Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Как Уфа лишилась нового трамплина из-за карстовых
пустот. Пустить поезд под откос, разрушить дом или заставить людей срочно
эвакуироваться. На что еще способны карстовые воронки?

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Где-то здесь, под землей, до сих пор находится «Лада
Калина», которую буквально засосало в карстовую воронку в 2016 году. Между
прочим, прямо во дворе жилого дома на улице Интернациональной.

Обошлось без
жертв, но достать машину спасатели не смогли – ее не удалось обнаружить даже на
десятиметровой глубине.

Отсюда родилась версия, что автомобиль унесло водой, и
что теперь он так и дрейфует где-то там, в уфимском подземелье.

Последние минуты жизни отечественной легковушки
впечатляют до сих пор. Эта история все ещё на слуху у жителей Черниковки, ведь
она в красках показала, чем грозят карстовые провалы.

Жители дома по соседству рассказывают: проснулись
посреди ночи от толчка, как во время землетрясения.

Грохот
был сильный, как будто лавина с крыши, тряхнуло сильно. Я  подумала, лифт упал.

Виолетта Шагиева, жительница дома № 193/2 по ул. Интернациональной

У меня даже плитка кафельная полетела, был толчок –
оторвало несколько штук.

Марат Шагиев, житель дома № 193/2 по ул. Интернациональной

С тех пор, рассказывают жильцы, по стенам дома
поползли трещины. И хотя глубокую яму во дворе засыпали, через несколько лет
земля провалилась опять, на том же самом месте. Сейчас здесь снова паркуются
автовладельцы. И никто не знает, кто будет следующим.

Геологи подтверждают: в этом районе действительно
велик риск появления карстовых воронок. При этом дома строились здесь без
должного укрепления. И сейчас оно им крайне необходимо, считает Владимир
Камалов, инженер-геолог, который лично неоднократно обследовал эту территорию.

Ну
что нашим чиновникам еще надо? Там целый квартал – пять-шесть домов, детский
садик, школа. Мы писали, составляли различные сметы, как это сделать, укрепить,
сколько потратить – все просчитано. Но все ждут, а вдруг простоит!

Владимир Камалов, инженер-геолог, директор ООО «Архстройизыскания»

Впрочем, повод для беспокойства есть не только у
жителей одного квартала. Почти вся территория Уфы и треть площади Башкортостана
находятся в зоне опасных карстовых процессов – они красной полосой проходят
через всю республику с севера на юг.

Уфа
стоит на куске сыра. Представляете себе сыр маасдам с большими дырками? Это
проблема номер один для республики, этой проблеме не придается нужного
значения. Салават, Ишимбай, крупные города республики – все находятся в зоне
опасных геологических явлений.

Сергей Ковалёв, директор Института геологии УФИЦ РАН

Башкортостан стоит на гипсе и известняке – горных
породах, в которых под воздействием воды легко образуются карстовые провалы.
Только в южной части Уфы, по наблюдениям геологов, зафиксировано более 5000
тысяч воронок.

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Вы
видите такие синие точки, как оспины на теле города. Это все карстовые воронки.
Красные – это провалы. Уфа стоит вот на таких карстующихся породах – гипсах,
которые легко размываются различными водами, особенно агрессивными и
движущимися.

Владимир Камалов, инженер-геолог, директор ООО «Архстройизыскания»

Изучение карста в республике началось примерно 150
лет назад. Вот уникальная фотография того периода – строительство железной
дороги под Уфой, которое как раз и вскрыло проблему провалов.

За моей спиной – участок Куйбышевской железной
дороги, который проходит вдоль улицы Зорге. Исторически эта территория получила
название уфимский косогор, и она по праву считается самой провалоопасной в Уфе.

В здешних лесах, по наблюдениям геологов, зафиксировано более трехсот карстовых
воронок. И местами земля неоднократно проваливалась прямо под железнодорожными
путями, останавливая движение поездов.

Отсюда, кстати, и название местной
станции – «Воронки

Сразу два провала одновременно случились здесь в
90-е годы, под шпалами четного пути. И это едва не стало причиной
железнодорожной катастрофы.

Они
образовались прямо под шпалами . – То есть поезд мог провалиться? –Легко. Но
это вовремя обнаружили, ликвидировали. Было приостановлено движение на двое
суток, а потом в течение двух недель скорость движения была снижена до 15 км/ч.

Александр Смирнов, кандидат геолого-минералогических наук, отличник разведки недрМнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Еще одно серьезное ЧП, связанное с карстом, произошло
при возведении трамплина К-120 в Уфе. Он должен был стать одним из лучших в
стране, но строители недооценили карстовые процессы на участке, и провал на
площадке для приземления потащил за собой уже построенную эстакаду. В
результате в 2016-м году ее пришлось демонтировать.

Весь
грунт просто сложился. Все, что 30 метров вырыли в глубину – земля поплыла и
сложилась, потянула за собой эстакаду. Печально, конечно, очень.

Ильдар Гарифуллин, двоеборец, заслуженный работник физической культуры Республики Башкортостан

Размывать залежи гипса и известняка могут как
природные источники, так и антропогенные – горячие канализационные стоки
значительно ускоряют этот процесс. На глубине образуется полость.

В результате
верхняя часть грунта, так называемая кровля, не выдерживает и обрушивается,
увлекая за собой все, что стоит на поверхности. Так это случилось, например,
2007 году, в деревне Ягодная Иглинского района.

Воронка, что образовалась в
нескольких метрах от жилого дома, утащила под землю сначала газель, а затем
целый строительный вагончик.

Вагончик,
его вот так закрутило вовнутрь. Очень страшно, очень! Все летело, падало, как «Титаник»!
Света нет, льет проливной дождь, мы стоим плачем. У нас собака еще была,
ротвейлер, он под вагончиком жил, так он у нас чуть не повесился, папа его
давай отвязывать скорее.

Екатерина, жительница д. Ягодная

Местные жители боялись ночевать в своих домах, ведь
поначалу провал расширялся и грозил новыми разрушениями. И такие опасения
остаются до сих пор.

Как
не бояться жить в месте, где произошло стихийное бедствие? Я видела случаи, что
закапывают такие воронки, власти как-то помогают людям. В нашем случае никакой
помощи нет!

Екатерина, жительница д. ЯгоднаяМнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Геологи детально изучили эту местность – пробурили
скважину, провели топографическую съемку и выяснили, что вся эта территория
склонна к образованию карстовых воронок. Более того, местами они соединяются и
образуют так называемые карстовые поля и гигантские котловины, заполненные
водой, например, озеро Большое в центре деревни, с которым связана главная
местная легенда.

Бабушки
нам рассказывали, что когда-то на холме стояла церковь, с крестом, с куполом. Утром
люди просыпаются, а вместо церкви огромное озеро и посредине крест торчит.
Церковь полностью с землей ушла под воду, и образовалось вот такое большое
озеро.

Ольга, жительница д. Ягодная

Движение земли и воды привело к еще одному
интересному явлению на этом озере – плавающий остров. Вот он, хорошо заметен на
снимке со спутника. Это большой фрагмент грунта, с деревьями, который, по
словам местных жителей, давно дрейфует от одного берега к другому.

Этот
остров оторвало, оторвало его вот здесь возле конторы, большой кусок земли, с
деревьями, он так и плавает, мы сколько раз по нему лазили, иногда прям
посредине озера так стоит красиво, останавливается.

Ольга, жительница д. Ягодная

Появление озёр в результате карстовых провалов
случается и в соседнем Нуримановском районе. Название одной из деревень – Новокулев,
кстати, так и переводится – Новое озеро. Последний такой водоем образовался
здесь в 17-м году – огромный провал, диаметром около 40 метров, опрокинул линию
электропередач, забор и несколько деревьев.

Пройти по дну карстовой воронки, даже спустя
несколько лет после провала, пожалуй, не самая удачная идея. Над головой – 3-4
метра неровного земляного берега, под ногами – замерзшая вода, точную глубину,
кстати, никто не знает. И хотя в последнее время, как говорят местные жители,
воронка относительно стабильна, не перестаешь думать о том, что в любой момент
все это может уйти из-под ног.

Расчистив снег на дне, мы заметили необычное явление
– лед замерз под уклоном.

Специалисты объяснили это тем, что где-то в центре
воронки до сих пор есть так называемый понор — отверстие, куда уходит вода,
будто в сливную трубу в ванной.

Дом Камиля Шайхетдинова находится недалеко от
провала. Говорит: его это не очень беспокоит, а вот те, кто недавно купили
здесь землю, передумали строить жилье.

Камиль Шайхетдинов, житель д. Новокулево

Вот здесь с Тюмени брали два участка. Они увидели
это: ой, нет, лучше квартиру купим в городе. Побоялись строиться. Мне хорошо –
меньше народу, больше кислороду.

Подобными воронками усеяна вся территория вокруг
деревни.

У
нас везде такие воронки. Мы в детстве думали, что здесь война была, потом уже
бабушки-дедушки рассказали, что это давние провалы.

Булат Ханов, глава Новокулевского сельсовета

И здесь тоже есть своя легенда, связанная с местной
горой под названием Терпе-Тау.

У
нас есть гора Терпе-Тау – гора-Ёжик. Вот видите, она на ежика похожа. И у
подножия горы стояла мельница – давно стояла. Бабушки рассказывали: она стояла
и вдруг провалилась куда-то. И на этом месте появилась вода.

Рашида Басырова, жительница д. Новокулево

Нуримановский район известен еще одним карстовым
провалом – крупнейшим на территории всего Южного Урала.

И он поистине
гигантский, настолько глубокий, что в него поместится 25-этажный дом. Человек
на его фоне просто теряется. Провал известен как Октябрьский – по названию
спецпоселения, которое находилось неподалеку отсюда.

Вот, например, кадры со
дна воронки, снятые блогером- путешественником Олегом Чегодаевым.

Не менее впечатляющее видео снял на этом провале
спелеолог и журналист Андрей Кузьмин. Сюда он приехал со спортсменами, которые
увлекаются так называемым слэклайном. Над воронкой натягивают специальную
стропу, и идут над пропастью. Зрелище, надо сказать, не для слабонервных.

Мы, можно сказать, его вторично открыли. В 98-м году
мы проводили поисковую экспедицию, искали пещеры на уфимском плато. Перед этим
нам в руки попал геологический отчет геолога Кудлая 45-го года. И там он был
описан этот провал, были его фотографии.

Читайте также:  22 августа заработает новая программа помощи ипотечникам

Андрей Кузьмин, спелеолог, журналист, автор проекта «За порогом»

Что такое гипс можно своими глазами увидеть и даже
потрогать на новой уфимской Набережной.

Чтобы куски хрупкой породы невзначай не
обрушились на случайных прохожих, мы видим, что их попытались укрепить
специальной сеткой.

Но очевидно, что не везде противокарстовые мероприятия
оказались достаточными, потому что провал внушительных размеров образовался
здесь же, прямо на проезжей части.

Это один из самых свежих уфимских провалов – он
случился минувшим летом, и строители быстро его ликвидировали. Сегодня по
набережной ежедневно проезжают тысячи машин – нагрузка выросла в связи со
строительством путепровода на проспекте Салавата Юлаева.

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Карст
был, есть и будет! Он развивается, провалы будут образовываться! Никуда от них
не денешься. Другое дело – надо минимизировать отрицательное воздействие этих
провалов на здания и сооружения! 

Александр Смирнов, кандидат геолого-минералогических наук, отличник разведки недр

Немногие знают, что озеро Солдатское в Уфе тоже
образовалось в результате карстового провала. Правда, очень давно.

А в ходе
застройки окружающей территории уровень в нем несколько раз менялся, что едва
не разрушило пятиэтажку по улице Антонова. Здание треснуло пополам, а затем и
вовсе на метр ушло под землю.

И это впечатляет – теперь жильцы задевают головой
о козырек над подъездом и не помещаются в дверной проем.

Но, пожалуй, самый известный дом, пострадавший от
карста, находится на Уфимском шоссе.

На первый взгляд, это обычная жилая девятиэтажка.
Где-то занавески, посуда и даже приоткрытое окно. Во дворе – припаркованные
машины. Кажется, вот-вот кто-то из жильцов выйдет из подъезда. Но на самом
деле, люди покинули это здание на Уфимском шоссе уже больше пяти лет назад,
причем в экстренном порядке.

Жителей эвакуировали после того, как половина здания
дала критический крен почти в 20 градусов. Окна и двери перекосило, стены
покрылись паутиной гигантских трещин, в которые легко помещается рука.

Накануне
эвакуации в одном из подъездов едва не рухнули лифт и лестничный марш.

И, тем
не менее, расселили только половину здания, во второй – все еще живут люди,
которые каждую ночь слышат, как разрушается их дом.

В
детской комнате регулярно каждую ночь сыпется и трещит. Еще как страшно! Один
раз прям бесконечно сыпалось, на протяжении получаса, наверное.

Ирина Ахтарьянова, жительница дома № 4 по Уфимскому шоссеМнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Этот дом, как и многие другие в Уфе, был построен
без учета карстовых процессов. И подобное – недопустимо, считают ученые.
Геологи республики уже давно бьют тревогу и говорят о создании в Башкортостане
специального центра, который занимался бы мониторингом опасных карстовых
явлений. Это необходимо для строительства новых домов и наблюдения за уже
существующими.

Первый
путь – пусть провалится, закопаем, подравняем, уберем, спишем, если убьет
кого-то – отделаются гробовыми. А второй путь – это создание такого центра,
который обобщит все эти материалы и будет управлять этим карстовым процессом.
Отдача будет в том, что что-то не разрушится, не потеряется, не будут убиты
люди.

Владимир Камалов, инженер-геолог, директор ООО «Архстройизыскания»

Уфа,
наверное, единственный город, который располагается в зоне опасных
геологических процессов, а соответствующей службы не имеющий. Это, на мой взгляд,
очень серьезный недостаток.

Сергей Ковалёв, директор института геологии УФИЦ РАН

Остановить карст невозможно, говорят ученые.
Медленно, но верно он всегда будет продолжать свою работу. Однако можно
предсказать, где, с большой долей вероятности, случится очередной провал. И в
связи с этим принять необходимые меры. Наблюдение за коварным процессом,
уверены геологи, позволит избежать возможных трагедий в будущем.

Когда Уфа уйдет под Землю? За 30 лет в Башкирии произошло более 150 карстовых провалов — Новости — UTV

Мы поговорили с экспертом и узнали прогноз.

Десятки лет ученые говорят, что столица Башкирии находится в опасности — Уфа «стоит» на карстах. Машины проваливаются под землю, дома трещат и оседают. Исполняющий обязанности директора Института геологии в Уфе рассказал нашей съемочной группе, насколько это серьезно.

Сергей Ковалев, и.о. директора Института геологии УФИЦ РАН: «Город, и не только город Уфа, а города, расположенные южнее — это Ишимбай, Стерлитамак, Салават, и севернее — Бирск, — все они расположены в зоне развития опасных геологических процессов.

Карст — это опасный геологический процесс с точки зрения человека, потому что это обычный природный процесс, но если здесь мы каким-то образом оказываемся вовлеченными в этот процесс, то для нас он опасен.

Чем опасен карст в своем крайнем проявлении, особенно для городов, таких, как Уфа — город-миллионник, где ведется активное строительство? Он опасен непредсказуемостью своих последствий, непредсказуемостью своих проявлений.

Что нужно делать с нашей точки зрения? В первую очередь ученые, строители, власть должна знать, на чём стоит наш город. Мы не знаем этого. Да, мы знаем геологическое строение территории. Да, мы говорим — это породы пермского возраста.

Да, разрез — это известняки, гипсы и ангидриты, то есть водорастворимые породы. Да, это мы всё знаем. Я говорю немного о другом. Мы не знаем геологической ситуации строения непосредственного живого вот этого, сегодняшнего строения, этого разреза, который находится под городом Уфа».

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Сергей Ковалев, и.о. директора Института геологии УФИЦ РАН: «Весь 2019 год, практически весь, у нас прошел при активном обсуждении вот этой проблемы.

Проводили мы обсуждение на площадке Академии Наук Республики Башкортостан, в частности, с Олегом Анатольевичем Байдиным — главным архитектором города Уфы, мы делали там совместный доклад. А потом было заседание, на которое приглашались представители МЧС, Госстрой республики, Академия наук, Башкиргражданпроект.

Приглашали всех, кто какое-либо отношение имеет вот к этой проблеме. Мы её обсуждали, говорили об этом долго. Более того, мы готовились к часу науки при главе республики, там и доклады были сформированы. Но это всё затихло. Я не знаю, по какой причине, это не моя вотчина.

Но у нас общее мнение, у меня оно шире: во-первых, мы все сошлись во мнении, что в республике должен быть создан центр опасных геологических процессов. Какова его структура, виды деятельности — вопросы другие, не принципиально. Проект предложили в Евразийский НОЦ, но он туда не прошел, и очень зря.

Мы бы заняли лидирующие позиции не только в России, но и в мире, потому что это было бы интересно, и опыт пригодился бы и другим городам мира, где есть такая же проблема. Все обсуждалось, но потом все сошло на «нет»».

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Сергей Ковалев, и.о. директора Института геологии УФИЦ РАН: «Вы поставили небоскрёб в одном месте, но вы совершенно не знаете тех процессов, которые происходят в 200 метрах от него, а они могут быть. Они могут нанести такой вред этому зданию, что его будет трудно переоценить. Вот поэтому нам нужна карта территории, вернее цифровая модель территории города Уфы.

Не территории отдельного микрорайона, отдельного дома. Самое главное, всем жителям не только Уфы, а еще и тех городов, которые я перечислил, надо просто осознать всё это. И власти, и жителям — всем-всем-всем. Осознать, что ситуация непростая. Я не хочу нагнетать страхи, упаси Боже. Но это абсурд, когда мы не знаем, на чём строим, понимаете? Миллионный город, а мы не знаем.

Если меня спросят: «А вот на чём стоит ваш институт?» Я могу сказать, что на породах Пермского возраста, которые представлены тем-то, тем-то, с переслаиванием того-то, того-то. Но это идеальный разрез. Геологическая среда, она живая, в таких районах, где есть развитие карста, она живая. Потому что процесс растворения, и он происходит ежесекундно.

В каком объёме он происходит под моим зданием, вот этим? Я не знаю. А какова ситуация в 100 метрах правее, в 100 метрах левее на юг, на запад, на восток? Я не знаю.

Более того, даже если начнётся где-то рядом строительство, и разрез будет вскрыт, то да, разрез под моим зданием будет соответствовать вон тому разрезу, но ситуация под моим зданием может кардинально отличаться от того, что под соседним зданием. Вот какова природа этой опасности».

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Сергей Ковалев, и.о. директора Института геологии УФИЦ РАН: «Мы не знаем среды. Никто не оценивал никогда и не способен пока оценить нагрузки всего этого агломерата уфимского на геологическую среду.

Почему мы не можем это оценить даже приблизительно? Потому что мы не знаем геологической среды, вот и всё. Поэтому вопрос о том, что провалится или не провалится Уфа, он для меня чисто риторический.

Я могу единственное сказать — геологические процессы идут».

Мнение: Уфе не грозит провал в карстовую пустоту

Город как разбитая тарелка. Учитывают ли опасность карстовых пустот при застройке Уфы

После череды инцидентов, связанных с карстовыми провалами, в Уфе при строительстве каждого дома задают вопрос о стабильности прилегающей территории. Mkset собрал мнения экспертов по этой теме.

Они были единодушны: строить в Уфе можно и нужно, при этом необходимо подходить к застройке максимально ответственно. Как показывает жизненный опыт, многих эксцессов можно было бы избежать, если бы застройщики не экономили на изысканиях, строго соблюдали градостроительные нормы и в целом комплексно подходили к застройке того или иного участка.

Уфа растет в ширь и в высь год от года. Перешагнув миллионный показатель численности населения, она уже точно не остановится в своем поступательном развитии.

Для новых семей, которые создают молодые пары, и для тех, кто переезжает в мегаполис из других населенных пунктов, понятное дело, нужно жилье.

И вот тут рано или поздно вспоминают, что столица Башкирии основана на полуострове, состоящем из гипсовых, известняковых и иных пород, способных разрушаться под действием влаги…

Наиболее авторитетным специалистом по обсуждаемой теме в Башкирии, безусловно, долгое время был почётный геодезист России, кандидат географических наук, Геннадий Турикешев. Корреспонденту Mkset довелось пообщаться с ним.

Сильно закарстованная часть Уфимского полуострова, по иронии судьбы, оказалась местом прокладки железной дороги.

Читайте также:  Подробности о налоговом вычете для арендаторов

Из архива Mkset.

— Наш город стоит на блоках, то есть он выглядит как разбитая тарелка. Блоки не выдерживают такую большую нагрузку и начинают разваливаться, а также перемещаются, оставляя между собой пропасти и пустоты. Именно эти пустоты очень опасно перегружать строительством, — поделился мнением Геннадий Тюменгалиевич, и, к слову, его красочные метафоры пока не смог превзойти никто из коллег.

Турикешев и его коллеги знают практически наизусть все карстовые провалы в Уфе и ее окрестностях, а также в других уголках Башкирии. Все их вспоминать вряд ли хватит времени, поэтому уделим внимание самым резонансным.

В первую очередь, это ставшее уже городской легендой исчезновение «Лады-Калины» осенью 2016 года возле дома 193/2 по улице Интернациональной в Уфе. Старожилы сразу же припомнили, что почти на этом же месте в 1978 году в одночасье провалились под землю высокие березы.

Говаривали, что причиной таинственных и пугающих событий может быть подземная река, направляющаяся к Уфимке. По другой версии, почву могли размыть утечки из водопровода.

На деле всё обстоит гораздо прозаичнее.

Просто эти три девятиэтажных дома по улице Интернациональной в свое время строились в условиях изумительного разгильдяйства и некомпетентности, без проведения противокарстовых мероприятий, на участке, который ученые относят ко второй категории устойчивости.

По уму нужно было перед принятием решения о строительстве провести в этом месте сначала зонирование площадки по степени карстовой опасности, а затем — полный комплекс противокарстовых мероприятий, таково мнение Геннадия Турикешева.

Так ушла на неведомое подземное дно Лада-Калина во дворе дома по улице Интернациональной в Уфе.

Из архива Mkset.

Расселять данные многоэтажки городские власти не торопятся, успокаивая жителей и себя отчетами о том, что в места карстовых провалов были закачаны тонны бетона, которые должны остановить разрушение территории.

На инженерные изыскания на площадках домов № 193, 193/1, 193/2 и прилегающей площадке необходимо около 20 млн рублей, на укрепление фундамента — еще 40 млн рублей. Дома уже признаны аварийными и подлежат сносу, но на это (включая расселение жильцов) потребуется около 900 млн рублей.

Таким образом решение о выделении средств городские власти не приняли.

А вот в случае с домом по Уфимскому шоссе, 4, который теперь называют городским призраком, иных вариантов, кроме расселения, не осталось. Построенный в буквальном смысле наобум этот жилой массив оказался, судя по всему, над критической точкой карстовой пустоты.

Сначала на фасаде дома стали появляться трещины, которые коммунальщики усердно маскировали цементом, а потом дом резко дал крен почти на 20 градусов. Перекосившиеся окна и двери не оставили сомнений: здание может рухнуть в любой момент, и с ним будут погребены сотни жильцов.

Людей расселили шесть лет назад, но, как это часто бывает, меры безопасности были предприняты лишь для половины дома. Во второй его части по-прежнему живут вздрагивающие от каждого шороха и мечтающие избавиться от злополучных квартир жильцы.

«Заплатки» на аварийном доме по Уфимскому шоссе, 4.

Из архива Mkset.

И таких тревожных примеров в Уфе, известной своей плотной застройкой, можно найти достаточно. По официальным данным, в Уфе известно около 50 зданий, пострадавших от карстовых явлений. Но ученые считают, что их больше.

Чиновники разводят руками и пеняют на особенности горных пород, из которых состоит Уфимский полуостров. Их структура стала одной из причин отказа от строительства в Уфе метрополитена.

Карстовая опасность действительно в Уфе существует, потому что город находится на так называемых карстующихся породах — гипсы и известняки пермского возраста. Они растворимы в воде, особенно там, где есть зона трещиноватости, разломы. Там карст идет с еще большей скоростью.

При этом в Уфе есть часть территории, где больше идет распространение песчаников. Например, это центральная часть города, улица Ленина. Там карст гораздо менее опасен, чем в районе Зеленой Рощи или в северной части города, в Черниковке.

Эта проблема есть, и особенно сильно она возникает, когда речь идет о возведении высотных зданий. И теоретически чем глубже забиваются сваи, тем сильнее идет трещиноватость породы и быстрее идет карстообразование, считает замдиректора Государственного геологического музея имени В.И.

Вернадского, кандидат геолого-минералогических наук Исхак Фархутдинов.

35 лет назад, когда только начиналась застройка микрорайона Сипайлово, мало кто мог представить, что наступит время, когда квартиры в нем станут вполне конкурентоспособны. Сегодня приобретение жилья в Сипайлово считается далеко не самым плохим вложением средств.

Риэлторы говорят, что не последнюю роль в этом сыграли и изыскания геодезистов, выяснивших, что Сипайлово является на сегодня самым безопасным районом в Уфе. Там выявлено минимальное число карстовых воронок и провалов по сравнению с другими районами города.

Таким образом обсуждение темы снова сводится к необходимости проведения грамотных и комплексных изысканий.

Карстовый провал в Ленинском районе Уфы доказывает, что это явление не обязательно как-то связано с высотной застройкой.

Из архива В.Г.Камалова

— Строить в Уфе нужно согласно нормативным документам, в которых есть деление территорий по разному уровню развития карста. И чем сильнее развитие карста, тем менее высотные здания можно строить.

Есть территории, где нельзя строить здания, в том числе и жилые, а разве что какие-то гаражи.

Просто эти документы нужно учитывать и исходить из данных о территориях, — согласен ученый Исхак Фархутдинов.

Нет сомнений, что современные методы проведения инженерно-геологических изысканий и обработки данных способны получить точные и подробные сведения о состоянии карста, на котором расположена столица Башкирии. И в первую очередь, это актуально при принятии решений о строительстве новых жилых домов и прочих высотных объектов.

На данный момент в Уфе реализуется проект по картированию новых образований с помощью геоинформационных систем. Однако это, конечно, больше поверхностные работы. Есть интересный опыт в других регионах и странах. Например, в Китае применяют 3D-моделирование и компьютерное прогнозирование, как и где карст будет развиваться.

Кстати, такие технологии, в принципе, есть у нас на кафедре Башгосуниверситета, есть специалисты и по инженерной геологии, и по 3D-моделированию процессов. Кафедра геологии БашГУ вполне могла бы при желании эту работу провести, если бы у города был такой запрос и было выделено финансирование, высказался Исхак Фархутдинов.

Попытки создать информативную карту горных пород Уфимского полуострова предпринимались не раз. Первым об особенностях геологии Уфы писал академик Паллас ещё в 1770–1790 годы. За 200 с лишним лет, минувших с тех пор, по этой теме вышло немало научных работ.

К примеру, с 1970 по 2015 годы активно занимался этой темой уфимский ученый В.Мартин. Он пришел к выводу, что около 85% всех карстопроявлений в Уфе сосредоточено на склонах долин рек. С 1980-х годов по настоящее время объемные исследования проводит Ю.

Соколов, который старается документировать все проявления карстов на Уфимском косогоре.

Карта карстовых пород Уфы 90-х годов.

Из архива Г.Т.Турикешева

Несмотря ни на что, никто из ученых не впадает в крайности и не советует «снести и расселить город». Очевидно, что строить в Уфе можно, если делать это с умом.

Так, один из авторов книги «Опасные геологические процессы на территории Уфимского полуострова», руководитель инженерной компании «Архстройизыскания» Владимир Камалов в беседе с журналистом Mkset вполне авторитетно заявил, что ответственное строительство в Уфе необходимо, ведь город давно стал точкой притяжения людей из других районов республики и ряда соседних регионов. С ним согласны другие эксперты.

Чтобы знать, на чем стоит наш город, нужно создать трехмерную модель геологической среды под ним. Этому посвящен проект, разработанный нами в 2019 году. Он называется «Цифровая модель геологического пространства под урбанизированными территориями Республики Башкортостан», рассказал в своем недавнем интервью директор Института геологии УФИЦ РАН Сергей Ковалев.

Он является активным сторонником создания Республиканского центра опасных геологических процессов, который мог бы заняться созданием 3D-моделей хорошо исследованных участков территории города, где достаточно контрольных скважин, и затем взяться и за малоисследованные районы.

— Только тогда мы будем видеть, где какие происходят процессы, какие дома стоят над карстовыми пустотами, и поймем, что нужно предпринять. Сможем понять, где строительство возможно, а где — нет, — считает Сергей Ковалев.

Цифровая модель рельефа Уфы, 2000 год

Из архива В.Г.Камалова

По его мнению, впоследствии такие же модели можно было бы создать и для других городов республики, ведь закарстованность — это проблема не только Уфы. Она актуальна для Бирска, Благовещенска, Ишимбая, Салавата, Стерлитамака.

— Дело еще и в том, что на территории Уфы и этих городов расположены крупные химические и нефтехимические производства.

Во времена их строительства геологические исследования субстрата проводились на вполне достаточном уровне. Но с тех пор прошел не один десяток лет.

Сегодня под ними уже иная среда, и очень важно исследовать, какие процессы там происходят, — обозначил еще одну важную часть вопроса Сергей Ковалев.

Тем временем в Уфе то и дело возникают волнения вокруг строительства различных объектов. В качестве одного из аргументов противники застройки приводят, в том числе, и опасность карстовых провалов. Например, так произошло с застройкой территории рядом с Кошкиным лесом в уфимском микрорайоне Глумилино.

Группа местных активистов, выступающая против проекта, в качестве одного из доводов как раз ссылается на карсты, не обращая внимания даже на обоснованные мнения ученых.

Высотные дома рядом с Кошкиным лесом в Уфе.

Владимир Ковальчук Mkset.ru

— Там можно строить, но многое зависит от того, кто будет делать проект и кто по нему будет строить, — уверен Владимир Камалов.

Читайте также:  Лидерами по вводу новостроек стали Подмосковье и Краснодарский край

С ним согласен и директор компании «Уфастройизыскания» Павел Челпанов. По его словам, опасения местных жителей напрасны, и они могут быть подкреплены устаревшей информацией, которой не один десяток лет.

Ранее об этой площадке судили по аналогии с одним из исследованных неподалеку оврагов. Когда мы начали проводить исследования, узнали: там вообще была пробурена всего одна скважина, да и то для других целей — для разведки месторождения гипсов.

Мы пробурили 60 скважин глубиной от 25 до 60 метров, в том числе и на участках, где в соответствии с генпланом развития города предполагается строительство домов. Наши геологические изыскания позволяют проектировщикам и строителям принимать взвешенные решения о том, какие дома можно строить на этой территории. В основном территория пригодна для этих целей.

Говорю это с полным основанием как инженер-геолог, а не как «заступник за застройщиков», высказал свою точку зрения Павел Челпанов.

Он отдельно сделал акцент на том, что дома возводятся на месте бывших садовых кооперативов, так что стройка не должна затронуть деревья в самом Кошкином лесу.

Кстати, известно, что в рамках геотехнической экспертизы был проведен обширный анализ проектных решений именно с точки зрения противокарстовых мероприятий.

Эту работу проделали специалисты компании «Подземпроект» под руководством Альфреда и Натальи Готман — разработчиков территориальных строительных норм для Башкирии, касающихся работы на закарстованных территориях.

Именно «Подземпроект» в свое время занимался анализом проектных решений при строительстве железнодорожного вокзала, Конгресс-холла, гипермаркета «Икея» и других объектов в Уфе.

Федеральные и региональные нормы для проектирования и строительствя зданий на закарстованных территориях разрабатывались и актуализировались более полувека ведущими российскими геологами-карстоведами и геотехниками.

Что касается строительной площадки в районе Кошкиного леса, то она была изучена в полном объеме. При проектировании предусмотрены необходимые защитные мероприятия.

В первую очередь, это карстозащитные фундаменты, исключающие деформацию строительных конструкций при максимально возможном ослаблении основания.

Дополнительно выполняются инъекции цементного раствора (так называемые противофильтрационные геотехнические экраны), гарантирующие целостность слоев земли под домами. В итоге после соблюдения этих рекомендаций было дано заключение о соответствии принятых проектных решений требованиям безопасной эксплуатации зданий, объяснила Наталья Готман.

Эксперты выразили сожаление, что в Уфе никак не могут найти средства на проведение комплексных прогностических исследований на предмет выяснения перспектив изменений горных пород при застройке в разных районах города. По ситуации на сегодня такие исследования проводятся по заказу застройщиков в интересующих их районах. Но комплексной «картины мира» ни у кого нет.

Владелец и директор компании службы генподрядчика и технического заказчика в строительстве «УфаПартнер» Юрий Киселёв считает, что при грамотном подходе закарстованность территории — это не столько проблема, сколько её особенность.

В Уфе заброшенный Кошкин лес планируют благоустроить, а рядом построить жилой комплекс

Владимир Ковальчук Mkset.ru

— Данная задача решается в рамках градостроительных норм (или могут быть разработаны строительные спецтехусловия, если нормативной базы недостаточно), по результатам геоизысканиий. Как результат — будет проект усиления грунтов.

В Башкирии работают опытные строительные геологи-изыскатели, имеющие много реализованных проектов на сложной геологии. Есть также лаборатория грунтоведения и механики грунтов Института геоэкологии имени Сергеева РАН.

Но главное при строительстве — это все-таки качественное выполнение проектных решений, — отметил Юрий Киселёв.

Вместе со своими коллегами он надеется, что региональные и федеральные власти все-таки задумаются над серьезностью проблемы карстовых провалов и их возможными последствиями и сделают шаг навстречу стремительно развивающимся современным городам.

В уфе карстовые провалы не угрожают улицам кирова, ленина и микрорайону сипайлово

03.12.2016 Юлия ЛЕЖЕНЬ

По мнению заведующего кафедрой геологии и геоморфологии БашГУ Исхака Фархутдинова, провалы грунта, недавно заставившие запаниковать жителей Уфы, могут быть связаны с «человеческим фактором». Ученый считает, что карстовые породы, располагающиеся под городом, размываются из-за утечек канализационной воды.

— В первую очередь, эти породы — гипсы и известняки, — пояснил Исхак Мансурович в эфире ВГТРК «Башкортостан». — Если они контактируют с водой близко к поверхности, то в итоге мы просто увидим воронку. И намного опаснее, когда такие породы растворяются на глубине, скрытые от поверхности земли нерастворимыми породами – песчаником, например.

Напомним, на минувшей неделе на Интернациональной улице под землю провалилось сразу два автомобиля, один удалось спасти, а второй так глубоко ушел в образовавшуюся воронку, что вытащить его оказалось невозможно.

Специалисты уфимской мэрии не стали рисковать и засыпали глубокую яму, проглотившую автомобиль, кубометрами земли, а мэр столицы Башкирии Ирек Ялалов заявил, что в Уфе обновят карту карстовых провалов, которая устарела на 20 лет.

А через несколько дней земля разошлась на Первомайской улице, где, к счастью, никто не пострадал, а коммунальщики взяли вину на себя, объяснив, что при ремонте тепловых сетей неправильно уложили асфальт.

Но, по словам Исхака Фархутдинова, в Уфе предсказать место, где разойдется земля, крайне сложно, но можно принять профилактические меры.

— Для нашего города крайне важно сокращать утечки именно канализационной воды, — говорит г-н Фархутдинов. — В ней содержится сероводород, и такая вода в разы быстрее растворяет породы. К сожалению, в Уфе утечки случаются нередко, что повышает риск возникновения провалов.

Эксперт настаивает, что «подавляющее число подобных случаев связано с человеческим фактором».

— Провалы на Интернациональной и Первомайской улицах стал итогом не спонтанного, а постепенного процесса размывания пород, — объясняет он. — По оценкам некоторых ученых, до 80 процентов ям образуются из-за утечки канализационных вод. Так что коммунальщики и строители должны крайне внимательно относиться к своей работе.

Г-н Фархутдинов отметил, что в России есть и другие города, стоящие на таких же неустойчивых «фундаментах», но особенность Уфы в том, что здесь крайне велика мощность гипсовых пород. Исхак Мансурович уверяет, что «Башкирия в плане геологии является одним из интереснейших регионов в мире».

— Но, видимо, за такое геологическое разнообразие приходится платить, — сказал он.

Как раз из-за большого наличия карстовых пород больше 30 лет назад в Уфе отказались от строительства метро.

— Дело в том, что даже забивание свай при строительстве дома является большим стрессом для горных пород, — рассказывает ученый. — Из-за нагрузки породы трескаются, и по трещинам начинает течь вода, размывая их. Так же и с поездами – их движение под землей могло бы провоцировать карстовые провалы.

Но специалист отмечает, что перед строительством всех построек и жилых домов ученые тщательно обследуют участок.

— Если на глубине находят карстовую воронку, то ее заливают цементно-глинисто-песчаным раствором, — рассказывает сотрудник БашГУ. — Кроме того, и фундамент дома в этом случае будет несколько иным. Строители закладывают плитный фундамент – так огромная широкая плита в случае образования полости не будет прогибаться.

Ученый посоветовал горожанам просто быть бдительнее. Оказывается, перед образованием воронки можно услышать характерный шум из-под земли.

— Так было в случае с самой большой карстовой воронкой в мире, которая находится в Гватемале, — рассказывает эксперт. — Глубина ее составляет 150 метров, а ширина – 30 метров. В эту огромную яму, к несчастью, провалились жилые дома. Так вот уже после

трагедии местные жители рассказывали, что за пару дней до происшествия слышали гул, идущий из недр земли.

Также тревожным сигналом является просадка грунта, которая говорит о вероятном движении на глубине.

— И вообще, строителям рекомендуется не возводить над карстующимися породами монолитные, длинные здания, — добавил Фархутдинов. — Лучше делить их на секции, чтобы в случае образования полости нагрузка была меньше.

К сожалению, в наше время строители часто экономят на качественных геологических изысканиях. Чтобы специалисты оценили все риски, необходимо пробурить несколько скважин, что удорожает проект.

Вторая проблема в том, что каждый квадратный метр жилья на карстующихся породах становится дороже на десять процентов.

По мнению исследователя, решение городских властей по обновлению карты карстовых пустот правильное, но реализовать инициативу нужно прогрессивными методами.

— Мне видится, что наилучшим вариантом может стать 3D-моделирование, — поясняет заведующий кафедрой.

Ученый рассказал, что один из его коллег даже прошел стажировку в аспирантуре во Франции. Там геолог изучил, как можно смоделировать процесс движения воды в месторождениях тепловых вод.

— Французы это делают, чтобы извлекать из воды тепло, — объяснил ученый. — А в нашем случае можно создать 3D-модель Уфы и прогнозировать движение подземных вод, которые могут угрожать городу. Конечно, этот процесс требует тщательного изучения, на которое понадобится время.

Эксперт рассказал и о наиболее безопасных районах Уфы. Так, в жителям Сипайлово едва ли стоит остерегаться серьезных проблем с карстовыми провалам.

— Микрорайон построен на бывших болотах, и там тоже укрепляли грунт, но уже из-за проблемы подтопления, — добавляет Исхак Мансурович.

— Довольно устойчивая почва в центре города – на улицах Ленина и Кирова. Вообще, в верхней части города ситуация гораздо лучше, чем в целом по Уфе – гипсовые породы есть практически везде.

Другой вопрос на какой они глубине. Чем глубже – тем меньше вероятность обвала.

Легенду о поземной реке, протекающей под столицей Башкирии, геолог комментирует с большой осторожностью.

— Факт в том, что подземные воды есть везде, но об их количестве говорить очень сложно,- поясняет он. — Определенная миграция, конечно, существует, и эти воды также размывают горные породы.

По статистике, за 100 лет в республике зафиксировано порядка 300 провалов грунта, и каждые шесть лет они довольно значительные – до десяти метров глубиной.

— Причин для паники нет, — уверен г-н Фархутдинов. — Еще до начала строительства проводятся геологические исследования и огромные карстовые полости нельзя не заметить. Будем надеяться, что строители в этом отношении подошли к работе добросовестно. 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *