В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями

За сутки в Петербурге привили рекордные 12 тысяч человекНа «Алые паруса» начали запускать выпускниковЦентр Петербурга опустел и замер в ожидании тысяч выпускниковВ немецком Вюрцбурге ножом убиты трое, еще несколько раненыЖдите вашей очереди.

Как прививаются от коронавируса по всему мируВ Москве откроются пункты вакцинации для мигрантовВ Бразилии выявили опасный вариант «лямбда»-штамма коронавирусаОбъявлено, какие актёры и за что получат почётный «Оскар» в 2022 годуУтренний туман сделал Ладогу невидимойРоспотребнадзор: Обязательную вакцинацию введут ещё 8 регионов РоссииМинздрав разрешил прививать беременных вакциной «Спутник V»Предыдущие новостиАрхив материалов

Ретейлер «Максидом» хочет создать на месте промзоны на Уральской улице креативное пространство с магазинами, офисами и кафе. Но миллиардный проект откладывается на неопределенный срок из-за сложностей с согласованием.

В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиямиМихаил Огнев/»Фонтанка.ру»Поделиться

Приобретая здания патронного завода на Васильевском острове в 2016 году, «Максидом» дал понять, что собирается креативно подойти к редевелопменту промзоны.

Компания пообещала сохранить исторические корпуса, в стенах которых во время блокады собирались ракеты «Катюша», и дать жителям Васильевского острова новое общественное пространство.

Но план редевелопмента вызвал вопросы у чиновников. Торговая часть явно перевесила креативную, считают они.

Всю территорию завода имени Калинина можно разделить на две части. Ближе к набережной Смоленки располагаются корпуса преимущественно дореволюционной постройки. Между ними и развязкой с мостом Бетанкура – цеха второй половины 20-го века.

В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил ОгневВ Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Михаил Огнев Михаил Огнев Михаил ОгневПоделиться

Как следует из плана редевелопмента, с которым удалось познакомиться «Фонтанке», «Максидом» решил начать с более простого. В рамках первой очереди будут ремонтироваться здания, выходящие на Уральскую улицу и развязку к мосту Бетанкура (Уральская улица, 1, литеры А и Л).

Литера А останется административным зданием, а к литере Л будет пристроен гипермаркет «Максидом» общей площадью 18 тысяч квадратных метров. Как рассказала «Фонтанке» член совета директоров компании Мария Евневич, магазин должен появиться на месте снесенных аварийных построек, не являвшихся памятниками архитектуры. Все три здания будут отделаны терракотовой плиткой.

Это позволит создать единый визуальный облик с историческими зданиями из красного кирпича, пояснила топ-менеджер.

Предоставлено компанией «Максидом» Предоставлено компанией «Максидом» Предоставлено компанией «Максидом» Предоставлено компанией «Максидом» Предоставлено компанией «Максидом» Предоставлено компанией «Максидом» Предоставлено компанией «Максидом»Поделиться

За дореволюционные корпуса завода возьмутся на следующем этапе. В них планируется создать офисы-лофты, а также разместить ресторан и кафе. Но проекта пока нет: сейчас здания проходят экспертизу КГИОП.  

В «Максидоме» надеются, что среди арендаторов многофункционального комплекса будут преобладать люди интеллектуальных и творческих профессий. «Конечно, это не будет аналогом «Новой Голландии». Каток там, пожалуй, не поместится.

Но останутся зелень и деревья, будет пешеходная зона, зоны для отдыха, магазины и кафе и другие места для досуга горожан», – пояснила Мария Евневич. По ее словам, «Максидом» пытается найти баланс между красотой и экономической эффективностью.

«Мы не ждем от этого проекта быстрых денег и планируем сделать комфортное для всех горожан пространство, но не хотим иметь планово-убыточное хозяйство», – отмечает Мария Евневич.

Покупка корпусов и земельных участков завода обошлась «Максидому» в 1,2 млрд рублей. На постройку гипермаркета и реконструкцию прилегающего корпуса компания планирует потратить еще 1,8 млрд рублей. Общие инвестиции в проект ранее оценивались в 5 млрд рублей, однако эта сумма может увеличиться в зависимости от итогов экспертизы исторической части и выбранной концепции.

Взяться за первую очередь «Максидом» планировал уже в этом году, а завершить ее строительство до конца 2019 года. Но работа над проектом пока откладывается.

По словам Марии Евневич, компания обратилась за градпланом в КГА еще в декабре 2017 года. Но документ, без которого невозможно даже начать проектирование, не выдан до сих пор.

«Хотя по регламенту должен выдаваться в течение 20 рабочих дней», – подчеркивает топ-менеджер. 

Глава КГА Владимир Григорьев оставил вопрос «Фонтанки» о конкретных причинах, по которым компании отказываются выдать градплан, без ответа. «Мы работаем в соответствии с утвержденными процедурами», – подчеркнул он. Но дал понять, что у Смольного есть к инвестору ряд вопросов. «С точки зрения градостроительного искусства проект более чем спорный.

Гипермаркет строится вплотную к существующим зданиям. К нему примыкают объекты культурного наследия, не решены транспортные вопросы», – сказал он. По словам Владимира Григорьева, КГА предложил «Максидому» выйти со своим проектом на градсовет и доказать его обоснованность.

«Приоритетом должно быть формирование комфортной городской среды», – подчеркнул он.

Кроме того, в апреле 2018 года комиссия под председательством вице-губернатора Игоря Албина не согласовала «Максидому» строительство на территории завода гипермаркета, объяснив свое решение тревогой за безопасность проекта.

«После трагедии в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово необходимо внимательнее относиться к проектам торгово-развлекательных центров большой площади», – сообщила комиссия.

Также ретейлеру рекомендовали «предметно проработать» наполнение торгового комплекса и «уточнить требования по архитектурно-планировочным решениям».

В «Максидоме» уверяют, что магазин будет отвечать всем требованиям пожарной безопасности. Это будет обычный одноэтажный гипермаркет, а не ТРК с батутными центрами и кинотеатрами.

«Уточнить требования по архитектурно-планировочным решениям возможно только после того, как мы подадим проект на экспертизу, а сделать этого без градплана невозможно.

Поэтому получается, что нас ввели в замкнутый круг: рекомендуют хорошенько проверить проект, но не дают его разработать», – говорит Мария Евневич.

Еще одно требование администрации к ретейлеру — провести ремонт школы в Василеостровском районе, говорит Мария Евневич.

«Максидом» согласился взять на себя социальную нагрузку, но предложил сделать это после открытия магазина, а не до начала проектирования. «Возможно, это и есть истинная причина беспокойства за безопасность.

На этом фоне заявления о растущей инвестиционной привлекательности города на примере Василеостровского острова кажутся нам несколько преувеличенными», – комментирует топ-менеджер.

По мнению экспертов, желание ретейлера начинать со строительства гипермаркета экономически оправдано. «Это проект с понятной доходностью, после которого можно приступать к реконструкции исторических корпусов.

Если полагать, что бизнес будет работать себе в убыток, инвесторов можно не дождаться», – говорит директор ИТП «Урбаника» Антон Финогенов. Архитектурное решение не вызывает у него вопросов, за исключением части, выходящей на набережную.

«С использованием качественных современных материалов это будет выглядеть достойно. Но для вида с набережной Макарова и моста Бетанкура хотелось бы более интересного», – считает он.

На развитие городской среды проект «Максидома» тоже повлияет позитивно.

«На Васильевском острове и Петроградской стороне сейчас не хватает магазинов в формате «гипермаркет», жителям приходится ездить в Приморский или Московский районы.

Появление офисов и общественных пространств на месте исторических корпусов поможет запустить волну редевелопмента серой зоны в южной части острова Декабристов», – говорит Антон Финогенов.

Галина Бояркова,

«Фонтанка.ру»

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Schwarzfahne_5e4cd193945c919 Мая 2018 в 14:10заводы не нужны ефективным манагерам. Повтыкают туда узбекстроевские стекляшки, ТРЦ и пр.. Чо бы на козицком не клепать телики , как в Калинигсберге, а на етом калининском заводе , например оконно-дверную фурнитуру ротовскую, или всякие детали для алюминиевых фасадов. Товар очень ходовой. Несколько фур в неделю Питер потребляет этого вражьего товара. Но заводы бакинском посонам не нужны.Fotik81219 Мая 2018 в 10:30Локация крайне неудачная.dobzhe19 Мая 2018 в 08:29Да, пока это выглядит как: построю строительный гипермаркет и возле него, так и быть, газон с парой скамеек. Потом, может быть, еще что-то отремонтирую, если не забудучитать все комментариидобавить комментарий

На Уральской реконструируют завод им. Калинина. Что там появится, рассказывает совладелица «Максидома» Мария Евневич

С совладелицей компании «Максидом», которая занимается редевелопментом территории бывшего Завода имени Калинина на Васильевском острове, поговорил ее коллега по «обелению» серого пояса Петербурга, куратор «Севкабель Порта» Алексей Онацко.

  • В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями

Все, кто съезжают с моста Бетанкура или проезжают по Уральской улице, видят, что на территории бывшего Завода имени Калинина активно ведутся работы. Что там у вас происходит?

Строим. Территория делится на две зоны: одна часть – красно-кирпичные заводские корпуса, большая часть из которых является охраняемыми памятниками, и их мы будем восстанавливать. Вторая —  корпуса из бетона на участке возле моста Бетанкура, построенные в 1970-е.

Один из них мы сейчас реконструируем – он будет составлять единое целое со строящимся «Максидомом». Монетку торжественно закопали – осталось только начать и кончить, как говорится. И мы уже выбились из изначального графика – полтора года только получали разрешение на строительство.

При нормальных сроках на это уходит несколько месяцев, но у нас было иначе. Проблемы решились только после некоторых кадровых изменений в Смольном. Открыть «Максидом» планируем весной 2021 года.

И пока мы не завершим черновые строительные работы, не сможем пускать людей на территорию с краснокирпичными зданиями — это элементарно опасно, если рядом ездят экскаваторы и забиваются сваи.

Очевидно, что это должны быть две разные зоны — к гипермаркету необходим подъезд машин, и по закону мы обязаны сделать парковку, а тихая часть с историческими постройками может быть и пешеходной. Мы хотим максимально сохранить памятники, но среди старинных есть, например, очень проблемный, весь в трещинах корпус вдоль Невы — по документам возведен он вроде бы еще в XVIII веке, но поверить в это сложно, поскольку его полностью перестроили в советские времена.

А что будет в бывших заводских цехах? 

Начиная со второго этажа преимущественно офисы.

Все зависит от того, какие придут арендаторы — будут это молодые компании из цифровой сферы, которые любят сидеть в открытом пространстве и чтобы старая кирпичная кладка была видна, значит сделаем именно такую планировку и дизайн.

А есть компании, которые предпочитают опенспейсам отдельные кабинеты и стандартные помещения в 30-70 квадратных метров — можем подстраиваться под них. Первые этажи хороши для торговли и общепита, тем более, что без последнего офисный комплекс невозможен.

Вы уже концептуально осмыслили, что хотите видеть в зданиях-памятниках промышленной архитектуры?

Пока мы занимаемся ремонтом – где-то починили крышу, где-то подлатали фундамент. Вынесли весь мусор изнутри — а его там оставалось очень много после перевода производства завода имени Калинина в Ленобласть.

Читайте также:  Самая дешевая квартира в центре Москвы стоит 7 млн

Очень причудливые вещи доводилось выносить: от плакатов 1990-х с девочками до гигантских складов бутылок из-под водки. Осознали, так сказать, быт заводчан, пока его разгребали.

Стоит объяснить, что Завод имени Калинина отличается от «Севкабель Порта» или «Новой Голландии», где есть огромные пустые пространства для проведения разнообразных фестивалей, концертов или организации катка.

Здесь их совсем нет – бывшие заводские корпуса очень тесно прижаты друг к другу, да еще под какими-то странными углами. Есть помещение с видом на воду, в которое просится видовой ресторан. Есть отдельно стоящее одноэтажное здание с высокими потолками, где вполне уютно мог бы разместиться фуд-холл.

Есть очень широкие заводские корпуса, где лучше смотрелись бы конференц-залы, а не офисы, тем более, что в Петербурге проходит много форумов и конференций. Но это пока только гипотезы, до окончания экспертиз мы не можем принять финальное решение по концепции. Но можно сказать точно, чего у нас не будет — жилья. Такая функция использования просто не заложена на этой бывшей промышленной территории. 

  • В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Здание завода им. Калинина, citywalls

Не будет даже апартаментов?

Гостиницы и апартаменты, если мы захотим их открыть, скорее всего, реализуемы. Но бизнес-план гостиницы, который мы прикинули, показал слишком длинные сроки окупаемости такого проекта. Все-таки даже строительство съезда с ЗСД не превратило этот район в место, привлекательное для проживания туристов. Но посмотрим.

На мой взгляд, изменить ситуацию могла бы маршрутизация этого пространства — продление пешеходной зоны по 6-7-й линии до Смоленки и переброска пешеходного моста через реку.

Да-да, это так. Но это уже вопрос к городским властям. Кроме того, самое большое здание по набережной Смоленки вообще не наше и надо договариваться о совместных действиях с его собственниками, если что-то такое изобретать.

Такая же ситуация с фронтом, который выходит на Малую Неву — понятно, что ничего не  понятно?

Там должно быть построено продолжение набережной Макарова, но когда и в каком виде – мы не знаем. Ее хотели возвести еще к Чемпионату мира по футболу-2018, частично за счет федерального бюджета, да не успели, а теперь, что называется, поезд ушел. Строить должен город, а мы даже не знаем, будет ли там, например, выход к воде под автотрассой. 

На территории мы сохранили и памятник Калинину, и памятник системе реактивной артиллерии «Катюша», которая выпускалась здесь во время войны

Печально, что город и потрясающая территория, которые могли бы проектироваться вместе, живут каждый своей жизнью.

Я, как горожанин, представляю себе это примерно так: иду я по набережной Макарова, перехожу по пешеходному мостику на территорию завода Калинина, где гуляю по тихим симпатичным улочкам с яблонями и грушами, которые там растут, беру какой-то бургер и ныряю под набережную к набережной Малой Невы, чтобы посидеть там на скамейке.

А может быть набережная Макарова в этой части будет только автомобильной — но мы этого сейчас не ведаем. И поэтому, в частности, развитие общественно-деловой зоны завода Калинина тормозится.

Вы уже ведете разговоры об аренде с какими-то ресторанными группами и другими потенциальными арендаторами?

Пока у нас с ними скорее светские разговоры. Некоторые даже смотрели корпуса, но тем, кто говорит: «Слушайте, давайте мы сами сделаем ремонт и заедем через пару месяцев», мы не можем дать согласия на это – у нас пока на территории самосвалы пылят.

Что касается ресторанов, то с ними на Васильевском острове до сих пор не очень хорошо — нет ни одного знакового проекта, ради которого люди ехали бы сюда из других районов города. И нам хотелось бы заполнить эту нишу, конечно.

Да, появился Василеостровский рынок — но это все же совсем особый, народный формат.

Вы определились с названием всей этой территории?

С этим трудно — до 1917 года этот завод носил маловыразительного название Трубочного, после революции получил имя всесоюзного старосты Калинина, который на нем когда-то работал. На территории мы, кстати, сохранили и памятник Калинину, и памятник системе реактивной артиллерии «Катюша», которая выпускалась здесь во время войны. 

  • В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями Мария Евневич с братом Николаем

Поговорим о тебе. Ты сейчас член совета директоров «Максидома», доцент экономического факультета СПбГУ, но долгое время работала в журналистике. Как это произошло?

Я была студенткой экономического факультета СПбГУ и поссорилась с папой — решила проявить самостоятельность. Он сказал, что, пока дает мне деньги, будет контролировать мои расходы и перемещения. Я кинула на стол ключи от машины, от квартиры, кредитки и отправилась жить в съемную комнату в коммуналке.

К этому времени я уже писала в студенческую газету Gaudeamus, где гонорары были копеечные, затем стала сотрудничать с журналами Top-Manager, The Chief, «Петербург на Невском», где платили уже прилично.

А затем пришла в «Деловой Петербург», где инициировала создание отдела экономического анализа под своим началом.

Фамилия помогала в работе? 

Главный редактор «ДП» Олег Третьяков мечтал воспользоваться возможностью порыться в записной книжке моего папы, но он не учитывал, что у меня самой такой возможности тогда не было. Однако в некоторых случаях действительно помогала просто сама фамилия – в большом бизнесе хватает закрытых людей, и многие соглашались со мной общаться, только когда выясняли, чья я дочка.

А как долго длилась ссора с отцом?

Года три. За это время я дослужилась до заместителя главного редактора «Делового Петербурга», купила первую квартиру в ипотеку, открыла в этой же квартире собственное рекламное агентство. Утром я отправлялась на работу, а сотрудники приходили ко мне и садились за компьютеры.

Что касается отца, то право на собственное мнение и самоопределение я получила от него, когда стала сложившимся специалистом в области журналистики. Он почувствовал, что у меня уже есть профессиональный облик в городе, что я уже сама знакома с половиной его друзей, с которыми знакомил меня не он.

Отец предлагал мне пойти в «Максидом» директором по маркетингу, но наемным работником я быть не хотела. И к тому же взыграло тщеславие: захотелось увидеть свое лицо по телевизору. Так я оказалась на Пятом канале, где проработала с перерывами на три декрета восемь лет.

В 2007 году защитила кандидатскую диссертацию и пошла преподавать в СПбГУ, в 2009-м получила журналистскую премию «Золотое перо» за телесюжет про механику экономического кризиса, а в 2010-м отец предложил мне войти в совет директоров «Максидома». И я согласилась.

Это работа, которая не предполагает сидения в офисе с 9 до 18, ты курируешь сразу несколько направлений, и фидбэком тебе являются выручка и прибыль. А это штуки объективные, и результат работы виден сразу.

Дед Марии Евневич — знаменитый физик и математик академик Людвиг Фаддеев. Ее отец Александр Евневич работал научным сотрудником в НИИ гидротехники, а в 1993 году основал с партнерами компанию «Орими Трэйд», ставшую производителем чая и кофе номер один в стране и пятым в мире. В 1997 году он открыл первый в Петербурге гипермаркет товаров для дома «Максидом». Сейчас в эту сеть входит 15 магазинов в 7 регионах России.

Виталий Котов Михаил Вильчук

Петербургский мегапроект «Максидома» обернулся конфликтом :: С.-Петербург :: РБК

В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями

Территория Санкт-Петербургского трубочного завода (завод им.Калинина) ( Яндекс.Карты)

Проект компании «Максидом» по созданию нового общественно-делового пространства на Васильевском острове Петербурга может столкнуться с препятствиями.

Как рассказала журналистам глава муниципального образования Гавань Нэлли Вавилина, местные жители запустили кампанию за сохранение исторических зданий Трубочного завода (располагается на Уральской улице, рядом с мостом Бетанкура), где планируется реализовать проект.

Приспособить под нужды

В разговоре с изданием «Бездуховности» Нэлли Вавилина рассказала, что в планах общественного штаба жителей Васильевского острова — сбор подписей в защиту зданий, а также регулярные экскурсии для всех желающих по территории завода. Этот штаб представляет собой коалицию местных жителей и депутатов (ранее он занимался спасением от застройки парка на Смоленке и сохранением здания медсанчасти № 1 на улице Одоевского).

«Жители крайне возмущены планами «Максидома» разрушить сразу семь дореволюционных зданий на территории Трубочного завода.

Особенно вероломно и возмутительно эти намерения выглядят на фоне обещаний компании, что все исторические здания будут сохранены и приспособлены под нужды создаваемого на этой территории общественно-делового пространства», — цитирует издание Нэлли Вавилину. — Да, часть из этих семи корпусов являются небольшими поздними пристройками.

Но ведь «Максидом» намерен снести, например, и двухэтажный производственный корпус под литерой В, имеющий выразительный краснокирпичный фасад и лишь в прошлом году снятый КГИОПом с государственной охраны».

Депутат сообщила «Росбалту», что некоторые жители уже подали обращения в Смольный, сейчас готовится коллективное письмо.

Разумный микс

Заводской участок площадью 8,5 га на Уральской улице принадлежит «Максидому». Несколько лет назад на этой территории уже были снесены два дореволюционных дома. Сейчас на их месте возводится гипермаркет «Максидом».

Комментируя планы по созданию общественно-делового пространства, совладелица компании Мария Евневич говорила ранее, что компания сохранит исторические здания завода. «Здесь гордо стоят охраняемые здания из красного кирпича.

Их мы планируем восстановить и приспособить под современное использование», — цитирует ее «Собака.Ру».

По ее словам, эти памятники архитектуры проще всего отдать под культурно-креативный кластер, «но в чистом виде он рискует оказаться убыточным».

«Поэтому нам нужно сделать разумный микс из офисов, общепита, торговых и культурных пространств», — добавила она. По словам Евгневич, компания планирует также облагородить участок набережной и сделать «живописную прогулочную зону».

Инвестиции в проект оцениваются в 3 млрд руб. — в 2,5 раза больше цены покупки участка.

Исключение из правил

Осенью прошлого года власти города исключили три корпуса Трубочного завода из списка объектов культурного наследия (в том числе, как писал «Живой город», Васильевский винный городок, построенный на рубеже XVIII и XIX вв.).

Читайте также:  5 признаков того, что новостройка стала долгостроем

Спустя полгода стало известно, что по заказу «Максидома» был подготовлен проект сноса этих секций. Как сообщало издание «Канонер» со ссылкой на документацию (подготовлена «М. Г.

прайват реконстракшн» и «Модуль»), на слом отданы дореволюционные пристройки, не взятые под охрану в качестве региональных памятников. Мария Евневич пояснила тогда журналистам, что демонтированы будут «только поздние пристройки, находящиеся в аварийном состоянии».

«Отдельно стоящие исторические здание (не памятники) сохраняются», — уточняла она. Всего, по данным СМИ, будут снесены семь дореволюционных зданий на территории завода. В соцсетях в пабликах жителей Васильевского острова эти планы вызвали резкую критику.

РБК Петербург обратился за комментарием к совладелице «Максидома» Марии Евневич.

Справка

Завод имени М. И. Калинина» — старейшее в отрасли предприятие, основанное в 1869 году как Васильевское отделение Санкт-Петербургского патронного завода. В 1873 году трубочный цех предприятия был преобразован в трубочный завод, а патронный завод был переведён на Выборгскую сторону.

После революции Трубочный завод назвали в честь Михаила Калинина, который работал на нем в 1906—1907 и 1917 гг. В советские годы здесь было освоено производство механических, электромеханических и радиовзрывателей для снарядов и ракет. В блокаду на заводе производили «катюш».

В середине 2010-х годов завод вошел в концерн «Техмаш» корпорации «Ростех» и был переведен в Ленинградскую область.

В течение последующих лет в городе обсуждалось будущее освобожденной территории.

Например, в этом году в рамках VII архитектурно-градостроительного форсайта «Эволюция ТРЦ: от храма консьюмеризма — к дворцу культуры», организованного РБК Петербург, команда управляющего партнера ИТП «Урбаника» Фёдора Конькова (победители конкурса) предложила построить на участке ТРЦ.

В этой части города, по подсчётам команды, даже по нормам 2016 года не хватает торговых площадей. Авторы проекта предложили 50% территории ТРЦ отдать под развлечения, 30% — под рестораны и 20% — под магазины. Якорными функциями ТРЦ, генерирующими трафик, станут общественные пространства и набережные.

«Максидом» приобрел 8 га на Васильевском острове в Петербурге за 1,26 млрд рублей

В Петербурге «Максидом» купил территорию завода с историческими зданиями

«Максидом» стал единственным участником торгов, организованных «РТ – строительные технологии» /Е. Егоров

Один из крупнейших петербургских DIY-ритейлеров «Максидом» стал единственным участником торгов, организованных «РТ – строительные технологии» (управляет недвижимостью госкорпорации «Ростех»), по продаже производственно-складской площадки площадью 8,3 га на Уральской улице, д. 1, в Петербурге. Аукцион признан несостоявшимся, договор будет заключен с «Максидомом» по минимальной цене, говорит представитель «РТ – строительные технологии». Стартовая цена аукциона была 1,39 млрд руб., цена отсечения – 1,26 млрд руб.

Это площадка завода им. Калинина, который входит в учрежденный «Ростехом» концерн «Технологии машиностроения». Предприятие находится в сложном финансовом положении: по итогам прошлого года его выручка составила 377 млн руб., а убыток – 411 млн руб. (данные «СПАРК-Интерфакса»).

Ранее производство было перенесено в Ленинградскую область. С февраля 2015 г. актив четыре раза выставлялся на продажу, но до сих пор заявок на лот не было, рассказывает представитель «РТ – строительные технологии».

По его словам, на территории можно строить практически все, кроме жилья, но там есть памятники.

В имущественный комплекс завода им. Калинина входит более 20 построек общей площадью более 80 000 кв. м. Лот очень интересный, но сложный, до 70% площади комплекса занято объектами культурного наследия, которые находятся в плачевном состоянии, рассказывает член совета директоров «Максидома» Мария Евневич.

«Мы планируем привести их в порядок, восстановить и приспособить для современного использования», – добавляет она. На подготовку концепции проекта «Максидому» потребуется не менее полугода, и до того, как эта работа завершится, говорить о функциональной начинке и объеме инвестиций в проект преждевременно, сказала Евневич.

Но там точно не будет жилья, утверждает она.

У «Максидома» семь гипермаркетов в Петербурге и по одному в Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Самаре и Казани. Основной владелец компании – Александр Евневич.

Васильевский остров – лакомый кусок для ритейлера, поэтому девелопер и купил объект с обременениями, считает гендиректор Colliers International St-Petersburg Андрей Косарев.

Оптимальный участок для стандартного гипермаркета, по его словам, – 3 га, сети DIY готовы платить за землю до 10 000 руб. за 1 кв. м.

Ритейлер может встроить гипермаркет в производственный комплекс, если на территории есть большое здание цеха правильной планировки и высоты, такие проекты на рынке были, говорит Косарев.

По его мнению, оставшиеся 5 га ритейлер может как использовать под свои девелоперские проекты, так и продать другим игрокам рынка. Место привлекательно для строительства апартаментов или офисов, добавляет эксперт.

Как экс-завод им. Калинина превратят в кластер с парком, офисами и кафе?

Источник: Источник: sobaka.ru Член совета директоров сети «Максидом» Мария Евневич и директор по развитию Николай Евневич — дети сооснователя и владельца компании Александра Евневича и внуки выдающегося физика, математика и академика Людвига Фаддева — отмечают двадцатилетие со дня открытия первого гипермаркета в России и приготовили к круглой дате подарок для города. Скоро на территории бывшего завода имени Калинина, где в блокаду производили «катюшу», а в XVIII веке хранили пеньку, лен и вино, откроется культурно-деловой кластер с большой прогулочной зоной.

По слухам, вы собираетесь отстроить вокруг нового «Максидома» местную «Новую Голландию», разбить сады с фонтанами и проложить велодорожки. Это что за рок-н-ролл?

Николай: Если посмотреть на карту, наши магазины рассыпаны по всему городу, и только Васька-Петроградка зияют пустым пятном. Подходящее место искали несколько лет.

Раньше я присматривался к участку через дорогу: Уральская, 2, — тоже бывшая территория Завода имени Калинина, у нас даже есть подземный ход, по которому сотрудники, не выходя на улицу, переносили секретные документы.

Эта лакомая для застройщиков площадь — 12 га, на которых можно было все зачистить и плотненько отстроить жилье, — в итоге досталась компании «ЛенСпец¬СМУ», и комплекс «Самоцветы» уже вовсю продает квартиры.

А мы полтора года назад приобрели 8 га как раз у строящегося моста Бетанкура (который раньше называли Серным) — там, где соединяются два острова. Строго говоря, мы купили остаток территории завода Калинина, который не интересовал девелоперов из-за большого количества зданий, охраняемых КГИОП.

Мария: И нам досталась вся красота. (Улыбается.) Действительно, у нас никогда не было магазина на Васильевском, потому что участки продавались по таким ценам, которые могли быть оправданы только при строительстве жилья.

А этот проект мы вели около года: «Ростехнологии» избавлялись от непрофильного имущества, тем самым помогали заводу, который упорно пятнадцать лет залезал в долги. В первую очередь из денег от продажи должны были выплатить зарплаты. Объект выставлялся на торги четыре раза, каждый раз снижалась так называемая цена отсечения.

И в какой-то момент стала потенциально рентабельна общественно-деловая функция — так мы приобрели участок за 1,26 миллиарда руб¬лей. С одной стороны, это довольно привлекательная цена за 80 000 квадратных метров недвижимости и 8 га площади в центре города, но стоит учитывать и состояние имущества.

Чтобы привести все это в порядок, мы планируем инвестиции в размере 3 миллиардов рублей — это в 2,5 раза больше цены покупки. Территория условно разделена на две части. Первая — это здания советских времен, там как раз поместится «Максидом», мы хотели бы получить разрешение на строительство в первом полугодии 2018 года.

Вторая — историческая, здесь гордо стоят охраняемые здания из красного кирпича. Их мы планируем восстановить и приспособить под современное использование, а территорию благоустроить. У нас уже лежит на рассмотрении штук пять красивых проектов с садами и фонтанами.

Эти памятники архитектуры проще всего приспособить под культурно-креативный кластер, но в чистом виде он рискует оказаться убыточным. Поэтому нам нужно сделать разумный микс из офисов, общепита, торговых и культурных пространств.

Правда, что вы хотите сделать 6-ю и 7-ю линии пешеходной зоной до самой Смоленки?

Николай: Сами мы этого сделать не можем — территория принадлежит городу, а не нам. Но это красивая фантазия, которая в нашем представлении укладывается в концепцию туристического развития города. Мы не хотим делать унылые мелкокабинетные офисы, в которых сидят клерки.

Интереснее обустроить светлые опен-спейсы (они сами напрашиваются в имеющиеся здания шириной 12 метров), привлечь компании из сферы IT, медиа, коммуникаций — таким людям нравится добираться до работы на велосипеде или прогуливаться от метро по пешеходке, а не по шумным 8-й и 9-й линиям с напряженным трафиком.

Сами себе мы поставили сверхзадачу: подарить новую жизнь Уральской улице. Еще недавно это была транспортная артерия, по которой круглые сутки сновали грузовики, подвозившие стройматериалы к ЗСД.

А сейчас — меньше полугода до открытия моста Бетанкура, за «Лентой» уже построили апартаменты, опять же, в «Самоцветах» очень много жителей. Мы хотим создать для них комфортную общественно-культурную среду.

Думаю, что когда все запустится, город и сам обратит внимание на целесо¬образность пешеходной зоны, как это случилось с «Новой Голландией»: проект оживил район, и теперь от Адмиралтейства до самого острова администрация за свой счет прокладывает велодорожку. Город готов вписываться в такие проекты.

Мария: Как говорит наш отец, «всех денег в мире не заработаешь». Действующий бизнес дает нам стабильность, поэтому не стоит задача срочно «срубить бабла».

Проект на Васильевском для нас большой и нетипичный, и хочется сделать все красиво. Но, конечно, это место должно стать безубыточным: спустя время принести разумную прибыль и постепенно окупиться.

Что касается новой жизни Уральской, то мы также планируем облагородить участок набережной и сделаем живописную прогулочную зону.

Району с вами очень повезло. На Васильевском сейчас можно погулять разве что по Смоленскому кладбищу. То есть территория кластера вокруг будущего «Максидома» будет свободна от машин?

Мария: Мы бы хотели, но по нормам нашего градостроительного законодательства на проектируемое количество площадей мы должны нарисовать больше 600 машино-мест — то есть всю свободную территорию расчертить под парковку. Мы, конечно, так не хотим поступать, поэтому планируем подземный паркинг — вероятно, под «Максидомом». А историческую часть оставим прогулочной, зеленой.

Читайте также:  Строительство парка DreamWorks в Екатеринбурге отложили

Когда же мы уже сможем прогуляться?

Николай: Все подобные объекты вводятся частями: если нам согласуют строительство, «Максидом» откроется в 2019 году. Охраняемые здания в перестройке не нуждаются, их необходимо приспособить под новые нужды, поэтому при удачном раскладе года через два проект будет воплощен.

Заодно привлечете более молодую аудиторию в «Максидом».

Мария: Это не основная цель. Впрочем, мы стараемся идти в ногу со временем и регулярно устраиваем акции для молодежи — если мы не будем знакомить ее с брендом сейчас, то через пять лет потеряем вовсе.

Поэтому в гипермаркетах делали зомби-квесты, соревнования по ловле покемонов, записали рэп-баттл между продавцом и покупателем, на кассах продавались желтые резиновые утки, когда были в моде утки, и спиннеры на пике их популярности.

Но все же основное ядро аудитории — это люди постарше. Некоторые из них с «Максидомом» все двадцать лет.

Для вас, наверное, юбилей магазина, как день рождения близкого родственника — большая часть вашей жизни прошла при «Максидоме».

Николай: Когда открылся первый гипермаркет сети, Маше было 17, мне — 12. И я, и сестра начинали карьеру в семейной компании. На каникулах после десятого класса я работал продавцом в лакокрасочном отделе, затем перешел в отдел доставки, грузчиком объехал на брендированном автомобиле весь город и перетаскал уйму холодильников в новостройки разных районов.

Мария: Коля жестоко подлавливал своих напарников, которые норовили закосить, поспать в машине в кустах, — не сразу поняли, что среди них лазутчик. А я в это же время работала мониторщиком цен. У нас была целая шайка людей, которые бегали с камерами по магазинам конкурентов и фотографировали ценники.

Прямых конкурентов, как например, «Леруа Мерлен» сегодня, тогда и в помине не было. И если ты хотел отснять цены на семена для посадки, бегал по сельхозрынкам, если на лампочки или унитазы — по мебельным центрам. И вот я вместе с группой товарищей, по большей части таких же студентов, делала снимки и заполняла поартикульную Excel-таблицу товаров.

Эта информация собиралась в базу, и маркетологи получали аналитику: соответствуют ли наши цены рынку. Потом я была руководителем этих мониторщиков, но ушла в журналистику — работала в «Деловом Петербурге» и на Пятом канале, на фрилансе писала в газеты и журналы, в том числе сделала несколько интервью для «Собака.ru».

А в 2010-м вернулась в семейный бизнес, стала курировать подразделение «маркетинг-реклама-пиар» и цифровые технологии, включая электронную коммерцию.

Николай: А я после окончания вуза поработал в паре не очень крупных аналитических агентств и уже с 2008-го пришел работать в «Максидом», разве что ненадолго отвлекаясь на собственные небольшие проекты. Мы с Машей занимаемся развитием компании, но в разных направлениях: грубо говоря, я отвечаю за увеличение количества «квадратных метров компании», а она — за то, чтобы каждый метр давал максимум выручки.

Вы помните, как открылся первый гипермаркет?

Мария: Старт работы «Максидома» для нас все же история, а не опыт. Я помню, что в первый гипермаркет на Гражданке люди ходили как на экскурсию — потому что он был первым не только в Петербурге, но и во всей России, и не только в сегменте DIY, но и в целом.

К примеру, «Лента» тогда еще была полускладом, а в режиме крупной точки cash & carry появилась только в 1999 году. Магазин такого размера, светлый, с кучей незнакомых немецких товаров, был в диковинку. Бывали и казусы: в первый же день работы произошел сбой на кассах, не считывались штрихкоды, и продавцам пришлось вручную записывать, что они продают и по какой цене.

Но все справились, покупатели получили подарки, а в компании еще несколько месяцев разбирали, что напродавали 6 октября. Год все шло отлично, магазин был чудовищно популярен, но в августе 1998-го случился дефолт. Весь ассортимент закупался за валюту, а тут курс стал скакать каждый день, причем стремительно.

В ночь выходили смены продавцов, чтобы переклеивать ценники на товарах. И так продолжалось, пока государство не разрешило ввести цены в у.е. везде — в ресторанах, в магазинах одежды. И у каждого у.е. были свои. У нас, например, немецкая марка. К тому моменту уже строился второй «Максидом» на Московском, на месте заброшенного недостроенного корпуса вагоностроительного завода.

Но кризис не остановил отца и его партнера: даже с учетом того, что страну лихорадило, было принято решение действовать по плану, и летом 1999-го запустили еще один гипермаркет сети.

Несмотря на все экономические колебания последних лет, компания всегда придерживалась намеченного курса: в 2008 году мы открыли первый региональный магазин в Нижнем Новгороде, в 2014-м — в Самаре и Екатеринбурге. Отец шутил: мол, каждый раз, когда наступает кризис, мы обязательно открываем магазин, а раз в 2015-м открыли не один, похоже, это уже рецессия. Как в воду глядел.

Под рецессию вы открыли пять магазинов, включая на днях начавший свою работу в «Гранд Каньоне». Но он в два раза меньше по площади своих «собратьев»! Мы прощаемся с форматом «большого магазина для большого города»?

Николай: Этот слоган мы сменили несколько лет назад на «Лучше сразу в „Максидом“». А магазин в «Гранд Каньоне» — опытный образец. Сейчас есть такое веяние: в эпоху цифровой торговли лучше открывать объекты меньшей площади. Все больше товаров продается через Интернет, нет нужды держать в зале такие объемы.

Все конкуренты — «Леруа Мерлен», «Оби» и «Касторама» — объявили, что следующие их магазины будут меньше. Да и по аналитике видно, что большой гипермаркет некуда ставить — нет земли. Кроме того, в регионах масштабный проект просто не прокормить.

Есть смысл уменьшать ассортиментную матрицу, меньше инвестировать в строительство.

Мария: Но это гипотеза, она пока еще не доказана. Можно нарисовать любой бизнес-план, а что потом получится, покажет только опыт. И прежде чем строить магазин меньшего размера, мы решили сначала попробовать арендовать подходящую площадь в приличном месте, и прямо в составе торгового центра открыли небольшой «Максидом». Посмотрим, насколько эта модель имеет право на выживание.

Осторожная стратегия.

Мария: А у нас она всегда такая. Мы не та компания, что торгуется на бирже, и стоимость ее акций зависит от количества открытых точек. Мы развиваемся за собственные средства — ни кредитов, ни привлеченных за счет рынка акций денег у нас нет, поэтому правильнее идти медленно, но надежно.

Убыточные объекты не в наших интересах. А в ближайшие годы строительство магазинов нашего формата где бы то ни было, за исключением Москвы и Петербурга, бесперспективно.

Покупательная способность населения в нынешних экономических условиях минимальна: люди тратятся на еду и лекарства, затем гасят кредиты и оплачивают коммунальные услуги, на третьем месте — покупка одежды и обуви. И только четвертое делят между собой отпуск, шуба и ремонт.

Надеемся, что платежеспособность выравняется хотя бы лет за пять. А пока надо заняться совершенствованием того, что есть, и, конечно, выйти в Москву. Там мы тоже, к слову, приобретаем завод — его корпуса могут быть перепрофилированы под «Максидом».

Источник: sobaka.ru

Муниципальные депутаты вступились за исторические здания завода им. М.И.Калинина

Представители партии «Яблоко» в Санкт-Петербурге написали обращение «Максидому» с призывом прислушаться к мнению градозащитников и отказаться от уничтожения исторических зданий по адресу Уральская улица, 1 на принадлежащей компании территории.

С 2016 года основной территорией Трубочного завода (завода им. Калинина) владеет «Максидом».

Помимо строительства нового гипермаркета, компания планирует приспособить исторические здания комплекса под общественное пространство по типу «Новой Голландии».

Строительство гипермаркета реализуется на месте снесенных в 2017 году пяти зданий (литеры Н, П, С, Ф и Ц), три из которых включали в себя дореволюционные фрагменты.

Все здания, имеющие статус памятника, «Максидом» обещал сохранить. Оказалось, что ключевым здесь является слово «статус».

Василеостровское «Яблоко»

В 2018 году КГИОП публиковал экспертизу Бориса Матвеева, согласно выводам которой, состав выявленного объекта культурного наследия «Петербургский трубочный завод» сократился. По данным учётной документации (приказ 2001 г.

, план границ) комплекс состоял из 9 зданий, эксперт предложил включить в реестр 6 зданий. Аргументированного и развернутого обоснования отказа в статусе оставшимся трем зданиям в экспертизе практически не было.

Среди лишенных охранного статуса оказались здание лаборатории (литера Щ) и самый старый корпус бывшего Винного городка (литера Ж).

КГИОП согласился с выводами эксперта и снял с охраны исторические корпуса. В ноябре 2019 года КГИОП издал распоряжение, которым признал памятниками шесть объектов из девяти.

Как отмечает Василеостровское отделение партии «Яблоко», под угрозой сноса оказались здания и секции литеры В, О и Щ, литера У (частично), ранний корпус (литера Ж) — половина главного здания Васильевского винного городка (Патронный завод).

Нэлли Вавилина

В начале августа глава муниципалитета Василеостровского района Нэлли Вавилина и историк архитектуры Александр Кречмер проинспектировали работы, ведущиеся на территории бывшего трубочного завода на Уральской улице, 1. Оказалось, большую часть неохраняемых исторических зданий уже сравняли с землей.

Общественный штаб жителей Васильевского острова намерен дать отпор компании «Максидом» и собирает подписи в защиту Трубочного завода.

Трубочный завод – старейшее предприятие, основанное в 1869 г. До нач. XX века это было единственное в России предприятие, изготавливающее для сухопутной и морской артиллерии все виды трубок, взрывателей, капсюльных втулок, электрозапалов и других средств воспламенения. В 1922 г. завод был переименован в «Завод им. М. И. Калинина».

В годы войны на заводе производили реактивные снаряды для легендарных боевых машин «Катюша». В послевоенное время завод выпускал более совершенные взрыватели, радиопеленгаторы, а с 1960 г.

– информационно-цифровые машины «Темп-1», определяющие координаты полета космических ракет(спутников), а затем – сложные электронные счетно-решающие устройства, приемные устройства фотонной техники, также применяемые на космических кораблях.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *