В России может появиться должность главного архитектора

В России может появиться должность главного архитектора

Юрий Инякин / ПГ

  • Необходимо как можно скорее определить правовое положение главного архитектора региона как руководителя исполнительного органа власти и определить его полномочия, говорится в решении Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, которое принято на расширенном заседании 22 октября.
  • Комитет рекомендовал Минстрою ускорить разработку и внесение в Правительство соответствующих изменений в Закон «Об архитектурной деятельности в РФ».
  • Речь идёт об установлении правового положения главного архитектора региона как руководителя исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, уполномоченного в области территориального планирования, архитектуры и градостроительства, а также закреплении обязательности непосредственного подчинения главного архитектора губернатору.

В России может появиться должность главного архитектора

В 2020 году Душанбе может принять Парламентскую Ассамблею ОДКБ

«Есть поручение президента, в соответствии с которым главные архитекторы должны возглавлять органы, ведающие вопросами архитектуры и градостроительства, напрямую подчиняться высшему должностному лицу субъекта.

Несмотря на это, должность главного архитектора во многих регионах носит номинальный характер, не позволяющий влиять на принятие решений в области архитектуры и градостроительства», — рассказал председатель комитета Олег Мельниченко.

Комитет сделал запросы во все 85 регионов, по результатам которых оказалось, что только в 31 субъекте Федерации имеется профильный орган исполнительной власти, курирующий вопросы архитектуры и градостроительства.

«При этом в таких субъектах, как Москва, Московская область, Саха (Якутия), главный архитектор не является руководителем профильного органа, — отметил сенатор.

— А в 54 субъектах функционал по архитектуре и градостроительству реализуется в составе комплексного органа исполнительной власти, который также может заниматься вопросами строительства, ЖКХ, из них только в 9 главный архитектор возглавляет комплексный орган исполнительной власти».

В отдельных регионах должность главного архитектора, например в Мурманской области, и вовсе носит номинальный характер, а в восьми и вовсе отсутствует, добавил Олег Мельниченко.

По словам представителя Минстроя Сергея Гончарова, возникающие противоречия связаны в первую очередь с законодательством о гражданской службе.

«Зачастую в региональных законах отсутствуют чёткие требования к стажу и прочему. Это конкурсная процедура, которая допускает определённые исключения в небольших населённых пунктах.

Надо также понимать, что для выстраивания общей структуры органов архитектуры и градостроительства недостаточно только структур на уровне субъектов Федерации, необходимо и их выстраивание на уровне муниципалитетов», — рассказал Гончаров.

В России может появиться должность главного архитектора

Время ухода за детьми пора включать в трудовой стаж

  1. Он добавил, что в Минстрое создана рабочая группа по корректировке закона об архитектурной деятельности.
  2. «Мы поддерживаем усиление роли главного архитектора, дискуссионным остаётся вопрос о целесообразности выделения отдельных органов исполнительной власти, которые будут непосредственно курировать данные правоотношения», — сообщил чиновник.
  3. В свою очередь, в Минэкономразвития считают, что органы в области архитектуры на федеральном и региональном уровне должны иметь единую систему, сказал представитель ведомства Андрей Никифоров.
  4. Главный архитектор Ярославской области Михаил Кудряшов напомнил слова недавно умершего бывшего главного архитектора Москвы Александра Кузьмина о том, что архитектор — это комплексная профессия.

«Это и инженер по сетям, и экономист, и социолог, и градостроитель, — перечислил он. — Меня сначала учили шесть лет, потом — три года аспирантуры, затем — 15 лет практики, включая преподавательскую.

После этого всего я подумал, что имею право пойти на должность главного архитектора субъекта (РФ. — Прим. ред.).

То, что сейчас мои коллеги — бывшие сотрудники ГАИ или сельхозпредприятий, — это унизительно для профессии, для русской архитектуры и советской архитектурной школы».

В россии может появиться должность главного архитектора

В России может появиться должность главного архитектораМихаил Мень© Партия «Единая Россия»

Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства разрабатывает предложение о создании должности главного архитектора Российской Федерации.

Об этом рассказал журналистам сегодня, 2 сентября, глава Минстроя Михаил Мень. «В том числе профессиональное сообщество такие предложения озвучивает, но мы еще решений никаких не принимали», — цитирует министра РИА Новости.

Мень сообщил, что Минстрой готовит пакет предложений для правительства по усилению роли главных архитекторов городов и регионов.

«Мы вместе с профессиональным сообществом думаем, как выстроить такую вертикаль в целом по стране. Это, безусловно, сейчас требование времени, потому что людям больше уже не нужны просто квадратные метры, им требуется комфортная городская среда», — сказал министр, добавив, что предложения правительству по формированию «архитектурной вертикали» Минстрой сформирует до конца года.

В случае с жилищными инспекциями, отметил Мень, выстраивание вертикали и создание должности главного жилищного инспектора РФ дало свой эффект и упростило контроль в сфере ЖКХ.

Должностные обязанности главного архитектора РФ пока неизвестны. Согласно Положению о главном архитекторе Москвы, которое зимой 2013 года утвердил мэр Москвы Сергей Собянин, профессиональная деятельность главного архитектора направлена на создание архитектурных объектов, а также творческое обеспечение вопросов градостроительного проектирования и принятия градостроительных решений.

Среди обязанностей главного архитектора на сайте Комплекса градостроительной политики и строительства Москвы перечисляются:

  • разработка, мониторинг и контроль реализации Генерального плана
  • работа над документами градостроительного зонирования территории, территориальными и отраслевыми схемами, проектами планировок, а также над внесением изменений в Правила землепользования и застройки
  • рассмотрение проектов паспортов колористического решения фасадов зданий и проектов градостроительных планов земельных участков
  • разработка проектов реконструкции объектов исторически сложившейся части города и участие в научных и проектных работах по сохранению объектов культурного наследия Москвы
  • руководство работой городского Архитектурного совета и участие в работе Общественного совета при мэре Москвы по проблемам градостроительного и архитектурно-художественного формирования облика города

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

  • Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней
  • Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен
  • RSS-поток новостей COLTA.RU

При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

Поделиться ссылкой / Share

Когда главный архитектор перестанет «рассматривать» и начнет «решать»

Почему от главного архитектора сегодня ничего не зависит. На этот вопрос попытались ответить главные архитекторы российских регионов.

Кому должен быть подчинен главный архитектор? В какой степени он может зависеть от инвестора? Когда и где он должен принимать самостоятельное решение? Встреча с главными архитекторами, организованная Национальным объединением проектировщиков и изыскателей (НОПРИЗ), которая прошла в рамках архитектурного фестиваля «Зодчество-2017», обозначила главные болевые точки, с которыми сталкивается главный архитектор города, муниципалитета.

Доколе архитектору чувствовать себя Петрушкой в прихожей у инвестора

Кадровая статистика по регионам на сегодня такова: из 72 регионов России в 52 регионах главный архитектор теперь напрямую подчиняется губернатору, в 13 — от такого прямого подчинения отказались, в 9 — решение пока не принято, а в 4 — главного архитектора просто нет!

Кроме того, как выяснилось, даже там, где переподчинение главе региона состоялось, проблема «бесправности» архитектора так и не решена окончательно.

— От главного архитектора по-прежнему мало что зависит, — призналась руководитель управления архитектуры и градостроительства Воронежской области Марина Ракова. — Может быть, поэтому так трудно найти достойного человека на эту должность.

Главный архитектор Пензенской области Леонид Иоффе сравнил главного архитектора с хирургом без скальпеля:

— Я подчиняюсь напрямую губернатору, но окончательное решение по проектам все равно принимают другие люди, — сетует Леонид. — Именно поэтому пришло решение о необходимости создания Института территориального планирования, чем я сейчас у себя в области и занимаюсь.

Архитектор с большим опытом работы в регионе, бывший главный архитектор Евпатории Алексей Комов высказался еще более резко:

— Главный архитектор сегодня — это Петрушка в прихожей более влиятельных и «весомых» игроков.

Тем не менее, по мнению Алексея, нужно пытаться преодолевать обстоятельства.

А в своей работе не забывать о нуждах человека: мало снести какую-то устаревшую застройку, нужно создать на ее месте достойное пространство для жизни.

Такое, которое позволило бы людям комфортно существовать, иметь возможность где-то работать. Необходимо принимать новые правила благоустройства, какие-то городские архетипы.

В России может появиться должность главного архитектора

Почему тендеры выигрывают чужаки

Главный архитектор Комсомольска-на Амуре Игорь Курносов посетовал на несправедливые тендеры, которые проходят в регионах.

— Сегодня на развитие города Комсомольска-на-Амуре, например, выделено 52 млрд рублей, — рассказывает Игорь. — Проектный рынок предполагает использование ресурса местных проектировщиков.

На деле же на тендеры хлынули «чужаки» — проектные организации из других регионов, которые у себя дома по каким-то причинам оказались невостребованными (из-за низкой квалификации, например). В итоге тендер выигрывают именно они, умело демпингуя.

А потом местные власти хватаются за голову. Чужаки проектируют так, что хоть плачь: без учета местного колорита, местных особенностей.

Муниципалитеты: «Ау, архитекторы!

Затронули главные архитекторы и еще одну важную тему. Сегодня, когда запущена программа «Жилище», включающая колоссальный блок по благоустройству общественных пространств и дворов, муниципалитеты просто теряются.

У чиновников не хватает квалификации, которая помогла бы им провести грамотное благоустройство. Лучшее, что они могут придумать, — это дополнительные лавочки, детские площадки, качели, клумбы, тротуарная плитка.

А подсказать им, какие сейчас существуют тренды, некому: во многих муниципалитетах архитекторы просто отсутствуют.

Получается, те огромные деньги, которые выделены на благоустройство, могут быть потрачены зря. Необходимо срочно решать проблему архитектора на уровне муниципалитета. «Главных архитекторов нужно готовить! Как космонавтов», — озвучил наболевшее Алексей Комов.

Может вносить предложения, но не может решать

Один из выступающих заставил участников встречи улыбнуться, зачитав инструкцию по правам главного архитектора: тот имеет право «взаимодействовать», «запрашивать», «проводить совещания», «вносить предложения» и так далее. В инструкции отсутствует слово «решать».

— Главному архитектору даже не разрешается написать «согласовано», только «рассмотрено», — кипятились архитекторы — участники дискуссии. — Ну что это за полномочия!

Читайте также:  Местные власти могут получить контроль над целевым использованием средств ЖСК

Директор Института региональных исследований и городского планирования Ирина Ильина выделила такую «беду» главного архитектора, как жесткая привязка к тому, что диктует инвестор. Между тем в идеале архитектор должен быть главным человеком в городском планировании, его взгляд устремлен в будущее. К нему должна прислушиваться элита городов.

А вот экс главный архитектор Москвы Александр Кузьмин полон оптимизма.

Он убежден: для того чтобы продвинуть какой-то значимый проект, нужно заручиться поддержкой правительства области или каких-то общественных сил.

Когда реновировался город Билимбай в Свердловской области, команда архитекторов получила поддержку казачества Урала. В итоге все проблемы решались легко, без напряга.

Город болен? Приглашайте доктора. Архитектурного

В пику жалобам главных архитекторов на свою судьбу директор «Центра градостроительных компетенций» Ирина Ирбитская предложила абсолютно новый подход к самой функции «главного архитектора». Она считает, что малым российским городам нужен не столько «главный по архитектуре», сколько «доктор», «санитар», к которому обращаются за рецептами выживания.

Малым российским городам порой не до стратегий развития. Денег в бюджетах там практически нет, а порой нет и нормальных дорог. Городской транспорт дышит на ладан. Лопаются от старости инженерные сети.

Таким городам не помогут столичные консультанты, которые «вояжируют» по провинции и со своих столичных высот дают советы, которыми город, из-за отсутствия средств, не сможет воспользоваться. Здесь нужны те, кто вытянет их из пропасти. И тут, по мнению Ирины, могут помочь проектные лаборатории, которые будут перемещаться по городам, исследовать текущую ситуацию и «назначать лечение».

Вопрос спорный, но рациональное зерно в размышлениях Ирины Ирбитской, безусловно, есть.

Вывод из дискуссии оказался не таким уж предсказуемым: не важно, кому непосредственно подчиняется архитектор, важно, в каких случаях архитектор имеет право принимать самостоятельное решение. Практика таких решений должна быть закреплена в готовящемся законе «Об архитектуре».

Елена МАЦЕЙКО

Кстати:

Подискутировали участники встречи и о том, нужен ли главный архитектор РФ? Что интересно, многие высказались за. Оно и понятно. Полезно, если появится такой человек, который будет видеть ситуацию в целом: в мегаполисах и малых городах, в процветающих и дотационных регионах. Может быть, и «рецепты» для оздоровления градостроительной ситуации станет выписывать легче.

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

В России может появиться должность главного архитектора

Существующий ныне закон «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» принят в 1995 году, то есть задолго до Градостроительного кодекса, во многом ему противоречит и устарел морально. На смену должен прийти новый, проект которого подготовлен совместно Союзом архитекторов России, Национальным объединением изыскателей и проектировщиков (НОПРИЗ) и Российской академией архитектуры и строительных наук (РААСН). Недавно документ был внесен в Минстрой, сообщил «Деловому Петербургу» вице–президент Союза архитекторов России Виктор Логвинов.

Высшее подчинение

В соответствии с проектом закона, «главный архитектор субъекта Российской Федерации — лицо… находящееся в непосредственном подчинении высшего должностного лица соответствующего субъекта Российской Федерации».

Если применить эту норму к Петербургу, то Владимир Григорьев, совмещающий должность главного архитектора с постом главы КГА, должен перейти из подчинения строительного губернатора Николая Линченко к Александру Беглову.

Остальные архитекторы, как можно судить, превращаются в закрытую корпорацию. Во–первых, у них обязательно должно быть профильное образование (диплом из утвержденного перечня специальностей). Во–вторых, им следует иметь опыт работы не менее 2 лет (для главного архитектора проекта — не менее 7 лет).

Наконец, настоящего архитектора характеризует «отсутствие непогашенной или неснятой судимости за совершение умышленного преступления». У зодчего должно быть российское подданство.

Иностранцы могут принимать участие в архитектурной деятельности либо при наличии международного договора, либо в союзе с отечественным архитектором.

«Сейчас архитекторы вообще не имеют статуса. В юридическом поле понятий “архитектор” и “архитектурная деятельность” не существует. А нет понятия — нет и профессии», — прокомментировал «ДП» участвовавший в разработке законопроекта член правления Союза архитекторов Петербурга Владлен Лявданский.

В законопроекте провозглашается «персональная ответственность» архитекторов «за качество подготовленного и удостоверенного ими архитектурного проекта». Если то, что они построили, вдруг развалится либо нанесет ущерб третьим лицам и «будет установлено, что такой вред причинен в результате ненадлежащего исполнения ими своих обязанностей», архитекторы привлекаются к ответственности.

Без хеппи–энда

Также в законопроекте делается попытка урегулировать отношения архитектора и заказчика, но пока явно предварительная. Постулируется, что архитектор здания обладает исключительным правом на результаты своей деятельности, если договором не предусмотрено иное.

Деятельность по подготовке проектов планировки, эскизов и макетов также будет отнесена к архитектурной. Заказчик обязан предоставить архитектору право осуществлять авторский контроль за разработкой документации и строительством.

Любые эскизы, чертежи, рисунки, макеты и концепции, используемые для проектирования, должны соответствовать градостроительному законодательству (то есть рекламные материалы, в которых окружающая действительность бывает приукрашена, не пройдут).

Архитектор не вправе разглашать информацию о намерениях заказчика без его согласия.

Зодчий Михаил Мамошин считает, что авторские права архитектора должны быть защищены особо.

«Начиная сегодня работу, мы не имеем гарантий, что завершим ее. По пути с ней могут произойти страшные вещи, некие люди могут вообще все переделать. Точно так же, как если бы некие люди переписывали вашу статью на свой лад или творчество какого–нибудь писателя издатель переделывал. Ну не нравится ему концовка — и он хеппи–энд сделал», — посетовал «ДП» зодчий.

По его словам, в других странах ситуация намного лучше. У нас же «многие законы сделаны в угоду девелоперскому и строительному комплексу».

Этот архитектор знает, о чем говорит. Его мастерская делала проект новой сцены МДТ на Звенигородской ул. на субподряде у АО «Театрально–декорационные мастерские».

В россии может появиться должность главного государственного архитектора — кортрос

Минстрой попробует выстроить властную архитектурную вертикаль

Профессиональное архитектурное сообщество предложило Министерству строительства и ЖКХ учредить должность главного архитектора России, рассказал журналистам глава Минстроя Михаил Мень.

Ведомство изучит этот вопрос, после чего подготовит детализированное предложение для российского кабинета министров, сообщает Интерфакс со ссылкой на Меня. “Пока мы решений никаких не принимали. Будем готовить пакет предложений в правительство.

Он будет готов до конца года”, – цитирует министра официальный портал московского стройкомплекса.

Помимо должности главного государственного архитектора, Минстрой готовится создать властную архитектурную вертикаль, при которой главные архитекторы российских городов будут подчиняться главным архитекторам регионов.

“Мы вместе с профессиональным сообществом думаем, как выстроить такую вертикаль в целом по стране.

Это сейчас требование времени, так как людям больше не нужны просто квадратные метры, им требуется комфортная городская среда”, – объяснил РИА “Новости “ Михаил Мень.

В настоящий момент должность главного архитектора существует в различных городах России. В некоторых населенных пунктах главный архитектор подчиняется мэру, в других – руководителю департамента строительства. Подчинение архитекторов строительным властям не раз вызывало критику.

В конце прошлого года известный дизайнер Артемий Лебедев предложил мэру Москвы Сергею Собянину создать отдельный департамент архитектуры, который был бы независимым от строительного комплекса.

“По невероятному историческому недоразумению главный архитектор [в Москве] является всего лишь заместителем руководителя департамента строительства. Можно ли представить более нелепое подчинение? Это другая ветвь власти.

Подчинять архитектора строителю – все равно что сделать адвоката замом у прокурора”, – писал Лебедев. Глава города проигнорировал эту инициативу. В результате в столице сохранилась существующая иерархическая структура.

Архитекторы в СССР начали подчиняться строителям в 1950-х годах, рассказал “РБК-Недвижимости” президент Союза архитекторов России Андрей Боков. “Тогда это было оправдано, так как стояла задача обеспечить жильем население страны. Строили “коробочки”, а архитектурные вопросы были сужены до минимума. Сложилась система, при которой основную роль играет подрядчик”, – объяснил Боков.

Антон Погорельский

http://realty.rbc.ru/articles/01/09/2015/562949996926818.shtml

Президент повысил статус главного архитектора

Как известно, по итогам заседания Государственного совета России 11.06.2016 г. президент Владимир Путин дал целый ряд поручений в сфере строительства. В частности, он посчитал необходимым установить прямое подчинение главного архитектора губернатору. 

Стоит заметить, что о желательности повышения статуса главного архитектора говорилось давно.

Например, многие столичные строители помнят, как ныне депутат Государственной Думы Владимир Ресин еще в бытность свою руководителем столичного стройкомплекса начинал каждое заседание штаба стройкомплекса Москвы со слов: «Балом должен править архитектор».

И советовал помнить об этом и строителям, и чиновникам. По его мнению, строители должны, прежде всего, реализовывать замыслы архитекторов и проектировщиков, разумеется, с учетом новейших технологий проектирования и строительства. 

Такое же внимание к статусу архитектора Москва демонстрирует и сегодня.

Московские власти вместе с мэром столицы Сергеем Собяниным, отвечая за огромный мегаполис, раньше других осознали, что и город, и его жители будут их единомышленниками, когда во главе развития Москвы будет стоять комфорт проживания москвичей с учетом сохранения уникальности и самобытности архитектурного облика столицы.

За 7 лет работы команды Собянина Москва ощутила серьезный туристический наплыв. Многочисленные градостроительные преобразования, реализация различных масштабных инфраструктурных проектов сделали столицу российским лидером архитектурной мысли, желанным центром притяжения архитекторов и урбанистов со всего мира. 

Но в России много других регионов и городов. И чтобы успешная столичная практика системно применялась по всей территории страны, потребовались годы. Вроде бы с этим никто не спорил, однако до практической стороны всё никак не доходило. То, что данный вопрос был поднят на высшем уровне, конечно, не случайно.

Причина в том, что проект по формированию комфортной городской среды в российских городах был назван в числе приоритетных. Стало очевидно, что если создание комфортной городской среды – это государственная политика, то у работников, ответственных за ее реализацию, должны быть соответствующие полномочия.

Читайте также:  Застройщики 1700 домов находятся на грани банкротства

 

Профессиональное сообщество с пониманием и одобрением встретило решение президента, хотя, разумеется, споров относительно того, как лучше его реализовать, было предостаточно.

Что касается собственно управленческого аппарата, то довольно долго процесс шел в неспешном ритме.

Однако тут следует отметить последовательную позицию министерства строительства и ЖКХ, настойчивость самого министра, которая в конце концов возымела действие. 

Как сообщил Михаил Мень, к началу декабря поручение президента было выполнено в 54 регионах. «Мы видим хорошую динамику,- подчеркнул министр. – 54 региона установили подчинение архитекторов напрямую губернаторам, 10 субъектов приняли поручение к исполнению, 7 регионов не выполнили поручение по причине отсутствия должности главного архитектора в штатной структуре».

Процесс принятия управленческих решений продолжается, так, на днях необходимые административные изменения были приняты на заседании правительства Мурманской области, где решили ввести негосударственную должность главного архитектора региона, вменив ему в обязанность обеспечение мер по реализации единой региональной политики в сфере архитектуры и градостроительства, а также обеспечение взаимодействия архитекторов и художников.

Заметим, что недавно, на заседании Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам, Владимир Путин снова вернулся к тому же вопросу. Так что теперь можно не сомневаться: новое административное подчинение главных архитекторов скоро станет повсеместно принятым правилом. 

Мы попросили прокомментировать поручение президента члена Общественного совета при Минстрое России, генерального директора компании «РГ-Девелопмент» Татьяну Тихонову.

«Отрадно, что вопрос укрепления статуса главных архитекторов был поднят на уровне Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Это доказывает значимость решения вопроса для страны, его актуальность и важность для развития комфортной городской среды и привлекательного облика российских городов. 

Архитектурное сообщество со своей стороны в текущем году провело колоссальную работу в части возведения роли архитекторов на должный уровень.

В частности, большая работа проведена Комиссией по архитектуре и градостроительству Общественного совета при Минстрое России, где экспертное сообщество в течение года занималось подготовкой и внесением предложений в концепцию законопроекта «Об архитектурной деятельности».

Законопроектом архитектура определяется как основное средство формирования среды жизнедеятельности человека, регламентируется правовое положения архитектора, порядок и условия приобретения им права на профессиональную деятельность. 

Особая роль и место в законодательном регулировании градостроительной деятельности отведены главным архитекторам субъектов РФ, городов и поселений.

Предлагается определить ключевые показатели эффективности деятельности главных архитекторов разного уровня; создать федеральный кадровый резерв главных архитекторов; предусмотреть централизованное обучение и профессиональную переподготовку на основе образовательных программ; определить правовой статус главных архитекторов городов и регионов как основных проводников и исполнителей государственной архитектурной политики. Все эти меры позволят дать архитекторам городов реальную силу и «иметь вес» при разработке планов застройки городов, в принятии градостроительных решений. Архитекторы сегодня должны обладать полным перечнем полномочий, позволяющим реализовать потенциал при благоустройстве городских территорий и планировании городов». 

Подготовил Владимир Соловьев

При перепечатке статьи ссылка на источник новости обязательна.

В екатеринбурге требуют провести конкурс на пост главного архитектора вместо кулуарных согласований

https://www.znak.com/2019-12-03/v_ekaterinburge_trebuyut_konkursa_na_post_glavnogo_arhitektora_vmesto_kuluarnyh_soglasovaniy

2019.12.03

Вокруг должности главного архитектора Екатеринбурга развивается скандал. Свердловский союз архитекторов направил в министерство строительства региона письмо с протестом против планов мэрии сменить главного архитектора города без конкурса, что противоречит федеральному законодательству.

Письмо появилось в ответ на неофициальную информацию о том, что главным архитектором может быть назначена близкая к компании-застройщику «Астра» Антонина Савилова. По одной из версий, смена главного архитектора — попытка найти ответственного за конфликт мэрии с застройщиками вокруг генплана.

Впрочем, возможная отставка действующего главного архитектора Андрея Молокова обсуждалась еще летом.

Действующий главный архитектор Екатеринбурга Андрей МолоковЯромир Романов / Znak.com

«Свердловская организация Союза архитекторов России выражает обеспокоенность появившейся информацией о замене главного архитектора Екатеринбурга. Бесспорно, это право администрации города, однако оно должно реализовываться в соответствии с законодательством РФ», — говорится в письме. 

В частности, согласно закону об архитектурной деятельности необходимо провести конкурс, а не назначать «угодного администрации кандидата» в обход установленных процедур.

Поэтому правление свердловского союза требует назначить конкурсную комиссию, в которую, в частности, должны войти представители союза и Минстроя, и провести конкурс.

Если назначение произойдет в обход этой процедуры, то союз планирует обратиться в «компетентные органы по факту нарушения федерального законодательства».

Сразу несколько источников Znak.com, близких к мэрии, сообщили, что на должность главного архитектора города рассматривается кандидатура Антонины Савиловой — соучредителя проектного бюро «План Б». 

С начала октября, по данным СПАРК, она передала свою долю в размере 25% в доверительное управление Любови Остафийчук.

Старший партнер в бюро с долей 50% — Денис Стробыкин, директор и совладелец компании «Астра-Девелопмент».

«Астра» — одна из крупнейших компаний строительного рынка Урала, она сотрудничала в качестве подрядчика со многими крупными компаниями в рамках их девелоперских проектов, — например, с «Синарой» и УГМК.

По одной из версий, которую озвучивает источник Znak.

com на строительном рынке, планы по смене главного архитектора связаны с конфликтом мэрии и застройщиков вокруг проекта нового генплана города до 2035 года, который сейчас проходит через процедуру общественных обсуждений.

В частности, застройщики выражали недовольство планами горадминистрации ввести зоны стабилизации, где будет нельзя строить жилье, пока не будет решен вопрос с финансированием социальной инфраструктуры.

Впрочем, по сведениям Znak.com, создание проекта нового генплана курировал замглавы администрации по вопросам капстроительства и землепользования Алексей Бирюлин, а также лично глава администрации Александр Высокинский.

Возможная отставка действующего главного архитектора Андрея Молокова обсуждалась в течение последних нескольких месяцев. В частности, в августе Znak.

com писал о том, что в качестве претендентов на эту должность рассматриваются главный архитектор «Архстройпроекта-А» Андрей Рудаков и директор «Архитектурной мастерской Десятова» Леонид Десятов. Тогда источник Znak.

com в свердловском Союзе архитекторов говорил, что на должности главного архитектора города ему хотелось бы видеть человека «с более сильной собственной позицией по принципиальным для города вопросам», не уточняя, о каких именно вопросах он говорит.

Сам Андрей Молоков, работающий в должности главного архитектора с марта 2017 года, сказал Znak.com, что у него, как у представителя мэрии, «все в порядке». На вопрос о том, планирует ли он уйти в отставку, Молоков сказал: «Никаких планов у меня нет».

Замглавы горадминистрации Алексей Бирюлин не ответил на звонок Znak.com, и уже несколько дней игнорирует заданный вопрос о кандидатуре Антонины Савиловой.

Ранее, напомним, не было публичных конкурсов на пост главного архитектора. О назначении Андрея Молокова, а до этого — Тимура Абдуллаева на должность главного архитектора в обществе узнавали уже по итогам принятого в мэрии решения.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Главный архитектор НИиПИ Генплана должен рассматривать город как систему

Три месяца назад в штатном расписании одного из столпов столичного градостроительств – научно-исследовательского и проектного института Генерального плана Москвы (НИиПИ Генплана) – появилась новая должность – главный архитектор.

На нее был назначен заместитель директора архитектурного бюро «Остоженка» Андрей Гнездилов, один из участников международного конкурса на Московскую агломерацию, автор многих московских зданий – в частности бизнес-центров «Чайка» и «Капитал Плаза», жилого комплекса «Посольский дом».

В беседе с РИА Новости главный архитектор НИиПИ Генплана Москвы рассказал, почему его должность похожа на должность начальника штаба, разрабатывающего военные операции, а также поделился своим видением того, как нужно изменить законы в столице, чтобы каждый житель города чувствовал свою ответственность за него.

— Андрей Леонидович, Вы были назначены на пост главного архитектора НИиПИ Генплана Москвы в начале весны этого года. Расскажите, чем вы занимаетесь в институте?

— Раньше должности главного архитектора в НИиПИ Генплана не было – предыдущие руководители института были архитекторами, так что необходимости в подобной позиции просто не было. Мне пришлось самостоятельно писать себе должностную инструкцию (улыбается). Потом она была переработана руководством института и сейчас утверждена. Согласно инструкции, главный архитектор НИиПИ Генплана является одним из трех заместителей директора института. Естественно, у каждого из нас – у меня, у главного инженера Михаила Крестмейна и у первого заместителя Олега Григорьева – свой сектор ответственности.

  • — И какая работа может быть у архитектора в НИиПИ Генплана с учетом, что основный продукт института – это планировочные документы?
  • — И что Вам удалось как главному проектному подрядчику Москвы сделать за три месяца?
  • – А зачем нужно вообще менять законы?

— Архитектор – как я понимаю нашу профессию – это категорически не декоратор. Это специалист, отвечающий за архитектуру как систему. Главный архитектор НИиПИ Генплана должен рассматривать город как систему, это идеолог и технолог города, его главный проектный подрядчик. — Это не тот срок, за который многое можно успеть, переделать, исправить. За это время можно только нормально оглядеться и понять направление движения. Для меня лично основной задачей является изменение нормативной базы по градостроительному проектированию в столице. К сожалению, она очень плотно переплетается с новым Градостроительным кодексом, Жилищным и Гражданским кодексами. Надо придумать, как инициировать эти изменения – ведь речь идет о целой коллекции, так что нужна сильная команда юристов.

– По сути, вся наша нормативная база носит отпечаток социалистического мироустройства. Самое сложное в том, что многим из нас это до сих пор кажется нормальным. Человек покупает машину, а потом считает, что может оставить автомобиль в городе в любом месте, несмотря на то что место для паркинга он не приобрел.

Читайте также:  Купил нежилое помещение и перевел в жилое. Могу ли я получить возврат налога?

Когда же власти начинают применять санкции за неправильную парковку, автомобилисты требуют, чтобы им дали стоянки у дома и у работы, в основном бесплатные. А почему? Вряд ли кто-то сможет дать вам вразумительный ответ на этот вопрос. У нас воспринимают землю, как в деревне, где можно поставить трактор посреди поля.

Это инерция колхозного сознания.

Для меня, кстати, одним из самых интересных документов прошлого является дореволюционный градостроительный устав. Там очень четко прописаны отношения горожанина и города. К сожалению, экземпляры куда-то все пропали – не можем найти эту книгу, хотя когда-то я лично держал ее в руках.

Так вот, в этом уставе, который раньше был в каждой управе, написано не то, что должен делать застройщик, а то, что делает горожанин. Мне кажется, не вернувшись к этому, не прочитав и не осознав, нам трудно будет поменять отношение к городу, к нашему в нем месту.

— Изменение законов – это всегда длительная процедура.

Вам что-то удалось поменять собственно в работе НИиПИ Генплана, пока готовятся предложения о поправках в нормативную базу?

– Создана процедура рабочего рассмотрения проектных материалов на коллегии главного архитектора, в которую также входят главный инженер и первый заместитель руководителя института. Сейчас нам предстоит посмотреть то, что сделано за 2012 год и начало этого года. Заседание этой коллегии происходят два раза в неделю, во вторник и в четверг. На таких «смотринах» видны проблемы и достоинства работ, большую часть которых составляют проекты планировки.

— А чем все то, о чем вы рассказываете, отличается от функций главного архитектора Москвы?

— У нас же проектный институт, и я проектировщик по определению. А главный архитектор города Сергей Кузнецов является заместителем председателя Москомархитектуры, и по определению он — чиновник.

Но можно и так сказать: главный архитектор – это командир армии, а я начальник штаба, который разрабатывает военные операции. Командир ставит задачу, а институт готовит проектное решение для ее реализации.

Сейчас, например, разрабатывается, полируется техническое задание на генеральный план Москвы.

— С какими трудностями Вы сталкиваетесь при работе над Генпланом столицы?— Надо начать с того, что мы неправильно терминологически понимаем, что такое Москва.  Мы привыкли считать, что Москва – это город в пределах МКАД с небольшими выходами за границу кольца, «ушами» вроде Бутово и Солнцево. Между тем, столичная агломерация охватывает, как звезда,  Балашиху, Королев, Химки, Видное и ряд других городов Подмосковья, откуда люди ежедневно ездят на работу в Москву. Более того, она еще шире: самые дальние точки гравитационной зависимости этого огромного города – Ярославль, Калуга, Тула, которые, хоть и оторваны от центрального пятна, все равно взаимодействуют с ним. Теперь, если вернуться к вашему вопросу, то колоссальная проблема связана с тем, что Москва в течение XX века развивалась как индустриальный город. Сейчас это уже не так, но внутри, как следы тяжелой болезни, остались брошенные промзоны, которые практически выключены из жизни города. Как правило, это частные территории, и развиваются они самостоятельно: хозяева промзон используют их на свое усмотрение, а не в интересах города. В результате они представляют собой либо пустыри, либо складские базы. Отсюда вытекает еще одна проблема для города — на эти склады приезжают фуры, а выезжают газели с товарами, и весь этот транспорт создает дополнительные пробки. Более того, зачастую промзоны очень закрытые площадки – иногда даже Комиссия по промышленной политике не может сказать, что там происходит.

Топ-10 промзон в центре Москвы, которые ждет элитная застройка >>>

– Понятно, что промзоны не только создают вам трудности при работе, но и дают новые возможности, ведь это потенциал для развития внутри МКАД. Какие еще Вы видите ресурсы развития столицы в исторических границах, без учета новых территорий?

– Колоссальный потенциал у Москва-реки. Она не используется на две трети своей протяженности в черте города. Это законсервированный ресурс, который надо открывать и надо его осваивать.

Еще одна возможность для развития – система железных дорог. Сегодня она на самом деле городу не помогает, а только мешает.

И первый шаг к изменению этой ситуации – это превращение Малого кольца московской железной дороги (МК МЖД) в магистраль пассажирского железнодорожного транспорта.

Большая удача, между прочим, что малое железнодорожное кольцо и депрессивные территории промзон совпадают в большинстве случаев, так что их можно развивать одновременно.

— На лекции в Союзе московских архитекторов автор концепции развития Берлина после объединения Германии Ханс Штимманн рассказывал о том, что в столице ФРГ вынесли железнодорожную систему за пределы города, адаптировав ее под городские нужды. Как вы считаете, может ли Москва пойти по этому пути? Или нужно их оставить, как это было сделано в Париже?— Будет легкомысленно, если я вам прямо отвечу на этот вопрос одним единственным ответом. Однозначный ответ может появиться лишь в результате большого исследования, где будут рассматриваться последствия такого решения. Имейте в виду, что берлинское решение стало результатом больших и системных преобразований именно городского железнодорожного транспорта. Кроме того, строительство супервокзала для железной дороги в Москве, даже на окраине города, станет еще одним центром притяжения транспортных потоков. Как только мы удаляем вокзалы на периферию, те, кто хочет до них добраться, создают дополнительный трафик. Я считаю, что поскольку Москва должна развиваться полицентрично, а любой вокзал является точкой фокусировки, то вряд ли что-то стоит концентрировать в одном узле, как это сделано в Берлине.

— А насколько, с Вашей точки зрения, возможно воплотить в жизнь идею Москомархитектуры о развитии набережных Москвы-реки как пешеходной зоны?

— Набережные обязательно должны быть связаны, но они не должны быть только пешеходными. Например, чтобы подъехала скорая помощь, если пешеход сломает ногу, там должна параллельно существовать нормальная улично-дорожная сеть. Никакая территория не может обойтись без дорог. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что река пересекает город фактически посередине, являясь колоссальным разделителем городской территории. Сейчас она разорвана промышленными территориями и пустырями и не работает.На мой взгляд, работа с набережными — это та из московских программ, которая могла бы дать не очень быстрые, но яркие, осязаемые для жителей и понятные результаты. Жители должны выйти к реке и осознать ее великолепие. Москва-река имеет приятный масштаб: она не огромная, как Волга в Твери, где берега далеко друг от друга. В Москве мы видим противоположный объект, можем оценивать его качество, ведь реку делают берега. И на этих берегах должны быть объекты, куда хотелось бы прийти. Все вместе это должно стать ожерельем Москвы.

— Одна из обсуждаемых тем москвичами – это развитие скоростного трамвая в городе. На слушаниях по реконструкции Ленинского проспекта жители также поднимали эту тему. Имеет ли эта тема шансы на реанимацию?

— Во-первых, надо разобраться, куда ехать на скоростном трамвае по Ленинскому проспекту. Сам проспект так удивительно спроектирован, что на нем нет пока ни одной станции метро: все станции расположены на параллельных трассах – на проспекте Вернадского и на улице Профсоюзная. Люди, которые живут на Ленинском, используют городской общественный транспорт, чтобы добраться до этих станций.  Мне кажется, трамвай достаточно бессмыслен, если он будет двигаться только по самой магистрали, не соединяя станции метро. К тому же, трамвай по скорости все равно проиграет метро, поэтому ни один горожанин не будет использовать его. А вот как доставка к метро трамвай был бы актуален. Например, очень перспективным мне кажется запуск внеуличного транспорта в виде скоростного трамвая на шоссе Энтузиастов от Балашихи до Москвы. Вся проблема в том, что нет денег на это, хотя в районе, который можно было бы соединить со столицей с помощью трамвая, живут люди, работающие в Москве.

— К слову о жилье эконом-класса, которое молодые москвичи вынуждены покупать в Подмосковье. Можно ли надеяться, что в столице будут найдены площадки для строительства доступной недвижимости, а не только бизнес-класса и элитки?

— Жилье эконом-класса ориентировано на определенный контингент жителей мегаполиса. У большой части людей, которые там живут, нет машин, значит, в районах, где они будут жить, должен быть хорошо развит общественный транспорт. Более того, понятно, что там поселятся наименее обеспеченные горожане. И здесь возникает опасность, что подобные районы с доступным жильем в итоге станут «пылесосом» для дешевой рабочей силы – для мигрантов, а не для москвичей. Я не готов сейчас ответить, как качественно решить эту проблему. Надо посмотреть на опыт таких городов как Париж и Лондон. Они этот путь уже прошли и в чем-то обожглись. В любом случае принципиально важно, чтобы в Москве не было локализации: здесь жилье эконом-класса, а здесь — бизнес-класса. Так делают в Южной Африке, а потом каждая из этих территорий огораживается и охраняется как военный лагерь.

— Но у нас уже есть Остоженка – район элитного класса жилья, и пока его не огородили…

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *