На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

«Люди здесь не живут, а выживают»

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Виктор Баранов на своей пасеке

«Точёк занят. 1 га», — высится яркая табличка при входе на гектар пчеловода Виктора Баранова. На его участке, недалеко от села Первомайское, стоит около 130 ульев — большую пасеку Баранов держит не один, а вместе с четырьмя товарищами.

Виктор Баранов на пенсии с 2007 года, и, по его словам, пасека для него — это совсем небольшой источник дохода, скорее, занятие для души.

Расширяться пчеловод пока не планирует — говорит, что подумает над перспективами, если появится организованная система сдачи мёда.

От его дома в посёлке Новокачалинск до пасеки примерно 20 километров. Пока едем до места, Баранов рассказывает, что посёлок совсем опустел — остались только «старики и алкоголики». «Раньше тут бильярдная была, концертный зал, пекарня своя была, выращивали овец, свиней, коров, — с грустью рассказывает пасечник. — Люди здесь сейчас не живут, а выживают».

Ханкайский район, который стал пилотным в программе по раздаче гектаров, — это примерно 250 километров от Владивостока. Его поля в основном возделывают китайцы: выращивают рис, сою; в Ханкайском районе находятся и склады, где хранят овощи для экспорта в Китай.

Сейчас у Баранова 26 двухкорпусных ульев, скоро будет 27. На том месте, где пчеловоду официально дали землю, пасеку он держит уже второй год. До этого ульи Баранова стояли на участке возле его дома. Пчёл бывший сотрудник местного РОВД завёл ещё в 1999 году.

Через какое-то время приходят результаты: «В вашем мёде мёда нет». Вот такой и везут в Москву, они ж там не знают, какой должен быть мёд

На территории Баранова с «улейками», как ласково называет их хозяин, помимо него стоят еще 4 человека — у каждого в среднем 25−30 ульев.

«Это делается для того, чтобы одному не стоять. Ведь это караулить надо. Одному не устоишь, надо и домой съездить. А так мы по очереди дежурим», — добавляет пчеловод. Виктор Анатольевич большую часть времени проводит на пасеке — уезжает на пару дней проведать семью, а потом обратно.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Сейчас в хозяйстве Баранова 26 ульев

«Ульи надо и от медведей защищать. Порой придешь, смотришь, а медведь улеек унес или разбомбил. Это бывает, когда им нечего есть. Например, в прошлом году желудя не было, они голодали. Поэтому у нас там собаки, костер постоянно горит», — объясняет Баранов.

Впрочем русский охотничий спаниель Джек, который охраняет ульи, страх не внушает — наоборот, собака ластится и постоянно трётся об ноги. На полученном Барановым гектаре целый городок: кто в будках живёт, кто — в палатках, кухня есть. Рядом с кухней бидоны с медовухой, ингредиентов в которой всего ничего: мёд, кипяченная вода и буквально ложечка дрожжей.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Баранов рассказывает, как раньше работал на государственной пасеке, по 300−500 ульев. «К нам в сёла приезжали, чтобы подзаработать. На пасеке всегда работа найдётся — рамку подержать, на медогонке поработать. Ну, а чего? Пацаны же», — вспоминает Виктор Анатольевич.

«Раньше заводские конторы были. Они приезжали, спрашивали, сколько можем сдать меда. Обычно бидонов 10−20. Главное, чтобы влажности большой не было, иначе мёд забродит. Качество же. Так они закупили и поехали, — объясняет советскую схему сбыта мёда пчеловод. — А сейчас видите как? Сейчас нет этого. Сейчас перекупщики по дешёвке скупают его, бодяжут. В общем, делают непонятно что».

По словам Баранова, в Приморье ценится башкирский мед. «Я решил попробовать, что он из себя представляет, купил баночку. Думаю, сдам на анализ, посмотрю, что там за мёд. Через какое-то время приходят результаты: „В вашем мёде мёда нет“. Вот такой и везут в Москву, они ж там не знают, какой должен быть мёд», — сетует Виктор Анатольевич.

Количество вырабатываемого в день мёда измеряют, ежедневно ставя ульи на весы — утром и вечером. «Например, утром он может весить 65 килограмм, а вечером — уже 67. Значит, принос есть. Но 2 килограмма за день — это плохо. Хорошо, когда с одного улья будет хотя бы килограммов 5», — поясняет Виктор Анатольевич.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Примерно за месяц получается около бидона мёда — 40 или 50 литров

Погибших во время зимовки пчёл (подмор) используют в лечебных целях. Его собирают, сушат, варят, а потом можно пить — палитра болезней, при которых отвар из мёртвых пчёл может быть полезен, прилична.

Количество подмора зависит не только от температуры, говорит пчеловод, но и от того, насколько качественный мёд был у них на подкормке. «Самый лучший корм — это сахар, — делится Баранов. — Чистый продукт.

Кипятишь воду и засыпаешь сахар, и разливаешь это в кормушки или в рамки. Пчёлы хорошо зимуют на чистом липовом мёде».

«Если бы был газ, мы бы быстрее развивались»

О том, что в Ханкайском районе непросто облагораживать свой гектар, говорят многие жители Дальнего Востока: озеро Ханка, чьим именем и назван район, поднимается с каждым годом все выше и, разливаясь по подворьям, топит жилые дома.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

По этой причине еще один владелец гектара, Алексей Мороз, не торопится осваивать предоставленную ему государством землю.

41-летний житель поселка Камень-Рыболов занимается рыбопереработкой и уже давно мечтает организовать собственное рыбное хозяйство. «Да, я думал над этим, этот проект подтолкнул меня к решению получить землю. Можно начать что-то делать бесплатно — землю вот уже дают», — говорит Мороз.

Однако не все так просто. По словам Алексея, чтобы заниматься гектаром, необходимо развитие инфраструктуры — её отсутствие сильно тормозит работу. «Сейчас заниматься чем-то на своем гектаре очень трудно, потому что там нет никакой инфраструктуры. Прежде всего должно быть электричество. На бензогенераторах далеко не уедешь: рыбу нужно обрабатывать», — поясняет он.

«Да и вообще, Дальний Восток плачет от того, что у нас нет газа. Если бы был газ, мы бы быстрее развивались, — сетует Алексей. — А то я посчитал, у нас что получается: в Румынии баллон газа 900 рублей стоит, а у нас, в Камень-Рыболове, — 1500 рублей. По европейским ценам газ покупаем — о каком развитии Дальнего Востока может идти речь?»

Сейчас заниматься чем-то на своем гектаре очень трудно, потому что там нет никакой инфраструктуры. Прежде всего должно быть электричество

В планах Мороза — взять вместе с приятелями несколько участков и в складчину организовать общий бизнес. «Выкопаем пруд, разведём карася, карпа», — добавляет он.

Заниматься сельским хозяйством на полученном гектаре, объясняет Алексей, дорого. «У нас нефтегазовые компании солярку по 30 рублей продают. Чтобы поднять сельское хозяйство, она должна стоить не дороже 15 рублей, и все само заработает», — говорит Мороз.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Алексей планирует заниматься добычей рыбы

По мнению Алексея, государственная программа с дальневосточным гектаром — хорошее предложение правительства. «Плюсы есть. В деревнях, в сельских поселениях люди и так безденежны, ещё им платить за эту землю?! Они просто не в состоянии».

Мороз подчеркивает, что проблемой в процедуре получения земли остается вопрос подачи заявления через интернет-ресурс. «Я, например, на „вы“ с компьютером. Я больше в полях.

Люди, близкие к сельскому хозяйству, далеки от интернета.

Поэтому прежде всего необходимо организовать службу поддержки, чтобы человек пришел в администрацию и ему бы все объяснил специально обученный человек», — говорит Алексей.

  • В первые дни после старта госпрограммы участники испытывали трудности с подачей заявок через портал «На Дальний Восток»:
  • — отсутствовала возможность выбора участка на кадастровой карте — большинство территорий отображались как занятые;
  • — не получалось сформировать земельный участок ни в автоматическом, ни в ручном режиме;
  • — закончить процедуру оформления можно было только подтвердив свою личность в одном из отделений «Почты России»;
  • — программа «вылетала» на любом из этапов прохождения процедуры.

Помогать в получении гектара через интернет, настаивает Мороз, должны специальные службы. Для этого Алексей предложил открыть вакансию с окладом на человека, который мог бы подсказать жителям поселений, как справиться с процедурой подачи документов.

«Бумажные заявления подать можно везде. Но дело в другом — эти бумажные заявления кто-то разбирает? Никто. Все практически стоит стоймя.

В этом пилотном проекте только по газетам все хорошо, но на самом-то деле всё плохо, — жалуется Мороз. — Человеку по интернету трудно это сделать, обратишься в администрацию — тебе скажут „занимайтесь сами“.

Поэтому я нашел человека, который помог мне с подачей заявления за определенную плату».

Один предоставляемый гектар — «маловато», считает Алексей. «Вот если можно было так: гектар тебе дают, а рядом территорию уже можно купить, если тебе твоей земли не хватает, — представляет он. — Если бы такая возможность была, я бы рядом со своей землёй взял ещё, за деньги».

О том, что через 5 лет госорганы могут признать участок неосвоенным, Алексей не переживает. «Я думаю, что на местном уровне всё видно и так.

Если кому-то нужен участок — он будет работать, и надзорные инстанции, которые потом будут оценивать освоенность земли, это увидят, — поясняет Мороз.

Читайте также:  В москве входит в моду совместный найм квартир

— Если человеку участок нужен под пастбище — он это докажет. Мы здесь в поселении-то видим. Свидетелей достаточно».

«Пока дают — берите, — уверен рыболов. — С землей-то всё плохо. Захочешь чем-то заниматься — а уже не сможешь. Даже травы накосить негде будет. Думаю, если люди близки к сельскому хозяйству, есть смысл разбирать участки».

«Не в деньгах счастье»

К благам городской жизни тянутся не все: моряк Максим Аверин, родом из портового города Находка, наоборот, хочет переехать в Ханкайский район, чтобы построить там дом и заняться животноводством.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Аверину 21 год, он студент мореходного училища и участок получил недалеко от Ильинского сельского поселения. Будущий моряк думал о том, чтобы взять участок ближе к дому (с 1 октября количество районов, где можно будет получить бесплатную землю, увеличится), но выбор пал на Ильинку.

«Мне нравится само село, я там служил рядом, на полигоне Ильинском. Местность неплохая, природа потрясающая, озеро Ханка недалеко», — рассказывает он.

Аверин признается: о переезде из города задумывался уже давно.

«Сначала хотел взять 100 соток на Фризе (остров де-Фриз в южном Приморье), потихоньку развиваться, но Владимир Владимирович (Путин) ввёл программу, и я решил взять участок там. Большое спасибо ему».

«Всегда хотел иметь дом. Бетонные плиты… Не знаю, не моё это», — объясняет Максим.

https://www.youtube.com/watch?v=6I-yCbgD74A

Поначалу будущий моряк грезил участком возле самой Ханки, но позже передумал: ведь ежегодно озеро выходит из берегов и разливается всё сильнее.

Начать осваивать землю Аверин собирается ближе к осени, когда закончит учёбу. Максим планирует сперва построить дом, а после начать отстраивать место, где бы жили кролики.

«Начну с кроликов — не думаю, что это очень сложно. Я читал, как их нужно разводить: им необходимо постоянное тепло и наличие сена. Для начала возьму восьмерых, а там уже видно будет. Я знаю, что это большой риск, потому что у кроликов высокий процент смертности и у них человеческие болезни. Но я буду стараться не допускать этого».

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров

Начать своё хозяйство Максим планирует с разведения кроликов

Александр Колбасов / ТАСС

Аверин не исключает, что позже, возможно, будет разводить кур, коров, свиней. «Начать с кроликов — для меня проще. Так сказать, первый шаг. Я мало что знаю о разведении более крупных животных и сейчас, мне кажется, с этим не справлюсь», — делится Аверин.

В перспективе Максим надеется выращивать мясо и на продажу. «В Ильинке этим почти никто не занимается. Местные занимаются овощами — выращиванием картошки, лука. Мяса нет, его постоянно покупают. Так зачем покупать где-то, если можно есть своё?» — рассуждает он. Аверин поясняет, что большинство живущих в Ильинке — военные, у них зачастую нет времени заниматься хозяйством.

Местные занимаются овощами — выращиванием картошки, лука. Мяса нет, его постоянно покупают. Так зачем покупать где-то, если можно есть своё?

Стартовый капитал Максим пока не рассчитывал. По его словам, средняя зарплата матроса — около 50 тысяч рублей. «Ничего, заработаю!» — уверяет он.

У будущего моряка, как и у большинства других, были сложности с подачей заявления на получение гектара через интернет-сервис, однако оформить заявку Аверину удалось уже 1 июня.

«Не в деньгах счастье, — уверен Аверин. — Надо делать что-то на пользу общества. Чтобы люди иной раз не покупали замороженное мясо, а ели свежее».

Иллюзия свободы: как раздавали дальневосточный гектар

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров Фото Виталий Аньков / РИА Новости

Президент России Владимир Путин 14 декабря 2017 года заявил: землю для сельского хозяйства и личного отдыха на Дальнем Востоке захотели бесплатно получить в пользование 120 тысяч человек, а получили уже 33 тысячи. Спустя три дня премьер Дмитрий Медведев отметил: для старта неплохо, но желающих поднимать сельское хозяйство вдали от центральных регионов страны вроде бы больше и нет — кто хотел, тот заявку подал. «Мне кажется, нам нужно эту программу еще всем вместе сопровождать, делать ее более популярной. Важно, чтобы государство способствовало решению тех проблем, которые возникают у участников программы. Если мы этого не сделаем, то программа „дальневосточного гектара“ будет не такой успешной, как бы нам всем хотелось. Я просил бы всех моих товарищей этим заниматься», — сказал он. Товарищи премьера — это как раз министр сельского хозяйства Александр Ткачев, полпред президента в ДФО Юрий Трутнев и министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка. Но не все так просто: глава правительства забыл упомянуть о коррупции.

Дальневосточный гектар, как и в столыпинские времена, манит поселенцев из изрядно обнищавшей центральной России. Кто-то хочет разводить кроликов, кому-то по душе клубника.

Нет ничего проще: подавай заявку на сайте, выбрав кусочек земли по своему вкусу, и вперед к покорению сельскохозяйственных вершин.

Стартовала программа «Дальневосточный гектар» в 2016 году, сначала только для жителей Дальнего Востока, но в феврале 2017 года каждый гражданин Российской Федерации получил право подать заявку на получение земельного участка.

Каждая область ДВФО предлагает свои меры господдержки для переселенцев: от помощи в переезде до открытия бизнеса и льготных кредитов, и программа работает — больше 107 тысяч россиян уже подали заявки, и 34 тысячи уже начали что-то строить и выращивать на полученной земле. Это — официальная информация. Но по факту с лакомыми гектарами творится что-то несуразное.

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаровФото с сайта ФБК

Расследование ФБК показало: в тот самый момент, когда на сайт было не пробиться, самые интересные в коммерческом отношении и самые дорогие гектары были уже заняты.

Пример — озеро Ханка с песчаными пляжами, дубовыми лесами, 52 видами рыб и близостью к китайской границе.

Место хорошее, не зря именно там была построена вертолетная площадка и база отдыха экс-мэра Владивостока Игоря Пушкарева, который ныне ждет в СИЗО суда по делу о злоупотреблении служебными полномочиями и коррупции.

По данным ФБК, первая береговая линия у озера Ханка оказалась занята полностью в считаные часы. Никакой информации об удачливых поселенцах нет, но есть предположение, что будущие собственники дорогих баз отдыха, пансионатов и гостевых домов тесно аффилированы если не с чиновниками Министерства по развитию Дальнего Востока, то с местными властями.

Поскольку надо знать, где земля хорошая, а где не очень; вовремя и заранее нарезать участки (у десятков добровольцев это получилось сделать не с первого раза); договориться с другими людьми, чтобы рука к руке образовать «береговое братство». Слишком много удачных случайностей, за которыми, как правило, стоит инсайд.

А за инсайды надо платить, что, в свою очередь, называется другим словом — коррупция.

Что предлагают людям «второго сорта»

Блогер Алексей Жучков пишет, что за четыре месяца так и не смог оформить право на землю: сначала не работал сайт, потом участок оказался в месте, пересекающем границы другого участка, затем выяснилось, что по топографическим картам он находится на земле, а по спутниковым — в воде. Часть участков оказалась недоступна после пересмотра закона, когда разработчики вспомнили о наличии на Камчатке, к примеру, охраняемых нерестовых рек.

В х к посту звучат сомнения, что это случайность: «При своем скептическом отношении к нашим властям, мы тоже подумывали о том, чтобы взять землю под сельское хозяйство. Мы звонили, узнавали нужную информацию.

Старшее поколение в семье только посмеялось. В итоге смеялись по делу: хороших земель не дают и не собирались давать, а если и давали, то только „своим“.

Поэтому сельского хозяйства у нас не будет, так как мы не обязаны свою жизнь тратить на борьбу с бесконечной коррупцией и воровством в стране».

Сейчас в наличии остались, по большей части, неликвиды, на которых даже одобренные 40 видов бизнеса развивать сложно, а ведь через три года надо будет отчитываться о том, что сделано и как освоен этот самый гектар.

«К 1 февраля к оформлению для бесплатной передачи на Камчатке остались только верхушки гор и сопок. Все остальные земли или заняты нашим любимым Агентством лесного хозяйства Камчатского края (для обеспечения охотничьими угодьями коренных малочисленных народов Севера). Так что или верхушка горы, или болото. И как хочешь, так и осваивай в течение 5 лет», — пишет блогер Эдуард.

Минсельхозразвития же строит воздушные замки: например, для старта проекта по разведению кроликов в бизнес-плане указывалась цифра в 3 млн рублей.

Эти деньги фермер должен выложить из своего кармана, причем в плане отмечается высокая смертность молодняка, что снизит рентабельность бизнеса по сравнению со средней полосой России. Пчеловодам нужно будет потратить меньше — 380 тысяч рублей.

Но чиновники от АПК не включили в смету текущие расходы, зарплату и налоги. Ресторан фастфуда должен продавать ежедневно около 60 бургеров и 80 напитков по ценам выше московских, что сразу переводит проект в разряд нереализуемых.

Кроме того, не элитные участки выделяются на расстоянии более 10 километров от малых городов и свыше 20 километров от средних. Коммуникации и дороги к этим участкам отсутствуют.

Кому это выгодно

Все вместе это позволяет говорить о наличии риска коррупции и вполне работающей коррупционной многоходовки:
1 этап — выделяются большие госденьги на разработку и популяризацию проекта, которые только частично действительно тратятся на проект.

В результате — очень слабая информационная поддержка, сырой сайт и буквально «высосанные из пальца», нереализуемые бизнес-проекты.
2 этап — подготовка к запуску, продажа инсайдерской информации, предварительная раздача «нужным» людям элитной земли.

3 этап — проект запускается, но доступ к нему ограничен, чтобы можно было реализовать запланированное на втором этапе. Аргументация: технические сбои.

4 этап — открытый запуск проекта с частичной ликвидацией программных и документационных ошибок, формальное выполнение государственной целевой программы освоения Дальнего Востока.

Возможность того, что такая схема и была реализована, отмечают занимающиеся проектом общественники. А резкий спад интереса россиян к переезду в ДФО для вспашки земель и разведения скота — косвенное подтверждение их правоты.

Остается только напомнить, что на проект Надальнийвосток.рф потратили несколько сотен миллионов, из них только на создание общедоступного сайта — 55 млн рублей.

Бесплатный гектар не удержал людей на Дальнем Востоке

19.07.2020 20:00:00

Теперь населению безвозмездно раздадут участки в Арктике

Читайте также:  Дом не ремонтируют из-за долгов одной квартиры. Что делать?

На Дальнем Востоке стартовала раздача бесплатных гектаров В Арктике россияне скоро смогут получить бесплатную землю. Фото РИА Новости

За время реализации программы «Дальневосточный гектар» землю получили 83 тыс. россиян, общая площадь участков близка по размерам к Новосибирску, сообщило «НГ» Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке.

Теперь правительство работает над внедрением «Арктического гектара». Четыре года назад идея бесплатно раздавать землю преподносилась как способ привлечь в регион жителей. Но миграционный отток с Дальнего Востока не прекратился. Похожие проблемы в Арктике.

Чиновники поясняют: «Арктический гектар» не остановит бегства людей.

На сегодняшний день землю по программе «Дальневосточный гектар», которая реализуется с июня 2016-го, получили более 83 тыс. россиян.

Общая площадь предоставленных земельных участков составляет 58 тыс. га, что соответствует площади некоторых крупных городов России, таких как Новосибирск, Нижний Новгород или Екатеринбург. Такие данные привели по запросу «НГ» в пресс-службе Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике.

В основном гектары берут жители Приморского края, Республики Саха (Якутия), Хабаровского края и др. «Наиболее активно в программе «Дальневосточный гектар» участвуют дальневосточники: на них приходится около 90%», – сообщили изданию. Кроме того, среди получивших землю на Дальнем Востоке каждый пятнадцатый – житель других регионов России: более 5,8 тыс.

человек взяли землю из недальневосточных регионов. «Как правило, «дальневосточный гектар» берут для строительства жилья – 43%, занятий сельским хозяйством – 37%, ведения предпринимательства – 10%, чтобы открыть туристические и рекреационные проекты – 7%, чтобы заниматься иными видами разрешенной деятельности – 3%», – перечислили в агентстве.

Под иными видами деятельности понимаются экологическая, научная и др.

В агентстве отметили, что, согласно закону, индивидуально можно получить участок площадью до 1 га. В течение первого года заявителю необходимо определиться с видом использования участка, через три года – задекларировать использование. К завершению пятилетнего срока пользования гражданин может безвозмездно получить землю в собственность или длительную аренду.

Скоро россияне смогут примерно по тому же принципу получить землю еще и в Арктике. По поручению вице-премьера Юрия Трутнева подготовлен соответствующий законопроект, сообщается на официальном сайте Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики.

По данным региональных властей, в условиях ограничительных мер, направленных на сдерживание коронавирусной инфекции, «у городского населения значительно вырос спрос на загородные земельные участки и индивидуальные жилые дома». Также интерес подстегнет вступление в силу законов о господдержке предпринимательской деятельности в Арктике.

Ожидается, что сочетание мер поддержки даст стимул местному населению заняться бизнесом на своем земельном участке.

По данным министерства, «в Арктической зоне России проживает 2,5 млн человек, причем 90% из них живут в городах, и довольно крупных, – в Мурманске, Архангельске, Норильске». «Границы многих из них сужаются вследствие оттока населения, при этом базовая инфраструктура сохраняется. Это хорошая возможность для развития индивидуального жилищного строительства вокруг них», – пояснили авторы идеи.

Хотя вопрос о том, действительно ли бесплатные гектары помогут удержать население, остается открытым. Единства мнений нет в том числе у представителей власти.

«Поправки в федеральный закон о распространении упрощенного механизма получения земли на Арктическую зону РФ станет дополнительным стимулом для того, чтобы люди оставались на Севере», – считает временно исполняющий обязанности губернатора Архангельской области Александр Цыбульский.

Участки будут предоставляться только на сухопутной территории Арктики: в Мурманской области, Ненецком и Ямало-Ненецком автономных округах, в 23 муниципальных районах Красноярского края, Архангельской области, Республиках Коми и Карелия. Чукотский автономный округ и арктические муниципалитеты Якутии в этот список не войдут, так как земля там выдается, как на Дальнем Востоке.

В профильном министерстве, правда, сместили акценты. «В Арктике у нас нет цели, чтобы с помощью этого механизма заселять арктические территории, потому что прошли давно те времена, когда люди за землей куда-то ехали. И отток это не остановит.

Эта мера, эта инициатива не про эти задачи», – сообщил замминистра Александр Крутиков. Программа «Арктический гектар» упростит процедуру получения земли, ведь ее можно будет оформить через сайт, пояснил он.

Также Крутиков уточнил, что программа «Дальневосточный гектар» задумывалась для того, чтобы дать людям возможность пользоваться свободной землей и таким образом вовлекать эту землю в оборот.

Действительно, проблема оттока населения стоит остро и на Дальнем Востоке, и в Арктике. И там, и там ее не удается решить в течение уже многих лет, несмотря на внимание властей к стратегически важным регионам.

Видимо, министерство потому и смещает акценты и уводит разговор об «Арктическом гектаре» в сторону от обсуждения оттока населения, что на Дальнем Востоке бесплатная раздача земли не остановила бегства населения. Хотя сам масштаб этого оттока уменьшился.

Правда, к нему прибавилась на Дальнем Востоке другая проблема – естественная убыль населения.

На Дальнем Востоке наблюдается устойчивая миграционная убыль населения (когда из региона уезжает больше граждан, чем приезжает в него). Ее интенсивность снизилась в 2016–2017 годах втрое по сравнению с началом 2000-х годов.

В 2018 году убыль составила –4 на 1000 человек, в 2019 году она сократилась до примерно –1, сообщают со ссылкой на данные Росстата специалисты «Демоскопа Weekly».

Для Дальнего Востока характерна миграционная убыль именно в пределах России более: 90% жителей переезжают в другие российские регионы, лишь 2% – в страны дальнего зарубежья, еще меньше – в страны СНГ.

Кроме того, судя по официальной статистике, Дальний Восток за последние пять лет перешел от естественного прироста населения к естественной убыли: теперь в регионе умирает больше людей, чем рождается. По Росстату, коэффициент естественного прироста составлял в 2015 году около 1 на 1000 человек, а в 2019-м показатель ушел в отрицательную плоскость и составил –1 на 1000 человек.

Если говорить в целом про население Дальнего Востока, то за счет территориальных новшеств его удалось увеличить с 6,2 млн человек в 2015-м до 8,2 млн в 2019-м. Произошло это после того, как в 2018-м указом президента Бурятия и Забайкальский край были переданы из Сибирского федерального округа в состав Дальневосточного федерального округа.

«На Дальнем Востоке работают почти 4 млн человек. То есть каждый второй дальневосточник экономически занят, – сообщили весной этого года в министерстве. – В процентном соотношении с 2017 года снижение числа работающих незначительное: всего 0,6%. И это обусловлено… такими показателями, как миграция и естественная убыль населения».

Арктика, судя по Росстату, тоже рискует столкнуться в ближайшее время с естественной убылью населения: в 2015-м коэффициент естественного прироста составлял там 4 на 1000 человек, в 2019-м – уже 1. При этом в Арктическом регионе тоже фиксируется миграционная убыль. За последние пять лет она сократилась примерно в 2,5 раза.

Если же брать более продолжительный период, то масштабы сокращения населения в регионе удручают. «Сокращение численности населения… за прошедшие 15 лет составило 300 тыс.

человек», – сообщил в конце прошлого года Александр Крутиков.

И это при том, что, по его же словам, Арктическая зона за счет нефтегазодобычи формирует 10% ВВП России, привлекает 10% всех инвестиций, демонстрирует высокие темпы роста производительности труда.

Комментируя идею внедрения «Арктического гектара», гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что пока до конца не ясно, будут ли расшиты те узкие места, которые выявил «Дальневосточный гектар». «Первое узкое место – отсутствие инфраструктуры, нужен ответ на вопрос, кто эту инфраструктуру должен создавать.

Для отдельного человека строительство дороги и подвод коммуникаций – неподъемная задача, — пояснил он. – Второе узкое место – условное владение землей, когда она передается в собственность не сразу, а по истечении некоторого времени.

Это снижало заинтересованность людей вкладываться в этот гектар, ведь возникало опасение: вдруг отберут? Но если эти вопросы будут решены, то проект вполне осуществим и полезен».

Также эксперты указывают на причины, которые не дают поднять развитие регионов Дальнего Востока на новый уровень. «За последние пять лет, в том числе с применением частных инвестиций, на Дальнем Востоке была создана 51 тыс. рабочих мест.

Снизить отток населения помогает программа развития Дальнего Востока, в том числе «Дальневосточный гектар» и льготная ипотека. В то же время отток все равно есть и он выше, чем в других регионах страны.

И его основными причинами выступают социально-экономические проблемы: недостаток школ, больниц, низкое качество медицинского обслуживания и многое другое», – пояснил завкафедрой Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Руслан Абрамов.

С одной стороны, федеральное правительство внедряет различные программы, запускает инструменты; с другой – «позитивные результаты пока не просматриваются: ускоренного роста экономических показателей добиться не удается, миграционный отток населения продолжается», говорит руководитель Центра региональной политики РАНХиГС Владимир Климанов.

По его словам, необходима «консолидация усилий федерального Центра, самих субъектов РФ, включая сложившиеся местные элиты и сообщества, а также бизнес-структур, имеющих там интересы».

«Рассчитывать исключительно на бюджетное финансирование или только на прямые действия федеральных структур в развитии Дальнего Востока нельзя», – предупреждает Климанов. Но, к сожалению, добиться такой консолидации, по его словам, «при жесткой централизации также не получится».

Читайте также:  ЦБ в очередной раз повысил ключевую ставку

Тем более что, как говорит эксперт, «год от года нарастает ментальная дистанцированность дальневосточников от других регионов страны, что чревато возрастанием внешних угроз не только для данного макрорегиона, но и для всей страны». 

Земля необетованная — Раздача «дальневосточных гектаров» похожа на дальнобойный план отчуждения территорий

С 1 февраля каждый россиянин может стать счастливым обладателем гектара земли на Дальнем Востоке. Для этого не нужно самому ехать на край земли – достаточно зайти на сайт надальнийвосток.

рф, выбрать понравившийся участок и подать заявление.

По расчётам властей, столь щедрый подарок заманит в самый быстро пустеющий регион страны новых жителей, которые выстроят там дома, нарожают детей и начнут развивать сельское хозяйство.

Однако эксперты предполагают, что эта лубочная картинка далека от реальности. И если землю раздают, то это, как говорил поэт, кому-нибудь нужно. Попробуем разобраться кому.

Идея развития региона отражена в законе о «дальневосточном гектаре»: продать подаренную государством землю новые хозяева не смогут. На отведённом участке можно будет построить дом, чтобы заниматься сельским хозяйством или предпринимательством.

Однако оформить участок в аренду или собственность можно будет только на шестой год (земли лесного фонда – после 15 лет) его использования, если он «использовался для осуществления любых видов деятельности, не запрещённой российским законодательством».

Эта земля также не может быть передана, подарена или продана иностранным гражданам, лицам без гражданства или образованных с их участием юридическим лицам.

Волна критики этого закона поднялась ещё на моменте обсуждения: участки выделяются очень далеко от цивилизации (не ближе 10 километров от городов с населением более 50 тыс. человек и 20 километров – более 300 тыс. человек), инфраструктуры там, естественно, нет, а цены на Дальнем Востоке заоблачные.

«Земли вполне можно будет «подарить» или внести в уставной капитал ООО, а иностранцам продать долю в этом ООО», – полагает эксперт. Например, китайцам.

«Много ли найдётся желающих получить участок вдали от инженерной и социальной инфраструктуры, где нет ни школ, ни детских садов, ни магазинов. Даже «скорая помощь» туда едва ли сможет добраться. Такое жильё может подойти монахам, отшельникам или лесникам. Но какой процент таких вот отшельников в обществе?» – комментирует партнёр Goltsblat BLP Виталий Можаровский.

Негативно восприняли инициативу о раздаче земли и местные, дальневосточные власти. Главы регионов говорят о том, что хорошей свободной земли у них нет.

Земли на болоте людям не нужны

Но в правительстве критику, видимо, сочли необоснованной. В результате закон вступил в силу, и вот уже министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка рапортует о небывалой популярности проекта. По его словам, только за 1 февраля на сайт надальнийвосток.

рф зашли 182 тыс. посетителей. Больше всего интересуются дальневосточными гектарами жители Москвы и Московской области (почти 25 тыс. человек), за ними – Санкт-Петербург и Ленинградская область (10 тыс.).

Самые популярные участки – в Приморье, Хабаровском крае и Республике Саха.

Автор идеи «дальневосточного гектара», полпред президента РФ в ДФО Юрий Трутнев с гордостью сообщил журналистам, что у людей, которые уже получили надел, «горят глаза. Все хотят работать, все довольны, что имеют свой участок земли. Все они выбрали землю не случайно, они знают, где, на каком расстоянии дорога, ЛЭП, стараются у моря, у озёр, у речек выбирать…».

Тем временем на страничке «Дальневосточный гектар» «ВКонтакте» счастливые обладатели земли выкладывают видео своих участков. Вот Саша и Лёша удивлённо бредут по болоту – на карте их гектар выглядел вполне приличным для сельхозработ участком.

А вот ещё один хозяин надела пытается вбить в промёрзший грунт четыре прута арматуры – отгородить своё хозяйство от подступающей тайги. Работы у собственника много – выкорчевать пни, выровнять почву, вырубить сухостой… «Надо будет ещё от диких зверей участок отгородить», – размышляет землевладелец.

Всё это весьма красочно демонстрирует, что реальная практика воплощения проекта в жизнь сильно разнится с официальной версией о народной эйфории.

О наличии проблемы говорит и председатель республиканского общественного движения по защите прав и законных интересов жителей Республики Якутия «Сир» Иван Степанов: «У нас (в Якутии. – Ред.) координаты разнятся, реальные и в кадастровом учёте, от 500 метров до 70 километров.

Они говорят, что объекты, которые на карте в одном месте, в итоге оказываются посередине реки. Около 40% отказов было именно по Якутии. Большинству отказывали, потому что этот участок уже принадлежал другому человеку. А на карте этого не видно. На карте не видно ни склонов, ни оврагов, ни болот.

Карта неинформативная, и это все признают…»

Ещё один минус – климатические и географические особенности халявных гектаров.

Что можно вырастить на Дальнем Востоке? Какой бизнес поднять среди лесов? Александр Галушка мотивирует потенциальных обладателей участка обещанием поддержки со стороны государства: для освоения «дальневосточного гектара» россияне могут получить грант на ведение фермерства, квоты на древесину для строительства жилого дома, микрозаймы, а также взять сельхозтехнику в лизинг. А вице-премьер Юрий Трутнев обещает кредит на пять лет под 8% годовых, который можно взять в Почта Банке.

Однако председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов оценивает все эти меры поддержки как пускание пыли в глаза: «В ситуации глубокого кризиса в стране «дальневосточный гектар» – это распыление общенародного ресурса. Вместо инфраструктурных объектов создаётся чрезвычайно вредная идеология.

Государство решило, что каждый по одиночке поедет туда, заселит эту землю и там все наладится. На самом деле это означает, что государство бросает население, раздаёт ему подачки. Один гектар самой лучшей земли в самом лучшем месте Дальнего Востока стоит максимум 25 тыс. рублей. Средняя цена – 10 тысяч.

Это цена гектара и цена всей этой политики, в которой государство говорит нам: «Вот, мы для вас сделали, а вы не смогли!»

Это похоже на ваучерную приватизацию

Итак, рядовому россиянину эти гектары, как выясняются, особенно не нужны. Но это не значит, что они не нужны тем, у кого есть деньги и «особые возможности». Кто эти люди? Свою версию предлагает генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин.

– Мне кажется, здесь есть хитрый план, похожий на ваучерную приватизацию, которую мы уже проходили. Вспомним: колоссальное имущество страны разделили на бумажки, а потом эти бумажки продавали за бутылку. В финале имущество страны получили те, кто изобрёл приватизацию. Что происходит с нынешней землёй? Гектары раздадут. Без инфраструктуры никто ничего там производить не сможет.

По мнению Сулкашина, есть большая вероятность того, что затем раздаренная земля попадёт в руки подставных лиц, которые консолидируют активы. Называет он и потенциальных владельцев – китайцы. «Я уверен, что такой дальнобойный план отчуждения территорий изобрели умники из заокеанских институтов», – резюмирует эксперт.

«В законопроекте есть оговорка о том, что земли нельзя продавать иностранцам. Но эти земли не изъяты из оборота, и если речь не идёт о приграничных территориях или сельскохозяйственных землях, то их вполне можно будет «подарить» или внести в уставной капитал ООО, а иностранцам продать долю в этом ООО», – комментирует Виталий Можаровский.

Не стоит также забывать, что в Еврейской автономной области треть земель уже взяли в оборот китайцы. Они выращивают там овощи, занимаются животноводством и планируют расширяться.

Кстати, Юрий Крупнов привёл ещё один любопытный факт: уже в самый первый день раздачи участков на сайте надальнийвосток.рф завис сервер. Возможно, это произошло от большого наплыва желающих получить бесплатную землю или от плохой настройки самого сайта.

Однако имеет право на существование и иная версия: не выяснится ли впоследствии, что за то время, пока сайт оставался недоступным, самые лакомые участки оказались заняты? Причём вовсе не молодыми альтруистами, решившими ехать в глушь поднимать Дальний Восток.

Справка

Население Дальневосточного федерального округа (ДФО) за 25 лет сократилось с 8 млн до 6,2 млн человек. Примерно 1,6 млн Дальний Восток потерял за счёт миграции, ещё 200 тыс. составила убыль населения из-за превышения смертности над рождаемостью.

Регион потерял четверть населения, в том числе Чукотка «убыла» в 3 раза, Магаданская область – в 2,5 раза, Камчатка и Сахалинская область – в 1,5 раза. Сейчас на 36% территории России проживает 4% её населения, и эта цифра продолжает убывать.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *