит, что изначально учитывал риски размещения в жилом доме и от этого варианта отказался, хотя открываться в квартире дешевле. Некоторые из членов ассоциации за то время, что идёт обсуждение закона, запустили процедуру перевода помещения в нежилой фонд и сейчас находятся на этапе перерегистрации, говорит Мишин.

«Несмотря на новеллы законодательства, хостел, расположенный на первом этаже многоквартирного дома, продолжить работу сможет, но для этого собственникам помещения придётся перевести его из статуса жилой квартиры в нежилое помещение — то есть им не избежать устройства отдельного входа, разработки проекта, общего собрания собственников, согласований с государственной жилищной инспекцией, органами Роспотребнадзора и противопожарной службой», — объясняет Александр Ушаков, помощник адвоката союза адвокатов МКА «Арбат». Даже если хостел расположен выше первого этажа, остаётся теоретическая возможность продолжить деятельность, поскольку, согласно нормам Жилищного кодекса РФ, можно перевести в нежилой фонд квартиру, расположенную выше первого этажа, если под ней помещения тоже нежилые, уточняет ведущий юрист Национальной юридической службы «Амулекс» Татьяна Немонова. Кто-то, возможно, сумеет переформатировать бизнес — например, расширив площадь за счёт нижних этажей, добавляет источник Сравни.ру в одном из сервисов-агрегаторов.

Ещё придётся пройти классификацию и получить категорию (по системе, предусмотренной Постановлением Правительства РФ от 16.02.2019 г. № 158), добавляет Ушаков.

Всё это может обойтись собственникам в ощутимую сумму и отразиться на ценах.

Судя по сайтам компаний, предлагающих свою помощь в переводе помещений из жилого фонда в нежилой (согласование с различными инстанциями, получение согласия собрания собственников жилья), только их услуги могут стоить, скажем, 500 тысяч ₽ — это без вложений в перепланировку и строительные работы.

Есть и другие подводные камни: например, генеральный директор ГК «Недвижимость в Петербурге» Николай Лавров объяснял площадке продажи и аренды недвижимости Domofond, что в некоторых районах Санкт-Петербурга администрация категорически не подписывает перевод квартир в нежилой фонд.

При этом сейчас нарушение части 3 статьи 17 Жилищного кодекса (в которую и предлагает внести изменения Госдума) может повлечь за собой предупреждение и штраф (в соотвествии со статьями 7.21 и 7.22 Кодеса об административных нарушениях) или даже лишение права собственности (на основании статьи 293 Гражданского кодекса РФ).

Кто попадает под запрет?

По словам источника Сравни.ру в сервисе-агрегаторе, в первую очередь инициатива затронет именно хостелы и апартаменты: отели и гостиницы ограничение заденет минимально, поскольку они, как правило, расположены в обособленных зданиях.

Федеральный закон N 16-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в целях совершенствования правового регулирования предоставления гостиничных услуг и классификации объектов туристской индустрии» даёт такое определение понятию «средство размещения»: «имущественный комплекс, включающий в себя здание или часть здания, помещение, оборудование и иное имущество и используемый для временного размещения и обеспечения временного пребывания физических лиц», — объясняет Татьяна Немонова из «Амулекс». В соответствии с утверждённым правительством в феврале этого года Положением о классификации гостиниц, хостелы отнесены к виду гостиниц, то есть изменение формулировки проекта к последнему чтению не отменяет запрета на размещение хостелов в жилых помещениях многоквартирных домов, говорит юрист. Законопроект опасен не только для хостелов, но и для всего рынка гостиничных услуг, в том числе для посуточных квартир, добавляет она.

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными
Читайте по теме: Личный опыт: я живу в хостеле

Сколько хостелов это затронет?

Первое чтение инициатива прошла ещё в мае 2016 года. «Примечательно, что весь 2017 и 2018 годы, когда Россия активно готовилась к Чемпионату мира по футболу, данный законопроект на повестке дня даже не возникал.

Видимо, тогда всем было очевидно, что без хостелов, в том числе и в жилых домах, разместить всех туристов, которые приедут на ЧМ-2018, практически невозможно», — обращает внимание Елена Пальчунова, коммерческий директора проекта Дом Наркомфина.

По оценке сервиса OneTwoTrip, в 2018 году в 50 крупнейших городах России открылось 530 хостелов — на 93% больше, чем годом ранее.

«Сегодня в Москве работают около 400 хостелов, причем 2/3 хостелов находятся именно в многоквартирных домах и только одна треть — в офисных, торговых, административных и других нежилых зданиях, — оценивает Елена Пальчунова.

— В Санкт-Петербурге и вовсе доля хостелов в многоквартирных домах составляет до 80%». Москва и Санкт-Петербург вообще удерживают пальму первенства среди европейских, да и не только европейских, городов по количеству хостелов, напоминает она.

Уже в 2016 году, по данным, доступным на платформе Booking.com, Москва стала лидером по числу хостелов среди мировых столиц.

По статистике ГК «ЭКООФИС», специализирующейся на аренде коммерческой недвижимости, по крайней мере три четверти хостелов в Москве в 2017 году были расположены в жилых домах — то есть их оценка ещё выше, чем у Пальчуновой.

Разумеется, все 250–270 столичных хостелов в жилых домах с принятием законопроекта сразу же не закроются, уверена Пальчунова.

Хостелы в жилых домах никуда не денутся, пока на них есть спрос, соглашается глава некоммерческого объединения «Лига хостелов» Евгений Насонов: по оценке эксперта, в год в Москве услугами хостелов пользуются 10 миллионов человек, в Санкт-Петербурге — 7 миллионов человек, по 5 миллионов — в Крыму и Краснодаре. «До тех пор, пока эти люди никуда не денутся, можно загонять малые средства размещения под плинтус, они всё равно будут прорастать обратно», — категоричен Насонов.

Алексей Мишин настаивает, что законопроект должен быть принят, однако уточняет, что стоит дать возможность субъектам его видоизменять: например, в Санкт-Петербурге позволить открывать средства размещения в квартирах по согласию других жильцов, а в Краснодарском крае не исключать из рынка частный сектор. Санкт-Петербург вообще был локомотивом в борьбе против этого проекта: врио губернатора города Александр Беглов даже обращался к спикеру Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой отложить введение запрета.

Какие ещё варианты есть у бизнеса?

Евгений Насонов считает, что если сейчас хостелы в жилых домах оформлены как гостиницы, то в случае принятия законопроекта в его текущем виде часть из них будут вынуждены переквалифицироваться — например, в меблированные комнаты.

Хостелы, которые хотели работать легально, по его словам, как раз пытались «прибиться» к гостиницам — но теперь им придётся «искать себе другой корабль».

«Как известно, в России образовательные услуги нуждаются в обязательном лицензировании, и многие люди занимаются не образовательными услугами, а консультированием — скажем, в области английского языка или изучения фотографии», — приводит аналогию Насонов.

Читайте также:  Будущее льготной ипотеки зависит от ключевой ставки ЦБ

Александр Ушков из МКА «Арбат» добавляет, что ещё одним вариантом обхода нового правила может стать заключение с постояльцами договора найма и договора на оказание услуг по уборке помещения на время найма.

По словам Татьяны Немоновой, меблированные комнаты (то есть помещения для проживания, но с ограниченным набором услуг) и квартиры, сдаваемые собственникам по договору найма без предоставления услуг (когда те же уборка и постельное бельё там как бы по умолчанию) под запрет в его текущем виде действительно не попали. И вероятно, многие владельцы апартаментов (а они согласно Положению о классификации тоже отнесены к гостиницам) будут пытаться этим пользоваться, рассуждает юрист. Но для проверяющих легко выявить факт оказания гостиничных услуг, а проверять будут, особенно первое время, уверена Немонова.

Часть хостелов, которые невозможно будет перевести в нежилые помещения, отнюдь не закроются, а окончательно уйдут в тень, прогнозирует Елена Пальчунова.

В этом случае они не смогут дальше работать с агрегаторами, уточняет источник в одном из таких сервисов, так как последние работают в рамках правового поля.

Сами агрегаторы негативного влияния на свои объёмы продаж не предвидят — лишь перераспределение структуры продаж в тех местах, где хостелы занимают значимую долю, добавляет собеседник Сравни.ру. А вот сами хостелы это заденет: на агрегаторы может приходиться более 90% их продаж.

Что произойдёт с ценами на размещение?

«Для пользователя в периоды максимального спроса в отдельных городах в краткосрочной и среднесрочной перспективе может произойти рост цен, когда спрос будет перекрывать предложение», — говорит собеседник Сравни.

https://www.youtube.com/watch?v=EzslRJDiIVk

ру в сервисе-агрегаторе. Впрочем, в долгосрочной перспективе рынок подстроится и влияние изменений нивелируется, отмечает он.

Алексей Мишин считает, что цены расти не будут, потому что «высокими ценами туристов не привлечёшь».

Другие собеседники Сравни.ру склоняются к менее оптимистичному для потребителей услуг сценарию.

Небольшая часть хостелов закроется, ещё часть переведёт свои объекты в нежилые помещения и повысит стоимость размещения, а большая часть предложения окажется в серой и чёрной зоне, прогнозирует Елена Пальчунова.

Более того, закон может спровоцировать рост стоимости размещения в гостиницах среднего ценового сегмента (в категории 3–4 звезды), считает она: «В Москве катастрофически не хватает бюджетных гостиниц в Центральном административном округе.

И именно эту задачу решают сдаваемые посуточно квартиры в историческом центре».

В любом случае, когда вводятся дополнительные ограничения для бизнеса, за это в конечном счёте платит потребитель, говорит Евгений Насонов. Услуга становится менее качественной и более дорогой, считает он: «К тем, кто продолжит работать, будут ходить проверяющие и говорить, что всё запрещено, сработает коррупционная составляющая».

Для потребителя текущий вариант законопроекта также означает, что хостелы и все другие варианты размещения в жилом фонде будут выведены из госклассификации, добавляет глава «Лиги хостелов»: то есть раньше, если человек приезжал в «3 звезды», даже в жилом фонде, он получал услугу, соответствующую трём звездам, — теперь же это будет «абстрактным средством размещения».

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными
Читайте по теме: Друзья путешественника: лучшие хостелы мира 2019 года

Ольга Волкова

Владельцев незаконных хостелов накажут через суд

Три четверти хостелов в Москве могут стать незаконными19 ноября 2019 года. Начальник Жилищной инспекции по Южному округу Дмитрий Плясунов стучится в квартиру на Автозаводской улице, где, по сообщениям соседей, находится незаконный мини-отель. Павел Волков

Сотрудники Мосжилинспекции проверили три многоквартирных дома на юге столицы, где, по сообщениям местных жителей, незаконно разместили мини-отели.

В квартире многоэтажного дома на Автозаводской улице, 23б, собственник провел незаконную перепланировку.

Двухкомнатную квартиру разделил на три отдельных номера с туалетом и душем и сдавал их гражданам, приехавшим на время в столицу, таким образом превратив «двушку» в небольшой отель.

О незаконных действиях со стороны владельца квартиры Мосжилинспекции сообщили жители соседних квартир, расположенных этажом ниже, — они пожаловались на постоянный шум сверху.

Перед тем как провести проверку, Мосжилинспекция уведомила об этом собственника квартиры, однако тот на проверку не пришел.

У постояльцев, временно остановившихся в незаконном хостеле, сотрудники Жилищной инспекции и отдела МВД по Даниловскому району прежде всего попросили документы — договоры оферты об оказании услуг. Поскольку люди находились в квартире на незаконном основании, правоохранители были вынуждены немедленно их выселить.

— Мы повторно уведомили собственника о проверке.

Если же он снова не явится, мы отправим в суд иск о понуждении ответчика восстановить проектное состояние квартиры.

За несанкционированное размещение хостела в квартире и незаконную перепланировку владелец понесет административную ответственность, — сообщил главный специалист Жилищной инспекции по Южному округу Ильдар Булатов.

Обустроить хостел в многоквартирном доме на законных основаниях можно, если перевести помещение в нежилой фонд. Однако изменить статус этого жилья нельзя, поскольку помещение находится на пятом, а не на первом этаже.

Разместить хостел выше первого этажа можно только при условии, что помещения на нижних этажах тоже нежилые. Эта же история повторилась и на следующих объектах — специалисты также проверили многоэтажки во 2-м Автозаводском проезде, 2, и на Симоновском Валу, 8. Собственники тоже не явились на проверку.

В трехкомнатной квартире дома на Симоновском Валу устроили отель с 18 спальными местами. Что примечательно, перепланировку в квартире владельцы делать не стали.

  • — Мосжилинспекция держит вопрос на контроле и намерена добиваться исполнения законных требований с помощью службы судебных приставов, включая крайнюю меру — лишение прав собственности и продажу квартиры с публичных торгов, — отметили в пресс-службе ведомства.
  • Такие меры вводятся в интересах жителей соседних квартир — незаконные хостелы зачастую приводят к антисанитарии в подъезде и на этажах, сломанным замкам и испорченным лифтам, а также запаху табака на лестничных клетках.
  • Напомним, с 1 октября нынешнего года вступили в силу поправки в Жилищный кодекс Российской Федерации, согласно которым вводится запрет на использование жилых помещений под хостелы и минигостиницы.
  • Кстати

Контроль за исполнением законодательства проводят не только власти и правоохранители, но и активисты проекта «Школа грамотного потребителя». Они регулярно проводят рейды по выявлению незаконных хостелов, изучая все предложения в интернете на эту тему. По факту нарушений активисты обращаются в контролирующие органы, привлекая полицию и Роспотребнадзор.

Хостелы в России есть, а закона про них нет. В результате в Москве суды закрывают их десятками Кому и зачем это нужно? — Meduza

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Первый в России современный хостел открыл англичанин Джеймс Скиннер в 2005 году. Он переехал в Москву в 2002-м и сразу понял, что туристу с ограниченным бюджетом почти негде остановиться. «Было всего три хостела.

Москвичи воспринимали их как дешевые ночлежки для низших слоев населения, — вспоминал Скиннер. — Но постепенно иностранные студенты все чаще стали приезжать в Москву, они не могли себе позволить останавливаться в дорогих московских отелях».

После двух лет поисков помещения Джеймс открыл GODZILLAS Hostel в бывших коммунальных квартирах дома в Большом Каретном переулке. По словам нынешних владельцев, хостел принимает порядка пяти тысяч гостей в год. Летом большинство из них — иностранцы.

Все тринадцать лет работы хостел остается одним из лучших в городе, а в 2017 году получил премию правительства Москвы «Путеводная звезда».

По данным Росстата, всего в России на конец 2017 года было 1406 хостелов. В течение 2017 года они приняли более двух миллионов гостей.

Хостел Soul Kitchen на набережной Мойки в Санкт-Петербурге в 2017 году признали лучшим в мире хостелом вместимостью до 75 гостей — согласно рейтингу Hostelworld.

К 2018 году хостел расширился и победил уже в номинации «лучший средний хостел» (вместимостью до 150 гостей).

По оценке Евгения Насонова, члена правления «», в Москве теперь 465 хостелов. Из них только 200, говорит он, представители индустрии считают «качественным предложением». «Нет четкой границы между „хостелом в квартире“ и „посуточной арендой“, — объясняет „Медузе“ Насонов. — А для этой деятельности в Москве используется от семи до десяти тысяч адресов».

Закон, регулирующий работу хостелов, пытаются принять с 2014 года. Тогда Галина Хованская, депутат от партии «Справедливая Россия», предложила ввести полный запрет на хостелы в жилых домах, а Госдума приняла его в первом чтении.

Представители туристической индустрии запротестовали — закон в таком варианте убивал рынок. После дебатов в СМИ и даже митингов рассмотрение закона приостановилось.

Представители разных фракций предложили смягчающие поправки, к примеру разрешающие хостел в жилом доме при наличии согласия большинства жителей подъезда. Но в итоге комитет Госдумы по ЖКХ передал закон на доработку и уточнение в правительство России.

В апреле 2018 года правительство передало свои поправки обратно в Госдуму. Тогда же премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече с депутатами заявил, что закон, регулирующий работу хостелов, должен быть принят к 1 октября 2018 года. Правда, пока даже рассмотрение поправок в Госдуме еще не началось.

Читайте также:  Территорию «Ленэкспо» могут застроить элитной недвижимостью

Московские власти начали закрывать хостелы. Включая те, где селились туристы, приезжавшие на футбольный чемпионат мира

Адвокат и член правления «Лиги хостелов» Наталья Петровская рассказала «Медузе», что первые дела в основном касались ночлежек, которые действительно мешали жителям домов: гости шумели, курили и мусорили в подъезде; на них жаловались. Сначала такие заведения было непросто закрыть.

«Суд видел перед собой собственников [хостелов], которым все равно, мешают их гости соседям или нет. Плюс не было доказательств вреда жителям домов — актов, протоколов, их показаний. Тогда московский Роспотребнадзор нашел в санитарных правилах зацепку — они запрещают в жилых домах помещения общественного назначения без отдельного входа».

По словам Петровской, в последние несколько лет суды выстроили такую логику рассмотрения дел о закрытии хостелов: если у хостела есть объявление на сайте типа Booking.com и юридическое лицо, значит, это гостиница. Если это гостиница, значит, это помещение общественного назначения — и его можно закрывать.

«На самом деле хостелы, точнее даже квартиры, в которых они размещались, — это места для временного проживания, а не помещения общественного назначения», — объясняет Наталья Петровская.

По ее словам, эта схема закрытия хостелов начала повторяться в разных судах — даже если права жильцов не нарушались или было решение общего собрания хозяев квартир, где они одобряли хостел в их доме.

«Причем абсолютно никого не смущает, что в Москве просто огромное количество квартир сдается именно индивидуальными предпринимателями, — говорит Петровская.

— А в правовой квалификации нет никакой принципиальной разницы между квартирой, сдаваемой посуточно, и такой же квартирой, но прошедшей классификацию как мини-отель или хостел».

Петровская рассказывает «Медузе», что проверки начались в хостелах, на которые не было жалоб. Роспотребнадзор, районные управы и префектуры стали направлять в прокуратуру списки хостелов в жилых домах — «для принятия мер прокурорского реагирования».

В одном из таких списков оказался хостел Sputnik hostel & personal space на Большой Дмитровке. Проверка пришла за неделю до начала чемпионата мира. «Спутник» проработал три года.

У него высокий рейтинг, международные издания не раз включали его в свои подборки — в 2018 году его рекомендовали CNN Travel («один из лучших бюджетных вариантов в Москве») и Business Insider («Вам будет сложно поверить, что эти 14 мест по всему миру [включая „Спутник“] — хостелы, а не роскошные отели»).

Кристина Султанова, владелица «Спутника», говорит «Медузе», что у хостела никогда не было проблем с соседями. Здесь ежедневно убирались в подъезде и следили за порядком.

Султанова говорит, что представитель прокуратуры и сотрудник полиции попросили закрыть дверь, никого не выпускать и не впускать. Прокурор делала фотографии на телефон, задавала вопросы. «Создавалось ощущение, что ей у нас нравится. „Ой, а у вас тут так тапочки сложены.

А у вас тут электронные замки на дверях“ — будто она просто гостья», — вспоминает Султанова. Позже ее пригласили в прокуратуру за заключением. «В прокуратуре мне задним числом выдали извещение об уже прошедшей проверке и стопку бумаг с заключением.

Читаю — оказывается, мы нарушили некоторые пункты законодательства: находимся в жилом фонде, у нас нет отдельного входа. В заключении были ошибки — вместо моего ИП указана другая организация; у нас четвертый этаж, а у них было написано, что третий.

Видно было, что заключение сделано под копирку, просто подставлены название и адрес».

В августе суд постановил приостановить деятельность хостела на 60 суток — за отсутствие отдельного от подъезда жилого дома входа. «В нашем подъезде на втором этаже находится исследовательский институт. В разговоре с представителем прокуратуры я упомянула это.

На что он сказал, что одно дело — институт, совсем другое дело разные бордели и подпольные казино. „Вы сравниваете нас с борделем?“ — спросила я. „А кто же вы еще?“ — спокойно ответил он», — рассказывает Султанова.

Никаких дальнейших санкций не последовало, и в начале ноября «Спутник» продолжил работу, хотя, по словам его владелицы, потерял большую часть потенциальных гостей на декабрь и новогодние праздники.

В старейший в Москве GODZILLAS Hostel прокурорская проверка пришла в тот же день, что и в «Спутник». «В документах прокуратуры значилось, что проверка инициирована по жалобам соседей. Но их у нас в принципе нет, — рассказала „Медузе“ Светлана Путренко, совладелица хостела. — Хостел находится в отдельном подъезде».

Два года назад англичанин Джеймс Скиннер продал бизнес новым владельцам, но остался собственником помещения. «Сейчас мы арендуем у Джеймса все шесть квартир подъезда. На момент проверки шестую квартиру мы арендовали наполовину, другая половина принадлежала городу. Наш арендодатель был тогда в процессе выкупа второй половины, но других жильцов там не было», — говорит Путренко.

Несмотря на это, «отсутствие отдельного входа» было основной претензией прокуратуры.

К началу суда Джеймс Скиннер полностью оформил в собственность последнюю, шестую квартиру, подтверждающие это документы передали в суд. «Судья удалился для вынесения решения, вышел через три минуты. Было понятно, что решение было заготовлено заранее.

В решении никак не упоминается, что мы предоставили договор на шестую квартиру. Вместо этого было постановлено, что мы предоставили договор на аренду пяти квартир, значит, у нас нет отдельного входа и деятельность хостела подлежит приостановке на 90 суток.

Сейчас хостел опечатан», — говорит Путренко.

Адвокаты, представлявшие хостелы в судах, рассказали «Медузе», что ни один судебный процесс ими еще не выигран. Апелляционная инстанция оставляет в силе все решения. Елена Еременко, адвокат и эксперт по классификации гостиниц, говорит, что постановления прокуратуры по разным делам и с разными хостелами действительно практически идентичные, так же как и принятые судебные решения.

Закрывая хостелы, прокуратура использует пробелы в законодательстве. Получается, что помещений, где их можно открыть, не существует

Владелец хостела Vagabond на Тверской (его деятельность тоже приостанавливалась по решению суда) Роберт Приходько рассказал «Медузе»: «Мне [в прокуратуре] говорили честно и открыто — нам все равно, хороший или плохой хостел.

Они не смотрят ни на характеристики ТСЖ, ни на характеристики жильцов, ни на то, что бизнес законный и платит налоги». «Получается, когда три года назад я зарегистрировала свой бизнес, получила все необходимые сертификаты и уведомила Роспотребнадзор, прошла государственную сертификацию, бизнес был легальный.

Спустя некоторое время оказалось, что он на самом деле нелегальный», — говорит Кристина Султанова из «Спутника».

Их адвокаты говорят, что все хостелы в России под угрозой закрытия или приостановки работы из-за правового пробела. Открывать их в нежилых помещениях прямо запрещает статья 24 федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». По ней, там нельзя жить ни постоянно, ни временно, и по этой статье уже есть судебная практика (к примеру, вот и вот — суды выселяют людей).

С другой стороны, все суды, закрывая хостелы в жилых помещениях, ссылаются на санитарную норму, где говорится, что «помещения общественного назначения, встроенные в жилые здания, должны иметь входы, изолированные от жилой части здания». Но при этом нигде больше в законодательстве не установлено, что именно считается «помещениями общественного назначения». Сделать отдельный вход в уже существующий подъезд многоэтажного дома просто невозможно.

«Официального определения „помещений общественного назначения“ действительно нигде нет, — подтверждает „Медузе“ адвокат Елена Еременко. — В Жилищном кодексе есть понятие „жилое помещение“, в Гражданском кодексе — предприятие.

Понятие „помещение общественного назначения“ упоминается только один раз, в законе „О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения“. Но для функционирования закона правительство должно было принять подзаконный акт, дающий определение „помещениям общественного назначения“. Его нет. Еще есть строительные правила рекомендательного характера.

Там под общественным помещением понимаются встроенные или пристроенные к жилому дому, к примеру, магазин, парикмахерская или банк».

Предприниматели просят принять наконец закон о хостелах. Мэрия Москвы хотела взять их под свой контроль

Представители индустрии говорят, что такая проблема с хостелами есть только в Москве — и у них нет однозначного ответа, почему это происходит.

Адвокат и член правления «Лиги хостелов» Наталья Петровская предполагает, что сошлось несколько причин: «Во-первых, достойные хостелы и квартирные мини-отели заняли существенный сегмент рынка.

В результате низкокачественные гостиницы, которых в Москве осталось немало с советских времен, существенно пострадали. Вероятно, это стало отправной точкой.

Во-вторых, стало открываться много „ночлежек“, когда в малогабаритную квартиру ставят двухъярусные кровати и запускают туда людей без какого бы то ни было контроля. На них действительно жалуются соседи. Третья причина — бытовое неприятие незнакомцев. Когда человек живет хорошо, ему кажется ужасным просто сам факт, что рядом живут посторонние люди. Люди, которых он не знает, люди другого социального уровня».

По словам Натальи Петровской, по инициативе Общественной палаты РФ в районе Арбат было проведено исследование — какое количество хостелов в жилом фонде действительно вызывает жалобы. В ходе исследования были отправлены запросы в ОВД «Арбат», Роспотребнадзор, муниципалитеты.

«Запросы были отправлены даже местным депутатам, которые специально открыли приемную для жалоб на хостелы, потому что тема стала модной, — вспоминает Петровская. — Оказалось, что всего четыре хостела вызывают устойчивые жалобы.

В любом деле бывают недобросовестные предприниматели, но это не значит, что надо закрывать всех».

В начале октября 2018 года общественная организация предпринимателей «Опора России» обратилась в Госдуму с просьбой возобновить работу над законом, регулирующим работу хостелов.

В письме говорилось, что «правовая неопределенность сформировала устойчивую судебную практику», в ходе которой страдает честный бизнес.

Собеседники «Медузы» говорят, что после этого обращения в Госдуме и правительстве Москвы возобновился разговор о том, что делать с хостелами.

Председатель комитета Госдумы по ЖКХ Галина Хованская заявила «Медузе», что все поправки в законопроект сейчас находятся в главном правовом управлении администрации президента и, «пока реакции от них нет», она не будет ничего комментировать, включая иски против хостелов в Москве. В столичном департаменте спорта и туризма (он занимается гостиничным хозяйством в Москве) на запрос «Медузы» не ответили.

В феврале 2018 года — когда прокуратура и суды уже разобрались с ночлежками и готовились пойти по хостелам — начальник управления гостиничного хозяйства департамента спорта и туризма столицы Алексей Тихненко предлагал взять их работу под контроль правительства Москвы.

По его словам, нужно сделать так, чтобы мэрия выделила для хостелов необходимое количество нежилых помещений или зданий. Это, по мнению чиновника, позволило бы хостелам в жилых домах получить возможность перейти в эти помещения и продолжить бизнес.

Как при этом обойти закон, запрещающий селить людей в нежилых помещениях, он не уточнил.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *