В москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Попробуйте, дорогие мои, пойти на Пушкинскую или на Чистые Пруды и сделать там «самострой». Я с большим удовольствием посмотрю, как у вас получится это сделать.

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещенияhttp://www.novayagazeta.ru/pho…

Как вы фундамент сделаете, земляные работы проведёте, построите всё, подключите к электричеству и канализации, согласовав так называемые «условия подключения». Потом получите разрешение на торговлю в несуществующей самовольной постройке, лицензию на продажу спиртных напитков, кассовый аппарат зарегистрируете, заключите с городской подрядной организацией договор на вывоз мусора и тд и тп.

Получится у вас это сделать незаметно от чиновников и без их участия?

Ладно, пусть не Пушкинская. Вот этот «самострой» у метро Марьино, где я живу, — трехэтажное капитальное строение. Между прочим, самая новая постройка такого плана у метро (мне даже кажется, что его уже в собянинские времена строили). Там находилось два кафе, а значит, было полное подключение к городским сетям.

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Самое проходное место у метро. Кто же такой таинственный и могущественный смог построить этот «самострой»?

Так что давайте не будем обманывать себя и не позволим чиновникам морочить нам голову. Это всё не «самовольные постройки коммерсантов», это «постройки правительства Москвы». Может, лужковского, может, собянинского, но точно единороссовско-московского.

  • Невозможно было это всё построить без бумаг, согласований и взяток, взятых всеми этими существовавшими раньше и существующими сейчас ОАТИ, ИГАСН, АПУ, Москомархитектуры, префектуры, районной управы, Мосэнерго, Мосводоканала и проч и проч.
  • Именно поэтому на руках у многих владельцев «самостроя» есть все документы и судебные решения в их пользу.
  • Я ни секунды не сомневаюсь, что ТЦ «Пирамида» на Пушкинской — это чудовищное уродство.

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Просто я как москвич требую, чтобы горечь от сноса этого объекта (её, кстати, пока не снесли) с владельцами и арендаторами разделили те чиновники, кто разрешил её строить и потом кормился от этого «самостроя» много лет.

Заявлено, что снесут 104 объекта. Мне дайте, пожалуйста, 104 уголовных дела или административных дела или хотя бы дисциплинарных дела против бывших и нынешних чиновников, разрешивших или «не заметивших» строительство.

Иначе получается, что главный виновный — это бедолага, арендовавший официально существующий магазин, взявший кредит на закупку товара, работавший, создававший рабочие места и выкинутый за одну ночь на улицу вместе со всем, что было в магазине.

Сегодня реально люди стояли и плакали у этого разбомбленного здания в Марьино — они лишились работы в одночасье, а работало там человек 30. На дворе кризис — иди и найди новую работу. Мне эта постройка сильно не нравилась, но ведь это скотство так поступать с людьми и делать их крайними и виноватыми.

Самое отвратительное, что работами по сносу руководят чиновники префектуры и управы — ровно те люди, кто брал взятки за то, чтобы разрешить это строительство.

Вот вам пример из личного опыта. У меня рядом с домом была автомойка, её снесли в «первую волну» — 31 декабря. Вышел из дома утром — мойки нет. Когда её хотели строить, наши два дома протестовали: с десяток митингов провели, дорогу перекрывали, технику на участок не пускали.

Я лично штук двадцать писем написал о том, что строительство незаконное. На каждое письмо получил ответ: всё законно, всё так и должно быть, все правоустанавливающие документы имеются.

Теперь её снесли и это был «самострой». А префект моего Юго-восточного округа, у него в биографии «с 1997 по 2008 год работал в префектуре ЮВАО города Москвы». Они её «законно» построили, они её «законно» сносят.

Отличный стимул развиваться бизнесу в городе Москва.

Ещё важнейшая вещь в этих собянинских сносах: а чего сносят только мелочь? Если уж решили сносить, то сносите весь самострой, всё, что с нарушениями построено.

Самая большая пробка в Москве — пересечение Люблинской улицы и Волгоградского проспекта. В том числе потому, что там «не заметили» такой вот самострой:

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Чудовищный и нелепый «надземно-торговый пешеходный переход». Настоящее порождение архитектурного ада. Его лепили без документов. Когда я на выборах 2013 года, выступая в том районе, говорил о переходе как символе коррупции, уничтожающей городскую жизнь, на встречи приходили специальные местные единороссы, кричавшие: Навальный врёт, решение принято, переход снесут.

Выборы прошли, вот вам новости префектуры ЮВАО:

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Построили с нарушениями, но заплатят штраф и всё будет хорошо.

Что же так-то? Одних снести за ночь в режиме спецоперации, другим можно просто заплатить штраф.

Из-за этого перехода не смогли построить нормальную дорожную развязку в этом месте. Вреда он приносит больше, чем все палатки вместе взятые, но останется стоять.

Очень похоже, что сносят просто тех, кто не в состоянии занести в мэрию достаточно крупную сумму денег.

Много лет стояло, а тут стало «опасным для москвичей»:

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Правильно Клычков из Мосгордумы пишет: незаконных торговых центров огромного размера в Москве море. Сноси — не хочу.

Сергей Семенович, а можно продолжить историю со сносом и снести несколько торговых центров и ТПУ? Адреса я готов предоставить

— Клычков Андрей (@kly4kov) 9 февраля 2016

Только никто не спешит. Давайте глянем документы на ТЦ «Европейский» на Киевском вокзале.

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

ТЦ «Европейский»

Или на «Атриум» на Курском.

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Или посмотрим, что за урода строят на площади Павелецкого вокзала, забирая у москвичей общественное пространство.

А вот ещё самый главый вид не только Москвы, но и России. Национальное достояние:

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Его изуродовало одно из омерзительнейших московских зданий, там сейчас Свисотель «Красные Холмы». Давно пора снести, хотя бы верхние этажи.

Всё незаконный самострой, просто его делают люди, располагающие возможностью «решать вопросы».

Я считаю, что здесь должен быть единый подход: никаких внесудебных и внезапных сносов. За каждым незаконно построенным зданием есть чиновник, несущий за него ответственность. Сначала отменяем решения чиновников, привлекая их к ответственности. Потом идём в суд с требованием сноса. Либо выкупаем собственность по рыночной цене у владельца, а потом сносим, как это во всём мире происходит.

Важнейший вопрос, о котором нельзя забывать: а есть гарантии того, что на этих местах не будет построено что-то новое. «Законное». Ведь получится как с палатками в переходах метро.

Сначала сказали, что они — террористическая угроза, снесли, а сейчас уже другие люди строят такие же.

Мэрия Москвы должна чётко гарантировать, что земельные участки под снесенными строениями навсегда останутся пустыми.

Ну и последнее, хотя не наименее важное. А еду-то где покупать, особенно жителям центра? Город это ведь не улица и дорога. Это место, где ты купил водички, мороженое, сигарет, сосисок. У тебя есть маршрут и удобная рутина жизни: здесь ты пьёшь кофе, здесь ешь шаурму.

Вся торговля загоняется в огромные центры — да, на этом отлично зарабатывают крупные ритейлоры, но нам разве это хорошо? Это делает город лучше? Помним Москву 80х годов: большие пустые площади и километровая очередь, чтобы воды газированной купить.

Снос киосков должен сопровождаться кардинальными мерами по передаче в реальную городскую жизнь первых-вторых этажей домов. Уведомительный порядок перевода жилого в нежилое.

Типовые проекты и быстрые разрешения рубить отдельные входы на улицу — подъезды не годятся. Схемы разрешения конфликтов и компенсаций для тех, кто живёт выше и не очень рад обнаружить в квартире под собой кафе.

Ничего этого нет, никаких планов на этот счет нет.

Такое впечатление, что мэрии просто нужно срочно решить вопрос наполняемости арендаторами сетевых торговых центров, испытывающих финансовые трудности.

Резюме: методами беззакония, лицемерия, лжи и мутных схем город не улучшишь. Зато многим людям станет хуже.

Киоски и палатки получили билет в один конец

РЖД очищают вокзалы и платформы от объектов нестационарной торговли

РЖД решили расторгнуть договоры аренды с владельцами объектов нестационарной торговли на вокзалах Москвы и платформах Подмосковья, хотя они и приносили более ₽445 млн дохода в год. Цель — ввести единые стандарты для таких точек

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Софья Сандурская / АГН «Москва»

РЖД до 1 февраля 2021 года расторгнут договоры аренды с владельцами объектов нестационарной торговли (к ним относятся киоски, ларьки, палатки, а также передвижные сооружения) на девяти вокзалах Москвы и остановочных платформах Московской области и их привокзальных территориях. К этому сроку все объекты должны быть демонтированы арендаторами.

Об этом говорится в поручении заместителя гендиректора РЖД Александра Плутника, которое он направил в понедельник, 7 декабря, двум топ-менеджерам Московской и Октябрьской железных дорог. Они должны «в установленном порядке» обеспечить выполнение мероприятий по расторжению таких договоров аренды, а также их демонтаж.

Читайте также:  Втб и втб24 снизили ипотечные ставки вслед за сбербанком

Письмо с поручением опубликовал Telegram-канал Vgudok.

Представитель РЖД подтвердил РБК, что компания намерена расторгнуть действующие договоры аренды, которые касаются только размещения нестационарных объектов торговли, соглашения с другими арендаторами имущества в железнодорожных вокзальных комплексах будут сохранены. «Сетевых кафе и других объектов торговли, находящихся в зданиях, это не коснется», — пояснил РБК источник, близкий к РЖД.

Что демонтируют

Нестационарный торговый объект представляет собой временное сооружение или конструкцию, не связанную прочно с земельным участком, вне зависимости от наличия или отсутствия подключения к сетям инженерно-технического обеспечения, в том числе передвижное сооружение, следует из закона о регулировании торговли.

Почему убирают ларьки с вокзалов

Плутник в своем поручении ссылается на докладную записку для главы РЖД Олега Белозерова 27 ноября (тот оставил на документе свою резолюцию).

Согласно документу (его копию также опубликовал Vgudok, суть — подтвердил представитель РЖД) на восьми вокзалах Москвы — Ленинградском, Ярославском, Казанском, Павелецком, Белорусском, Киевском, Рижском и Савеловском — и привокзальных территориях, а также 50 платформах Подмосковья размещены 264 объекта нестационарной торговли.

В записке не указан только Курский вокзал, но он упоминается в поручении Плутника. «Вид и формат указанных объектов не систематизированы, единые требования к их размещению отсутствуют», — указывает замглавы РЖД в письме.

Расторжение договоров аренды и демонтаж Плутник объясняет необходимостью «повышения качества обслуживания пассажиров и формирования современного архитектурного облика объектов железнодорожной инфраструктуры».

«До утверждения РЖД единых требований к оформлению объектов нестационарной торговли их размещение осуществляться не будет», — добавил он. «Принятие новых стандартов и возобновление договоров аренды произойдет достаточно быстро.

Все — и Москва, и РЖД — заинтересованы в том, чтобы побыстрее восстановить сервис», — уточняет источник, близкий к РЖД.

«В настоящее время разрабатывается архитектурный облик объектов торговли и услуг, он будет согласован с соответствующими органами исполнительной власти города Москвы и Московской области в первом квартале 2021 года. Указанные объекты будут предложены арендаторам в новом формате», — подтвердил РБК представитель РЖД.

В пресс-службе дептранса Москвы РБК сказали, что совместно с РЖД проводят «системную работу» по повышению качества обслуживания пассажиров на железнодорожном транспорте. Это в том числе касается и объектов торговли, их внешнего вида, места расположения, ассортимента товаров.

Ранее у РЖД был план по превращению некоторых вокзалов в современные кластеры для шопинга по примеру европейских вокзалов, который так тогда и не реализовался, напоминает основатель сети «Теремок» Михаил Гончаров.

В августе 2019 года на заседании инвестиционного комитета РЖД обсуждалась модернизация четырех московских вокзалов — Киевского, Белорусского, Курского и Савеловского — с целью увеличения пропускной способности, повышения комфорта пассажиров, увеличения налоговых поступлений от реализации бизнес-проектов.

Модернизацией должна была заняться «дочка» РЖД «РЖД-Недвижимость». РБК направил запрос в пресс-службу РЖД о дальнейшем развитии этого проекта.

Как РЖД повышали прибыльность вокзалов

РЖД занимаются вопросом прибыльности вокзальных помещений c 2008 года: тогда была утверждена концепция эффективного использования и развития железнодорожных вокзалов до 2015 года (позднее актуализирована до 2030 года).

Концепция предполагала модернизацию российских вокзалов, в ходе которой всю стихийную торговлю вокруг вокзалов разогнали.

Компания начала поиск новых арендаторов: кофеен, аптек, книжных магазинов, а также планировала, что на вокзалах появятся даже химчистки, отделения банков, бутики.

В 2008 году РЖД решили впервые привлечь частного инвестора для управления вокзалом — им стала Mirax Group Сергея Полонского.

В пилотном проекте на Курском вокзале совместно с РЖД оператор выбрал арендаторов торговых помещений вокзала — ими стали группа компаний Аркадия Новикова, «Кофе Хауз», «Росинтер», аптечные сети «Ригла» и «Старый лекарь», а также «Евросеть» и сеть парфюмерных магазинов «Л'Этуаль».

Novikov Group даже планировала вместе с РЖД разработать стандарты питания на российских вокзалах, отбирать операторов питания и контролировать качество питания.

Однако договор на управление вокзалом со структурой Mirax Group в конце 2009 года был расторгнут, и впоследствии сам Новиков говорил «Коммерсанту», что сотрудничество его группы с РЖД «вялотекущее: монополия не может предоставить площадки под рестораны, так как они уже кем-то арендуются».

В 2013 году «дочка» РЖД «Организация питания на вокзалах» самостоятельно определила операторов общественного питания московских вокзалов. Ими стали «Росинтер Ресторантс Холдинг» (сети «Il Патио», «Планета суши»), франчайзи KFC и Subway, «Г.М.Р. Планета гостеприимства» (ранее владел франшизой «Сбарро»). Тогда под рестораны и фуд-корты на московских вокзалах было выделено 10 тыс кв. м.

Сколько ларьков демонтируют

Расторжение затронет только договоры об аренде по размещению объектов нестационарной торговли, на вокзалах Москвы их 148 из 1332 всех договоров об аренде, в Подмосковье — 64 из 652, указывает представитель РЖД.

В письме Плутника, направленном Белозерову, говорилось, что годовой размер арендной платы по 148 договорам в Москве (касаются размещения 176 объектов нестационарной торговли) составляет 427,72 млн руб.

без учета НДС, а по 64 договорам в Подмосковье (88 объектов торговли) — еще 17,4 млн руб. в год.

«Прекращение арендных отношений по размещению нестационарных торговых объектов будет осуществляться в строгом соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации и условиями соответствующих договоров, предусматривающих право РЖД расторгнуть договор в одностороннем порядке при условии уведомления арендатора за один месяц до даты расторжения договора», — отмечает представитель компании. В соответствии с нормами Гражданского кодекса (статья 310) односторонний отказ от исполнения договорных обязательств не допускается по умолчанию, но закон предусматривает возможность включить в договор условия, которые позволяют расторгнуть его по инициативе одной из сторон, направив соответствующее уведомление, говорит управляющий партнер бюро «Бишенов и партнеры» Алим Бишенов.

«Департамент транспорта поддерживает развитие малого и среднего бизнеса. При этом размещение любых торговых объектов не должно создавать неудобства и не должно красть место у пассажиров.

Появление торговых точек не должно мешать комфорту и безопасности поездки», — говорит представитель дептранса Москвы.

«РЖД будут самостоятельно разрабатывать новые стандарты торговли на московских вокзалах, но при этом позиция московских властей будет иметь вес», — добавил источник, близкий к РЖД.

Владельцы объектов нестационарной торговли, которые находятся на территории РЖД, уже знают о готовящемся решении, отметил президент Ассоциации малоформатной торговли Владлен Максимов. «Вероятно, ранее часть площадей получали в аренду не очень прозрачные компании, и сейчас РЖД хочет ввести единые правила.

Речь не идет о том, что всех выгонят, наоборот, торговых площадей становится больше, они будут активно осваиваться», — пояснил он. По его мнению, жесткие единые требования оформления торговых точек вводить не стоит, они должны быть просто «разумно вписаны в общее пространство, как в торговом центре».

Сейчас, по информации Ассоциации малоформатной торговли, у РЖД стоимость аренды площади под крупный торговый объект 24 кв. м составляет 360 тыс. руб. в месяц.

Сеть кофеен Cofix (на вокзалах Москвы расположены шесть точек, две из них могут попасть под категорию нестационарных объектов торговли) поддерживает желание РЖД благоустроить привокзальные территории, говорит директор по недвижимости Cofix Елена Карамышева.

«Но одновременно мы отдаем себе отчет, что в это непростое время дополнительные расходы, связанные с релокацией бизнеса, лягут особенно тяжелым грузом на плечи предпринимателей, представителей малого и среднего бизнеса», — добавила она.

По ее мнению, РЖД стоило бы перенести эту инициативу на более благоприятное время.

Гончаров отметил, что одно из кафе сети «Теремок» есть на Курском вокзале, точка находится в субаренде и арендатор в курсе планов РЖД. «Теремок» готов поучаствовать в проекте обновленной целостной торговой концепции вокзалов, добавил он.

Как Москва сносила ларьки

В феврале 2016 года масштабная реформа нестационарной торговли в Москве коснулась ларьков рядом со станциями метро. Их не спасло даже то, что право собственности на большинство ларьков было зарегистрировано в Госреестре за частными лицами.

«Снос незаконных строений в Москве — наглядный пример того, что в России не продается правда, наследие, история нашей страны. Нельзя прикрываться бумажками о собственности, приобретенными явно жульническим путем.

Вернем Москву москвичам», — заявлял тогда мэр Москвы Сергей Собянин.

Если до реформы предприниматели арендовали у города землю и могли возводить на ней разные конструкции, то теперь павильоны строит сам город. Все они, за исключением подземных, имеют четкую специализацию и выполнены в единой стилистике.

Власти России снесли почти все киоски в стране. А теперь решили, что зря — BBC News Русская служба

В Москве собственники снесенных палаток ищут новые помещения

Автор фото, Sergey Savostyanov/TASS

В конце 2018 года правительство внесло в Госдуму законопроект, который фактически поможет вернуть в российские города палатки и ларьки.

Заместитель главы минпромторга Виктор Евтухов заявил в интервью «Российской газете», что такие форматы торговли в России нужны, так как сейчас до 40% рынка торговли занимают крупные торговые сети. По словам Евтухова, Россия существенно отстает от европейских стран по показателю торговых площадей на тысячу человек.

Читайте также:  Досрочная ипотека: что выгоднее – уменьшать срок или сумму?

По расчетам Евтухова, в случае принятия законопроекта, одних только автолавок в стране может появиться не менее 50 тысяч. Дополнительные инвестиции в такой формат он оценивает в несколько сотен миллиардов рублей.

«Малая нестационарная розница дает рабочие места не только в торговле, но и в смежных сферах. По оценкам экспертов, развитие нестационарной и мобильной торговли дополнительно создаст до 250 тысяч рабочих мест», — сказал Евтухов.

До этого в течение нескольких лет власти в российских городах боролись с киосками. К примеру, в конце января 2015 года стало известно, что власти Москвы собираются демонтировать все торговые киоски, на закупке которых настаивали три года назад. В 2014 году таких было около 7,7 тысячи, они были размещены по договорам с правительством Москвы, срок которых истекал в марте 2015 года, писал РБК.

Кампания по борьбе с самостроями в столице получила наибольший резонанс в 2016 году. В ночь на 9 февраля 2016 года столичные власти приступили к сносу более сотни объектов торговли, которые они признали незаконными. Экскаваторами сносили павильоны и даже небольшие торговые центры. В СМИ этот снос получил название «Ночь длинных ковшей».

Параллельно столичные власти объявили, что будут устанавливать в центре киоски нового образца и право на них будут вновь разыгрывать на аукционах.

После этого столичные власти провели несколько «волн» сноса самостроя. В октябре 2017 года начальник государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости Москвы Сергей Шогуров заявлял, что с 2014 года в столице снесли 1,25 млн кв. метров незаконных построек.

В марте 2018 года владельцы, лишившиеся своих торговых точек, дошли до Европейского суда по правам человека.

Борьба с киосками была не только московской историей. К примеру, в 2016 году власти Екатеринбурга планировали снести 250 киосков, писало издание 66.Ru. Власти Липецка в том же году также насчитали порядка 300 нестационарных объектов несанкционированной торговли и объявили о планах их сноса, писал Gorod.48

В Волгограде V1.Ru в январе 2017 года сообщило, что разработанная городским комитетом экономического развития схема размещения нестационарных торговых объектов на территории Волгограда на 2017-2021 годы предусматривает снос более трех тысяч киосков и павильонов.

Примерно 50-60% малого бизнеса ушли с рынка, сказал Би-би-си Гай Дилбарян, генеральный директор адвокатского бюро «Правозащита», которое представляло в судах интересы предпринимателей Москвы и Подмосковья, лишившихся своих объектов. Они не смогли себе позволить платить арендные ставки в торговых центрах, поясняет он.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что сейчас размещение нестационарных торговых объектов — киосков и павильонов — регулируется по-разному. Правительство хочет это унифицировать.

Кроме того, закрепить принцип «меняется место — сохраняется бизнес», который позволяет гарантировать сохранение бизнеса: если киоск или павильон «вынужденно переезжает», то владельцу предоставляют схожее место для бизнеса. Договоры аренды под киоск или павильон будут заключать на срок не менее пяти, но и не более семи лет.

Еще законопроект предлагает выделить мобильные торговые объекты — автомагазины и автолавки — в отдельную категорию бизнеса. И создать необходимые условия для их развития. Региональные власти должны будут вести реестр таких объектов.

Автор фото, Sergey Konkov/TASS

Подпись к фото,

Снос павильонов в Санкт-Петербурге, 2016 год

Для городов с населением меньше 50 тысяч человек будут устанавливать лишь общие требования к организации развозной торговли. Это «обуславливается необходимостью сохранения физической и экономической доступности продовольствия для таких населенных пунктов, порой не имеющих иных источников его получения», — говорится в пояснительной записке.

Новые правила не будут означать, что малый бизнес получит полную свободу, уверен Дилбарян.

К примеру, внешний вид павильона и границы прилегающей территории придется согласовывать с муниципальными властями.

Еще в законопроекте перечисляются причины, по которым муниципальные власти могут отказать бизнесменам в размещении павильона или киоска.

К примеру, если нарушены правила благоустройства территории, правила пожарной безопасности, санитарные правила, гигиенические и экологические нормативы.

Или, к примеру, если земельный участок или его часть зарезервированы для государственных или муниципальных нужд.

Но есть в законопроекте и такой пункт: органы местного самоуправления вправе установить дополнительные основания, в соответствии с которыми не допускается включение в схему размещения торговых объектов мест размещения нестационарных и мобильных торговых объектов.

В любом случае законопроект — «правильный и давно назревший», — сказал Би-би-си Владлен Максимов, президент Ассоциации малоформатной торговли.

«Вот ты хочешь открыть колбасный магазин, тебе могут предложить помещение в 100 метров на четвертом этаже торгового центра. А тебе нужно 25 на красной линии с выходом на улицу, с отдельным входом и отдельной витриной.

Таких помещений нет или они стоят каких-то баснословных денег, — описывает он проблему. — Взять их неоткуда.

В крупных городах строить отдельно негде, а там, где есть, строят торговые сети с якорным арендатором-супермаркетом».

Но он тоже оговаривается — власти отдельных регионов сами решат, каким образом развиваться нестационарную торговлю. Максимов заявляет, что в России есть четверть регионов, где «активно борются с малыми форматами».

Автор фото, Maksim Novikov/TASS

Подпись к фото,

Снос павильонов с цветами, Москва, 2012 год

Столичные власти уже заявили, что новых торговых палаток и ларьков в Москве не планируется, так как ситуация с мелкой торговлей в столице уже давно решена. Об этом сообщил РИА Новости источник в столичной мэрии.

«Этот законопроект должен учитывать специфику разных субъектов, разных регионов, потому что, например, Чукотка, Москва или Магадан — это разные требования, разные погодные условия, а мелкая розница — это все-таки уличная сеть. Поэтому этот законопроект должен это учесть», — сказал он.

«План — бежать из страны»: Что стало с владельцами построек, снесённых зимой

Проблемы, связанные со сносом, легли на плечи наших франчайзи. Около десяти снесённых точек находились в зданиях, признанных самостроем, ещё около 100 — в ларьках. Каждый из наших партнёров после сноса начал искать варианты возобновить бизнес.

Кому-то удалось найти альтернативные места — иногда на непонятных нам птичьих правах. Некоторые разрешённые в 2011 году нестационарные объекты действует до сих пор, например, на Новом Арбате и на Мичуринском — и вот там есть «Стардог!s». Но их могут снести в любой момент, поэтому таким путём пошли лишь немногие.

Большинство стало открывать точки на первых этажах жилых зданий. Ещё один вариант — выделить под «Стардог!s» 5 м в своём магазине, у многих франчайзи, помимо «Стардог!s», есть ещё какой-то мелкий торговый бизнес. Многие ушли в Московскую область — там пока не такие жёсткие условия.

Ещё один вариант — работать на всевозможных ярмарках и фестивалях. Но тут много не заработаешь. Там надо быть, чтобы бренд не забыли. На фестивале «Нашествие», например, будет восемь точек «Стардог!s». И хотя там хороший трафик, аренда тоже очень высокая.

Кроме того, выездная торговля — очень затратный и сложный процесс. Даже персонал нанять всего на несколько дней выходит дороже, чем платить зарплату целый месяц.

Бизнесу лучше, когда он может стоять на одном месте, наладить логистику и собрать вокруг постоянных клиентов.

«Первый канал» на днях показал сюжет: предпринимателей из сегмента сотовой телефонии спросили, как они пережили снос, и те ответили, что хорошо, их предупредили за два месяца и они нашли подходящие места.

Но у них существенно выше рентабельность, и сети вроде «Евросети», конечно, могут выдерживать самые высокие арендные ставки.

«Первый» не стал спрашивать представителей общепита и розничной торговли — их ответы не были бы столь оптимистичными.

Сергей Собянин говорит, что ничего страшного в сносе нет, потому что в городе не занято более 3 млн кв. м торговых площадей. Ну, господа, это сложно комментировать. Сперва настроили кучу невостребованных площадей, а теперь говорят, что они пустуют.

Если бы мэр сказал, что тысячи небольших востребованных площадей вблизи метро пустуют, это можно было бы воспринимать всерьёз. Просто в Москве в своё время вводили слишком много торговых площадей.

Год назад, когда начался кризис, Собянин заявил, что нужно поддерживать строителей, которые сдают торговые комплексы в кризис. Собственно, их этим сносом и поддержали.

Открывать «Стардог!s» в торговых центрах нет смысла. Там нужно предлагать совершенно другой продукт. Люди приходят в торговые центры, когда у них есть время что-то заказать, посидеть, покушать, побеседовать. А «Стардог!s» — для тех, у кого не хватает времени, это такая спонтанная покупка, чтобы поесть на ходу или в машине.

Читайте также:  Цены на вторичные квартиры замерли в большинстве регионов россии

Выручка одного объекта в 2015 году: нет данных Число снесённых объектов: 1
Что снесли: магазин с мясной продукцией

Город снова в осаде Снос палаток в Москве: за и против — Meduza

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В ночь на 9 февраля в Москве снесли или отключили от коммуникаций 97 торговых павильонов и ларьков. По заявлению мэрии, палатки подлежат сносу, поскольку были построены незаконно.

При этом многие сооружения были возведены в соответствии с требованиями законодательства, и их владельцы, недавно подтвердившие свои права в суде, жалуются на незаконность сноса.

Московские власти борются с палатками уже несколько лет, и далеко не все жители города поддерживают мэрию в этой борьбе. «Медуза» собрала основные аргументы за и против масштабного сноса ларьков.

За снос палаток

Они были построены незаконно. Разрешения на постройку если и выдавались, то в 1990-е, когда многие документы можно было получить за взятку.

 Всевозможные проверки владельцы проходили тоже с помощью коррупции.

 Строить палатки рядом с памятниками архитектуры — например, павильонами станций метро «Кропоткинская» или «Чистые пруды» — по закону запрещено. Основная масса ларьков — и вовсе самострой. 

Они были некрасивые. Несмотря на то, что некоторые торговые павильоны пытались «стилизовать под окружающие здания», это все равно была отвратительная застройка. Теперь палатки — лишнее напоминание о варварской лужковской архитектуре. Городу нужно вернуть нормальный облик.

Они мешали пешеходам. Вокруг торговых павильонов все время толпились люди. Палатки перегораживали улицы, затрудняли выход из метро и проход в районе остановок наземного транспорта.

Они мешали городским службам. Незаконные конструкции возводились без учета линий подземных коммуникаций. В результате ларьки и палатки строились непосредственно над телефонными линиями, теплосетями, газопроводом, электросетями и другими коммуникациями, затрудняя доступ городских служб к ним.

Они угрожали жизни людей. Торговые павильоны возводились наспех и без соблюдения требований, предъявляемых к строительству. В итоге к 2015 году многие пришли в аварийное состояние, и находиться в них было попросту небезопасно.

Против сноса палаток

Снос палаток — удар по малому бизнесу. Владельцы торговых павильонов — это те самые малые предприниматели, которых власти при любом удобном случае обещают защищать и оберегать.

Отделка небольшого кафе могла обойтись владельцу павильона в несколько миллионов рублей, которые теперь просто пропали.

Не говоря о том, что владельцы ларьков и палаток обеспечивали людей работой и платили налоги в бюджет.

Люди в кризис остались без работы. В московских палатках и ларьках работают тысячи людей, которые в одночасье лишились заработка. При условии, что в стране кризис, и найти новую работу смогут далеко не все, действия властей выглядят по отношению к ним просто враждебно.

Снос палаток так же незаконен, как их строительство. Вместе с незаконными палатками и ларьками сносились те, на которые были выданы разрешения. Владельцам некоторых павильонов отказались по их требованию предоставить документы, разрешающие снос. Судебной процедуры, которая установила бы законность сноса каждого ларька, не проводилось.

Жителям центра негде покупать еду. В центре Москвы, где не так много продуктовых магазинов, ларьки у метро оставались единственной возможностью купить еду по дороге с работы.

Матери с коляской значительно проще купить товары первой необходимости в нескольких палатках рядом с домом, чем ехать в большой магазин, расположенный, как правило, в двух—трех остановках общественного транспорта.

Город стал менее удобным для всех. Палатки у метро — это не только магазины, но и возможность положить деньги на телефон, заплатить за квартиру, постричься, сфотографироваться на документы. Теперь на месте свежеснесенных палаток — груды строительного мусора, а их место потом займут какие-нибудь парковки (или даже храмы). В итоге — ни удобства, ни красоты.

Ночной снос палаток выглядит как акция устрашения. Во многих павильонах во время сноса находилась продукция; жители близлежащих районов жаловались на шум, который не смолкал до утра. В общем город, еще не оправившийся после единовременной замены плитки, снова оказался на осадном положении.

Россия прощается с ларьками. Киоски сносят в регионах на радость крупному бизнесу | Телеканал 360°

Сообщения о массовом сносе ларьков начали приходить из разных регионов России. Это едва ли не самый малый бизнес в стране, который обеспечивал работой десятки тысяч людей. Массовый снос начался несколько лет назад с Москвы, теперь эта эпидемия охватила всю страну. Кому мешают ларьки и нужно ли от них избавляться — в материале «360».

Началась история по избавлению России от ларьков в 2015 году. Тогда правительство Москвы решило ликвидировать все незаконно построенные киоски и павильоны у станций метро за два месяца — январь и февраль 2016-го. Сносили самострой ночью, кампанию в СМИ окрестили «ночью длинных ковшей».

Долой самострой

Основной целью зачистки столицы от ларьков и киосков было, естественно, облагораживание облика города. Действительно, многие ларьки продают некрепкий алкоголь, в результате чего вокруг них рано или поздно появлялись маргиналы. Там же зачастую отпускают сигареты школьникам без паспорта и мухлюют с налогами.

Основным аргументом против большинства ларьков и киосков в России становится то, что они якобы построены незаконно. Достаточно проверяющим инстанциям найти малейшие шероховатости в документации, как палатку с чем бы то ни было уже готовы снести.

Причем если раньше, до массовых гонений на палаточный бизнес, решение о сносе мог принять только суд, то с 2015 года в Гражданском кодексе РФ прописали, что отныне органы местного самоуправления имеют право принимать такое решение самостоятельно, если земельный участок был предоставлен для других целей или если он расположен в зоне «с особыми условиями использования территорий».

Сейчас власти продолжают активно сносить ларьки в Грозном, Казани, Ставрополе, Шахтах, Санкт-Петербурге и других российских городах.

На это выделяют сотни тысяч рублей из региональных бюджетов, чтобы позже, как это происходит в Москве, просто построить новые.

А на месте привычных часовых мастерских, ремонта обуви или киосков с овощами, главными посетителями которых были студенты и пенсионеры, зачастую планируют лужайки, продолжения парковой зоны или расширение дороги.

Причем многие владельцы самостроев жалуются на то, что договоры аренды у них еще не истекли, но власти все равно настаивают на выселении и сносе.

Предприниматели, которых выгоняют с мест, где они работали десятилетиями, пытаются добиться справедливости, обращаются в органы местного самоуправления, подают в суды, но результата добиваются редко, а если даже добиваются, снесенные постройки никто уже не восстановит.

Геноцид малого бизнеса

Ведущий эксперт Института региональной экспертизы Марат Хамидуллин рассказал изданию Zames, что чаще всего снос ларьков идет в России именно под эгидой «зачистки» центральной части города от строений, которые портят внешний вид города.

Однако зачастую местные власти убирают конкурентов у торговых сетей. Киоски — это же малый бизнес в чистом виде. Он никому сегодня не нужен, если говорить прямо

Некоторые региональные предприниматели эту версию подтвердили. По мнению одного из таких владельцев палаточного бизнеса, убрать киосочников очень легко, но вреда от этого больше, чем пользы. «Мы даем людям работу. Давайте всех их (сотрудников киосков — прим.ред.) сейчас выгоним на улицу. Куда люди пойдут? В том же Прикамье тотальная безработица, низкие зарплаты», — рассказал он.

Но говорить открыто о таких причинах кампании против ларьков в России никто не готов.

В 2018-м бизнес-омбудсмен Борис Титов вместе с предпринимателями подавал иски о незаконных действиях чиновников, когда те решали сносить киоски.

Сами бизнесмены писали петиции, устраивали голодовки и отказывались выходить из своих торговых точек, когда приезжала техника, чтобы снести постройки. Но результата это не дало.

Постфактум бизнес-омбудсмену все же отвечали — он проиграл несколько исков, так как суды решали, что сносы происходили на законных основаниях. При этом год назад, в феврале 2019-го, Минпромторг задумался о том, чтобы снова вернуть ларьки на улицы российских городов.

При этом сносы все еще продолжаются, хотя власти пытаются пересмотреть позицию в отношении палаточного бизнеса. Вдруг оказалось, что «малая нестационарная розница — важнейший формат торговли».

Заместитель главы Минпромторга Виктор Евтухов согласился с тем, что ларьки, как формат мелкой розничной торговли, обеспечивают россиян большим количеством рабочих мест, особенно в регионах.

Но пока это никак не повлияло на то, что по всей стране павильоны продолжают уничтожать.

Сейчас власти хотят сделать общие для всей страны правила установки уличных точек продажи, но пока об этом известно мало. При сносе ларьков их владельцам хотят предоставлять торговое место со схожими условиями. Но что делать всем тем предпринимателям, чей бизнес уже погиб под колесами техники, неизвестно.

Законопроект остановился на стадии первого чтения в Госдуме — уже в апреле 2019-го его, кажется, заморозили. При этом, по словам генерального директора адвокатского бюро «Правозащита» Гая Дилбаряна, с рынка уже ушло порядка 50–60% всего малого бизнеса в стране. Предприниматели просто не смогли позволить себе аренду помещений в торговых центрах.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *