Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

К Дню труда наши власти конкретно «порадовали» работяг. Конституционный суд принял 26 апреля решение, разрешив отбирать за долги последнее жилье у граждан России.

Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

Решение знаковое, потому что 446 статья Гражданского процессуального кодекса это однозначно запрещала: «Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности: жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением». Кстати, если зайти сейчас в правовую систему «Консультант», там уже красуется поправка со ссылкой на упомянутое решение Конституционного суда от 26 апреля с.г., «выявившее конституционно-правовой смысл» данного абзаца статьи кодекса.

  • Еще в октябре 2020 года (резолютивная часть объявлена 22 октября, полный текст представлен 29 октября) Верховный суд запретил переселять должника в меньшее по площади жилье, выселив из единственного принадлежавшего тому жилья.
  • Почему сейчас все поменялось и к чему это все ведет?
  • Лопнувший «кредитный пузырь»

Год назад во время локдауна государство в России демонстративно отказалось помогать своим согражданам деньгами из Фонда национального благосостояния, куда десятилетиями «консервировались» нефтяные сверхдоходы.

На «чёрный день» – именно так нам объясняли в правительстве, почему эти деньги не вкладывают в реальный сектор экономики.

Но вот «чёрный день» настал, а общество услышало только отлитое в бронзу изречение мэра Москвы «если всем немедленно выплатить – бюджеты треснут».

Ну как же, у нас ведь официально был вообще объявлен не карантин, а «добровольная изоляция» (но если выйдешь из дома – первый же полицейский патруль «скрутит ласты» и потащит в участок, такое бывало даже с матерями с колясками), а платит вам пусть работодатель, которому государство одновременно запретило работу его предприятия.

Итог был закономерен. Наши сограждане и так были закредитованы «по самое не могу», за счет все новых и новых кредитов как-то добирая необходимые на жизнь средства – ведь средняя зарплата в регионах сплошь и рядом составляет 20 – 25 тысяч рублей. Брали один кредит, чтобы вернуть его – брали другой, потом третий и так далее…

Правда, в 2018 – 2019 годах за счет некоторого роста экономики ситуацию, вроде бы, удалось несколько оздоровить, кредиты стали чаще погашать.

Как отмечал в декабре 2020 года «Национальный банковский журнал»: «Российские банки начали текущий год с самыми низкими показателями проблемных кредитов в розничном сегменте за последние десять лет».

Но потом случился локдаун и все стремительно «посыпалось»…

Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

двойной клик — редактировать изображение

«Пузырь» потребительского кредитования, который надувался в России с 2017 года на фоне падающих доходов населения, лопнул, не пережив пандемию коронавируса.

Объемы просроченной задолженности по долгам физлиц в мае – июне взлетели больше чем на 100%, следует из данных бюро кредитных историй «Эквифакс».

По автокредитам «просрочка» увеличилась на 129%, до 517 млн рублей. Объем ипотечных займов, которые не обслуживаются 30 – 60 дней, вырос на 125%, до 601,5 млн рублей».

Это не мои досужие домыслы, это публикация на сайте finanz.ru от 30 июля 2020 года.

И далее, за 11 августа 2020 года: «Россияне продолжают набирать долг перед банками и микрофинансовыми компаниями, компенсируя падение доходов, которое, согласно Росстату, стало рекордным с 1999 года.

На 1 июля общий размер задолженности физлиц достиг 19,909 трлн рублей, следует из статистики ЦБ. С начала года он вырос на 809 млрд рублей, или 4,2%, а за последние 12 месяцев – на 2,141 трлн рублей».

Возвращать эти долги людям нечем (экономика по-прежнему глубоко «на дне ямы»), так что банки взыскивают их через суды. Вот свежая новость от 7 марта 2021 года: «Долги россиян по кредитам, переданные на принудительное взыскание приставам, превысили 1,8 трлн рублей. Это следует из статистических данных Федеральной службы судебных приставов (ФССП) за январь, с которыми ознакомился ТАСС».

С чем бы это сравнить… Доходная часть бюджета Петербурга на 2021 год заложена в размере 0,65 трлн.

рублей, Ханты-Мансийского автономного округа, где находятся главные нефтегазовые месторождения страны, – 0,22 трлн, Татарстана, одного из самых богатых субъектов Федерации, – 0,27 трлн, Свердловской области, располагающей месторождениями металлов и металлургическими заводами, – 0,28 трлн, тоже богатого природными ресурсами и предприятиями Красноярского края – 0,27 трлн.

То есть, суммарные долги физлиц, поданные на принудительное взыскание, уже больше суммарных доходов бюджетов упомянутых пяти ключевых регионов России (1,69 трлн) и плавно приближаются к доходной части бюджета Москвы (2,62 трлн рублей на 2021 год), где, напомню, платят налоги крупнейшие корпорации страны. Суммарные же долги простых россиян уже примерно в 10 раз превысили годовой бюджет столицы!

Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

двойной клик — редактировать изображение

И вполне приблизились к уровню доходов России как государства в целом. По официальным данным, озвученным 17 февраля с.г. на заседании правительства: «2020 год не только изменил привычную жизнь, но и повлиял на налоговые поступления.

В консолидированный бюджет Российской Федерации поступило 21,01 трлн рублей, что на 7,6% меньше 2019 года: в федеральный бюджет – 10,98 трлн рублей (минус 12,9%); в консолидированные бюджеты субъектов – 10,03 трлн рублей (минус 0,9%)».

Эта цифра вполне сопоставима с суммарной задолженностью всех физлиц!

Каким образом возвращать столь головокружительные суммы долгов – загадка. Но выход нашли. Разумеется, не за счет банков, которые агрессивно навязывали всем свои кредиты, бомбардируя рекламой в духе «вам одобрен кредит» (даже если о нем никто не просил).

Будем отбирать жильё!

Что ценного есть у обычного бедного россиянина? Причем, что точно можно реализовать по выгодной цене. Бэушная бытовая техника, одежда или даже машина – это все же товар замедленного спроса, мало ли какие там дефекты, да и скидку от магазинных цен надо делать большую. А вот квартиры всегда уходят хорошо, даже на вторичном рынке.

Обратим внимание свежую заметку в «Ведомостях» от 29 апреля с.г.: «По итогам I квартала 2021 г. спрос на покупку квартир, которые реализуются с торгов в результате процедуры банкротства, вырос в столице на 33% по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года. В I квартале 2021 г.

количество запросов на покупку банкротных квартир через торги выросло на 20,7% по сравнению с IV кварталом прошлого. При этом январь 2021 г. стал рекордным по количеству обращений за последние два года, указывает эксперт по недвижимости Москвы Вадим Зайков».

За пределами столицы, думаю, спрос на отнятые за долги квартиры тоже есть.

Но раньше всё же сложно было изъять и выставить на торги последнее жилье. Теперь наш суд, «самый гуманный суд в мире», разрешил делать и это. «Не, ну а чё такова?»

Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

двойной клик — редактировать изображение

Конечно, это все маскируется красивыми словами про то, изымать будут только «слишком роскошное жилье», а взамен обязательно дадут другое «по социальным нормам».

Вот только кто будет определять – излишне вы роскошно живете или нет, большое у вас жилье по площади или нет? Напомню, «социальная норма» составляет 18 «квадратов» на человека.

Все, что больше, теперь можно изымать как «излишне роскошное», если живущий в квартире человек (даже если ему эта квартира перешла от родителей, а тем – от государства) задолжал банку более полумиллиона рублей и не может отдать.

«Зачистка» от жителей и ссылка в гетто

Что-то взамен дадут, да – где-нибудь на выселках в многоэтажных «человейниках» типа Некрасовки, Путилково или Мурино. Где одни «бетонные джунгли», где нет парков и скверов, не хватает детских садов и школ, где на каждом шагу припаркованы машины. В общем, принудительно выдворят вас в формирующееся на глазах социальное гетто.

Искусственное деление районов на заведомо социально благополучные (где живет «элитка») и заведомо социально неблагополучные (и куда сгоняется «быдло») – крайне опасная тенденция. Но кому-то такая идея явно нравится.

Еще когда в 2017-м в Москве начиналась эпопея с реновацией, было сильное ощущение, что цель мэрии – разрушить сложившиеся десятилетиями районные сообщества, где у каждого района «свое лицо», где люди жили поколениями, знали друг друга, «ходили к соседкам за солью и утюгами», здоровались на улице, всё как в старых фильмах вроде «Я шагаю по Москве». Все снести и застроить безликими многоэтажками, а жителей – куда-нибудь подальше, на ту самую «социальную норму квадратных метров».

Уничтожен при этом будет и привычный национальный облик московских районов.

Ранее в статьях на «Завтра», посвященных формирующихся в России уже по национальному признаку гетто, я приводил цитаты из исследований социологов Центра региональных исследований и урбанистики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации. Вот Екатеринбург: «В двух домах, построенных в 2010-е и примыкающих к рынку, приблизительно высчитанная доля мигрантов — не ниже 70%, при том, что в соседствующей с одним из них пятиэтажке 1965 года постройки мигранты занимают треть квартир». А вот подмосковные Котельники: «Если взять дома, сданные в эксплуатацию в 2010-х, по приблизительным оценкам, доля квартир, в которых живут этнические мигранты, может доходить до половины».

Читайте также:  Строительство в России сократилось на 30-40%

Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

двойной клик — редактировать изображение

Казалось бы, почему? В старых домах квартиры обычно дешевле. Во-первых, не всегда, во-вторых, что важнее, в старых домах далеко не все собственники спешат продавать жилье мигрантам. Тут дело случая. А вот в новых домах – покупай сразу хоть все.

Не случайно и в обычных спальных районах сплошь и рядом – только «воткнули» и заселили новую бетонную коробку-многоэтажку, тут же рядом возникают обосновавшиеся там «новые хозяева жизни» в лице бородачей и женщин в хиджабах…

«Размытое» расселением и переселением население – куда более слабое и амофрное, чем ранее сформировавшиеся районные сообщества. Тем более, когда размыто оно еще и по национальному признаку. И управлять ими проще!

Но реновация – полдела. Очень важной является и «зачистка» исторического центра Москвы от тех, кто, по мнению «элитки», «до сих пор по какой-то ошибке живет там».

В октябре 2018 года большой скандал вызвала колонка руководителя центра городской экономики КБ «Стрелка» Елена Короткова, опубликованная в приложении «Дом» в газете «Коммерсант»: «В современной России большая часть жилых районов в социальном плане до сих пор представляет собой преимущественно законсервированную приватизационную модель 1991 года, когда все желающие получили право стать собственниками занимаемого жилья. И пока мы можем говорить лишь об отдельных примерах джентрификации в России. Самый яркий из них — Остоженка. Еще в 1980-х это был средний район Москвы, но уже в 1990-х и начале 2000-х масштабную территорию полностью заняли дома, ориентированные на платежеспособный спрос».

В чем логика? «Дело в том, что классическая капиталистическая модель развития города не предполагает, что в его центре могут жить пенсионеры и люди с доходом ниже среднего, – откровенно поясняет Короткова. – Это может прозвучать жестко, но объективно недвижимость в центре любого крупного города дороже жизни на периферии.

В Москве же она без преувеличения слишком дорогая, и возможности самостоятельно содержать ее у такой аудитории нет, но в центре эта аудитория сохраняется благодаря серьезным механизмам социальной защиты.

Так, пенсионеры в России освобождены от уплаты налога на имущество, что позволяет условной пенсионерке без проблем жить в шестикомнатной квартире в высотке на Котельнической набережной. Если бы налог на имущество существовал, то содержание такого жилья оказалось бы для нее слишком дорогим.

И пенсионерка, скорее всего, приняла бы единственное верное в этой ситуации решение — переехать в более дешевую квартиру, сдав жилье платежеспособной аудитории».

По тону Коротковой можно понять, это ей это не нравится. Так что неплохо бы условной пенсионерке уже освободить свою квартиру в высотке на Котельнической (благо, на нее есть «платежеспособные» покупатели) и убраться куда-нибудь на окраину города.

Минэкономики запретит отбирать неверно приватизированное жилье

двойной клик — редактировать изображение

Кстати, по вполне официальным данным, как раз в центре Москвы пенсионеров жило особенно много, в Центральном административном округе они составляли 43,1%, а больше всего, почти 50%, – в престижных Хамовниках. Сейчас эти данные с портала открытых данных Москвы убрали от греха подальше, но кое-где они ещё доступны.

Какого масштаба социальные конфликты закладывает на будущее подобная геттоизация по имущественному и национальному признаку – страшно даже представить.

И, кстати говоря, никакого развития и центру Москвы такая модель не предлагает.

Еще в июне 2018 года, за 4 месяца до нашумевшей колонки Коротковой, председатель совета директоров Kalinka Group (крупное агентство на рынке оценки недвижимости) Екатерина Румянцева опубликовала в «Ведомостях» статью «Безжизненная ««Золотая миля»», где констатировала: «По нашей статистике, всего в 30% квартир в «Золотой миле» кто-то проживает – либо сам собственник, либо арендатор. Остальные 70% квартир стоят пустыми. Если пройтись по району днем, то вряд ли вы увидите здесь жильцов, выходящих из подъездов… Еще показательно выглядит вечерняя картина – в любом доме не более двух – трех горящих окон… Так сформировался целый безжизненный район с самой дорогой недвижимостью в центре города». И с тех пор всё стало только хуже, район в центре Москвы фактически превратился в необитаемую пустыню.

«Обезлюживание» – это всегда палка о двух концах.

Минэкономики запретит госорганам изымать недвижимость у добросовестных приобретателей

Минэкономики разработало новую версию статьи 302 Гражданского кодекса, предложив запретить госорганам и местным властям изъятие у добросовестных приобретателей любых жилых помещений — ранее предполагалось, что нельзя будет изымать только единственное жилье.

В ведомстве сообщили, что проект разработан по поручению Владимира Путина, проходит согласование в администрации президента и в осеннюю сессию будет внесен в Госдуму.

Как вчера пояснила «Интерфаксу» глава Росреестра Виктория Абрамченко, такой механизм «позволит избежать ситуаций, при которых гражданин лишается жилого помещения, выбывшего ранее из собственности государства помимо его воли, либо приобретенного на безвозмездной основе у лица, которое не имело права им распоряжаться».

Напомним, поручение президента было дано после обсуждения проблемы в Общественной палате. Тогда Владимиру Путину рассказали об изъятии у граждан квартир, купленных на вторичном рынке с отсутствием обременений в ЕГРП,— при изъятии власти ссылались на мошенническую первичную приватизацию.

В начале 2016 года Минэкономики подготовило проект, предполагающий, что приватизированное ранее жилье не может быть истребовано властями от добросовестного приобретателя, если это единственное пригодное для постоянного проживания помещение.

Но он так и не был принят — ожидалось, что он сдвинется с мертвой точки после вмешательства Конституционного суда, который в июне 2017 года признал ст. 302 ГК частично не соответствующей Конституции.

Кроме того, первая версия законопроекта столкнулась с сопротивлением мэрии Москвы. Столичные власти выступили против предусмотренной в документе компенсации за уже истребованную недвижимость.

Мэрия оценивала возможные потери городского бюджета в 1,3 млрд руб.— только с 2013 по 2015 год правительство Москвы подало 156 исков об изъятии помещений, из которых 136 было удовлетворено.

Как сообщили в Минэкономики, обновленная версия проекта положений о компенсации уже не предусматривает.

Партнер юридической фирмы Goltsblat BLP Виталий Можаровский поясняет, что в развитых юрисдикциях, как в Германии, изымать можно движимое имущество — для недвижимости действуют ограничения в целях обеспечения стабильности оборота.

«Власти имеют возможность контролировать все записи в реестре, а когда государство начинает истребовать имущество с пропуском сроков исковой давности — это поведение безответственного собственника», — добавляет он.

Ведущий юрисконсульт департамента правового и налогового консалтинга «КСК групп» Юлия Невзорова говорит, что права действительно добросовестных собственников такой законопроект защищает, но возможны и злоупотребления: так, гражданин перед банкротством может вывести недвижимое имущество из конкурсной массы через цепочку приобретателей.

Чиновникам запретят отбирать квартиры у добросовестных приобретателей

Опубликовано: 30.11.2016Просмотров: 583

Законопроект, защищающий права добросовестных приобретателей жилья, будет принят в весеннюю сессию, сообщил «Известиям» первый зампредседателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов. Разработанный Минэкономразвития документ устанавливает запрет на изъятие у добросовестного приобретателя жилья, если оно является единственным. Даже если когда-то оно было приватизировано с нарушениями.

В последние годы власти регионов и муниципалитетов пересматривают документы 90-х годов о приватизации жилья. И когда находят нарушения, обращаются в суды. Однако за прошедшие десятилетия недвижимость, пусть и приватизированная с нарушениями, зачастую в обход закона, несколько раз меняла собственников.

И теперь крайними оказываются те, кто добросовестно приобрел жилье и сейчас живет там. Именно таких собственников власти вызывают в качестве ответчиков. И после решения суда о том, что недвижимость когда-то была изъята из собственности государства незаконно, эти жильцы оказываются на улице. Принятие закона оградит их от потери единственного жилья.

Однако члены Общественной палаты, где документ сейчас проходит экспертизу, выявили в нем ряд недостатков.

Как сообщила «Известиям» председатель комиссии ОП по общественному контролю, зампредседателя совета Исследовательского центра частного права при президенте Лидия Михеева, законопроект, несмотря на то что он защищает права граждан, создает определенную коллизию. А именно — нарушает принцип равенства собственников.

— Все собственники по Конституции равны: государство, физические и юридические лица, — говорит Лидия Михеева.

— А здесь вводится довольно странное для нашей правовой системы правило: публично-правовые субъекты (Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования) не смогут истребовать из чужого незаконного владения имущество, которое по классическим правовым канонам всегда можно было бы истребовать — в том числе у добросовестных приобретателей.

Создается странная для нашей правовой системы коллизия. Хотя с точки зрения исправления сложившейся ситуации законодатель предпринял первый шаг, показавшийся ему само собой разумеющимся: просто запретить отбирать квартиры, потому что такое изъятие стало массовым.

В экспертном заключении, которое в ближайшее время обнародует Общественная палата, говорится, что убытки за незаконные действия чиновников не должны нести ни добросовестные приобретатели, ни государство: претензии должны быть предъявлены виновным.

Читайте также:  Можно ли использовать маткапитал, если я буду выкупать жилье 10 лет?

— У нас возникает вопрос: а нельзя ли найти того, кто изначально был виноват в том, что квартира была изъята из госсобственности? — сказала Лидия Михеева.

— Ведь были какие-то чиновники, которые, возможно, за взятку давали согласие, использовали какие-то поддельные документы, мошеннические схемы. Надлежащим правовым решением в таких случаях является поиск непосредственно виновных и привлечение их к ответственности.

Я не имею в виду только уголовную ответственность. С них в любом случае должны быть взысканы убытки государства.

Она также обратила внимание, что в законопроекте МЭР есть моменты, непонятные даже многим юристам: сначала там говорится о запрете на изъятие у добросовестного приобретателя единственного жилья, а затем о том, что в случае изъятия гражданину положена компенсация. Когда и при каких обстоятельствах последняя норма должна действовать, законодателям следует прописать более подробно, считает эксперт.

Депутат Михаил Емельянов пояснил, что формулировки будут уточнены, когда документ поступит в Госдуму. Вместе с тем он отметил, что комитет по госстроительству и законодательству будет рекомендовать принять законопроект. А что касается убытков государства, то соблюдение прав добросовестного приобретателя важнее.

— Надо в первую очередь защищать права гражданина, потому что по сравнению с государством это заведомо более слабая сторона, — сказал Михаил Емельянов. — Добросовестный приобретатель должен быть защищен от судебных преследований. Тем более когда дело касается жилья, особенно единственного. Не думаю, что у законодателей будут какие-то сомнения.

Парламентарий подчеркнул, что региональные власти стараются предъявлять претензии тем, кто честно купил жилье, когда-то незаконно изъятое у государства, потому что это гораздо проще, чем искать конкретных виновных.

— В результате тысячи граждан лишаются жилья, за которое они заплатили свои деньги. При том, что они ни в чем не виноваты, — заключил депутат.

Председатель комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская высказала мнение, что добросовестных приобретателей жилья лучше оставить в покое и дать им жить в честно купленных квартирах.

— Если была вина должностных лиц государства, убытки надо взыскивать с того чиновника, который принимал незаконное решение или неправильно оформлял документы, — сказала Галина Хованская «Известиям». — В принципе это возможно и через 20 лет. Для этого нужна лишь политическая воля и наличие в живых этого человека.

Депутат отметила, что случаев, когда за незаконные действия чиновников расплачиваются добросовестные граждане, достаточно много.

Источник: http://izvestia.ru

Чиновникам запретят отбирать квартиры у добросовестных приобретателей

Законопроект, защищающий права добросовестных приобретателей жилья, будет принят в весеннюю сессию, сообщил первый зампредседателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов. Разработанный Минэкономразвития документ устанавливает запрет на изъятие у добросовестного приобретателя жилья, если оно является единственным. Даже если когда-то оно было приватизировано с нарушениями.

В последние годы власти регионов и муниципалитетов пересматривают документы 90-х годов о приватизации жилья. И когда находят нарушения, обращаются в суды. Однако за прошедшие десятилетия недвижимость, пусть и приватизированная с нарушениями, зачастую в обход закона, несколько раз меняла собственников.

И теперь крайними оказываются те, кто добросовестно приобрел жилье и сейчас живет там. Именно таких собственников власти вызывают в качестве ответчиков. И после решения суда о том, что недвижимость когда-то была изъята из собственности государства незаконно, эти жильцы оказываются на улице. Принятие закона оградит их от потери единственного жилья.

Однако члены Общественной палаты, где документ сейчас проходит экспертизу, выявили в нем ряд недостатков.

Как сообщила «Известиям» председатель комиссии ОП по общественному контролю, зампредседателя совета Исследовательского центра частного права при президенте Лидия Михеева, законопроект, несмотря на то что он защищает права граждан, создает определенную коллизию. А именно — нарушает принцип равенства собственников.

— Все собственники по Конституции равны: государство, физические и юридические лица, — говорит Лидия Михеева.

— А здесь вводится довольно странное для нашей правовой системы правило: публично-правовые субъекты (Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования) не смогут истребовать из чужого незаконного владения имущество, которое по классическим правовым канонам всегда можно было бы истребовать — в том числе у добросовестных приобретателей.

Создается странная для нашей правовой системы коллизия. Хотя с точки зрения исправления сложившейся ситуации законодатель предпринял первый шаг, показавшийся ему само собой разумеющимся: просто запретить отбирать квартиры, потому что такое изъятие стало массовым.

В экспертном заключении, которое в ближайшее время обнародует Общественная палата, говорится, что убытки за незаконные действия чиновников не должны нести ни добросовестные приобретатели, ни государство: претензии должны быть предъявлены виновным.

— У нас возникает вопрос: а нельзя ли найти того, кто изначально был виноват в том, что квартира была изъята из госсобственности? — сказала Лидия Михеева.

— Ведь были какие-то чиновники, которые, возможно, за взятку давали согласие, использовали какие-то поддельные документы, мошеннические схемы. Надлежащим правовым решением в таких случаях является поиск непосредственно виновных и привлечение их к ответственности.

Я не имею в виду только уголовную ответственность. С них в любом случае должны быть взысканы убытки государства.

Она также обратила внимание, что в законопроекте МЭР есть моменты, непонятные даже многим юристам: сначала там говорится о запрете на изъятие у добросовестного приобретателя единственного жилья, а затем о том, что в случае изъятия гражданину положена компенсация. Когда и при каких обстоятельствах последняя норма должна действовать, законодателям следует прописать более подробно, считает эксперт.

Кс рф запретил отбирать жилье у добросовестных приобретателей

По общему правилу, если добросовестный приобретатель купил имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, то собственник вправе истребовать это имущество только в тех случаях, когда оно утеряно собственником или лицом, которому оно было передано собственником во владение, либо было похищено у них, либо выбыло из владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст.

302 Гражданского кодекса). Правовое значение понятия «добросовестный приобретатель» раскрыты Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 21 апреля 2003 г. № 6-П, в совместном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/ 22. Вместе с тем положения п. 1 ст.

302 ГК РФ получили новую оценку КС РФ в связи с обращением гражданина, который стал собственником выморочного имущества в силу ненадлежащего исполнения своих обязанностей органами власти (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.

«. Рассмотрим этот судебный акт подробнее.

Суть дела

Первоначальным собственником спорной квартиры являлся гражданин С., умерший в 1994 году и на момент смерти не имевший наследников ни по закону, ни по завещанию.

Принадлежавшая ему квартира, как выморочное имущество, должна была перейти в собственность города Москвы (п. 2 ст. 1151 ГК РФ).

Тем не менее каких-либо юридических и фактических действий в отношении указанной квартиры Департаментом городского имущества г. Москвы не было произведено.

Между тем в 2007 году нотариусом г. Москвы Р. на имя гражданки С., на основании поддельных документов, было выдано свидетельство о праве на наследство, зарегистрированное в Управлении Росреестра по Москве, и спорная квартира таким образом была оформлена в ее собственность.

Спустя месяц гражданка С. заключила с гражданкой С. А. договор купли-продажи квартиры, а та в свою очередь перепродала квартиру гражданке З. В апреле 2008 года З. заключает с гражданином Д.

договор купли-продажи, по условиям которого спорная квартира перешла уже в собственность последнего.

Однако то, что квартира передана гражданке С. мошенническим путем выяснилось только в 2013 году в ходе расследования уголовного дела. Как установил суд, граждане Т., Ф., А.

, действуя совместно и согласованно в группе с другими лицами, решили путем обмана приобрести право собственности на эту квартиру.

Так, в целях незаконного завладения спорной жилплощадью они воспользовались поддельными паспортами на имя других лиц, представили их и ряд документов на госрегистрацию, нашли покупателя квартиры и склонили третье лицо на возмездной основе оказать помощь в проведении сделки с квартирой.

Таким образом, приговором Московского городского суда от 10 июня 2013 г. № 1-5/13 они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ(мошенничество). Потерпевшим по этому уголовному делу был признан Департамент городского имущества г. Москвы (далее – Департамент, истец).

Департамент, узнав о факте выбытия спорной квартиры из владения города, подал против последнего покупателя в цепочке договоров купли-продажи Д. (далее – ответчик) исковое заявление с требованием выселить его и передать квартиру в собственность г. Москвы.

Никулинский районный суд города Москвы удовлетворил требования истца, признав, что спорная квартира, будучи выморочным имуществом, выбыла из владения города помимо воли органов власти.

Кроме того, являясь собственником квартиры, город от права собственности не отказывался, спорную квартиру не отчуждал, в собственность граждан не передавал.

Читайте также:  Стоимость вторички в России выросла впервые за 3 года

Таким образом, суд первой инстанции принял решение, что Департамент вправе истребовать имущество от последнего покупателя.

Ответчик с этим решением не согласился. Он считает, что в сложившейся ситуации является добросовестным приобретателем, так как при совершении сделки не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества.

Суд апелляционной инстанции также позицию ответчика не поддержал (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 декабря 2015 г. № 33-44622/15). По его мнению, Д.

не представил достаточных доказательств, подтверждающих свои доводы о том, что он является добросовестным приобретателем, поскольку не доказал принятие всех разумных мер для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Так, суд отметил, что из договора купли-продажи усматривается, что квартира приобретена по заниженной цене, отличной от ее рыночной стоимости. Кроме того, за период с июня 2007 года по апрель 2008 года, то есть в течение 10 месяцев, в отношении спорной квартиры было совершено три сделки.

Таким образом, суд посчитал, что гражданином Д. не была проявлена необходимая заботливость и осмотрительность, которая требовалась при заключении договора купли-продажи.

В июне 2016 года решения судов по делу гражданина Д. безуспешно пыталась оспорить Генеральная прокуратура РФ, которая обращалась в ВС РФ с кассационным представлением о пересмотре дела.

Вместе с тем ответчик, не согласившись с решением суда, подал жалобу в Конституционный суд РФ о проверке конституционности положения п. 1 ст. 302 ГК Российской Федерации в части истребования имущества от добросовестного приобретателя. По его мнению, п. 1 ст.

302 ГК РФ не соответствует ст. 1, 2, ч. 1 ст. 17, ст. 18, ч. 1 ст. 19, ст. 35, ч. 1 ст. 40, ч. 1 ст. 46 и ст.

55 Конституции РФ, так как позволяет правоприменителям произвольно толковать понятие «добросовестный приобретатель» и, соответственно, изымать у граждан – последних приобретателей по искам публично-правовых образований выморочное недвижимое имущество.

И это возможно несмотря на то, что право собственности и законность всех предшествовавших приобретению этого права сделок признавались государством в рамках государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Мнения экспертов

КС РФ рассмотрел дело с участием гражданина Д., его адвоката и представителей заинтересованных органов государственной власти. Рассмотрим позиции участников процесса.

Так, первый заместитель председателя совета Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при Президенте РФ, к. ю. н.

 Андрей Егоров в своем заключении по запросу судьи КС РФ отметил, что, как следует из материалов дела, город Москва как собственник на протяжении почти 20 лет не интересовался судьбой перешедшего в его собственность выморочного имущества, не осуществлял регистрационных действий в отношении принадлежащих ему прав, не нес бремя содержания принадлежащего имущества (ст. 210 ГК РФ), и не осуществлял иных собственнических правомочий. Таким образом, поскольку город Москва не вел себя как хозяин, по мнению эксперта, за все наступившие негативные последствия, происшедшие в результате виновных действий (бездействия) самих государственных органов, не может и не должно отвечать третье лицо, проявившее должную осмотрительность, добросовестно полагавшееся на достоверность государственного реестра и, по вине государственных органов, не осведомленное о выморочном статуса имущества.

Основной довод представителя Д., адвоката, к. ю. н. Дмитрия Степанова также заключался в констатации неответственного поведения государства. «Гражданин вправе считать, что если государством создана система призвания к наследству, выдачи соответствующего документа, то государство так или иначе несет ответственность за эту систему.

Если орган власти выдает некий документ (например, документ о праве собственности, подтверждающий действия предыдущего собственника, продающего квартиру заявителю), то, наверное, гражданин имеет право полагать, что государство провело некую проверку соблюдения закона при регистрации предшествующих сделок с недвижимым имуществом.

Неответственное поведение государства недопустимо в принципе», – считает представитель истца.

Аналогичной позиции придерживается и полномочный представитель Генерального прокурора РФ в Конституционном суде РФ Татьяна Васильева.

В данном вопросе она обратила внимание на позицию ЕСПЧ, согласно которой ответственным за регистрацию, социальный наем и приватизацию имущества является государство, обязанное контролировать соблюдение всех необходимых для этого условий.

«Ввиду наличия регулятивных органов покупатель квартиры не должен оценивать риск прекращения права собственности в связи с недостатками, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально введенных в этих целях. Упущение властей не может оправдать последующие санкции против добросовестного приобретателя данного имущества.

Ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно в отсутствие иных конфликтующих интересов. Иными словами, риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованных лиц (постановление ЕСПЧ по жалобе № 7097/10 «Гладышева против Российской Федерации»)», – считает Васильева.

В то же время она отметила, что установленная в п. 1 ст. 302 ГК РФ возможность изъятия имущества у добросовестного приобретателя не ограничивает его право на возмещение убытков лицом, действия которого и повлекли нарушения этих прав.

Полномочный представитель Государственной Думы в КС РФ Татьяна Касаева также считает, что спорные нормы гражданского законодательства соответствуют Конституции РФ и не запрещают гражданам обжаловать действия госорганов.

«Обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества и зарегистрированных прав на него, на разрешение судов», – сказала она в суде.

О необходимости приобретателям недвижимого имущества быть более внимательными и осмотрительными напомнила советник Министра юстиции Российской Федерации Мария Мельникова.

По мнению Минюста России, каждый гражданин помимо выписки из ЕГРП и выписки из домовой книги должен проверить все предыдущие документы о приобретении этого имущества, опросить соседей о проживании в этом помещении собственников, записанных в ЕГРП, знать все когда-либо опубликованные сведения об этом имуществе.

Однако, по мнению полномочного представителя Совета Федерации в КС РФ Михаила Клишаса, возложенный на конечного приобретателя риск незаконного выбытия из государственной собственности имущества усиливает нестабильность гражданского оборота. «Такой подход может свидетельствовать о допущении нарушения прав гражданина», – считает эксперт.

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, помимо всего уже упомянутого выше, также отметил факт нарушения сроков исковой давности Департаментом при заявлении иска о выселении гражданина Д.

«С момента открытия наследства до совершения мошенничества и выдачи нотариусом свидетельства о праве на наследство по поддельным документам и последующего отчуждения квартиры прошло порядка 14 лет, в течение которых мэрией Москвы не совершено никаких действий по выявлению и обращению имущества в собственность субъекта Российской Федерации. Таким образом, есть ли основания для предъявления виндикационного иска у Департамента? Даже десятилетний срок давности, который сегодня фактически является пресекательным в соответствии с ГК РФ, истек. На каком основании тогда судебная система считает допустимым защищать интерес публично-правового образования на право, которое им не зафиксировано?», – рассуждал Кротов.

Решение КС РФ

КС РФ, в свою очередь, признал, что государство в лице уполномоченных законом органов при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости (Постановление КС РФ от 22 июня 2017 г. № 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Д.»).

Он также подчеркнул, что проверка соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества в отличие от государства существенно затруднена или невозможна.

Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник жилого помещения, являющегося выморочным имуществом, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы, отмечается в судебном акте.

Кроме того, суд ссылаясь на решение ЕСПЧ, отметил, что при наличии широкого перечня контрольно-разрешительных органов и большого числа совершенных регистрационных действий с объектом недвижимости никакой сторонний покупатель квартиры не должен брать на себя риск лишения права владения в связи с недостатками, которые должны были быть устранены посредством специально разработанных процедур самим государством (постановление от 6 декабря 2011 года по делу «Гладышева против России»).

Таким образом, КС РФ признал положение п. 1 ст. 302 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой оно допускает истребование жилого помещения, являвшегося выморочным имуществом, от его добросовестного приобретателя.

Однако иск публично-правового образования не будет удовлетворен только в том случае, если добросовестный приобретатель полагался при покупке жилья на данные ЕГРН и в установленном законом порядке зарегистрировал право собственности.

А публично-правовое образование при этом не предприняло своевременных мер по установлению выморочного имущества и надлежащему оформлению своего права собственности на него.

КС РФ постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Д., вынесенные на основании п. 1 ст. 302 ГК РФ, подлежат пересмотру. Добавим, что суд не предписал законодателям внести изменения в спорные нормы

ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/article/1119799/

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *