Застраивать «набережную европы» в петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

  • Архитектор Святослав Гайкович — автор ряда знаковых для нашего города проектов, вице-президент и председатель совета по архитектурной практике Санкт-Петербургского союза архитекторов — ответил на вопросы нашего корреспондента об архитектурных конкурсах в Северной столице.
  • Как вы думаете, почему в Петербурге практика архитектурных конкурсов не распространена так широко, как хотелось бы и горожанам, и архитектурному сообществу?
  • — Конкурсы в архитектуре — это механизм короткого достижения наилучшего профессионального результата по объекту проектирования.

Процесс профессиональной проектной архитектурной деятельности растянут во времени и состоит из длинной цепи изобретений, разработки, взаимных и внешних согласований.

В цепи этой есть ключевое звено, концептуальный момент, когда решается вопрос, быть или не быть достойному архитектурному произведению и вместе с ним выгодному, остроумному, экономически эффективному решению. Быть или не быть объекту, приносящему постоянную, долговременную радость и заказчику, и жителям поселения.

На этот именно момент во всём процессе и проводилась во все времена примерно с XV века процедура, теперь устойчиво называемая архитектурным конкурсом.

В итоге этой процедуры закреплялось концептуальное решение, отобранное уважаемым, специально сформированным временным органом — жюри или комиссией, и решение это всегда служило прочным фундаментом для всей следующей длинной рутинной части проектирования.

Каков смысл организовывать архитектурные конкурсы для конкретного заказчика?

— Самое главное, что при правильно организованном архитектурном конкурсе заказчик получает практически за те же деньги шесть-восемь вариантов основополагающей, концептуальной части своего проекта.

Продукт передаётся ему в твёрдо очерченный срок, без вариантов откладывания по «объективным причинам».

Заказчик получает продукт, выполненный на грани возможностей каждого из соревнующихся участников, ибо ничто так не расслабляет, как отсутствие конкуренции, и ничто не стимулирует творческие силы столь эффективно, как конкуренция по честным правилам.

Общество в целом при реализации приобретает более качественную работу связки заказчик — архитектор и лучшую среду обитания.

Кроме того, до реализации, в процессе конкурса, для граждан имеется возможность рационально обсудить объект, провести настоящий общественный диспут на основе отличающихся вариантов, а не участвовать в формальном обсуждении единственного варианта, предусмотренном законодательством, на этапе, когда инвестор уже потратил уйму средств на формирование стадии проекта.

В мире ежегодно проходят сотни архитектурных конкурсов. Какие из них на вас произвели впечатление?

— Начнём с того, свидетелем или участником которого я не был. Но, очевидно, конкурс на создание купола собора во Флоренции в 1418 году был правильно организован, так как проект прославил и город, и автора проекта Брунеллески на последующие столетия.

Первые внятные правила проведения архитектурных конкурсов появились в 1792 году при организации конкурса на Белый дом в Вашингтоне.

Через 80 лет Королевский институт британских архитекторов сформировал пакет документов, который позволил провести в Британии за последующие 50 лет более 2 тыс. конкурсов!

Неумно было бы отрицать явный факт, что каждый из конкурсов приподнимает уровень архитектуры в регионе, где объявлен, на новую высоту. Число entries, то есть входящих работ, в открытых конкурсах может превышать тысячу, а число приглашённых на закрытые — доходить до 350, как в случае проведения конкурса на восстановление купола Рейхстага.

Можете провести «обзорную экскурсию» по шедеврам, созданным после проведения конкурсов?

— Одно из чудес света — Оперный театр в Сиднее создан в результате открытого конкурса малоизвестным ранее зодчим Йорном Утсоном, который победил более 200 соперников. Столица Бразилии по проекту Оскара Нимейера не была бы столь хороша, если бы мастер не стремился одолеть около 40 конкурентов.

Знаменитая Арка Дефанса архитектора Спрекельсена — один из величайших стандартов современной архитектуры. Она собрала соревнование примерно 400 зодчих. Музей современного искусства в Хельсинки Стивена Холла, Берлинская филармония Ганса Шаруна.

Наконец, пример из ХХI века — Freedom Tower фирмы SOM на месте разрушенного варварами Мирового центра торговли в Нью-Йорке… Список достойной конкурентной архитектуры может быть продолжен.

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Оперный театр в Сиднее ИТАР-ТАСС/Архив

Можно продолжить примерами из Петербурга?

— Можно, но сначала о грустном. Беглый взгляд на конкурсную практику в Петербурге прежде всего выявляет самое общее правило: конкурс вызывает к жизни яркие, заметные работы, причём не только победившие. Качество конкурсной продукции при правильной организации конкурса всегда и везде лучше, чем произведённой безальтернативно. Ключевыми словами являются «при правильной организации».

Вспомним, например, мощнейший конкурс на Здание судов в Петербурге. Результаты его удручают. Будучи неправильно организованным — мало времени на работу участников, менее половины архитекторов в жюри, нет согласования программы в Союзе архитекторов, — этот конкурс привёл к избранию победителем проекта, который дезориентировал публику и, к счастью, не был реализован.

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Архитектурная концепция застройки «судебного квартала» ООО «Архитектурная мастерская М. Атаянца» archi.ru

Весьма важный для Петербурга конкурс на реконструкцию острова Новая Голландия можно записать классическим примером бессмысленного смешения жанров финансового тендера и архитектурного конкурса.

Результат — безупречный провал. Победителем выбрана работа, попирающая не только принципы реконструкции и вообще архитектуры в Петербурге, но и таковые в международном понимании.

Реализуется, к счастью, совсем другой проект!

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Проект реконструкции Новой Голландии, созданный Норманом Фостером fosterandpartners.com

И наоборот: правильно организованные конкурсы дали значительные результаты.

Стоит вспомнить конкурсы на городскую ратушу на Новгородской улице, на здание правительства Ленинградской области, на Фондохранилище Этнографического музея, на офисный комплекс «Атлантик-сити», на новый терминал аэропорта — Пулково-2, конкурс на «Набережную Европы», где победил Евгений Герасимов, «Зенит-арену» по концепции Кишо Курокавы, здание Музея ленинградской блокады Никиты Явейна. Началось строительство Петербургского квартала в Минске, и готовится реализация белорусского проекта в Полюстрово на основе концепций, победивших в конкурсе «Симметричные кварталы».

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Стадион «Газпром Арена» Ермохин Сергей

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Здание Невской Ратуши Ермохин Сергей

Подавляющее большинство конкурсов последних десятилетий в Петербурге было организовано комитетом градостроительства и архитектуры.

Далеко не каждый из них оканчивался реализацией, но все они выносили в общественное пространство значимые, запоминающиеся проекты.

Однако, к сожалению, в Петербурге (в пересчёте безразлично на что — или на душу населения, или на одного зодчего, или на 100 объектов) конкурсов организуется в 10 раз меньше, чем в Германии, и, пожалуй, раз в двадцать меньше, чем в Финляндии.

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Бизнес-центр «Атлантик Сити» Ковалев Петр

Самое время задать два вечных русских вопроса. Первый: кто виноват?

— Главный враг архитектурных конкурсов трудноуловим. Это сумма действий — некоторых далёких от предмета юристов, живучих предрассудков об экономии, случайных обстоятельств, — приведших к юридическим препятствиям для организации конкурсов на государственный и муниципальный заказ.

Хорошо сказано об этом в пояснительной записке к разработанному в Москве архитектором Виктором Логвиновым проекту Модельного постановления о конкурсах в субъектах РФ: «С принятием в 2005 году Федерального Закона №94… проведение публичных архитектурно-градостроительных конкурсов практически прекратилось, так как они были заменены торгами подряда, проводимыми в форме «конкурса» в соответствии с этим законом. Творческое соревнование по поиску наиболее ярких, оригинальных и выразительных архитектурных решений было законодательно фактически запрещено и заменено на конкурентную борьбу за предложение наименьшей цены и сроков проектирования».

Врагом номер два для правильного проведения конкурсов является искажённое представление о контроле над процессом девелопмента некоторыми — часто вполне культурными и благонамеренными — бизнесменами.

Вместо того чтобы обратиться в КГА или Союз архитекторов и оперативно, в течение 4–6 месяцев, провести архитектурный или градостроительный конкурс, они месяцами и годами ходят по разным компаниям последовательно и без большого успеха.

А затем встают перед справедливой критикой главного архитектора города или Градостроительного совета с несовершенным решением и необходимостью всё исправлять или начинать сначала.

И что делать?

— Увеличить плотность конкурсной практики, сделать организацию конкурсов обязательным обременением при инвестировании в застройку некоторых территорий является коллективной мечтой граждански активных архитекторов Петербурга. Эту мечту разделяют и наиболее ответственные представители исполнительной и законодательной власти, а также бизнес-сообщества.

Для осуществления этих целей необходимо совместными усилиями КГА и Санкт-Петербургского союза архитекторов усовершенствовать в юридическом смысле давно разработанный Союзом проект Положения об архитектурных и градостроительных конкурсах.

Этот документ примерно похож на упомянутый уже московский проект Модельного постановления о конкурсах в субъектах РФ. Более того, архитекторы Петербурга пошли немного дальше и апробировали свой проект в Международном союзе архитекторов.

Вот что пишет президент МСА Томас Воньер президенту Петербургского союза Олегу Романову:

«Международный союз архитекторов намерен работать с вами для гарантированного учреждения постоянного, хорошо организованного конкурсного процесса, который привёл бы к появлению новых примеров изысканной архитектуры и способствовал бы поддержке высоких культурных и художественных ценностей. Мы вдохновляем вас на внедрение вашего положения, наилучшим образом отражающего принципы конкурсных правил МСА-ЮНЕСКО, а также принимающего во внимание специфику правовых отношений в Санкт-Петербурге.

Мы находимся в понимании того факта, что Санкт-Петербург уникален требующими защиты историческими ансамблями. Город также требует развития новыми архитектурными работами, отражающими его современность и динамизм.

Мы рекомендуем вам в сотрудничестве с местной властью определить для города системный план наиболее чувствительных площадок развития, для которых требуется повышенное качество девелопмента.

Читайте также:  Выдача ипотеки в 2017 году сократилась на 15% по сравнению с 2016

Это стало бы полезным инструментом для защиты качественной и ответственной работы девелоперов на таких площадках».

Если идея позитивного отношения к архитектурным конкурсам «овладеет массами» девелоперского сообщества и если удастся откорректировать правовые позиции настоящих архитектурных конкурсов по бюджетным объектам, то, несомненно, в Петербурге вырастет число примеров «изысканной», по словам президента МСА, новой архитектуры.

Приплыли: набережная европы

96

медицинских работников погибло в Петербурге и Ленобласти с начала пандемии COVID-19 (*по данным «Списка памяти»)

«У них две цели, одна — главная, другая — основная. Главная — удержаться у власти. Основная — получить от этой власти максимум удовлетворения»

Обозреватель «Новой» Борис Вишневский — о том, почему диктатура не умеет бороться с кризисами

Архитектурный конкурс проектов застройки Набережной Европы прошел вполне в духе современных политических российских выборов: с игнорированием общественных интересов, предсказуемостью результата и горечью в сухом остатке

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравшийОдна из самых красивых градостроительных идей: проект создания единого зеленого пояса — Центрального городского парка, с включением территории современной Набережной Европы (План восстановления Ленинграда, архитектор Н. В. Баранов) 1 — Центральный городской парковый район Кронверк; 2 — то же. Петровский остров;

3 — Приморский парк Победы

Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен На ознакомление с проектами выделили неполную неделю — экспозиция открылась 2 марта, а уже 10-го жюри объявило победителя. Каким образом удалось осуществить обещанный учет общественного мнения, остается загадкой — тем более что многие печатные СМИ и вовсе оказались лишены возможности оперативно донести до горожан необходимую информацию из-за невыхода изданий в праздничные дни, когда типографии не работали. Не допустили прессу и на обсуждение проектов членами Совета по сохранению культурного наследия — впервые за всю историю его существования заседание 5 марта проводилось за закрытыми дверями. Еще накануне пресс-служба КГИОП проводила аккредитацию на это мероприятие, однако, когда эксперты Совета собрались в зале инвестиционных проектов, журналистов попросили выйти вон. Как пояснил официальный представитель организаторов выставки Александр Перминов, решение о закрытом характере встречи было принято «по личной просьбе Веры Анатольевны Дементьевой и членов Совета». Такие запретительные меры, по словам Перминова, были вызваны необходимостью защитить членов жюри от возможного давления. Хотя присутствовавшие эксперты Совета в состав жюри и не входили. И никто из них не подтвердил нашему корреспонденту, что обращался к организаторам с просьбой защитить их от «давления» прессы. Напротив, опрошенные нами эксперты выразили свое недоумение, а то и горячее возмущение предпринятыми мерами информационной безопасности. Так, Александр Марголис охарактеризовал их как «форменное безобразие». Другие припоминали, что подобное имело место лишь единожды, при рассмотрении на Градостроительном совете проектных предложений по «Охта-центру» — тогда, правда, в зал пытались не пустить не только журналистов, но даже некоторых членов градсовета. Алексей Комлев, вынужденный оправдываться за отсутствующую Веру Дементьеву, дал довольно путаные объяснения: мол, это и не заседание Совета вовсе, а просто ознакомление с конкурсными работами и предварительный обмен мнениями. Притом что официальные приглашения, полученные членами Совета накануне, содержали анонс именно заседания Совета с указанием повестки дня из трех пунктов (один из них — обсуждение проектов Набережной Европы).

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Диктует бизнес Как сообщил «Новой» Александр Марголис, не получила поддержки Совета ни одна из представленных на конкурс работ. Всего, напомним, их было пять: свое видение развития данной территории представили тандем Евгения Герасимова и Сергея Чобана, «Студия 44» Никиты Явейна, Жозе Рафаэль Монео (Испания), Марио Ботта (Швейцария) и Дэвид Чипперфильд (Великобритания). Эксперты, отмечая отдельные частные оригинальные решения, оказались единодушны в том, что все проекты внеконтекстны и абсолютно не считаются с петербургской градостроительной традицией и окружающей исторической застройкой. — Как будто в чистое поле пришли, — замечает исполнительный директор Международного фонда им. Лихачева Александр Кобак. — Каждый из представленных вариантов мог бы появиться где угодно — хоть в Лахте, хоть в любом ином месте. Впрочем, такой печальный итог во многом был предопределен выданным архитекторам заданием. Которое содержало жесткие требования по кубатуре и квадратуре выдаваемых на-гора коммерческих и жилых площадей, но никак не учитывало интересов охраны памятников. — К сожалению, мы видим укоренившуюся в последнее время тенденцию эксплуатации исторических видов. И тут она достигла своей кульминации, — полагает Кобак. — Участок максимально забит, все чрезвычайно плотно, полное отсутствие воздуха. Создается ощущение, что была задача выжать максимально возможную прибыль из этой территории. И архитекторы оказались заложниками поставленных условий. Для столь масштабного вмешательства в самый центр исторического Петербурга — в какой-то сотне метров от Петропавловской крепости и Стрелки Васильевского острова! — требуется прежде обсуждать само конкурсное задание. На этом настаивали и другие члены Совета, возмущенные тем, что в очередной раз профессиональную общественность ставят перед свершившимся фактом, дозволяя лишь выпустить пар в ходе обсуждения последствий уже запущенного и, по всей видимости, необратимого процесса. Позиция же тех, кто не обсуждает, а решает, нашла весьма красноречивое выражение в ремарке члена жюри, экс-главы КГА Александра Викторова: «Предложения по организации пространства диктует бизнес, и с ним нужно считаться».

  • Победа брюха над духом
  • Полигон в историческом центре
  • Балет как повод для прыжка вверх
  • Татьяна ЛИХАНОВАФото ИНТЕРПРЕСС

Конкурсу по проекту «Набережная Европы» не помешал ни Генплан, ни кризис | «АСН-инфо»

Сегодня было торжественно объявлено о начале архитектурно-градостроительного конкурса по проекту «Набережная Европы». Соорганизаторами являются Комитет по градостроительству и архитектуре и ЗАО «ВТБ-Девелопмент» в лице ООО «Петербург-Сити» — девелопера застройки территории вдоль северного берега Малой Невы у Биржевого моста. В организации конкурса также участвует Комитет по инвестициям и стратегическим проектам.

Территория застройки занимает 9,9416 га. На участке между пл. Академика Лихачева, пр. Добролюбова, продолжением пер. Талалихина и берегом Малой Невы предполагается возвести 130-150 тысяч кв. м жилой, 38-47 тысяч кв.м офисной и 20-25 тысяч кв.

м торговой недвижимости, а также 5-звездный отель на 120-150 номеров и фитнес-центр. В проект входит также возведение здания Театра танца Бориса Эйфмана, который, по выражению заместителя председателя КГИОП Алексея Комлева, должен стать «жемчужиной в оправе» всего комплекса.

Стоимость проекта, с учетом выполнения всех инвестиционных условий, оценивается в 2,5 млрд. долларов.

В соответствии с Генпланом, жилая зона расположится вдоль набережной, деловая – вдоль пр. Добролюбова. Концепция застройки, представленная ранее на Градсовете архитектурным бюро «Земцов и Кондиайн», предусматривает расположение отеля фасадом к пл. Лихачева, а здания театра – к северу от него.

Это расположение для театра было выбрано в связи с тем, что его здание не может быть ниже стандартной высоты – 40 м, что диктует необходимость расположить его таким образом, чтобы он не перекрывал визуальную ось восприятия исторической архитектурной доминанты района – Князь-Владимирского собора. Как пояснил сегодня А.

Комлев, это требование КГИОП сохраняется в силе. Председатель КГА Александр Викторов сообщил о том, что превышение предельной высотности на этой территории (23 м по фасадной линии набережной, 28 м по фасадной линии пр. Добролюбова и 31 м для внутриквартальной застройки) разрешено Комиссией по землепользованию и застройке исключительно для здания театра.

«Все вопросы с правовой точки зрения решены. Теперь важно получить качественные градостроительные решения», — подчеркнул он.

В ходе обсуждения проекта также ставился вопрос об использовании берега Невы на территории проекта. Отвечая на вопрос корреспондента АСН-инфо, А.

Викторов подтвердил, что после длительных дискуссий было принято решение о создании пешеходной зоны вдоль всего северного берега Малой Невы между Тучковым и Биржевым мостами.

По набережной будет разрешено движение лишь специальной техники и, при необходимости, машин «Скорой помощи».

Все участники пресс-конференции считают проект исключительно важным для города. А.Комлев назвал территорию застройки «единственной в своем роде, уникальной площадкой, которая давно нуждается в реновации».

По его словам, КГИОП сейчас больше всего беспокоит вопрос о том, насколько архитекторам удастся увязать новую недвижимость с исторической архитектурной средой.

В свою очередь, председатель КИСП Максим Соколов придает особое значение тому обстоятельству, что ранее «безрадостная и депрессивная» территория ФГУП «РНЦ «Прикладная химия» приобретает общественное значение, став центром притяжения этой части Петроградского района.

Готовность как инвестора, так и архитекторов к реализации проекта свидетельствует о том, что Санкт-Петербург остается инвестиционно привлекательным, вопреки международному финансовому кризису, считает М.Соколов.

Гендиректор ООО «Петербург-Сити», заместитель гендиректора ЗАО «ВТБ-Девелопмент» Надежда Винник подтвердила, что проект, рассчитанный на период до 2016 г.

, финансируется и будет впредь финансироваться в соответствии с установленными сроками.

КГА и ЗАО «ВТБ-Девелопмент» ранее совместно организовали международный конкурс на проект «Невская ратуша».

Как и в этом случае, сопредседателями жюри в конкурсе на «Набережную Европы» станут губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко и президент-председатель правления ОАО «Банк ВТБ» Андрей Костин.

В жюри войдут также Борис Эйфман, председатель Союза архитекторов Владимир Попов, представители профильных комитетов правительства Санкт-Петербурга, а также петербургские и зарубежные архитекторы. Как пояснила Н.Винник, состав зарубежных членов жюри окончательно не сформирован.

В конкурсе примут участие 5 претендентов, состав которых был согласован оргкомитетом совместно с Союзом архитекторов по итогам переговоров с крупными петербургскими и зарубежными архитектурными бюро, которым были разосланы подробные условия конкурса, в том числе включающие требования Генплана и согласованное место строительства театра. Порядок и условия подписания контрактов на участие в конкурсе был согласован в ходе установочного семинара, состоявшегося 17-18 ноября.

В число участников конкурса вошли архитектурное бюро «Студия 44» (Санкт-Петербург», консорциум проектного бюро «Евгений Герасимов и партнеры» (Санкт-Петербург) с NPS Tchoban Voss (Германия), Studio Mario Botta (Швейцария), Studio Jose Rafael Moneo (Испания) и David Chipperfield Architects (Великобритания).

Не позднее 15 февраля претенденты должны представить проекты. Итоги конкурса будут подведены 27 февраля. Вознаграждения для участников конкурса определены в размере 170000 евро. Размер премии победителю будет известен позже. Как пояснила Н.

Читайте также:  Около 50 тысяч домов в России остались без управляющих компаний

Винник, победителю предстоит заключить контракт на выполнение эскиза проектировки, сумма которого еще не уточнена.

Застраивать «Набережную Европы» в Петербурге будет не победитель конкурса, а проигравший

Странности президентского проекта "Набережная Европы" // Особенности строительства в Петербурге

© «Газета журналистских расследований Дело №», #12, 27.07.2005

Странности президентского проекта «Набережная Европы»

Особенности строительства в Петербурге

Борис Ливанов

С приходом к власти питерца Владимира Путина Санкт-Петербург стал постепенно превращаться в весьма соблазнительный для инвестиций и бизнес-проектов город.

Чего стоило стране одно лишь празднование 300-летия Петербурга, трудно представить! А сколько из выделенных государством и спонсорами денег осело в карманах различных бизнес-структур и чиновников, мы, скорее всего, так и не узнаем. Но и после празднования поток денежных средств в Петербург не слишком сократился.

«Северная Пальмира» все еще остается привлекательным для различных вложений городом. Одной из самых заманчивых сфер для инвестиционных вложений было и остается строительство. Ну а там, где большие деньги, там и большие скандалы. И в этих скандалах оказываются зачастую замешаны весьма известные лица.

Высочайшее благословение

Проект под названием «Набережная Европы» родился на свет еще во времена Анатолия Собчака. Согласно задумке, в Петроградском районе Петербурга должен был вырасти шикарный бизнес-центр, который мог бы составить конкуренцию самым известным мировым центрам подобной направленности.

Он должен был занять несколько десятков квадратных километров земли, 14—16 этажей, иметь несколькоуровневый гараж, десятки баров и ресторанов, тысячи офисных помещений, дорогие магазины, салоны красоты и т.п. В общем, равного такому центру в России еще не было и нет.

Реализацией проекта занималась английская фирма «Гроув Экспресс Лимитед». Но для всей работы по проекту учредителями ГЭ (граждане Эстонии и России) была зарегистрирована фирма «Петербург Сити». Собчак к проекту отнесся благосклонно, но по разным причинам задумка на несколько лет так и осталась задумкой.

Все изменилось лишь в 2003 году. Именно тогда проект был одобрен лично президентом России Владимиром Путиным. После этого события реализация проекта «Набережная Европы» вышла на качественно иной уровень. В кратчайшие сроки было утверждено место для будущего бизнес-центра — на улице Добролюбова в Петроградском районе Петербурга.

То, что на этом «пятне», как называют выделенную для строительства землю строители, расположен Государственный институт прикладной химии (ГИПХ), никого не испугало и не остановило.

Причем, сами «химики» тоже не были в обиде — вместо обветшавшего здания на Добролюбова ПС обязалась выстроить институту новое здание и помочь с переездом. Впрочем, перенос ГИПХа стал не единственным условием государства бизнесменам за разрешение строить «Набережную Европы».

Согласно договору между ПС и Минимуществом, бизнесмены обещали построить также Дворец танца Бориса Ейфмана, о чем в Петербурге уже давно идут разговоры.

А еще ПС обязалась выкупить и предоставить офицерам УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области несколько десятков квартир в городе. Бизнесменам данные условия не были в тягость.

К тому же они получали своеобразную «крышу» со стороны ФСБ. В общем, все были довольны, и учредители ГЭ и ПС приступили к поиску инвесторов.

Умопомрачительные дивиденды

Стоимость проекта некоторые специалисты оценивают примерно в 2—3 млрд долларов. Вполне возможно, что сумма в процессе реализации проекта может увеличиться. Но после сдачи бизнес-центра в эксплуатацию эти деньги «отбиваются» в течение 7—9 лет. После чего центр станет приносить весьма ощутимую прибыль, исчисляемую миллионами долларов в год.

Все эти выкладки свидетельствуют о том, что проект сверхпривлекателен для инвесторов. Да и одобрение проекта президентом — тоже немаловажный плюс. Так что учредители «Гроув Экспресс» были уверены, что деньги найдутся. Так оно и случилось. Но вот именно с этого момента вокруг «Набережной Европы» стали происходить странности. Причем, чем дальше, тем страннее и страннее.

Первой фирмой, с которой учредители «Гроув» попытались договориться, стала «Фри-Маркет». 4 августа 2003 года именно эта фирма заключила с «Гроув Экспресс» сделку, согласно которой 100% акций «Петербург Сити» переходили к «Фри-Маркет» за 1 млн долларов и обязательства дальнейшего финансового участия в проекте.

Однако у покупателя возникли финансовые проблемы, и деньги за акции продавцу перечислены не были. Учредители «Гроув» стали искать других инвесторов. Девелоперская компания «Русские инвестиции» появилась на горизонте организаторов проекта практически в одно время с «Фри-Маркет». После неудачи с «Маркет» новые инвесторы показались более выгодными партнерами.

В сентябре 2003 года, когда стало ясно, что «Фри-Маркет» не в состоянии выполнить взятые на себя обязательства, руководитель «Петербург Сити» Михаил Бреганов стал договариваться с «Русскими инвестициями». 23 сентября 2003 года свет увидел договор купли-продажи 50% акциий «Петербург Сити» «Русским инвестициям» за..5 тысяч рублей.

Сумма довольно странная, но регистрировать сделку в налоговой учредители «Гроув» и «Петербург Сити» не спешили. Однако директор «Инвестиций» Кирилл Игнатьев об этом, скорее всего, не знал и целиком окунулся в работу по перспективному проекту.

Через некоторое время Игнатьев знакомит руководство «Петербург Сити» и учредителей «Гроув» с представителями фирмы «КБ Инжениринг», заявляя, что именно эта инвестиционная компания берет на себя обязанность вложить в проект львиную долю финансовых средств. В обмен же инвесторы требуют ввести их в состав учредителей «Петербург Сити». Схема, в общем-то, обычная — должны же инвесторы получить обеспечение под свои деньги. Но к тому времени организаторов проекта стали «терзать смутные сомнения».

«Истинный инвестор»

Впрочем, сомнения сомнениями, но проект продвигать надо, и 16 февраля 2004 года на свет появляется очередной документ купли-продажи. Согласно документу, «Русские инвестиции» продали 37,5% акций из принадлежащих им 50 фирме «КБ Инжениринг» за 750 тысяч долларов.

Думается, что ни одному финансисту даже в самом радужном сне не представлялись подобные дивиденды. Купить акции за 5 тысяч рублей, а через 5 месяцев продать их почти за миллион долларов! Но у российского бизнеса свои законы…Кроме оплаты акций, «КБ Инжениринг» предоставило ПС ссуду в размере 1 млн долларов («Договор займа №1 /ПС-04»).

И вот на этом этапе, видимо, решив, что все уже «на мази», Игнатьев совершил серьезную ошибку. Как рассказал один из учредителей «Гроув Экспресс» Сергей Львов, через несколько дней после заключения сделки с «КБ Инжениринг» он поехал в Лондон. Там встретился с Игнатьевым, который и устроил Львову встречу с.Борисом Березовским.

Встреча проходила в одном из лучших отелей Лондона, тогда Игнатьев прямо сказал Львову, что, мол, Березовский и есть истинный инвестор. Когда Львов вышел из кабинета опального олигарха, он столкнулся с неким «лицом кавказской национальности», которое показалось ему знакомым.

По словам Львова, он лишь много позднее понял, что в отеле столкнулся с… Ахмедом Закаевым. Мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, была ли на самом деле эта встреча. Львов с некоторых пор в Петербурге практически не появляется, а Игнатьева и партнеры по бизнесу очень часто найти не могут, что уж говорить о журналистах.

Представители «КБ Инжениринг» и «Русских инвестиций», с которыми все-таки удалось поговорить, отрицают любую причастность к их фирмам БАБа. Однако некоторые источники утверждают, что «крестный отец Кремля» все же имеет отношение к этим фирмам.

Но кроме всего прочего, против участия в проекте Березовского резко возражали «партнеры» учредителей «Петербург Сити» — руководство ФСБ.

Стройбизнес как политический рычаг

Как нам объяснили в УФСБ Петербурга и Ленобласти, их неприятие участия БАБа в российском проекте связано отнюдь не с тем, что олигарх, мягко говоря, в ссоре с нынешним руководством страны (хотя и это не последняя причина), а в первую очередь с другими причинами.

Дело в том, что при инвестиционных проектах типа «Набережной Европы» очень трудно отследить судьбу денег, поступающих под такие проекты в Россию. В ФСБ предположили, что БАБу нужен не столько перспективный проект, сколько возможность легально перекачивать деньги в РФ.

Ну а затем уже эти деньги, которые проходили бы через подконтрольные Березовскому инвестиционные фирмы, тратились бы не на вложения в русский бизнес, а на организацию, например, «пенсионных бунтов», антиправительственных митингов, на выборы «нужных» депутатов и т.д.

Так или иначе, но учредители озаботились тем, как бы аккуратненько отодвинуть от участия в проекте столь одиозные личности. Впрочем, вполне вероятно, что подобную возможность они не отрицали с самого начала.

Как следует из материалов уголовного дела, учредители «Гроув Экспресс», заключив самую первую сделку с «Фри-Маркет», зарегистрировали ее в налоговом управлении Петроградского района Петербурга, передав таким образом все права на «Петербург Сити» «Фри-Маркету».

Читайте также:  Олимпийские коттеджи в сочи продадут со скидкой 50%

А когда выяснилось, что у покупателя не хватает денег, странным образом «забыли» поставить в известность тех же налоговиков о расторжении сделки. Итак, пока владельцы «Гроув» продавали половину «Петербург Сити» «Русским инвестициям», законным владельцем «Петербург Сити» оставался «Фри-Маркет».

Игнатьев и его партнеры из «КБ Инжениринг» узнали об этом лишь в конце весны 2004 года.

«Царские» застройщики

В апреле 2004 года учредители ГЭ нашли заинтересованного в проекте инвестора с чистой биографией. Хотя в России вряд ли найдутся крупные бизнесмены без темных пятен в ней. Но в данном случае дело обстояло весьма специфически.

Новым инвестором, да и застройщиком, пожелала стать «Строительная Корпорация «Возрождение Санкт-Петербурга». Остается непонятным, почему к проекту не привлекли эту фирму сразу. Как следует из документов, расторжение сделки между «Гроув» и «Фри-Маркет» было зарегистрировано в МНС в апреле 2004 года.

А дальше события понеслись прямо-таки с головокружительной быстротой. 11 мая 2004 года 100% акций «Петербург Сити» продаются английской фирме «Фернгем Лимитед». Сделка моментально регистрируется. Через две недели корпорация «Возрождение» приобретает 70% акций «Петербург Сити» у английской фирмы — 24 мая 2004 года.

«КБ Инженирингу», по словам учредителей «Гроув», и были возвращены деньги за акции, а затем и заемный «лимон».

Работы по проекту, после того как в него вошло «Возрождение», пошли семимильными шагами. Бывшие инвесторы не проявлялись. Оказалось, что Игнатьев и компания, как следует из материалов уголовного дела, просто ждали благоприятного момента для ответного хода.

«Лишний» миллион

До октября 2004 года к «Набережной Европы» никто не проявлял особого интереса. Правда, еще летом того же года Игнатьев, как нам сообщили источники в «Гроув Экспресс», попытался «напакостить».

Получив из банка сообщение, что на счет «Русских инвестиций» от «Петербург Сити» переведен миллион с лишним долларов (включая проценты по ссуде), он дает указание финансистам отправить деньги обратно. Ведь пока ссуда не выплачена, фирма-заказчик проекта остается у Игнатьева как бы на крючке. Директор «Петербург Сити» Бреганов отправил деньги еще раз, а потом сразу распорядился закрыть счет.

Игнатьеву пришлось забрать деньги, после чего он на некоторое время не проявлял интереса к проекту. Но в октябре в «Петербург Сити» пришли сотрудники милиции и сообщили, что правоохранительными органами Питера возбуждено уголовное дело по факту хищения 1.750.000.000 у «КБ Инжениринг».

После обыска в офисе «Петербург Сити» и блокирования банковских счетов сотрудники милиции надолго оставили фирму в покое. Остается непонятным, куда же смотрели «федеральные партнеры» и высокие покровители «Возрождения». О причинах их молчания (если, конечно, они действительно ничего не предпринимали) можно только догадываться.

А через три месяца после возбуждения уголовного дела происходит странное нападение на Львова. 13 января 2005 года Львов, за день до этого вернувшийся из Финляндии, подъехал к дому, в котором жил в Петербурге. Зашел в подъезд, снабженный кодовым замком, и наткнулся на. .металлический прут.

От удара по голове Львов потерял сознание, но быстро пришел в себя и даже чувствовал, как его поспешно освобождают от всего ценного. Забрав деньги, телефон, часы, портфель с документами и ключи от машины («мерседес» класса S), напавшие сбежали. Львов добрался до квартиры и сразу позвонил начальнику УГИБДД. Срочно был организован широкомасштабный поиск «мерседеса».

Но вот какая незадача: автомобиль, оборудованный всеми возможными системами безопасности, в том числе и «навигатором», так и не нашелся. Впрочем, по нашим данным, этому имется вполне логичное объяснение.

Как нам рассказали источники в ФСБ, уголовное дело по факту «хищения средств у «КБ Инжениринг» (напомним, что представители «Гроув» и «Петербург Сити» утверждают, что вернули все деньги) было организовано лично начальником криминальной милиции ГУВД Петербурга и Ленобласти Владиславом Пиотровским. Якобы, за возбуждение уголовного дела генерал-майору милиции было передано 100 тысяч долларов. Впрочем, это, скорее всего, просто слухи. Но, вместе с тем, логично предположить, что если Пиотровский хотя бы даже курировал данное дело, то мог быть причастен и к нападению на Львова. А потому и найти «мерс» Львова так и не удалось. Но это лишь абстрактные предположения и умозаключения.

Дело просуществовало вплоть до 16 мая 2005 года и было прекращено за отсутствием состава преступления.

Но к тому времени представители «Русских инвестиций» и «КБ Инжениринг» уже подали иск в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с требованием аннулировать сделку по продаже акций «Петербург Сити» фирме «Фернгем Лимитед».

И, что самое невероятное, суд встал на сторону истцов и отменил сделки по продаже акций. А значит, признана незаконной и сделка между «Фернгем Лимитед» и «Возрождением». «Петербург Сити» и «Гроув» с решением не согласились и подали апелляцию.

Впрочем, всем, кто следит за этим делом, абсолютно ясно, что судьба многомиллиардного проекта будет решаться отнюдь не в залах судов, а совсем в других кабинетах. А вполне возможно — под взрывы автомобилей и автоматные очереди…

Справка

Владельцами корпорации, которая считается «№ 1» на строительном рынке Петербурга, являются сын и отец Молчановы. Старший Молчанов, Юрий, был руководителем Владимира Путина в ЛГУ после того, как будущий президент ушел из КГБ и приехал в Ленинград. Кроме президента, близким другом Ю.

Молчанова считают так же спикера СФ Сергея Миронова. В настоящее время Юрий Молчанов занимает ма-а-а-аленький пост вице-губернатора Петербурга. По инвестициям… Ну а его сын, Андрей, занялся бизнесом и построил крупнейшую на Северо-Западе России строительную корпорацию.

Надо думать, не без помощи папы и его знакомых.

Жк «набережная европы»

Жилой комплекс должен был стать одной из составляющих грандиозного проекта «Набережной Европы». Для его строительства был выбран земельный участок площадью 99,416 тыс. кв. м, расположенный в Петроградском районе в границах пр. Добролюбова, наб. реки Малая Нева, пер. Талалихина.

Завершение изначально планировалось на 2017 год. Первые объекты обещали сдать в конце 2014 года. Финансировал проект Банк ВТБ, управлявший проектом через «ВТБ-Девелопмент», инвестором выступал «Петербург Сити». Затем срок ввода в эксплуатацию перенесли на конец 2020-го. Но в 2019 году от «Набережной Европы» отказались, теперь на этой территории намечено строительство парка «Тучков буян».

Согласно первоначальной задумке, здесь должен был появиться многофункциональный комплекс, включающий в себя элитную жилую недвижимость, пятизвездочную гостиницу, офисные и торговые помещения, объекты социальной инфраструктуры. Одним из главных объектов «Набережной Европы» стал бы Дворец танцев знаменитого хореографа Бориса Эйфмана. Также здесь предполагалось сделать первую в Петербурге пешеходную набережную. 

В 2008 году состоялся Международный архитектурно-градостроительный конкурс, на котором определяли концепцию застройки «Набережной Европы». Победителем стал проект Евгения Герасимова и Сергея Чобана.

Также ряд ведущих европейски архитекторов были привлечены к работе над отдельными зданиями квартала.

В рамках реализации проекта был переведен в другое место ГИПХ (пять корпусов института прикладной химии, в которых размещались административные помещения и лаборатории). 

В 2013 году было принято решение разместить на данной территории комплекс зданий Верховного суда, который переезжает в Санкт-Петербург. Концепция была разработана архитектором Максимом Атаянцем. Начало строительных работ было запланировано на весну 2014 года.

23 сентября 2013 года ООО «Петербург Сити» получило разрешение на строительство многофункционального комплекса и Дворца танцев Б. Эйфмана (1-й этап:инженерная подготовка территории, включая снос зданий и реабилитацию).

Поскольку основной объем финансирования проекта предусмотрен из федерального бюджета, смена приоритетов у чиновников привела к затягиванию начала строительства.

В феврале 2016 году поступило сообщение о том, что проект потерпел изменения с согласованным в 2013 году. Проектировкой судебного квартала занялся архитектор Евгений Герасимов и его партнеры.

Предполагалось, что помимо зданий верховного суда, судебного департамента и Дворца танца Бориса Эйфмана в состав «Набережной Европы» войдет и жилая недвижимость: 600 квартир, предназначенных для судей и работников судебного аппарата. 

Транспортная доступность так и не возведенного нового квартала на высоком уровне. Участок находится в двух шагах от станции метро «Спортивная». В пешей доступности Невский проспект, Стрелка Васильевского острова, Петропавловская крепость. В районе отлично развито транспортное сообщение, ходит много общественного и коммерческого транспорта. 

Экологическая ситуация в локации вполне нормальна для центральных районов города. Промышленных предприятий поблизости нет. Основным источником загрязнения воздуха выступает транспорт, но благодаря ветру с Невы он все же остается достаточно чистым. После института прикладной химии проводилась демеркуризация почвы .

В дальнейшем по проекту предполагалось озеленение территории «Набережной Европы». В непосредственной близости от локации обширный сквер на Кронверкском проспекте.

Также есть возможность прогуляться по территории Петропавловской крепости или же направиться в расположенный неподалеку (около 1,5 км) парк на Петровском острове.

Нереализованный Жк «набережная европы» находится в старом районе с развитой социально-бытовой, культурной и коммерческой инфраструктурой: школы, детские сады, медучреждения, магазины, памятники архитектуры, музеи, театры.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *