Спад строительства и инвестиций в России почти прекратился

23.08.2020 20:55:00

Вложения в основной капитал снизились на 4%

Спад строительства и инвестиций в России почти прекратился Приток денег в российскую экономику замедлился.  Фото Reuters

Инвестиции в основной капитал по итогам первого полугодия 2020 года снизились на 4% в годовом выражении, сообщил Росстат. Подобный провал заставляет задуматься о том, как чиновники будут реализовывать новый план президента по ускорению инвестиций к 2030 году. В среднем вложения в экономику РФ должны расти на 5,5% в год, что сегодня весьма проблематично, признают эксперты.

В первом квартале инвестиции увеличились на 1,2%. А с учетом обнародованных ведомством Павла Малкова данных во втором квартале вложения в российскую экономику, вероятно, упали на 9%. Такая динамика инвестиций в целом не удивительна, если учесть, какой убыток российской экономике нанес кризис, вызванный распространением коронавирусной инфекции.

К примеру, согласно данным аудиторско-консалтинговой компании «ФинЭкспертиза», совокупная прибыль российского бизнеса по итогам пяти месяцев этого года сократилась на 67% в годовом исчислении, что стало худшим значением за последние 16 лет. В итоге более трети компаний получили убыток.

Нарастить прибыль за этот период смогли лишь предприятия сферы сельского и лесного хозяйства, а также компании, занятые в рыбоводстве. Существенное снижение прибыли и даже убыток, ожидаемо, получила отрасль общественного питания и гостеприимства. Однако основным генератором убытков за этот период оказалась оптовая торговля природным газом, подчеркивают в компании.

Очевидно, потери прибылей не лучшим образом сказались на инвестиционных планах российского бизнеса.

Снижение инвестиций стало следствием пандемии и карантинных мер, заявляет гендиректор компании Chatex Майкл Росс-Джонсон.

«Компании столкнулись с шоком, которого раньше не знали, и все усилия бизнеса были направлены на то, чтобы сохранить рабочие коллективы и не допустить сбоев в выпуске продукции.

Стратегии (и связанные с ними инвестиции) пришлось пересматривать, что логично», – поясняет он.

Очевидно, не последнюю роль в падении сыграл стремительный отток иностранных инвестиций из отечественной экономики. Так, по данным Центробанка, по итогам первого полугодия 2020 года прямые инвестиции нерезидентов в небанковский сектор российской экономики составили 4,2 млрд долл.

, что в 3,7 раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года (см. «НГ» от 12.07.20). При этом ситуация в первом квартале была куда драматичней. Напомним, по итогам первых трех месяцев этого года прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в РФ составили всего 0,2 млрд долл. против 10,3 млрд долл. годом ранее.

В результате приток ПИИ сократился более чем в 50 раз относительно прошлого года.

Недавняя борьба российских властей с офшорами, которые являются чуть ли не основными поставщиками иностранных капиталов в страну, может не лучшим образом сказаться на настроениях инвесторов и в будущем.

К примеру, по данным Центробанка, на начало 2020 года кипрское происхождение имели почти 180 млрд долл. прямых иностранных инвестиций в Россию (см. «НГ» от 09.08.20). И налоговые новации властей могут отпугнуть инвесторов, не исключали в Счетной палате.

«Это (повышение налога по дивидендам и процентным платежам. – «НГ») снижает стимул к сбережениям и ухудшает наши взаимоотношения с другими юрисдикциями», – пояснил глава СП Алексей Кудрин.

«Я считаю, что это ухудшение инвестиционного климата, такие решения надо было принимать очень аккуратно», – подчеркивал он. А вкупе с другими налоговыми изменениями они создают нервозность у предпринимателей.

Многие эксперты не видят причин для улучшения ситуации. Так, опрошенные Интерфаксом экономисты полагают, что по итогам года падение инвестиций составит 7,7%.

Ученые из Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН ожидают, что по итогам 2020 года физический объем инвестиций в основной капитал сократится на 7,4%. А в последующие три года будет возрастать на 1,2–2,3% в год.

«В результате в 2023 году инвестиции в основной капитал окажутся ниже уровня не только докризисного 2013 года, но также и 2019-го», – следует из их прогноза (см. «НГ» от 20.05.20). Еще более пессимистичны в Минэкономразвития.

В ведомстве Максима Решетникова ранее сообщали, что спад по итогам года составит 10,4%. Инвестиции рухнут на 9–12% по итогам года и вернутся к докризисным только в 2022–2023 годах, уверены в ведомстве Эльвиры Набиуллиной.

Однако ожидаемый по итогам года инвестиционный провал скорее всего только поможет чиновникам выполнять новые нацпроекты и достигать национальных целей развития. В июле президент Владимир Путин подписал новый указ о национальных целях развития до 2030 года.

Согласно этому документу, «реальный рост инвестиций в основной капитал в РФ к 2030 году должен составить 70% к показателю 2020 года».

Согласно расчетам экономистов, для достижения этого показателя вложения в основной капитал в среднем должны увеличиваться на 5,5% в год. При этом даже без учета кризиса темпы роста инвестиций в России были куда ниже.

Так, в среднем вложения в экономику РФ увеличивались ежегодно на 2,5% с 2010 по 2019 год, следует из данных Росстата. Вероятно, теперь эту национальную цель можно будет достичь «меньшей кровью».

Эксперты «НГ» напоминают, что и до начала кризиса, вызванного распространением новой коронавирусной инфекции, Россия не отличалась заметным ростом инвестиций. «Даже в лучшие годы инвестиции в основной капитал в России составляли около 4%.

Основные отрасли экономики, которые заметно больше вкладывали в капитал, – топливно-энергетический комплекс, жилищное строительство и транспорт», – сообщает замруководителя аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова, подчеркивая, что переломить текущую тенденцию падения будет сложно.

«Роста по итогам года точно ждать не приходится: мир переживает серьезный кризис, в России снизилась деловая активность. Государство скорректировало программу реализации национальных проектов, перераспределив ресурсы на социальные обязательства», – замечает она.

В лучшем случае символичный рост инвестиций в основной капитал в России мы увидим в конце 2021 года, полагает Мильчакова.

Потенциал для роста инвестиций если и возник, то только в июле, когда активизировался бизнес и начали проявлять себя основные макроэкономические и бизнес-индикаторы, считает доцент Российского экономического университета им. Плеханова Олег Чередниченко.

«Рост индекса промпроизводства (+3,4% к результатам июня), существенный рост в выпуске сельхозпродукции (+86,1% к июню), обороты розничной торговли увеличились на 8,2% к показателям июня и т.д.», – перечисляет он.

Однако, продолжает он, рассчитывать на перелом тенденции первой половины года можно только в том случае, если удастся избежать второй волны коронавируса.

Тем не менее, рассуждает Чередниченко, в случае развития любого сценария России необходимо найти инструменты для увеличения инвестиций.

«И лежат эти инструменты в плоскости развития инновационных производств и сервисов, эффективность которых не привязана к режиму функционирования экономики: будь то офлайн или удаленная работа», – говорит эксперт.

По мнению экономиста, существенное влияние на рост инвестиций в ближайшие два-три года также может оказать реализация государственных инфраструктурных инициатив. «За счет этого инструмента может быть получен «мультипликативный импульс» для развития многих отраслей: от добывающих до сферы услуг», – не исключает он.

Впрочем, до недавнего времени ставка властей на крупные инфраструктурные проекты не слишком существенно влияла на данные о привлечении капиталов. 

Рост инвестиций в России почти остановился

Спад строительства и инвестиций в России почти прекратился iStock

Согласно исследованию Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, несмотря на то, что компании обладают значительными свободными ресурсами, сильного роста инвестиционной активности в экономике не наблюдается, сообщает «Коммерсант». В качестве основных причин исследователями указываются окончание бума госинвестиций первой половины 2010-х годов, отсутствие привлекательных проектов и механизмов перераспределения ресурсов.

В новом ежемесячном докладе Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования отмечается, что во втором квартале этого года «рост инвестиционной активности в экономике резко замедлился». Так, если в первом квартале предложение инвестиций росло среднемесячными темпами в 0,4%, то в апреле-мае — лишь в 0,1%.

При этом прибыль до налогообложения компаний в январе—мае 2019 года увеличилась на 36,5%, или 2,3 трлн руб. в годовом выражении по данным Федеральной службы государственной статистики.

В целом прибыль в экономике увеличилась на 25,4%, что отражает снижение убытков на 21% и доли убыточных предприятий — на 0,6%.

 Кроме того, годовые темпы прироста средств на рублевых депозитах на фоне высоких ставок предприятий достигли локального максимума.

Аналитики компании выделили четыре группы отраслей с четкой сегментацией инвестиционной активности и показали на примере их структуры, почему в целом инвестиционная ситуация в России становится хуже.

Первая группа, в которую входит электроэнергетика, нефтепереработка, производство стройматериалов и транспорт обладает наибольшим количеством свободных ресурсов.

Однако именно она инвестирует меньше всего относительно своих возможностей (всего 27%) из-за того, что компании отрасли активно инвестировали в первой половине 2010-х годов, во время «политических» строек.

Вторая группа, в которую входят экспортеры сырья, а также производители электрооборудования и транспорта, строительство, торговля и финансовые услуги, и на которую приходится чуть меньше двух третей всех инвестиций, не может вытянуть общую динамику инвестиций в плюс из-за низкой нормы накопления капитала в экономике.

Вклад третьей группы, в которую входят пищевое и легкое производство, выпуск машин и оборудования, а также образование, и которая ориентирована на внутренний спрос составляет всего 11% от общего числа инвестиций. А четвертую группу аналитики назвали «явным и глубоким аутсайдером».

Читайте также:  Госдума одобрила во 2 чтении законопроект о запрете хостелов в жилых домах

К ней относится отрасль здравоохранения, чей вклад в размер капитальных вложений в экономику составляет лишь 1,4%.

Одной из основных причин спада инвестиций, как видно из доклада, является то, что первая группа отраслей не вкладывает деньги в экономику. Помимо уже указанной, причинами этого, по мнению аналитиков, кроются в том, что первая группа в очень большой степени состоит из государственных или окологосударственных компаний.

Последние же ограничены законом в возможностях вложений в другие сектора экономики, помимо основной отрасли.

Это обстоятельство во многом защищает экономику от дальнейшего системного огосударствления, но также сильно ограничивает межотраслевые инвестиционные потоки и конкуренцию в потенциально привлекательных секторах, отмечают аналитики.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram: @incnews

Почему строительная отрасль уже не поднимется на прежний уровень

По данным Росстата, строительная отрасль в первом полугодии 2019 года погрузилась в стагнацию. Основные драйверы прошлых лет пока не способствуют подъему — инвестиции сокращают, а госпрограммы недофинансируют.

Спад строительства и инвестиций в России почти прекратился

Основные макроэкономические показатели, по которым можно сделать вывод о том, что происходит в экономике страны в целом и в ключевых ее отраслях в частности, — это уровень доходов населения и объем розничного товарооборота. К сожалению, оба они не демонстрируют рост. Так, в первом полугодии 2019 года реальные доходы населения снизились на 1,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Вслед за этим падает и покупательная способность.

Надеяться на значительное увеличение объемов строительства в ситуации, когда у людей практически нет возможности делать сбережения и тратить их на приобретение недвижимости, не приходится.

Цифры статистики это подтверждают: среди реализующихся сегодня объектов менее 2% получило разрешение на строительство в этом году, все остальные — завершающиеся проекты прошлых лет.

Единственным драйвером спроса на жилье (а жилой сегмент занимает внушительную долю строительного рынка — 30–50% в зависимости от региона) остается ипотека. И чтобы стимулировать покупательскую активность, Центробанк понижает ключевую ставку, а вслед за ним и банки уменьшают проценты по ипотеке. Однако количество выданных кредитов тем не менее снижается — за полгода на 13,2%.

Влияние долевого строительства

Еще один важный момент, который может не самым позитивным образом отразиться на строительном рынке, — изменение закона о долевом строительстве.

Раньше, согласно Закону № 214-ФЗ, люди могли приобретать квартиры на ранней стадии строительства, тем самым они экономили до 30% от финальной стоимости жилья. Но со вступлением в силу поправок им придется покупать более дорогую недвижимость.

Кроме того, законодатели сформулировали требования к застройщикам, которые имеют право работать на рынке. Но этим требованиям не соответствует даже половина сегодняшних девелоперов.

То есть все они в ближайшее время уйдут с рынка, а сам рынок сузится и частично монополизируется. Это сократит конкуренцию, что незамедлительно отразится на ценах на недвижимость, и уж точно не будет способствовать росту спроса.

Кроме того, в цепочку «застройщик — покупатель» добавили еще одно звено — банк.

Застройщик в течение всего срока строительства будет выплачивать ему проценты по кредиту, и можно не сомневаться, что в конечном итоге переложит эту финансовую нагрузку на плечи конечного покупателя.

Конечно, есть надежда, что в закон будут внесены некоторые послабления, однако переходный период может стать неблагоприятным как для застройщиков, так и для всего рынка.

Рынок строительных материалов

Отсутствие более или менее радужных перспектив в строительстве влияет и на состояние рынка строительных материалов. В этом сегменте также отмечается устойчивый тренд на снижение.

Например, по итогам первых шести месяцев 2019 года потребление минеральной изоляции, несмотря на начало активного сезона, практически не выросло — всего на 1–1,5% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В денежном выражении оно составило 29 млрд руб.

Прогнозы на будущее

Интересно, что сейчас в отрасли наблюдается спад, несмотря на активное развитие строительства в последние несколько лет. Это во многом было связано с крупными спортивными событиями — Олимпиадой и чемпионатом мира по футболу. Благодаря им инвестиции увеличивались в 3–4 раза ежегодно.

Сегодня мировые спортивные состязания остались позади. И несмотря на то что развитие продолжается (модернизируют ЖКХ, ремонтируют дома и дороги, строят новую инфраструктуру), многократного увеличения объемов инвестиций и темпов строительства уже нет и не будет.

По крайней мере, до тех пор, пока в России не появятся новые столь же глобальные проекты.

В Минэкономразвития надеются, что показатели роста инвестиций во второй половине года достигнут 4–5%.

Пока же они только сокращаются: ЦБ РФ оценил падение во втором квартале в 1,3–1,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Инвесторы сегодня не готовы вкладывать ни в строительство, ни в производство строительных материалов, так как сроки и перспективы окупаемости этих вложений сложно прогнозировать.

Переломить ситуацию и дать толчок для нового роста могла бы более активная реализация национальных проектов, которые и были задуманы, чтобы стимулировать экономический подъем и улучшить уровень жизни населения.

С одной стороны, без развития всех направлений, которые затрагивают нацпроекты — и образования, и здравоохранения, и культуры, и строительства, — невозможно нормальное функционирование страны и общества.

С другой — вложение крупных средств в эти направления будет способствовать росту смежных отраслей. Так, например, программа «Жилье и городская среда» могла бы обеспечить загрузку не только девелоперов, но и производителей строительных материалов.

На 13 нацпроектов выделено более 25 трлн руб. Но, к сожалению, пока работа над ними идет недостаточно активно, и средства эти освоены менее чем на 30%.

Василий Ткачев руководитель направления «Минеральная изоляция» компании «Технониколь»

Более половины регионов продемонстрировали спад инвестиций в 2020 году

Положительную динамику инвестиций в основной капитал в 2020 году показали 34 субъекта РФ, в одном регионе объем инвестиций не изменился, в 50 — произошел спад, сообщают РИА Новости со ссылкой на данные рейтингового агентства «РИА Рейтинг».

В кризисный 2020 год объем инвестиций в основной капитал в России, согласно данным Росстата, снизился на 1,4% против роста на 2,1% в 2019-м.

Спад был обусловлен результатами II и III кварталов, когда были введены ограничительные меры и многие бизнес-процессы просто остановились.

Впрочем, годовое снижение было не столь сильным, как прогнозировалось многими экспертами ранее, свою положительную роль в этом сыграл результат IV квартала и пересмотр Росстатом итогов I и II кварталов в сторону улучшения.

В региональном разрезе, как и ранее, картина была довольно неоднородная как по абсолютному объему инвестиций, так и по динамике. По объему инвестиций на душу населения диапазон составляет от 2,046 млн рублей до 40 тыс., то есть разрыв — в более чем 50 раз.

Лидерами по инвестициям в основной капитал на душу населения являются северные регионы: Ненецкий АО (2 046 тыс. рублей), Ямало-Ненецкий АО (1 975 тыс.) и Чукотский АО (629 тыс.).

При этом если Ненецкий АО и Чукотка занимают высокие позиции при довольно скромных объемах инвестиций, главным образом за счет малочисленности населения, то ЯНАО характеризуется высоким абсолютным объемом инвестиций, который составляет 1,075 трлн рублей и уступает только Москве, которая по этому показателю является лидером.

Самые низкие показатели инвестиций в основной капитал на душу населения по итогам 2020 года отмечены в Карачаево-Черкесской Республике (40,1 тыс. рублей), Костромской области (41,2 тыс.), Республике Ингушетия (42,8 тыс.).

Положительную динамику инвестиций в 2020 году показали 34 субъекта РФ, в одном регионе объем инвестиций не изменился, в 50 — произошел спад. При этом 12 регионов продемонстрировали рост более чем на 10%, а 22 региона снижение более чем на 10%.

Лидерами по положительной динамике инвестиций в основной капитал в 2020 году являются: Республика Калмыкия, где рост был в 2,2 раза за счет активного развития ветровой и солнечной электрогенерации, Хабаровский край (124,7% к уровню 2019 года), Республика Марий Эл (123,5% к уровню 2019-го).

Наиболее сильное ухудшение динамики имело место в Республике Саха (Якутия), где объем инвестиций в основной капитал снизился на 49,1% к уровню прошлого года, что, возможно, связано с фактором высокой базы, так как в прошлом году завершилось строительство газопровода «Сила Сибири» и было введено в эксплуатацию Чаяндинское газоконденсатное месторождение. На 40,9% снизились инвестиции в Севастополе и на 39% в Республике Алтай.

Отметим, что несмотря на жесткие условия, в которые была поставлена в 2020 году нефтегазодобывающая отрасль, не во всех регионах, специализирующихся на добыче углеводородов, произошло падение инвестиций.

Так, спад произошел в Ненецком АО (на 13,7%) и в Сахалинской области (на 15,2%).

Но вместе с тем в главных нефтегазовых регионах — в Ханты-Мансийском АО — Югра и Ямало-Ненецком АО — инвестиции в основной капитал в 2020 году выросли на 5,5% и 15,4% соответственно.

Читайте также:  Может ли инвалид поставить гараж?

По мере восстановления экономики в 2021 году возможно ожидать положительных изменений в инвестиционной сфере как по стране в целом, так и в региональном разрезе.

На инвестиционную активность должны оказать положительное влияние некоторые правительственные меры в сфере поддержки инвестиций, а также постепенное снятие ограничений по добыче нефти в рамках соглашения ОПЕК+ и ожидаемый рост среднегодовой цены нефти, динамика которой, как правило, в России коррелируется с динамикой инвестиций.

По мнению экспертов «РИА Рейтинг» прирост инвестиций в 2020 году составит 1,5—2%, число регионов с положительной динамикой вырастет до 50—60.

Максим Решетников: экономика РФ прошла нижнюю точку спада лучше, чем ожидалось | Министерство экономического развития Российской Федерации

Уважаемая Валентина Ивановна!

Уважаемые сенаторы!

Тема моего доклада – реализация регуляторных инициатив и улучшение делового климата. Но перед тем как перейти к ней, вначале – несколько слов об экономических итогах года.

После снижения во 2м квартале экономика постепенно восстанавливается.  Наша оценка ВВП 2020 года -3,8%, практически совпадает с августовским прогнозом.

Нижнюю точку спада мы прошли лучше, чем ожидалось. И восстановление пошло быстрее. Это напрямую связано с принятыми антикризисными мерами поддержки населения и бизнеса.

Кризис не приобрел системного характера. Удалось предотвратить его влияние на системообразующие отрасли и предприятия. По итогам 11 месяцев производство в обрабатывающей промышленности вышло практически на уровень прошлого года, в сельском хозяйстве прирост +1,5% (г/г), стабилизировались темпы и в строительстве.

Сдерживающее влияние на восстановление показателей физических объёмов производств оказывает действие соглашения ОПЕК+ об ограничении добычи нефти.  

Из позитивного следует отметить меньший, чем ожидалось, спад инвестиций за 9 месяцев. Спад чуть больше -4,1% г/г. Мы ожидали, конечно, существенно больше снижения.

Важным фактором стабилизации ситуации является восстановление потребительского спроса. Оборот предприятий торговли и услуг по данным ККТ даже сейчас находится чуть выше уровня прошлого года. Даже сейчас в этих непростых условиях.

Ситуация на рынке труда постепенно стабилизируется. В ноябре уровень безработицы составил 6,1% при максимуме 6,4% в августе. Ожидаемо снижается и регистрируемая безработица если на конец сентября безработных было 3,7 млн человек, то на середину декабря – 2,9 млн.

Хорошим инструментом и поддержкой здесь на рынке труда является реализуемая программа ФОТ 2.0, это выданные кредиты малому и среднему бизнесу со следующим списанием при условии сохранении занятости -под ее защитой сейчас находится 5,4 млн рабочих мест.

97% заемщиков продолжают сохранять занятость и претендовать на списание всей задолженности.

Мы видим, что подавляющее большинство заемщиков выполняет обязательства и, соответственно, могут рассчитывать на списание, сохраняя рабочие места. Тем не менее, ситуация на рынке труда остается напряженной. И восстановление занятости будет одним из основных приоритетов экономической политики в 21 году.

Продолжаем реализовывать антикризисную повестку. Продлены ряд мер: отсрочки по налогам и страховым взносам для тех отраслей, которые пока не восстановились на 2021 год.  Продлены меры поддержки для производителей и продавцов подакцизных товаров. Продолжается поступление требований к заемщикам РГО и МФО.

В условиях снижения доходов в 2020 году бюджетные расходы не сокращались, а увеличивались.

По итогам ожидаем: дефицит федерального бюджета более – 18,4 трлн (на 550 млн больше плана), а расходы превысят 22,5 трлн.

Это важная мера поддержки экономики, потому в настоящий момент действительно бюджетные расходы являются тем якорем, который позволяет экономике не только держаться на плаву, но выступать драйвером.

В этом году регионы получили более 300 млрд рублей дополнительно для компенсации выпадающих доходов. Кроме того, были реструктуризированы их долговые обязательства.

  За 11 месяцев объем межбюджетных трансфертов вырос на 60% (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Это позволило увеличить расходы субъектов на 14% по сравнению с прошлым годом по итогам 11 месяцев при снижении собственных доходов на 4%. Отдельно отмечу на 21% выросли капитальные расходы региональных бюджетов.

В 4-м квартале вызовом стало ускорение инфляции (мы ожидаем 4,8% декабрь к декабрю), рост цен на ряд продовольственные товаров в первую очередь. Основные причины –снижение урожая по ряду культур, ослабление рубля и ощутимый рост мировых цен на продовольствие.

Чтобы стабилизировать ситуацию с ценами, Минпром и Минсельхоз подписали соглашения с торговыми сетями и производителями, Правительством введены экспортные пошлины, запустили меры поддержки для производителей сельского хозяйства, в первую очередь для хлебопеков и производителей муки.

Сегодня вы рассматриваете законопроект, который дает Правительству дополнительные полномочия по регулированию цен на продовольственные товары. Подчеркну: мы рассматриваем этот инструмент как экстренную, крайнею меру, которая может применяться только в крайнем случае, и если остальные меры экономического характера не сработают.

В целом, сегодняшняя ситуация – лишь отклонение, а не уход с траектории устойчивого роста экономики. Именно с инвестициями, с развитием малого и среднего бизнеса, а значит и с деловым климатом, мы связываем восстановление и дальнейшее развитие экономики. И от тех решений, которые с вами приняли и еще примем, зависит – на какую траекторию экономического роста мы выйдем.

  • Ключевыми считаем 4 направления:
  • Первое – регуляторная реформа: она включает регуляторную гильотину и новую модель контроля и надзора.
  • Второе – механизм «Трансформация делового климата».
  • Третье – защита частных инвестиций

И, наконец, адаптация законодательства к новой постковидной реальности. Подробнее – о каждом из них.  

2020-й стал годом регуляторной реформы.  Задача стояла – исключить устаревшие требования. На замену им с 1 января, как поручал Президент, должны прийти новые – исполнимые и обоснованные.

Цель — уйти от концепции «нулевого риска», принципа «как бы чего не вышло» — принцип приводит к очень большим затратам в экономике, как раз к тем самым избыточным требованиям в конечном итоге очень дорого обходится.

Несмотря на ситуацию с ковидом, договорились сроки реализации проекта не переносить.

39 федеральных ведомств и 1.300 экспертов рассмотрели и отменили 3 тысячи актов последних тридцати лет и более 8 тысяч советского периода. Хочу поблагодарить коллег – регуля́торов, надзорные ведомства, министерство юстиции, аппарат Правительства за напряженную работу. Самым сложным было: не увлечься, не «отсечь» лишнего, при этом добиться реальных улучшений для бизнеса.

В каких сферах произошло наибольшее обновление актов.

— Среди лидеров – транспорт.  Вместо отмененных 800 (восьмисот) актов будет действовать лишь 85. Пересмотр упрощает регулирование отрасли и снижает издержки. Только отмененное требование менять раз в три года блок защиты информации в тахографе для 3,5 млн грузовых машин стоило бизнесу 70 млрд рублей.

— Пересмотрены сотни избыточных требований в СанПиНах. Количество требований к общепиту, например, сократилось в 5 раз. Теперь исключены штрафы за то, что в кафе посуду моют не «по инструкции».

— В сфере промышленной безопасности Ростехнадзор переработал 200 актов.  Рассчитываем, усилия наших предприятий теперь будут идти действительно на обеспечение безопасности, а не на исполнение устаревших требований по заполнению бумаг. Правительство справилось с реализацией регуляторной гильотины и органы власти справились.

Взамен отмененных актов нужно было принять 451 новый. По данным на сегодняшнее утро, осталось принять 13 актов. Финальное совещание еще на базе Аппарата Правительства РФ, одно из них сегодня.

С Министерством природных ресурсов дорабатываем баланс между реальными улучшениями для бизнеса и в то же время не нарушить нормальную регуляторную работу служб, не допустить, чтобы какие-то требования, которые объективно нужны оказались отменены.

Чтобы сделать механизм постоянно действующим, приняли два принципиально новых закона.

Законом «Об обязательных требованиях» внедрили механизм постоянного обновления – раз в 6 лет будем оценивать, не устарели ли требования.

На законодательном уровне закрепили уже зарекомендовавший себя институт оценки регулирующего воздействия. Это важно –механизм повышает качество регулирования. Только в этом году ОРВ прошло более 1.

500 проектов актов, 40% из них были отправлены на доработку: выявлено более 2 трлн рублей потенциальных издержек.

Закон «О государственном контроле» меняет систему контроля и надзора. Главным будет – оценка рисков, мониторинг вместо проверки, профилактика вместо наказания. Стремимся, чтобы все требования соблюдались, а количество контактов контролеров и бизнеса было минимальным.

Сейчас работаем над так называемым «законом-спутником» 248-ФЗ, который вносит изменения в 112 отраслевых законов. Он принят в 1 чтении в Госдуме.

Отдельное внимание – на региональном блоке. По нашим оценкам, на регионы пришлась почти треть (31%) всех проверок, проведенных в России в 2019 году. Хочу поблагодарить Временную комиссию Совета Федерации по контролю.

Читайте также:  Под Петербургом хотят возвести два небоскреба

Мы с сенаторами провели большую работу с территориями: по итогам, к примеру, предусмотрели переходный период для принятия регионального законодательства о контроле до конца следующего года.

Это очень важно, эти переходные периоды нужны для того, чтобы регионы имели возможность нормально адаптироваться и качественно отработать.

Закон о контроле предусматривает максимальную цифровизацию надзорных ведомств. И это требует от нас и перехода на цифру в сфере нормотворчества. Эту тему Вы, Валентина Ивановна, тоже недавно обозначили.

Законом об обязательных требованиях предусмотрено создание так называемого реестра обязательных требований. В пилотном режиме мы начнем эту работу в 1 квартале следующего года. Подобные проекты есть в Москве, Татарстане. Мы учтем их опыт.  «Пилотами» выступят МЧС, Роструд, Росаккредитация, Роспотребнадзор, Минстрой.

За счет интеграции с информационными системами надзорных ведомств, реестр позволит автоматически формировать чек-листы проверок. По факту формировать задания к проекту, исходя из структуры риска и особенностей объекта. Мониторить, какие требования нарушаются чаще всего, оценивать издержки на их соблюдение, увязывать это с рисками.

Для анализа проблематики контрольно-надзорной деятельности вместе с Минцифрой создаем единый реестр всех видов контроля.

А с учётом положительного опыта использования единого реестра проверок, совместно с Генеральной прокуратурой будем его расширять новыми данными.

В информационных системах должны быть актуальные данные об объектах контроля и степени их риска, результатах контрольных мероприятий. Чтобы четко понимать – действительно ли органы контроля выходят туда, где есть наибольшие риски, а не туда, куда привыкли.

Уже сейчас это используем. С апреля ввели мониторинг соблюдения моратория на проверки. Их число по сравнению с прошлым годом снизилось в 2 раза. Катастрофы при этом не произошло – предприниматели сами видят риски и делают ставку на самоконтроль.

Кризис показал, бизнесу можно и нужно верить. Чтобы избежать локдауна, компании исполняли санитарные требования, заботились о безопасности сотрудников и клиентов. Поэтому мораторий на проверки для малого бизнеса продлили на следующий год.     

Далее. Отдельная работа по улучшению делового климата ведется на основе предложений от бизнеса – в рамках механизма Трансформация делового климата. За 2 года собрали более 320 инициатив, отменили 120 ограничений.

Это уже не смешно: Россия стала жить хуже, чем Албания

По итогам 2020 года Россия вошла в первую пятерку стран по масштабу и скорости падения благосостояния населения среди крупнейших экономик мира. Такие результаты представил банк Credit Suisse в своем ежегодном отчете Global Wealth Report.

Всего лишь за год благосостояние российских домохозяйств сократилось на 338 миллиардов долларов в номинальном выражении. По этому показателю Россия уступила лишь Индии (594 млрд долл.) и Бразилии (839 млрд долл.

) По относительной скорости падения совокупного благосостояния, которая составила 9,9% за год, наша страна заняла четвертое место среди 50 крупных государств.

Можно сказать, что цель войти в топ-пять экономик мира, поставленная президентом РФ Владимиром Путиным, выполнена, только совсем не так, как подразумевалось.

В среднем на каждого взрослого жителя России приходится 27 162 тысячи долларов благосостояния, и за год эта сумма уменьшилась на 9,6%. Естественно, сумма благосостояния на душу населения усредненная, и большая часть жителей России не обладают активами в размере 27 с лишним тысяч долларов.

Просто сюда входят и состояния российских миллиардеров, а по свежим оценкам Boston Consulting Group, около 500 богатейших россиян владеют 40% всех финансовых активов страны. Совокупная сумма средств, которой владеют менее 0,0001% населения, составляет 640 миллиардов долларов.

По такому показателю имущественного расслоения общества, как коэффициент Джини, Россия занимает одно из ведущих мест в мире, опережая даже большинство стран Латинской Америки и Африки.

На самом же деле, по подсчетам Credit Suisse, примерно у половины населения страны суммарный объем активов не превышает сумму в 5 431 доллар на человека. А за последний год этот показатель еще и сократился на 691 доллар или 11,2%.

Этот показатель медианного благосостояния примерно на уровне Эквадора и Перу. Для сравнения, в США он составляет 79,2 тыс. долларов, а в Эстонии — 38,9 тыс. долларов.

Даже в Албании уровень медианного благосостояния выше российского в 2,8 раз.

Старший научный сотрудник Института экономической политики им.

 Гайдара Сергей Жаворонков убежден в том, то такого резкого сокращения благосостояния россиян удалось бы избежать, если бы правительство охотней тратило средство на поддержку населения и бизнеса.

Но оно предпочло не распечатывать «кубышку», оставив ее то ли на еще один «черный день», то ли на реализацию сомнительных проектов.

— В 2020 году наша экономика сократилась более чем на 3%, хотя есть страны, которые, несмотря на пандемию, показали не падение, а рост, например, Ирландия или Турция. Да, в России падение было меньше, чем у большей части Европы, но и преувеличивать наши успехи не следует.

Тем не менее, полагаю, что причина такого сокращения благосостояние в том, что наши власти оказали очень небольшую помощь населению и бизнесу по сравнению с той же Европой или США. В Америке, несмотря на падение экономики примерно на нашем уровне, доходы домохозяйств даже выросли благодаря щедрой помощи государства.

В России же экономическая помощь была незначительной. Оценки ее объемов разные, но никто не приводит цифру выше 3% ВВП. По моим подсчетам прямая экономическая помощь не превысила 2%. Это чуть больше двух триллионов рублей. Это очень мало, потому что в США на эти цели выделили 10% ВВП, в европейских странах вроде Германии даже больше, они приближаются к 20%, такая же ситуация и в Японии.

Если государство тратит имеющиеся у него ресурсы в период экономического спада, оно может сгладить падение доходов населения. Но российское государство делало это крайне неохотно, и последствия мы наблюдаем в виде снижения благосостояния.

«СП»: — Буквально на днях глава ЦБ Эльвира Набиуллина пояснила, что мы не может просто так раздавать деньги, так как это приведет к ускорению инфляции…

— А речь не идет о том, что мы должны были просто так напечатать большое количество денег и их раздавать, как в Венесуэле. У России есть Фонд национального благосостояния, который превышает 13 триллионов рублей. Мы из него фактически ничего не потратили, более того, за время эпидемии он даже вырос. Но мы вполне могли бы использовать уже имеющиеся ресурсы для помощи населению.

«СП»: — Но ведь эти средства власть откладывает на «черный день», считаете, можно их потратить на насущные нужды?

— Какой еще «черный день» может быть по сравнению с такой беспрецедентной историей, которую мы наблюдаем с пандемией? Кстати говоря, и падение цен на нефть на протяжении большей части года тоже было. Чего еще нам ждать — вторжения инопланетян?

Логика того, что Фонд национального благосостояния нельзя просто так весь растратить, в принципе, верна. Но только если мы говорим о том, что его нельзя потратить на какие-то инвестиционные проекты, которые то ли окупятся, то ли нет, на рискованные операции и авантюры.

Напомню, что в период предыдущего падения цен на нефть за три года с 2014-го по 2016-й мы потратили примерно половину ФНБ. Потом котировки снова стали расти и мы нарастили его объемы. Нынешняя пандемия — это и есть тот самый «черный день», для которого этот фонд готовился.

«СП»: — Почему же власти его практически не используют?

— Думаю, потому что, во-первых, властям банально жалко этих денег. А, во-вторых, потому что они как раз хотят потратить его на то, на что тратить не нужно, а именно на инвестиции в разного рода проекты «правильных» людей вроде трассы из Москвы в Казань, которая непонятно кому нужна.

Вообще когда мы наблюдаем такую ситуацию с ФНБ, невольно возникают вопросы, а правда ли этот Фонд существует? Знаете, у Советского Союза тоже вроде как были большие резервы, а когда он развалился, оказалось, что и нет ничего.

«СП»: — Несмотря на то, что благосостояние россиян в целом упало, в последнем рейтинге Forbes, опубликованном в марте 2021 года, оказалось, что суммарное состояние российских миллиардеров выросло с 392 миллиардов до 606 миллиардов. Как это возможно?

— Ничего удивительно здесь нет. В течение последнего полугода резко выросли цены на сырье, прежде всего, на металлы. Состояние обычно считается по капитализации принадлежащих компаний. Если цены растут на треть или чуть ли не в два раза, как в химической промышленности, понятно, что это положительно сказывается на капитализации компаний.

Но это очень волатильный показатель. Когда цены на сырье падают, точно так же благосостояние крупнейших предпринимателей начинает сокращаться.

Доцент Финансового университета при правительстве Российской Федерации Олег Комолов, считает, что еще одной важной причиной падения благосостояния россиян стала очередная девальвация рубля, которая привела к росту цен на широкий спектр товаров.

— Первый фактор связан с тем, что в силу очень высокого социального расслоения главным источником понятия «национальное богатство» являются не доходы всех наших соотечественников, а наиболее состоятельной ее части. То есть олигархов, которые контролируют самый прибыльный сектор российской экономики — нефтегазовый.

В силу того, что доходы от экспорта углеводородов в 2020 году упали из-за пандемии, экспортные доходы российских олигархов снизились, что сказалось на общей статистике.

Второй фактор, который является универсальным для всех — это проблема девальвации рубля. Российский рубль входит в число валют, которые сильнее всего пострадали от пандемии. Очередная девальвация рубля привела к тому, что реальные располагаемые доходы всех жителей России снизились.

Мы потребляем значительную часть товаров импортного производства, а вместе с падением курса рубля и ростом курса доллара эти товары становятся менее доступными для большинства населения. Естественно, стоимость рублевых активов наших граждан в долларах тоже автоматически снижается.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *