Власти Москвы сформируют свой строительный холдинг

Как выяснил РБК, на базе принадлежащего столичным властям «Мосинжпроекта» будет создан строительный холдинг. Компания освоит девелоперское направление и начнет выполнять частные заказы на строительство

Власти Москвы сформируют свой строительный холдинг

«РИА Новости»

О том, что на базе «Мосинжпроекта», 100% акций которого принадлежат департаменту строительства города Москвы, будет создан многопрофильный строительный холдинг, РБК рассказал источник, близкий к руководству компании.

«Помимо проектного, инжинирингового направления и генподряда по государственным проектам компания начнет заниматься девелопментом, в том числе для сторонних заказчиков, сформировав при этом собственную материально-техническую базу», — отметил он.

Заместитель председателя совета директоров АО «Мосинжпроект» Александр Горностаев подтвердил информацию о создании холдинга.

Он сообщил, что «поставлена задача» начать заниматься девелопментом, но не уточнил, когда она будет реализована, поскольку предстоит еще выполнить «большой объем работы».

Компания будет заниматься не только государственными контрактами, но и выполнять частные, добавил Горностаев.

«Мосинжпроект» — крупнейшая проектно-строительная компания Москвы. Когда Юрий Лужков был мэром столицы, она была основным проектировщиком подземных сооружений. С 2013 года она выполняла функции заказчика и генподрядчика по строительству метрополитена общей стоимостью 573,3 млрд руб. Сейчас «Мосинжпроект» полностью зависит от государственных заказов.

Кроме проектирования и строительства станций метро, «Мосинжпроект» участвует в реконструкции развязок клеверного типа на МКАД.

Также компания отвечает за развитие транспортно-пересадочных узлов (ТПУ), занимается проектированием, ​​строительством парка «Зарядье» и реконструкцией Большой спортивной арены «Лужники», где должны пройти игры чемпионата мира по футболу 2018 года.

«Мосинжпроект» реализует контракт по строительству и проектированию 33 новых станций и 69 км линий метро. По итогам 2014 года выручка компании составила 84,4 млрд руб.

, а чистая прибыль — 1,9 млрд против 900 млн руб. годом ранее. При этом большая часть выручки, 76,8 млрд руб.

, пришлась на строительно-монтажные работы, остальную выручку принесли проектно-изыскательские работы, следует из отчетности компании.

В апреле вице-мэр Москвы Марат Хуснуллин рассказывал в интервью «Ведомостям», что у мэрии на «Мосинжпроект» большие планы: «После того как структурируем «Мосинжпроект», мы можем провести IPO, например, на Гонконгской бирже, — такие планы у нас есть». Правда, он уточнял, что произойти это может не раньше, чем через два-три года.

Реформа «Мосинжпроекта» началась в марте этого года: Федеральная антимонопольная служба согласовала внесение акций ряда компаний, принадлежащих правительству Москвы, в уставный капитал АО «Мосинжпроект».

В частности, в уставный капитал были внесены проектные институты «Моспроект-3», «Моспроект-4» и МНИИТЭП, а также строительные структуры «Мосреалстроя», Управление экспериментальной застройки микрорайонов, Управление развития строительных технологий, Московский городской центр продажи недвижимости.

Несмотря на то что эти организации специализируются на проектировании, строительстве и сбыте жилой и коммерческой недвижимости, в пресс-службе Стройкомплекса ранее утверждали, что на базе АО «Мосинжпроект» планируется создать лишь инжиниринговый холдинг полного цикла.

Однако в июне появилась информация о том, что «Мосинжпроект» может начать первый собственный девелоперский проект. «Ведомости» писали, что «Мосинжпроект» может построить офисно-гостиничный комплекс на 275 тыс. кв. м в «Москва-Сити». Впрочем, тогда не было доподлинно известно, в каком качестве компания будет реализовывать этот проект, официальных подтверждений также не было.

В пресс-службе департамента строительства города Москвы, который на 100% контр​олирует «Мосинжпроект», заявили, что ответы на вопросы об изменении стратегии компании «не входят в компетенцию департамента», и рекомендовали адресовать их в «Мосинжпроект». В пресс-службе «Мосинжпроекта» отказались отвечать на вопросы о том, в какую сумму обойдется трансформация «Мосинжпроекта» в девелоперскую компанию и какие именно проекты планируют к реализации.

Власти Москвы сформируют свой строительный холдинг

Не конкурент

В бытность мэром Москвы Юрия Лужкова столичным властям принадлежали две крупные компании, которые, в частности, занимались девелопментом: «Моспромстрой» и «Москапстрой», но они обе были проданы. В 2011 году «Моспромстрой» купила группа БИН семьи Гуцериевых — Шишханова, два года спустя контроль над «Москапстроем» перешел к АФК «Система» Владимира Евтушенкова.

«Инжиниринговые компании обычно отдают саму стройку на аутсорсинг, тогда как девелоперы склонны иметь собственные строительные подразделения», — говорит руководитель практики разрешения споров компании «Горизонт Капитал» Василий Ицков. Девелопер разрабатывает идею объекта, подбирает для него земельный участок, строит и делает так, что проект начинает приносить прибыль, отмечает он, при этом создать адекватного конкурента частным девелоперам будет сложно.

По словам генерального директора и владельца девелоперской компании Essence Development Эльхана Керимли, инжиниринговая деятельность, которой сейчас занимается «Мосинжпроект», и девелоперская — это две абсолютно разные вещи. В первом случае приходится взаимодействовать с государственными органами, а во втором — с конечным потребителем.

«Изначально «Мосинжпроект» не ориентирован на взаимодействие с конечными потребителями, которыми могут быть как частные лица, так и частные компании, — отмечает он. — По сути, сейчас их взаимодействие завершается на этапе сдачи объекта городу».

Если компания будет заниматься девелопментом, то им придется нанимать новую команду под это, добавляет Керимли.

Для того чтобы стать девелопером, «Мосинжпроекту» не хватает функции технического заказчика, сметчиков, руководителей проектов, которые координируют весь проект целиком, рассказывает вице-президент по стратегии и управлению активами девелоперской группы ПСН Татьяна Тикова. «Должно быть подразделение, занимающееся получением разрешений и согласованием, большое подразделение маркетинга и продвижения продукта, а также управляющая компания для управления уже построенным проектом»,  — заключает Тикова.

MR Group идет на Кремль | Роман Тимохин, Сергей Собянин | Свежие новости The Moscow Post

Алла Михеенко, 21 Октября 2020 11:32

Как передает корреспондент The Moscow Post, MR Group, которая контролируется бизнесменом Романом Тимохиным, купила исторические здания рядом c Кремлем за 4,2 млрд рублей. И судя по всему, для реализации проекта будет привлекать миллиардные кредитные средства.

Известно, что холдинг получает крупные элитные участки благодаря связям с московскими и подмосковными властями. Да кроме того, строительством как таковым, кажется, и не занимается, а отдает подряды одиозным бизнесменам Козерукам.

Причем, по всей вероятности, действуют все в связке по отработанной схеме.

Компания «Б-Холдинг», принадлежащая совладельцу девелоперской компании MR Group Роману Тимохину, приобрела имущественный комплекс в центре Москвы, также известный как Пятый квартал. На территории в 25 тыс. кв. м. расположено несколько исторических зданий, в том числе здания Чижевского и Шереметьевского подворий, также усадьба в Большом Черкасском переулке, уточняет РБК.

После приобретения компания планирует заняться реставрационными работами и провести некоторую реконструкцию. Ранее говорилось, что здания можно использовать как офисные и торговые помещения. Эксперты «Ведомостей» делали предположение, что MR Group может перестроить квартал в апарт-комплекс.

Согласно «Руспрофайлу», «Б-Холдинг» — чистая компания, созданная под проект. Причем есть предположение, что реализовывать столь масштабный проект MR Group будет на кредитные средства. Так как согласно «Руспрофайлу», финансовые показатели холдинга не дотягивают до заявленных инвестиций. Выручка MR Group составляет 1,1 млрд рублей, а прибыль 79 млн рублей.

Короли застройки на кредиты?

Впрочем, открывать миллиардные кредитные линии для MR Group не впервой. На днях стало известно, что на строительство бизнес-центра iCity в Москве MR Group привлек кредит от ВТБ на огромную сумму в 30 млрд рублей.

Проект масштабный и включает две разновысотные башни: 61-этажная Time Tower (257 метров) и 34-этажная Space Tower (141 метр).

Небоскребы будут расположены на общем восьмиэтажном подиуме, в котором разместятся объекты инфраструктуры: фитнес-центр с видовым бассейном, лаунж-зона, фуд-холл, столовая и рестораны, магазины, зоны ожидания, винотека, химчистка и дом быта. На шестом уровне подиума будет разбит ландшафтный парк.

MR Group в целом строит для элиты. В этом году холдинг начал развивать новый зонтичный бренд MR Private. Он будет заниматься клубным домом «Абрикосов» в Потаповском переулке (около 5000 кв.

м, партнер – миноритарий «Магнита» Алексей Богачев) и Bulgari Hotel & Residences Moscow на Большой Никитской улице (также с Богачевым). Кроме того, MR Group выступает fee-девелопером премиального жилого комплекса на 37 000 кв.

м, который планирует возвести в Соймоновском проезде младший сын бывшего владельца банка «Уралсиб» Владимира Когана Яков.

Планы грандиозные, а вот с жильем попроще проблемы. Например, в прошлом году были сообщения, что MR Group отказалась от строительства третьей очереди жилого комплекса (ЖК) «Фили Град» на западе Москвы.

Причиной стало то, что целый квартал планировалось возвести около железнодорожных путей, по которым перевозятся в том числе ракеты-носители для Центра Хруничева.

РЖД даже устроила судебные тяжбы с девелопером, писал «Коммерсант».

Как получает холдинг земли и за счет чего входит в тройку крупнейших застройщиков жилья в Москве?

Связной MR Group

Некоторое время держателем половины акций холдинга числился Тимур Гутнов, о чем сообщали «Ведомости». В свою очередь, у Тимура Гутнова есть брат Руслан, который является бывшим зятем заммэра Москвы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петра Бирюкова. Он — единственный человек Юрия Лужкова, сохранившийся в нынешней мэрии.  

Кроме того, вице-мэр Петр Бирюков не далекий от структур «Газпрома» человек: он заседает в совете директоров ПАО «Московская объединенная энергетическая компания» («МОЭК»), являющейся единой теплоснабжающей организацией России.

А Руслана Гутнова называют основным владельцем группы «ТЭН», которая недавно нашла инвестора для строительства на востоке столицы ТЦ «Город Косино». При этом 50% девелоперского проекта принадлежит «дочке» монополиста, «Газпромбанк-инвесту».

Козеруки пристроились…

Но это одни из немногих интересных связей.

MR Group была основана в 2003 году бизнесменами Виктором Лабуздко и Романом Тимохиным. Кстати, он в данный момент учредитель более 30 компаний, и основной вид деятельности многих – консультации.

По сути, MR Group не занимается девелоперской деятельностью как таковой. Они выкупают земли, оформляют документацию, проводят геодезические работы, а после — передает территорию застройщику. И, по странному совпадению, обычно этим застройщиком оказываются скандальные бизнесмены, отец и сын Анатолий и Вадим Козеруки.

Власти Москвы сформируют свой строительный холдинг

Роман Тимохин также лично знаком с Владимиром Путиным, и ранее обсуждал проекты застройки

Кроме того, ранее Козерук-младший входил в совет директоров MR Group. Также соучредителем «Троль АСП», подконтрольного Лабуздко, является все тот же Вадим Козерук. Какая неожиданность!

Выходит, через MR Group Козеруки получают самые завидные территории в Москве. В чем же интерес Тимохина и Лабуздко? Ходят слухи, что совместно с партнерами-девелоперами они выводят деньги через свои фирмы-прокладки. 

Одной из них, кажется, могла быть «МДИ групп», которая контролирует чуть ли не основой актив предпринимателей, ныне она ликвидирована. Выглядит она весьма подозрительно — нулевая выручка и убыток в 220 тысяч рублей. 

Читайте также:  В Липецке строят микрорайон с 500 тысячами кв. метров жилья

Кроме того, Козеруки — люди с полезными знакомствами. В частности, старший из дуэта якобы водит крепкую дружбу с Сергеем Собяниным. Мол, Казерук-старший сдружился с ним, когда был топ-менеджером корпорации «Газпром».

Точнее, трудился советником заместителя гендиректора дочки газового монополиста — «Газпром Инвест Юг». В то время Козерук плотно работал с ХМАО и Тюменской областью, где в то время руководил нынешний мэр столицы.

 

Тогда же Анатолий Козерук попал в занятную историю — его подозревали в вымогательстве 3 млрд рублей у строительных компаний, сообщали «Известия». Поводом для возбуждения дела стало заявление московских строителей, отца и сына Николаев Приходько, чьи компании «РемСтройКомплекс» и «Стройтехносервис» выполняли подряды для «ГазпромИнвестЮга».

По словам Приходько, газовая дочка прибрала к рукам 3 млрд рублей, которые просто «испарились». В доказательство он даже привел аудио из разговоров в офисе «ГазпромИнвестЮга». Однако дело против Козерука зависло… А после, вот сюрприз, подозреваемым стали сами Приходько! 

Связываться с выходцами из «Газпрома» оказалось себе дороже. К слову, Козеруки — не единственная связь MR Group с газовым монополистом.

Власти московские и подмосковные

Нельзя отдельной строкой отметить и связь с властями. И губернатор Подмосковья Андрей Воробьев, и мэр Москвы Сергей Собянин активно контактируют с девелопером.

Так, например, в 2016-м году Андрей Воробьев даже наградил Романа Тимохина орденом преподобного Сергия Радонежского за вклад в развитие культуры области и поддержку социальных проектов. Кроме того, как утверждают авторы портала Novostroyman, якобы Воробьев нередко консультируется с гендиректором по вопросам градостроительного характера и отмечает его важные инициативы.

Благоволили Тимохину и Лабудзко, судя по всему, Марат Хуснуллин, ныне зампредседателя правительства РФ в бытность заместителя мэра Москвы в Правительстве Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства.

А также отмечали и лояльность Альберта Суниева (гендиректор АО «Управление экспериментальной застройки микрорайонов» и первый заместитель гендиректора «Мосинжпроект»).

В начале 2017-го «дочка» MR Group, компания «Строительные решения», победила в конкурсе на покупку 99% долей в ТПУ «Люблино». Других их же структурам – ООО «Атлант» и ООО «ТПУ-Холдинг» достались ТПУ «Дмитровская» (сейчас здесь уже строится ЖК D1) и «Ховрино» (а тут уже активно возводятся ЖК Discovery и Discovery Park).

MR Group Романа Тимохина уже фактически «захватила» девелоперский рынок, подобравшись к Кремлю. Оно неудивительно: связей и покровительства застройщику хватает…

Взаимодействие столичных СРО и властей Москвы уникально по своей эффективности

В последние годы Москва стала большой строительной площадкой: здесь возводятся дома и дороги, парки и школы, метро и набережные. Объем городского заказа ежегодно составляет порядка 500 млрд рублей.

02.08.2019

Какова ответственность московских СРО за безопасность и качество строительства, и каким образом саморегулируемое сообщество взаимодействует с городскими властями? Об этом главному редактору Агентства Новостей «Строительный бизнес» рассказал координатор НОСТРОЙ по Москве, президент Ассоциации СРО «Столичное строительное объединение» Александр Ишин:

— Александр Васильевич, вы уже около трех лет работаете на посту координатора НОСТРОЙ по Москве. В чем заключается работа координатора и есть ли у нее «московский акцент»?

— Работа координатора в любом из округов примерно одинаковая – это взаимосвязь между саморегулируемыми организациями и НОСТРОЙ, между СРО и органами власти региона, доведение до СРО всех необходимых документов, проведение конкурса профессионального мастерства «Строймастер» и многое другое.

Вот только округа разные. Есть огромный Сибирский федеральный округ с его тысячекилометровыми расстояниями, и тут чисто физический вопрос – как организовать встречи, работу в регионах? В таких округах координатор взаимодействует с властями регионов в основном через руководителей региональных СРО.

Он не всегда знает всех чиновников в каждом регионе и поэтому здесь усиливается связка «координатор – СРО».  А есть Москва и Санкт-Петербург, где на маленьком «пятачке» работает большое количество СРО, строительных компаний, застройщиков и инвесторов.

Поэтому взаимодействие с властью, СРО и строителями строится по-другому.

— Москва – лидер по количеству СРО, но при этом за последние два года ваши ряды сильно сократились…

— Да, Москву очень сильно затронула реформа саморегулирования. Ни в одном регионе не было такого сокращения СРО, как у нас – со 100 до 45 организаций! Более того, из московских СРО в рамках регионализации ушло почти 30 тысяч компаний, в СРО ежедневно менялся состав членов. Весь 2017 год был для нас очень тяжелым и напряженным.

Какие-то СРО очень сильно сократили свою численность, а кто-то просто не смог набрать необходимые 100 компаний и добровольно прекратил свой статус. Сейчас в Москве работают 45 столичных СРО, и могу сказать, что остались самые лучшие и добросовестные организации.

В них состоит более 18 тысяч строительных компаний, большинство работают на московских объектах. Есть еще один нюанс нашей работы: кроме членов 45 московских СРО на объектах Москвы присутствуют компании еще из 17 СРО других регионов.

То есть всего на московских стройках работают члены 62 СРО – это почти треть от всех зарегистрированных саморегулируемых организаций. Вот так и выглядит «поле работ» для московского координатора.

— В этой ситуации возрастает необходимость плотной связки с Правительством Москвы…

— Совершенно верно! В Москве выстроены рабочие отношения НОСТРОЙ с департаментами Комплекса градостроительной политики и строительства Москвы, надзорными органами. И могу уверенно сказать, что такого механизма, который у нас разработан для взаимодействия с органами власти Москвы, нет ни в одном другом регионе России.

В Москве в 2011 году постановлением Правительства Москвы создан Координационный совет по взаимодействию с саморегулируемыми организациями в строительном комплексе города Москвы, возглавляет который заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Шакирзянович Хуснуллин.

Это постоянно действующий межведомственный консультативный коллегиальный орган, созданный в целях выработки единых подходов к реализации принципов саморегулирования в строительном комплексе Москвы, оказания организационно-технической и методической помощи в практической деятельности саморегулируемым организациям, работающим на территории города Москвы, согласования интересов Правительства Москвы, предприятий строительного комплекса города Москвы и саморегулируемых организаций. Как координатор НОСТРОЙ я постоянно взаимодействую с Департаментом градостроительной политики Москвы, постоянно проводим заседания Комиссии по работе с саморегулируемыми организациями, которая создана в ДГП при Координационном совете. Связка «координатор-власть» в Москве очень тесная.

Сегодня все СРО Москвы имеют возможность доступа к Информационно-аналитической системе управления градостроительной деятельностью (ИАС УГД) Департамента градостроительной политики, где отражаются все госконтракты компаний на московском рынке. То есть в режиме реального времени видим все, что происходит с нашими партнерами на бюджетных стройках Москвы.

Более того, сейчас НОСТРОЙ дорабатывает Единую информационную систему, в которую войдут данные Мосгосстройнадзора, Департамента градостроительной политики, Департамента строительства, НОСТРОЙ, московских СРО.

В результате заказчики будут видеть полную картину по каждой компании, которая работает на объектах городского заказа: состоит ли она в СРО и в какой именно, участвует ли в компфонде обеспечения договорных обязательств (ОДО) и в каком объеме, есть ли превышение, какие договоры на какой стадии исполняет.

Эта система сегодня добровольна для применения, но она сделана удобно и позволяет заказчику видеть всех своих подрядчиков. Кроме того, эта информация интересна именно на этапе заключения контракта: видна вся история компании, какие контракты и как она выполняла, какие объекты строила.

У заказчика появляется достоверный материал для анализа и последующего решения, с кем он будет сотрудничать.

Есть еще большой объем контрактов, связанных с капитальным ремонтом, который тоже могут делать компании – члены СРО. И здесь мы вообще слабо представляем, что происходит, потому что капитальным ремонтом занимаются и другие департаменты Правительства Москвы: образования, культуры, здравоохранения, спорта и так далее.

Со стройкой мы более-менее разобрались, а с капитальным ремонтом надо наводить порядок. Поэтому мы и хотим все систематизировать, чтобы видеть все контракты по городу, всю картину, по всем объектам. По результатам работы Единой информационной системы в Москве будем рекомендовать ее внедрение по всей стране.

— А компании не против такой прозрачности? Существует же коммерческая тайна…

— Во-первых, сведения по государственным и муниципальным контрактам являются открытыми и доступными для ознакомления всеми заинтересованными лицами.

Во-вторых, СРО своим компенсационным фондом отвечает за договорные обязательства своих членов и должна понимать, что у них происходит. Кроме того, СРО выдает документ, подтверждающий уровень договорных обязательств, и должна постоянно видеть всю картину с договорами. Если компания берет на себя обязательств больше, чем раньше выполняла, а ресурсов у нее нет, мы можем в это вмешаться.

— Но компания может сказать: я конкурс выиграла, по формальным признакам укладываюсь – и не трогайте меня!

— Сказать-то она, конечно, может, но в Москве давно уже учитывается и опыт, и показатели того, что компания построила за последние три года. Компании, которые не справляются со своими обязательствами, вносятся в реестр недобросовестных подрядчиков города Москвы, и Департамент строительства обязан при заключении контракта все это учитывать.

— А как здесь задействован Мосгосстройнадзор и в чем его интерес?

— Мосгосстройнадзору эта система интересна тем, что он видит актуальную информацию по членству подрядных организаций в СРО, чтобы правильно взаимодействовать с саморегулируемыми организациями после проведенных проверок.

Сейчас ряд писем органа надзора уходит по неизвестным адресам или в СРО, где эти подрядчики уже не состоят. Поэтому и получается, что не на все обращения Мосгосстройнадзора приходят ответы, на что нам постоянно указывают в Департаменте градполитики.

Читайте также:  Могу ли я вернуть переплаченные проценты при досрочном погашении?

Однако мы эту работу налаживаем, и, если лет пять назад рассматривалось 40% обращений от ДГП и Мосгосстройнадзора, сейчас — более 70%.

Новая информационная система позволит Мосгосстройнадзору сразу загрузить обращение в личный кабинет, который есть у каждой СРО. И наоборот, СРО смогут подгружать в эту систему свои ответы, чтобы Мосгосстройнадзор оперативно их видел. То есть мы хотим огромную бумажную переписку свести к оперативному электронному общению.

Это очень неплохой пример внедрения цифровизации в саморегулировании и строительстве. Кроме того, и СРО, и заказчик будут видеть, какие предписания компания получала, как их исполняла.

Саморегуляторов с большим количеством замечаний ставим под контроль, руководителей приглашаем на комиссию, где совместно выясняем, почему СРО не реагирует на обращения, почему не применяет действенных мер к нарушителям.

— Однако представители московских властей неоднократно говорили, что от СРО идет много формальных ответов на письма и предписания. Может быть, вопрос должен стоять не о количестве, а о качестве работы с обращениями?

— У СРО есть установленные виды мер дисциплинарного воздействия — больше, чем прописано в законе, мы тоже сделать не можем. Кроме того, не всегда обращения надзорных органов содержат правильно сформулированные замечания.

Очень часто на момент поступления писем и проведения проверки эти замечания давно устранены. В таких случаях СРО обычно ограничиваются предупреждением. В конечном итоге задача саморегулируемых объединений – не наказать кого-то, а предотвратить нарушение.

Акцент на профилактику и риск-ориентированный подход — сейчас самое главное в работе СРО. Именно профилактика в первую очередь дает результаты по снижению травматизма на стройплощадках города.

  К тому же, проверки у нас не только документарные, но и выездные, и если к нам приходит до 4000 обращений за год, то это 4000 внеплановых проверок, как правило, с выездом на стройплощадки. Вряд ли в других регионах есть такие цифры.

— Как вы полагаете, для московских строителей СРО стали партнером или это до сих пор административный барьер, который нужно просто преодолеть, заплатить взнос и забыть?

— Хороший вопрос! Я думаю, что за 10 лет существования системы саморегулирования все строители узнали, что такое СРО. Одна из основных наших задач — обеспечение безопасности, качества строительства, и здесь есть определенные успехи.

За первое полугодие этого года количество несчастных случаев на московских стройках сократилось на 30%, а это жизни строителей.

У нас еще ни разу не было таких показателей, тем более что строек в Москве, как вы знаете, очень много, строителей — сотни тысяч, поэтому и замечаний к их работе тоже хватает.

Если говорить о госзаказе, то здесь компании наиболее полно понимают, что СРО – их партнер. Во многих случаях СРО выполняет роль арбитра между заказчиком и подрядчиком.

Если видим, что компания нарушает договорные обязательства, то возможно исключение из членов СРО, но только если это ее вина, а не спровоцированная заказчиком ситуация.

Хотя здесь очень серьезная правовая коллизия: исключаем компанию из СРО за нарушения и срыв госконтрактов, а она в этот же день вступает в другую СРО, заплатив взносы в компенсационные фонды и предоставив правильно оформленный пакет документов.

Я считаю, что это неправильно – должен быть механизм удаления недобросовестных компаний с рынка. Посмотрите, сколько сорвано госконтрактов, где-то не возвращены авансы, объекты не строятся, время уходит, причем во многих случаях это объекты социальной инфраструктуры – детские сады, школы, больницы!

— В Москве эта проблема стоит, видимо, наиболее остро, потому что, если в Костромской области компанию исключат из единственной СРО, ей идти некуда. А в Москве — очень богатый выбор!

— Вы правы, это специфика регионов, где есть больше, чем две СРО. Две СРО всегда договорятся и между собой, и с региональной властью. А договориться 46 СРО крайне тяжело, тем более что юристы в компаниях работают очень хорошо и по формальным признакам придраться не к чему. То есть опыт Москвы показывает, что эту ситуацию нужно законодательно развязывать.

  Сложилась практика, что запрет по вступлению в СРО в течение года существует, но только для тех компаний, которые добровольно уходят из СРО. Ситуация совершенно непонятная: компания уходит сама и год не может вступить в новую СРО, а исключенный нарушитель может стать членом другой СРО хоть в этот же день. Эту коллизию нужно урегулировать.

И я думаю, что со мной согласятся практически все мои коллеги в регионах.

И второй момент, который также наиболее ярко проявился на московских стройках: большая часть работ на стройке выполняется не генподрядчиками – членами СРО, а субподрядчиками, которые к СРО сегодня не имеют никакого отношения. Мы видим, что подавляющее количество нарушений и несчастных случаев происходит именно у субподрядчиков, но не можем ничего с ними сделать, потому что они не работают в системе СРО.

Да, у генподрядчика есть ответственность за своих субподрядчиков, но он не может контролировать их 24 часа в сутки, особенно если их несколько десятков на крупном объекте. Сейчас 75% от генподряда по закону могут выполнять субподрядчики, и не совсем понятно, зачем мы их вывели из-под системы саморегулирования.

Да, мы хотели снять нагрузку с бизнеса, но получилось, что они выполняют огромное количество работ, на которые уходят огромные бюджетные средства, и это контролируется только генподрядчиком.

По моему мнению, субподрядчиков, особенно тех, кто работает с бюджетными средствами, нужно возвращать в систему саморегулирования.

— Заработала ли в Москве система ответственности обеспечения договорных обязательств (ОДО)? Прошло два года – есть ли обращения?

— Обращения есть, но не всегда заказчики правильно понимают, за что выставляют претензии.

Система ОДО распространяется на контракты, которые были заключены только после 1 июля 2017 года, а многие действующие контракты подписаны до этой даты.

Очень много претензий по небольшим контрактам, в том числе по капитальному ремонту. Мы достаточно часто рассматриваем эти претензии на комиссии и пока нарабатываем правоприменительную практику.

— Входит ли в сферу деятельности координатора контроль за применением стандартов на виды работ (СТО НОСТРОЙ)?

— В Москве многие СРО приняли СТО НОСТРОЙ в качестве обязательных для своих членов. Кто-то принял несколько стандартов, кто-то почти все, в зависимости от того, какие компании состоят в СРО и какие виды работ они делают. Мы обобщаем и анализируем всю информацию о применении стандартов. Эта работа ведется постоянно и методично.

Однако многие СТО НОСТРОЙ за эти годы устарели и нуждаются в актуализации. Стандарт — это не догма, это оперативный документ, который живет 3-5 лет, а потом должен обновляться.

Тем более что многие строители начинают читать стандарт не тогда, когда он вывешен на общественное обсуждение, а когда приходит на строительную площадку. Тут же появляется масса замечаний и предложений! И это правильно, потому что теория всегда отличается от практики.

Считаю, что дальнейшая задача НОСТРОЙ и отдела технического регулирования состоит в том, чтобы увязать новые документы, разрабатываемые Минстроем России, с СТО НОСТРОЙ, с документами НОПРИЗ, чтобы они не противоречили друг другу.

Эту систему нужно развивать, дошлифовывать, контролировать применение СТО НОСТРОЙ на качественно новом уровне, но не давить на членов СРО, заставляя обязательно внедрять эти стандарты. Сейчас пришло время заниматься внедрением СТО НОСТРОЙ гораздо более серьезно, чем мы этим занимались раньше. 

— Качество строительства напрямую зависит от кадров. Понятно, что Москва собрала у себя строителей со всей страны, и не только…

— Да, на стройках Москвы работают строители практически со всех регионов России. Мы это видим при формировании Национального реестра специалистов (НРС), когда инженеры московских строительных компаний фактически проживают в других регионах.

Больше всего таких коллизий у нас с Московской областью, что объективно: сейчас, по данным СРО, 31 тысяча московских инженеров состоит в НРС, а по данным самого Нацреестра (с привязкой к месту жительства специалистов) на 30% меньше – и так будет всегда.

Но нам с другими региональными СРО делить особо нечего, главное, чтобы Нацреестр специалистов работал и реализовывался заложенный в него принцип персональной ответственности работников строительных компаний.

Основная задача, непосредственно влияющая на качество и безопасность строительства, — обеспечить механизм постоянного контроля за всеми специалистами, подписывающими ключевые документы на стройплощадке, через их обязательное включение в НРС. Здесь понадобятся усилия и законодателей, и надзорных органов, и нашего саморегулируемого сообщества.

Агенство новостей «Строительный бизнес»

Аркадий Ротенберг оказался главным подрядчиком мэрии Москвы за время правления Собянина. Его «Мостотрест» получил контракты почти на полтриллиона рублей

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Бизнесмен Аркадий Ротенберг, друг президента России Владимира Путина, стал главным сторонним подрядчиком властей Москвы за те 10 лет, что Сергей Собянин возглавляет город. Об этом пишут в совместном исследовании «Проект» и Forbes.

Бюджет Москвы при Собянине вырос почти в три раза — с 1,11 до 3,15 триллиона рублей, при этом сверхдоходы мэрия, в основном, тратила на строительство и благоустройство: за 10 лет на эти цели было потрачено 8,5 триллиона рублей (на социальные статьи в то же время было потрачено 9 триллионов). «Проект» отмечает, что такое распределение — редкость для региональных бюджетов, обычно социальные расходы превышают 60% от бюджета. 

Читайте также:  Какую квартиру лучше купить – новостройку или вторичку?

Всего за 10 лет Москва потратила 4,3 триллиона на градостроительную политику и строительство, 2,3 триллиона на городское хозяйство и 1,5 триллиона на транспорт и транспортную инфраструктуру.

 Самым крупным подрядчиком мэрии за 10 лет оказалось принадлежащее непосредственно правительству города АО «Мосинжпроект», получившее контрактов на 832 миллиарда рублей.

При этом компания одновременно стала и крупнейшим городским заказчиком — общая сумма размещенных ей заказов превысила 1,5 триллиона рублей.

Как отмечают авторы исследования, размещение заказов через подконтрольные властям акционерные общества — а не от имени государственного органа напрямую — позволяет проводить закупки : заказчики сами устанавливают свою закупочную политику, могут заключать контракты более свободно и не обязаны публиковать контракты с единственным поставщиком.

В целом, пришли к выводу авторы исследования, за время правления Собянина, крупные строительные контракты, составляющие основу госзаказа Москвы, сосредоточились в нескольких крупных компаниях, владельцы которых «либо тесно связаны с мэрией, либо дружат с президентом страны, либо спрятаны за номиналами и офшорами». 

В рейтинге сторонних подрядчиков первое место заняла компания Аркадия Ротенберга «Мостотрест», за десять лет получившая контрактов на сумму 441,5 миллиарда рублей.

В основном, они связаны с дорожным строительством: так, «Мостотрест» реконструировал развязку МКАД и Ленинградского проспекта, а также построил часть Северо-Западной и Северо-Восточной хорды.

Помимо этого, компания Ротенберга получила подряд на строительство части Сокольнической линии метро. 

На втором месте рейтинга подрядчиков оказался холдинг «Метровагонмаш», получивший заказы на 402 миллиарда рублей на строительство вагонов метро и трамваев. В состав совета директоров материнской компании «Метровагонмаш» — «Трансмашхолдинга» — долгое время входил вице-мэр Москвы по транспорту Максим Ликсутов, он также владел миноритарным пакетом акций компании. 

Третье место в рейтинге заняла компания МИСК, занимающаяся дорожным строительством, и входящая в нее ИФСК с суммой контрактов 286 миллиардов рублей. Значительная часть подрядов была получена в 2011-2015 годах, когда ИФСК еще не была частью МИСК и контролировалась бизнесменом Геннадием Тимченко, другом Владимира Путина.

Замыкает десятку крупнейших подрядчиков мэрии Москвы компания ЕКС, получившая контракты на 64 миллиарда рублей. О ее бенефициарах ничего не известно.

Несмотря на непубличность владельцев, компания преуспевает не только в Москве, но и в других крупных городах — Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Ярославле, Туле.

В ходе отдельного расследования «Проект» и Forbes выяснили, что реальным владельцем компании может быть 36-летний бизнесмен Максим Крылов, имеющий связи с семьей Ротенбергов. 

Пересказал Григорий Левченко

Вклад в будущее: зачем Москве масштабные инвестпроекты

Несмотря на то что пандемия замедлила экономические процессы, в 2020 году в Москве одобрили шесть новых масштабных инвестиционных проектов (МаИП). Они направлены на развитие производства, к примеру хлебобулочных изделий, обуви, полиграфии. Как проекты меняют облик столицы и что получают жители — в материале «Известий».

Преобразование территорий

Облик столицы планомерно меняется к лучшему: земли отдают под целевые нужды, строят новые здания, парки и развязки. Это касается как локальных проектов (преображение дворов и детских площадок), так и масштабных, позволяющих использовать бывшие промзоны для создания компактного и современного производства.

Один из таких проектов, запущенный московским правительством, — комплексное развитие территорий (КРТ). Летом 2020-го в столице был подписан первый такой договор в России — о преобразовании «Октябрьского поля». На площади почти 6 га появятся технопарк, офисные здания, жилые дома, поликлиника, школа и детские сады.

КРТ — не единственный инструмент, который используют московские власти для эффективного освоения городских земель. Еще один механизм, позволяющий сформировать новый облик города, создать рабочие места и обеспечить приток налоговых поступлений в городской бюджет, — масштабные инвестиционные проекты.

МаИПом может стать социально или экономически полезный проект с дополнительными преимуществами для города. Для их стимулирования Москва на шесть лет предоставляет в аренду инвесторам казенную землю для строительства без торгов. Им выгодны льготы, а столице — сами МаИПы.

Такие проекты меняют облик города и ускоряют развитие отдельных районов. Там, где возникает новое производство, формируется комфортная и современная городская среда, улучшается инфраструктура. Новые рабочие места создают деловую жизнь. К тому же реализация МаИПа существенно разгоняет все процессы для инвестора, позволяет быстрее начать работу и получить первую прибыль.

Шампанское и алмазы

Инвестор должен представить интересный для города проект. Предпочтение отдается инновационным центрам, современному производству и высоким технологиям.

Направления, которые развивают сегодня в столице, разнообразны.

Это в первую очередь производство — от продуктов питания и шампанских вин до алмазных и лазерных технологий, а также создание оздоровительных комплексов и развитие транспортной инфраструктуры.

Пакет необходимых бумаг компактен, и комиссия по утверждению работает еженедельно. Земельный участок выделяется из специальной базы данных, если все требования учтены. Сегодня МаИПы строятся и работают в Новой Москве, Черемушках, Ново-Переделкино и других районах.

К примеру, в 2017 году компания ООО ПК «Элитгрупп инвест» получила в аренду без торгов более 3 га земли для строительства предприятия. Пищевой завод-мясокомбинат, который даст городу около 450 рабочих мест, планируется сдать в эксплуатацию в первом квартале 2021 года.

Также в 2021-м начнет работу еще один МаИП. Решением от 2017 года крупному производителю кузовных деталей для автомобилей «Альфа Автоматив Техноложиз» предоставлен земельный участок площадью 3,2 га. Рабочими местами обеспечат 368 человек, планируемый объем инвестиций — 1,7 млрд рублей.

Вопреки пандемии

Методология МаИПов прижилась в 2016 году. Как сообщает заместитель мэра Москвы в правительстве города по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов, за минувшие четыре года уже 38 проектов получили одобрение Градостроительно-земельной комиссии. Это 90 га на 47 участках, где суммарно построят больше 1 млн кв. м недвижимости.

На экономике города проекты отразятся в притоке частных инвестиций, объем которых, по оценкам экспертов, составит не меньше 80 млрд рублей, а также в появлении свыше 23 тыс. рабочих мест. Это цифры без учета кумулятивного эффекта — создания инфраструктуры, которая тоже принесет городу дополнительные средства в бюджет.

Несмотря на пандемию, в этом году одобрили шесть новых МаИПов. Это предприятие по изготовлению хлебобулочных изделий «Нижегородский хлеб», производитель полиграфии ООО «Фирма Альфа-Дизайн», обувная фабрика ООО «Корнетто» и другие.

— Проекты расположены в разных районах города, но в целом могу отметить, что выделено более 15 га земли. На них построят свыше 240 тыс. кв.

м производственных площадей, объем инвестиций составит более 27 млрд рублей, будет создано почти 10 тыс.

новых рабочих мест, — подводит промежуточные итоги 2020 года руководитель департамента инвестиционной и промышленной политики Москвы Александр Прохоров.

Уже состоявшиеся

Предприятия, которые приступили к реализации МаИПов несколько лет назад, уже успешно работают в столице, например «Крост».

— В 2019 году мы сдали в эксплуатацию здание первого в России строительного технопарка «Крост» на улице Выборгской, который построен в рамках редевелопмента промзоны Братцево.

Сегодня здесь уже создано 1500 высокотехнологичных рабочих мест в сфере градостроительства и проектирования, разработан целый ряд инновационных материалов, а сотрудники технопарка участвуют в реализации важнейших городских проектов, — рассказали в «Кросте».

В этом технопарке придумали инновационные решения для многих проектов. В их числе — качели на Триумфальной площади, бионические формы ледяной пещеры в Зарядье, «парящие лестницы» «Хорошколы», бионические фасады небоскребов Wellton Towers, белоснежные фасады новых поликлиник Москвы.

Специалисты технопарка по заданию Стройкомплекса столицы участвовали в проектировании «клавиш» лечебного блока инфекционной больницы в Вороновском. Клинический центр построили всего за месяц благодаря технологическим решениям, разработанным инженерами и проектировщиками технопарка.

  • Еще одна важнейшая функция технопарка, построенного по МаИП, — научная и образовательная деятельность.
  • — Наш партнер — НИИ стройфизики, с которым мы ведем работу по направлениям разработки и внедрения инновационных экспериментальных технологий в строительстве, осуществления совместной научной и практической деятельности в качественном преобразовании строительной отрасли, проектирования типовых объектов гражданского и социального назначения с применением BIM-технологий, дополнительного профессионального образования и профессионального обучения (подготовка рабочих кадров), в том числе по технологическим вопросам и информационному моделированию, и многим другим, — добавили в «Кросте».
  • Другая важная задача технопарка — воспитание кадров для строительной отрасли, в том числе привлечение талантливой молодежи, взаимодействие с колледжами и вузами, повышение квалификации специалистов.

Технопарк — площадка непрерывного обучения для всех: от детей до состоявшихся специалистов. Здесь регулярно проходят лекции, мастер-классы, встречи с известными российскими и международными архитекторами, научными деятелями и деятелями искусства.

Будущие проекты

У кого-то все впереди, например у компании «ИТЭЛМА-БизнесСтрой».

— Мы реализуем масштабный инвестиционный проект по строительству инженерного корпуса в ЮАО с помещениями физкультурно-оздоровительного назначения.

Решением Градостроительно-земельной комиссии города Москвы в рамках реализации масштабного инвестиционного проекта нам предоставили на бесконкурсной основе два смежных земельных участка общей площадью 0,2 га.

Вновь выделенные земельные участки присоединены к существующему земельному участку, на котором расположено здание инновационно-производственного комплекса общей площадью 78 тыс. кв. м, что позволяет дополнительно построить здание инженерного корпуса, — комментирует заместитель генерального директора компании Юрий Астахов.

  1. Астахов отмечает, что поддержка московским правительством производственного бизнеса, работающего в реальном секторе экономики, — существенная и эффективная форма стимулирования.
  2. Предприятия группы компаний ИТЭЛМА инвестируют в проект более 800 млн рублей на строительство и оснащение инженерного корпуса современным оборудованием, что создаст около 450 новых рабочих мест.
  3. Будущий инженерный корпус вместе с ранее построенными инновационно-производственным и лабораторным корпусами позволит обеспечить замкнутую технологическую цепочку — от разработки и испытания опытных образцов электронных изделий и комплектующих для предприятий отечественной автомобильной и авиационной промышленности до серийного и мелкосерийного их производства.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *