В москве «архнадзор» выступает против сноса исторических домов в зарядье

30 мая 20172017-05-30T19:25:00Z2017-05-30T19:25:00Z В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье PastvuВ комиксах про Бэтмена был такой персонаж Двуликий, который решал, будет ли жить тот или иной его противник, подбрасывая монетку. Примерно так же мэрия Москвы относится к историческим зданиям. Кажется невозможным, но пока в Москве ремонтируют улицы, высаживают деревья и обновляют парки, исторические здания исчезают из города с удивительной лёгкостью.Опыт показывает, что иногда значения не имет ни охранный статус, ни общественный резонанс, ни заступничество экспертов. Но это не значит, что если у вас под носом собрались снести памятник архитектуры, надо опускать руки и прекращать борьбу!Напомню, что эта серия постов – совместный проект с Максимом Кацем и Дмитрием Гудковым. Кац рассказал свою историю о том, как муниципальный депутат может помочь вам сохранить ваш город:В 2012 году я был муниципальным депутатом в Щукино, и власти Москвы захотели снести в районе здание детского сада №333. Это прекрасное здание 1934 года, старейший детский сад в Москве, с огромным залом, где идеально сохранился даже паркет, а также бассейном со слонами.

На месте сноса хотели что-то построить. Но мы отстояли детский сад: сначала отклонили на собрании предложение его снести, а затем группа депутатов и жителей несколько лет добивалась, чтобы зданию присвоили статус объекта культурного наследия. Я писал об этом посты, ходил на заседания специальной комиссии, группа жителей организовывала митинг.

Здание сохранили и присвоили ему охранный статус. Всё стараниями группы жителей и депутатов, главой которой был Андрей Гребенник. В прошлом году оппозиция в Щукино победила на выборах, а Андрей Гребенник теперь председатель Собрания.В этом году в Москве пройдут выборы.

Выдвигайтесь в депутаты в своём районе! Вы сможете оповестить всех о планах сноса исторического здания в вашем районе и организовать оборону. Кроме вас это никто не сделает.

В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье

Если сами выдвигаться не хотите, то можно оставить подпись за независимого кандидата в вашем районе.

.№1. Последние доходные дома на ВарваркеРовно в День народного единства, 4 ноября 2016 года, был начат снос последних уцелевших домов старого района Зарядье (по адресу Варварка, д. 14, строения 1 и 2). Для обустройства нового парка «Россия» рядом с Красной площадью почему-то понадобилось остатки старой России снести. Первая постройка – доходный дом Зелика Персица, возведённая в 1909 году в стиле модерн.В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье The VillageВ Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье PastvuВторая – доходный дом общества «Якорь» 1898 года, перестроенный в 1930-х. В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье «Архнадзор»В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье PastvuВ Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье PastvuВместо двух старых и крепких домов, находящихся в охранной зоне ЮНЕСКО неподалёку от московского Кремля, здесь планируется возвести многофункциональный комплекс с гостиницей.

№2. Бассейн «Динамо»

Прекрасное сталинское здание бассейна «Динамо» было построено в 1949 году по проекту архитекторов В.М. Андреева и В.Г. Шульпина, В.П. Уланова и инженера А.И. Самохина. PastvuВ Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье PastvuНесмотря на то, что объект находился в охранной зоне, его всё же снесли в октябре 2010 года для строительства на этом участке элитного жилого комплекса.В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье «Советская архитектура» «Советская архитектура»

№3. Круговое депо Николаевской железной дороги

Самое старое сооружение ремонтно-транспортной инфраструктуры города, построенное ещё в 1849 году для обслуживания Николаевской железной дороги между Санкт-Петербургом и Москвой.

Типовое для того времени депо было построено в виде круглого краснокирпичного здания диаметром 67 метра, с поворотным кругом размером 13 метров. Автором проекта был сам Константин Тон, построивший в частности храм Христа Спасителя.

Уже в 1860-х годах в связи с модернизацией железнодорожной техники депо перестраивается и расширяется, а к концу XIX столетия совсем перестаёт использоваться по назначению.

PastvuВ связи со строительством дополнительных путей на Ленинградском направлении железной дороги летом 2013 года Круговое депо было частично снесено. Сейчас оно выглядит куцым обрубком со стороны, примыкающей к путям. beliaeva_t beliaeva_t

№4. Дом Прошиных

Доходный дом Прошиных, располагавшийся на 1-й Тверской-Ямской совсем рядом с выходом из метро «Маяковская», был построен в 1905 году на основе более старого здания. Модная и даже нарядная постройка на одной из центральных улиц города была выполнена в модном в начале XX века стиле модерн.

Фасад дома был украшен цветным фризом с изображением подснежников, популярных цветов эпохи символизма. Орнамент был выполнен в технике сграфитто, крайне редком для Москвы. PastvuКазалось, доходному дому Прошиных ничто не грозит.

Долгое время здание было закрыто сеткой с нарисованным на ней фасадом, обещавшим скорую реконструкцию, причём дом был нарисован на сетке не только по главной улице, но с обратной стороны. И вот в августе 2014 года случайно удалось выяснить, что за нарисованными стенами не то что никакой реконструкции нет – нет и самого здания.

  • №5. Таганская телефонная станция

Здание снесли незаконно, без лишнего шума и пыли, чтобы возвести на этом месте новодел.

Вы спросите: неужели никто не был за это наказан? Неужели можно вот так просто взять и снести историческое здание в самом центре города?Нет, конечно, виновные были найдены и даже наказаны: строительная компания, по инициативе которой был осуществлен снос, была оштрафована на 200 тысяч рублей.

По иронии, в то же самое время за соучастие в покраске звезды высотки на Котельнической набережной суд показательно наказал нескольких человек реальными и условными сроками по статье «Вандализм».Уникальный памятник конструктивизма на Покровском бульваре, имевший как архитектурную, так и историческую ценность.Таганская АТС, построенная в 1929 году по проекту архитектора В.С.

Мартыновича, стала одной из первых автоматических станций в Москве. После ввода в строй АТС, позволившей перевести все телефонные соединения в автоматический режим вместо неэффективного применения ручного труда, телефон окончательно перешел из разряда чего-то дорогого и эксклюзивного в массовое средство связи.

PastvuСамо здание не являлось типовым проектом, архитектору Мартыновичу удалось мастерски вписать здание в участок неправильной формы на склоне и повороте бульвара, получился будто белоснежный корабль на гребне волны. Несмотря на большой резонанс в СМИ и предложения безвозмездной разработки проекта перепрофилирования здания, постройка была снесена в мае-июне. Против сноса выступали как неравнодушные жители города, так и более 40 известных российских архитекторов, искусствоведов, историков и градозащитников, но это не помогло. В планах девелопера – постройка элитного жилого комплекса на 45 апартаментов. Wikipedia

№6. Дом купца Привалова

В 1896 году участок №9 по Садовнической улице (сразу через мост, в 5-10 минутах пешком от Красной площади) выкупил на торгах состоятельный московский купец Ефим Ермилович Привалов. В то время здесь стоял длинный двухэтажный дом первой половины XIX века, аж в 18 окон.

Привалов активно принялся за реконструкцию участка и заказал проект перестройки дома с добавлением трех этажей тогда ещё совсем молодому и никому ещё не известному архитектору Эрнсту Нирнзее.

il-ducessЛишь через 10 с лишним лет Нирнзее станет знаменитым и даже выстроит свой собственный доходный дом рядом с Пушкинской площадью, дом невиданной до того высоты, «тучерез» в 10 этажей. А здесь, на Садовнической, к 1903 году Нирнзее построил крепкий доходный дом с остеклёнными эркерами в несколько этажей.

Для остекления Нирнзее применил моднейшую новинку того времени – стеклоблоки-призмы разработки Фальконье, дававшие больше естественного света на лестницу. il-ducessВ январе 2016 года доходный дом Привалова был снесён, несмотря на многочисленные протесты и репортажи в СМИ. il-ducess

№7. Усадьба Неклюдовой на Малой Бронной

Здание усадьбы Неклюдовой по адресу Малая Бронная, 15Б было снесено совсем недавно, 6 мая 2017 г., в самый разгар майских праздников.

Среди исторической застройки Малой Бронной постройка играла особенную роль не просто исторического здания, но и ценного градоформирующего объекта, определяющего облик и восприятие всего района.

«Архнадзор»Интересно, что с 1842 по 1880-е в здании располагалась первая в Москве детская больница, рассчитанная на 100 коек. Здесь, в частности, работал Н.Ф. Филатов – основатель русской педиатрии.

В 1969 году историческое здание подверглось капитальной реконструкции, что дало основание девелоперу участка получить из Мосгорнаследия заключение с разрешением сноса постройки 1960-х годов. Вот такая «реновация»: вместо старого трёхэтажного здания, на участке планируется возведение нового семиэтажного. «Архнадзор»

№8. Павильон «Ветеринария» на ВДНХ

30 августа 2011 года в результате пожара был полностью уничтожен павильон «Ветеринария» на ВДНХ. Классический случай, когда хочется сказать «Не уберегли!». Увы, павильон не был поставлен на охрану, и ответственности за его утрату никто не понес. «Живая Москва» «Живая Москва»Даже Мосгорнаследие никак не прокомментировало утрату одного из сохранившихся и одного из самых изящных павильонов сельскохозяйственной выставки 1939 года, построенного по проекту архитектора А.О. Колесниченко. PastvuБолее того, чудом уцелевший во время пожара фонтан со змеей был снесен уже при расчистке последствий пожара. «Архнадзор»Сейчас на месте бывшего павильона асфальтированная площадка с временными ларьками.

№9. Дом Мельгунова на Арбате

В голове с трудом укладывается, но прямо посреди Арбата в августе 2012 года снесли исторический дом поручика Мельгунова, постройки 1788 г.

PastvuДом пережил революции, войны, мимо него войска Наполеона проходили в сторону Кремля, дом пережил даже великий пожар 1812 года, но нашего времени пережить не смог.

Он был снесён почти полностью (за исключением фрагмента фасадной стены) и заменён пластиковым новоделом под старину. drugoi

№10. Дом Кольбе

Доходный дом архитектора Кольбе на Большой Якиманке был изначально построен в 1899-1901 гг. Постройка официально не имела статуса памятника архитектуры, но располагалась в охранной зоне и во многом определяла городскую среду этого района. Pastvu PastvuВ мае 2011 года дом Кольбе был снесён, несмотря на протесты жителей и даже прямой отзыв Мосгорнаследием разрешения на разбор здания с сохранением фасада. «Живая Москва»Работы действительно были приостановлены, но уже через год, в 2012 году, застройщик всё же снес остатки здания полностью. К 2015 году здесь был построен офисный комплекс, во многом повторяющий формы прежнего здания, но всё же новодел. «Живая Москва»Подписывайтесь:

  1. Обратите внимание:

«Архнадзор» назвал открытие парка «Зарядье» «профанацией года»

?

deadOKey (vadimrazumov.ru) wrote, 2017-12-31 09:00:00 deadOKey vadimrazumov.ru 2017-12-31 09:00:00 «Надежды года» — начало реставрации палат Пожарского, «профанация года» — открытие парка «Зарядье». Активисты общественного движения «Архнадзор» подвели итоги уходящего года в виде рейтинга самых хороших и плохих событий, которые произошли за последние 12 месяцев в сфере охраны объектов архитектурного наследия.По мнению «Архнадзора» номинации и «победители» распределились следующим образом:1) «Снос года» — главный дом усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной улице;2) «Вандализм года» — уничтожение фундаментов средневекового Иосифо-Волоколамского подворья на Биржевой площади;3) «Плохие традиции года» -продолжение сносов исторической застройки Москвы;4) «Профанация года» — открытие «парка» «Зарядье»;5) «Эпопея года» — обсуждение списков домов, подлежащих «реновации»;6) «Успехи года» — пополнение списков памятников, охраняемых государством;7) «Диалог года» — встреча мэра Москвы Сергея Собянина с представителями общественности;8) «Институция года» — создание Общественного совета по культурному наследию Москвы;9) «Надежды года» — начало реставрации палат Пожарского;10) «Сохранение года» — музеефикация фундамента стены Белого города на Хохловской площади.

Читайте также:  Россияне-банкроты не смогут переписать имущество на родственников

Наиболее острую общественную дискуссию вызвала оценка активистами «Архнадзора» концепции парка «Зарядье». Проект, который многие персоны и учреждения назвали «событием года», градозащитники охарактеризовали так: «…Огромные объемы нового «хай-тековского» строительства в охранной зоне объекта Всемирного наследия — Московского Кремля, стеклянные и бетонные фасады, искажающие его восприятие, насыпные горы, перекрывающие исторические панорамы, заслоняющие сохранившиеся памятники архитектуры и т.п. — пример агрессивного вторжения в исторический город».

А понравился ли вам парк «Зарядье»? Считаете ли вы, что он испортил вид исторического центра Москвы? Согласны ли вы с рейтингом «Архнадзора» в целом? И чем вам запомнился 2017 год?В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в ЗарядьеДалее текст Архнадзора http://www.archnadzor.ru/

1) «Снос года» — главный дом усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной улице.

В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье

Трехэтажный главный дом городской усадьбы XVIII-XIX веков на Малой Бронной, 15, где с 1842-го по 1880-е годы работала первая в Москве детская больница с церковью св. Татьяны Мученицы, впоследствии — Приют имени великой княгини Марии Максимилиановны, Арбатское городское училище, Народная консерватория, созданная знаменитым С.И.

Танеевым «для распространения музыкальных знаний в широких слоях населения». Снесен 6 мая 2017 года по разрешению городских властей.

Мосгорнаследие отказало в присвоении зданию статуса памятника, да еще и не стеснялось сообщать в официальных письмах, что оно построено… в 1969 году, хотя располагало исчерпывающими историко-архитектурными исследованиями.

Снос ценного в архитектурном и историко-мемориальном отношении исторического дома в очередной раз показал: нет такой жертвы, которую городские власти не готовы принести на благо своих партнеров-девелоперов. На месте снесенного дома разрешено коммерческое строительство элитного жилого здания вдвое большей высоты.

2) «Вандализм года» — уничтожение фундаментов средневекового Иосифо-Волоколамского подворья на Биржевой площади.В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в ЗарядьеОткрытые летом 2017 года фундаменты и части стен первого этажа средневекового подворья Иосифо-Волоколамского монастыря с храмом Благовещения XVI-XVIII веков были в августе частично, а в сентябре — полностью демонтированы. С 1990-х годов Москва не видела археологического открытия такого масштаба и значения; музеефицированный археологический памятник (как поначалу и обещала мэрия) мог стать украшением новых общественных пространств Китай-города. Однако он пал жертвой неспособности «отцов города» осознать ценность и важность объекта археологического наследия, а также неспособности или нежелания органов охраны памятников бороться за его сохранение. Демонтаж уникального средневекового археологического объекта ради сооружения на его месте машинного отделения «уникального» фонтана по программе «Моя улица», который мог быть перемещен в любое другое место — пример даже не варварства, а дремучего невежества.Необходимо отметить, что при реализации программы «Моя улица» весной — летом 2017 года были по традиции повреждены фундаменты и подземные части снесенных в ХХ веке архитектурных памятников Москвы: церкви Введения в Псковичах на Большой Лубянке, стен Китай-города на Новой площади и Москворецкой набережной, Никольской церкви и трапезной Сретенского монастыря и других.3) «Плохие традиции года» — продолжение сносов исторической застройки Москвы.В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в ЗарядьеВ 2017 году, помимо дома Неклюдовой на Бронной, погибло еще как минимум 14 объектов старинной застройки Москвы, ценных в архитектурном либо историческом отношении. Столичные власти в лучших лужковских традициях продолжают раздавать девелоперам разрешения на застройку участков, занимаемых историческими домами, а главный архитектор города в интервью призывает «спокойно расставаться с прошлым».Результат налицо — в 2017 году Москва лишилась прекрасных домов XIX века в Пожарском (№№ 3 и 5) и Большом Николоворобинском (№ 9, стр. 5) переулках, на Большой Андроньевской улице, 7/14 и на Большой Спасской улице, 37, деревянных домов в бывших пригородных селах Черкизове (Лермонтовская ул.,17) и Алексеевском (Староалексеевская ул., 24) и др. Погибли и ценные здания советского периода: ДК имени Серафимовича на Пресне, павильон железнодорожной станции Рабочий поселок в Кунцеве. Продолжается снос корпусов Химико-фармацевтического института (Зубовская улица, 7), построенного в 1929 году по проекту архитектора Дмитрия Иофана.4) «Профанация года» — открытие «парка» «Зарядье».В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье

«Парк» «Зарядье», торжественно открытый в сентябре 2017-го, с самого начала объявлен скромными авторами и их покровителями «шедевром архитектуры мирового класса». При этом он очень мало похож на парк и совсем не похож на Зарядье.

Огромные объемы нового «хай-тековского» строительства в охранной зоне объекта Всемирного наследия — Московского Кремля, стеклянные и бетонные фасады, искажающие его восприятие, насыпные горы, перекрывающие исторические панорамы, заслоняющие сохранившиеся памятники архитектуры и т.п. — пример агрессивного вторжения в исторический город.

«Парк» «Зарядье», несущий банальную нагрузку бессмысленного «новаторства», лишен каких-либо связей с историческими смыслами этого значительного в московской истории места, если не считать крохотного в масштабах всего комплекса историко-археологического музея.

Примечательно, что основными ценностями «парка» объявлено то, что находится за его пределами и не имеет к нему отношения — виды на Кремль, собор Василия Блаженного и ближайшие окрестности. «Парк», таким образом, паразитирует на историческом городе, не сохраняя памяти места, хотя для этого были все основания и возможности.

5) «Эпопея года» — обсуждение списков домов, подлежащих «реновации».

В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье

Примером нормального и конструктивного сотрудничества городских властей, архитекторов, экспертов и представителей общественности стало создание мэрией специальной рабочей группы, в которой представители Москомархитектуры, Мосгорнаследия, Общественной палаты и «Архнадзора» в течение нескольких месяцев летом — осенью 2017 года обсуждали судьбу ценных исторических домов и комплексов, попавших в списки на снос по программе «реновации». Были рассмотрены несколько сот домов, в т. ч. с выездами на места. Несмотря на отсутствие полного согласия по всем пунктам, результаты работы налицо: около 220 домов XIX-XX вв. признаны не подлежащими сносу при «реновации». К этому следует добавить и сохранение около 20 конструктивистских комплексов и объектов. К сожалению, официальный список сохраняемых домов до сих пор (в четверг, 28 декабря) не опубликован; надеемся на исполнение мэрией решений рабочей группы.

6) «Успехи года» — пополнение списков памятников, охраняемых государством.

В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье

В 2017 году, согласно публичным заявлениям руководителя Мосгорнаследия Алексея Емельянова, более 70 московских зданий получили статус выявленных объектов культурного наследия, 60 — внесены в Единый реестр объектов культурного наследия. Таким образом, за год более 130 объектов получили либо упрочили охранный статус.

«Архнадзор» расценивает эти результаты работы Мосгорнаследия как весьма позитивные и надеется, что хорошие традиции пополнения реестра, наметившиеся в 2015-2017 гг., не будут впредь утрачены.

Отметим, что многие памятники взяты под госохрану вследствие многолетней общественной борьбы «Архнадзора», ВООПИиК и других общественных организаций за их сохранение.

Среди включенных в реестр в качестве памятников регионального значения есть и здания, совсем недавно находившиеся под угрозой скорого сноса — такие как флигель усадьбы Нарышкиной в Сивцевом Вражке, 41, пожарная часть села Черкизова или производственный корпус шерстоткацкой мануфактуры в Кунцеве.

  • 7) «Диалог года» — встреча мэра Москвы Сергея Собянина с представителями общественности.
  • 8) «Институция года» — создание Общественного совета по культурному наследию Москвы.

Большое значение для сохранения исторической Москвы в перспективе может иметь встреча мэра Сергея Собянина с представителями реставрационной, экспертной и градозащитной общественности, которая состоялась 7 декабря перед началом церемонии «Московской реставрации-2017». На ней было принято принципиальное решение о начале работы Общественного совета по культурному наследию Москвы, оглашены намерения организовать работу по сохранению всех ценных исторических объектов при реализации программ благоустройства общественных пространств в центре Москвы, начать процесс выведения из кризисного состояния ряда ценных памятников города (Китайгородская стена, «Теремок» Печатного двора и др.). Было обещано также проводить подобные встречи ежегодно. «Архнадзор» надеется на практическую реализацию этих договоренностей и готов к сотрудничеству в этом с городскими властями.

22 декабря в Общественной палате Москвы состоялось первое заседание Общественного совета при Департаменте культурного наследия Москвы. В число 15 членов Совета включены два представителя «Архнадзора».

Таким образом, в конце 2017 года Москва выполнила поручение президента России, изданное по итогам заседания Совета при президенте РФ по культуре и искусству в декабре 2015 года. Пока неясно, как будет построена работа Совета, который возглавил представитель Общественной палаты Москвы, не имеющий прямого отношения к сфере сохранения культурного наследия.

Однако само создание этой институции имеет большое значение для города. Москва уже много лет остро нуждается в открытой дискуссионной площадке для обсуждения важных реставрационных, архитектурных, градостроительных проектов, имеющих отношение как к самим памятникам истории и культуры, так и к их окружению — зонам охраны и историческим территориям.

Общественный контроль и открытое обсуждение проблемных вопросов градостроительства и охраны наследия в Москве, без сомнения, позволят повысить качество управленческих и экспертных решений в этой сфере.

9) «Надежды года» — начало реставрации палат Пожарского.

В 2017 году начата реставрация палат Пожарского (он же дом Орлова-Денисова — Большая Лубянка, 14, стр. 3). Разрушавшийся в течение долгих лет дом, связанный с именем национального героя — князя Дмитрия Пожарского, прекрасный памятник архитектуры выводится из аварийного состояния. Укреплены фундаменты и своды, осушены подвалы, починена кровля, прекратились протечки и обрушения декора интерьеров, идет реставрация главного фасада и внутренних помещений.«Архнадзор» выражает надежду, что реставрационные работы будут завершены по графику в 2018 году. Мы также надеемся, что в памятнике, возвращенном в собственность государства, будет создана музейно-мемориальная зона, связанная с событиями 1612 и 1812 годов, а также будет позитивно решен вопрос об организации доступа граждан к объекту культурного наследия.Начались противоаварийные работы на еще одном знаковом памятнике – так называемом «Доме с писателями» в Плотниковом переулке, 4/5. Падение очередного фрагмента знаменитых барельефов, изображающих русских писателей в обществе дам, заставило наконец Правительство Москвы отнести работы по укреплению и реставрации фасадов на счет города.Продолжается и долгожданная реставрация еще недавно аварийного дома Быкова на 2-й Брестской улице.Усадьба Покровское-Стрешнево обрела наконец нового пользователя, что дает надежду на начало реставрации.Тем более необходимо отметить, что федеральным и городским властям так и не удалось организовать восстановление нескольких особо ценных, но  балансирующих на грани гибели (в течение 7-11 лет) объектов культурного наследия: палат Гурьевых (Потаповский пер., 6, стр. 1), дома Расторгуевых (Солянка, 7), дома Архитектурной школы Казакова (Б. Златоустинский пер., 11/1). А дом Германа в усадьбе Виноградово может рухнуть уже этой зимой — усадьба так и не сдана в льготную аренду, не выделено ни копейки денег, зато начата масштабная застройка расположенной рядом потенциальной зоны охраняемого ландшафта.10) «Сохранение года» — музеефикация фундамента стены Белого города на Хохловской площади.

Архнадзор

В Москве «Архнадзор» выступает против сноса исторических домов в Зарядье

ЯНВАРЬ. ЗАЩИТА БУЛОШНИКОВА

5 января Архнадзор публикует листы проекта, предполагающего снос поста централизации на станции Кутузово Московской Окружной железной дороги, являющегося объектом культурного наследия. Месяц спустя координатор Архнадзора Юрий Егоров опубликует проектные чертежи исторического здания.

8 января Координатор Архнадзора Рустам Рахматуллин в интервью газете «Московский комсомолец» выделяет три класса угроз московскому наследию в наступившем 2019 году: утрата исторической среды в отсутствие охранного статуса; утрата старых фабрик и заводов; новый архитектурный хайп. Адресные угрозы сноса, перешедшие из 2018 года: дом Булошникова на Большой Никитской, 17; дом Черникова во 2-м Неопалимовском переулке, 3.

Читайте также:  Стоимость кв. метра вторичного жилья составляет 60 тысяч рублей

9 января Координатор Архнадзора Сергей Клычков анализирует первый реестр объектов культурного наследия Москвы 1948 года, доступный в электронной публикации.

9 января Репортаж программы “Вести” о результатах неквалифицированной «реставрации» наземных вестибюлей метро «Кропоткинская» и “Красные Ворота”, с подробным комментарием профессора МАрхИ Наталии Душкиной.

10 января Координатор Архнадзора Константин Михайлов вспоминает историю гибели 20 лет назад Митрополичьей дачи в Черкизове, исключенной из списка выявленных памятников в ноябре 2018 года. На ее месте неправдоподобный новодел, построенный на пожертвования.

11 января Обзор Елены Широян в газете «Труд» посвящен архитектурным утратам России и Москвы в 2018 году и актуальным угрозам наступившего года.

12 января Месяцем ранее в реестр памятников был включен зал с мозаиками Эдуарда Ниермана в доходном доме графа Орлова-Давыдова на Никольской, 12. Архнадзор с момента своего основания в 2009 году боролся за сохранение дома и мозаик при реконструкции. Дом получил отказ в охране по нашей заявке, но почти 10 лет спустя “сработала” заявка мозаик.

14 января Угроза года. В преддверии публичных слушаний по проекту изменений в правила землепользования и застройки (ПЗЗ) участка с адресом: Большая Никитская, 17, стр. 1, то есть фактически по сносу дома Булошникова, Архнадзор публикует памятку для граждан.

14 января Изучаем на нашем сайте ноябрьский отказ в постановке под охрану жилого дома Наркомата водного транспорта (улица Народного Ополчения, 9, стр. 3). Дом, входящий в ансамбль построек Канала имени Москвы — комплекса сооружений Карамышевского гидроузла, оказался под угрозой сноса.

14 января Сооснователь Архнадзора Александр Можаев на своей странице в Живом журнале рассказывает об уничтожении барочного фасада главного дома усадьбы Ферзиково, уникального для Калужской области и всей России.

15 января Угроза года. Дискуссия в эфире “Рупора Москвы” о судьбе дома Булошникова, с участием активиста Архнадзора Игоря Шихова, историка искусства Сергея Кавтарадзе и архитектора Алексея Кротова.

16 января На  руинированной 30 лет пристани «Серебряный Бор» начаты работы, вызвавшие опасения градозащитников.

16 января Угроза года. Архнадзор проводит многочасовой пикет на Большой Никитской улице, 16, перед офисом застройщика Андрея Маталыги (“Мэйнэстейт”), который желает уничтожить дом Булошникова на той же улице (№ 17).

16 января Авторский цикл координатора Архнадзора Рустама Рахматуллина “Облюбование Москвы” на канале «Россия-24» продолжился выпуском об Альбомах Казакова. Цикл завершится 1 мая выпуском “Красная площадь”  и составляет 100 программ, выходивших с 2010 года.

17 января Угроза года. На Пресне прошло собрание публичных слушаний по дому Булошникова. Архнадзор согласен с их оценкой муниципальным депутатом Верой Леоновой.  Сверить впечатления можно по репортажу “Вестей” и по видеозаписи. В зале политик Сергей Митрохин, депутат Елена Шувалова, архитектор Никита Шангин, координатор Архнадзора Рустам Рахматуллин.

18 января Угроза года. Слушания по дому Булошникова продолжаются в формате подачи замечаний. Архнадзор вновь публикует памятку для граждан.

19 января Архнадзор поддерживает кампанию против точечной застройки в Токмаковом переулке, между усадьбой Струйских — Варенцовых и церковью Вознесения Господня, за создание на этом месте сквера по “народному” проекту.

21 января На нашем сайте рассказ о “Доме с кошками”, доходном доме Клингсланда в Большом Козихинском переулке, 10, который на исходе 2018 года стал выявленным памятником по заявке активистов Архнадзора.

21 января Угроза года. К защите дома Булошникова подключается соседний с ним Театр имени Маяковского в лице Светланы Немоляевой.

22 января Угроза года. После месяца событий вокруг дома Булошникова Сергей Собянин прервал молчание.

В личном блоге мэр призвал подвергнуть проект «дополнительной экспертизе», чтобы принять «взвешенное решение».

Соглашаясь на взвешенное, Архнадзор предложил главе города разогнать Градостроительно-земельную комиссию (ГЗК), принявшую предыдущее решение, и создать наконец Совет по культурному наследию и развитию исторического города.

23 января

Архнадзор: в Москве могут уничтожить исторические интерьеры в здании XIX—XX веков

Общественное движение Архнадзор обратилось в Мосгорнаследие с призывом отклонить экспертизу проекта гостиницы «Люкс» на Тверской улице. Часть исторических интерьеров в здании могут уничтожить во время реконструкции, сообщили «Таким делам» в организации.

Гостиница «Люкс», известная в советское время как «Центральная», была построена в 1892—1911 годах. Согласно акту историко-культурной экспертизы строительного проекта, в 1911 году здание было фасадом фамильного предприятия. Гостиница входит в Красную книгу Архнадзора.

В 2008 году его снесли до уровня третьего этажа. Сохранились помещения первого этажа и два помещения второго. Застройщик, ответственный за снос, обязался интегрировать эти помещения в новую гостиницу со старым названием «Люкс» и реставрировать их интерьеры.

По информации Архнадзора, фасадным стенам и нижним помещениям присвоен статус ценного градоформирующего объекта. На первом этаже сохранению подлежат вестибюль с центральной лестницей, булочная, кондитерская и две кофейни, на втором — верхний вестибюль и буфетная.

После сноса верхних этажей эти помещения были гидроизолированы, в 2011 году в них начались реставрационные работы. Архнадзор утверждает, что застройщик приглашал их координаторов, чтобы они оценили ход работ и сделали фотосъемку. Однако вскоре работы, по данным активистов, были приостановлены, внутренняя опорная часть здания была заброшена.

12 ноября было утверждено архитектурно-градостроительное решение гостиничного комплекса «Люксъ-Отель».

Согласно документу, это «реставрация, реконструкция и новое строительство с приспособлением гостиничного комплекса».

В Архнадзоре обратили внимание, что исторические интерьеры гостиницы показаны как «реставрируемая и реконструируемая часть» с размещением там булочной, клуба, ретейла и ресторана.

«Казалось бы, нет причин волноваться за них. Но в текстовой пояснительной части упомянута только реставрация фасадов. Как предполагается поступить с интерьерами, выясняется из акта историко-культурной экспертизы», — сообщили в Архнадзоре.

Согласно этому документу, эксперты пришли к выводу, что состояние сохранившихся перекрытий над подвальным, первым и вторым этажами «неудовлетворительное», поэтому их предлагают полностью заменить, оставив лишь фасадные стены.

В документе говорится, что замену перекрытий хотят выполнять с сохранением декоративных гипсовых деталей. Для этого наиболее сохранившиеся элементы снимут и отправят на склад на время ремонтных работ. Часть декоративных деталей, которые отберет комиссия, вернут на исторические места. При этом объем сохраняемых и заменяемых гипсовых лепных деталей будут определять во время реставрации.

«Мы, разумеется, не можем ни подтвердить, ни опровергнуть заключения технической, химико-технологической и микологической экспертиз.

Если они достоверны, налицо результат согласованного мэрией сноса верхних частей здания в 2008 году и многолетнего запустения оставшихся частей.

Если нет, речь идет о желании нового застройщика сэкономить на реставрационной части проекта в отсутствие полноценного охранного статуса», — считают в Архнадзоре.

«Такие дела» направили запросы в комитет по архитектуре и градостроительству Москвы и в департамент культурного наследия Москвы. На момент публикации ответы не были получены.

"Черная книга" Собянина

Сергей Собянин на месте строительства парка «Зарядье». Апрель 2014 года

Сергей Собянин на месте строительства парка «Зарядье». Апрель 2014 года

В январе движение «Архнадзор» опубликовало обновленную версию проекта «Черная книга» – списка утраченных исторических московских зданий. По подсчетам градозащитников, с начала работы Сергея Собянина на посту мэра Москвы в городе (пока без учета 2017 года) снесли 116 построек, на 2016 год пришлось 24 здания – в среднем по два в месяц.

В числе снесенных исторических построек оказалась, например, Таганская АТС, построенная в стиле конструктивизм в 1929 году на Покровском бульваре архитектором Мартыновичем и ставшая одной из первых автоматических телефонных станций.

Несмотря на многочисленные протесты местных жителей, здание так и не получило статус памятника. Четыре дореволюционных строения Московской окружной железной дороги снесли в процессе сооружения Московского центрального кольца (МЦК).

Но в большинстве случаев основная причина сноса – грядущая застройка освободившегося места под элитное жилье, говорит координатор «Архнадзора», культуролог Петр Мирошник.

В беседе с корреспондентом Радио Свобода он привел в пример уничтожение по соседству с парком «Зарядье» двух корпусов доходного дома на Варварке, 14.

Оставшийся корпус входит в «Красную книгу» «Архнадзора»: градозащитники опасаются, что его может постигнуть та же участь.

– Это последняя сохранившаяся гражданская постройка Зарядья.

Мы знаем прекрасный ансамбль памятников по четной стороне Варварки, но Зарядье было жилым районом: здесь кипела жизнь не только религиозная, как может показаться, если смотреть на оставшиеся одни церкви.

Здесь реализуют проект – гостиница с апартаментами. То есть половина здания будет представлять собой элитное жилье, та часть, которая смотрит на парк и на Кремль, а вторая половина будет гостиницей.

– Чем ценно это здание? Почему оно под угрозой?

Очень странный метод воссоздания утраченного – снос двух корпусов

– Проект предполагает снос до фасадной корочки вплоть до имитации фасадов вместо того, чтобы воссоздавать те фасады, которые стояли здесь в начале ХХ века. Оно ценно тем, что это последнее в этом древнем районе Зарядье сохранившееся гражданское сооружение.

Наверное, мы не будем считать палаты Английского двора гражданской постройкой, это все-таки древнейший памятник. Помимо прочего, здесь режим буферной зоны объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО – Московского Кремля. Режим охранных зон многочисленных памятников архитектуры, которые тут повсюду, предполагает исключительно воссоздание утраченного, либо сохранение существующего.

Очень странный метод воссоздания утраченного – снос двух корпусов.

Открытие парка «Зарядье», осень 2017 года

Открытие парка «Зарядье», осень 2017 года

– Оставшееся здание тоже рискует попасть в «Черную книгу»?

– Здание уже частично попало в «Черную книгу», эти два [снесенных] корпуса не имеют самостоятельного адреса. У дома было свое архитектурное лицо.

Ныне сохранившаяся наполовину своей высоты арка сквозь корпус, выходящий на Варварку, открывалась во внутренний двор, который на самом деле был городским общедоступным пространством. Прекрасный фасад с колоннами, с портиком.

И такой хороший неоклассический фасад был снесен. Точно так же интерьеры, сохранившиеся в этом здании удивительным образом почти не тронутыми, тоже были уничтожены.

https://www.youtube.com/watch?v=5KEF_BMtyUs\u0026list=PLnrp2vUvoutXwZC8ExZHELCVwMz7F6hKI

В советские времена исторических поселений в стране была сотня, а сегодня – 44

Мы пытались заявить здание на охрану. Естественно, получили отказ, как это каждый раз происходит, когда на данный участок есть планы с серьезным коммерческим интересом.

В «Черную книгу» мы включали здания, либо обладающие статусом памятника, либо потенциально этого статуса заслуживающие. Но Москва не имеет статуса исторического поселения, а статус исторического поселения предполагает сохранение всех зданий, так или иначе определяющих исторический облик города или местности.

В советские времена исторических поселений в стране была сотня, а сегодня – 44.

– А как получилось, что город с уже более чем 870-летней историей не имеет такого статуса?

– Проблема, конечно, связана с московским градостроительством, потому что стройки в историческом центре очень сильно пополняют московский бюджет. И прерывать этот поток денег ради сохранения каких-то старых домиков на данный момент ни московские, ни федеральные власти не готовы.

Тем не менее границы исторического поселения могут быть меньше или больше существующего административного населенного пункта. И это вопрос решаемый. У нас точно так же российское законодательство никак не определяет понятие буферной зоны объектов Всемирного наследия.

Читайте также:  Роскомнадзор рекомендовал не делиться wi-fi с соседями

В Москве три объекта Всемирного наследия: Кремль, Новодевичий монастырь и церковь Вознесения в Коломенском. И каждый объект имеет охранные зоны в соответствии с российским законодательством.

Но, например, буферная зона Московского Кремля по версии ЮНЕСКО огромна: она по реке достигает Лужников в одну сторону и Крутиц – в другую. И конечно, в нее попадает огромная часть центра.

Вид на Новодевичий монастырь и Московский деловой центр

Вид на Новодевичий монастырь и Московский деловой центр

– Как возник проект «Черная книга»?

Первые сносы – это наследство администрации Лужкова, но дальше статистика говорит, что практически ничего не меняется

– Много лет назад была выпущена «Черная книга» эпохи Лужкова. Тогда еще не было «Архнадзора».

Когда мы обнаружили, что новая градостроительная политика Сергея Семеновича Собянина, заявленная им буквально через несколько месяцев после занятия должности московского мэра, на практике близка к политике Лужкова, мы поняли, что у нас будет продолжение «Черной книги». И нынешняя – это «Черная книга» эпохи Собянина.

Она начинается 2010 годом. Первые сносы – это наследство администрации Лужкова, но дальше статистика говорит, что практически ничего не меняется. И за шесть с небольшим лет до конца 2016 года при Собянине в Москве снесено 116 исторических зданий, в том числе памятников и просто старых домиков.

Мы еще не опубликовали статистику за 2017 год, но это порядка 20 строений. На самом деле, по два здания в месяц стабильно город лишается при Собянине.

– Попавшие в список дома чем были ценны? Почему «Архнадзор» счел их заслуживающими исторического внимания? Есть какие-то критерии для оценки?

– Есть формальный критерий, не позволяющий придавать статус памятника зданиям младше 40 лет. Мы ориентировались на древность. Старое здание определяет лицо города, улицы и района. Безусловно, среди снесенных были здания, достойные статуса памятника. На многие поданы заявки о придании им статусов памятника.

Конечно, это часто такой последний отчаянный шаг, последняя попытка спасти здание, но на некоторые из них были написаны экспертизы, подтверждающие ценность и достоинство зданий. Рассуждать о ценности – это довольно субъективное рассуждение. Мы все-таки стараемся стоять на позиции того, что Москва – древний, исторический город.

И этот статус позволяет не рассматривать индивидуально ценность каждого объекта, а рассматривать город в целом как некую сложившуюся столетиями среду и признавать ценность этой среды целиком без изъятия отдельных частей.

Конечно, возможен снос так называемых диссонирующих объектов: у нас в центре множество советских типовых построек, которые явно никогда не будут заслуживать статуса памятника, просто потому что это не авторская архитектура. О таких домах в «Черной книге» речь не идет.

– Какое столичное ведомство занимается этими вопросами?

Мы не очень высоко оцениваем качество реставрационных работ. Тем не менее направление правильное

– Департамент культурного наследия рассматривает наши заявки о придании статуса памятников.

На самом деле, чтобы быть более объективным, следует сказать, что и нашими стараниями, и стараниями многих других людей, градозащитников, тема сохранения наследия, тема реставрации стала одной из основных тем для администрации Собянина.

Да, мы не очень высоко оцениваем качество реставрационных работ, включая даже такие важные памятники, как церковь на Варварке. Тем не менее направление правильное. И мы приветствуем то, что городские власти серьезно этим занимаются.

Правда, с другой стороны, при Собянине статус Департамента культурного наследия был все-таки немножко понижен. Но буквально на днях произошла довольно серьезная победа, в том числе и стараниями «Архнадзора». Пресловутая реновация охватила, как известно, тысячи жилых домов по всему городу.

И за прошедшее с объявления реновации время «Архнадзор» выяснил, что среди этих домов есть сотня домов авторской архитектуры, домов, которые определяют лицо того или иного района. Или подмосковных городов, вошедших в черту Москвы, таких как Люблино или Бабушкин.

И вот 25 января Сергей Собянин все-таки официально утвердил список из 218 зданий, предложенных «Архнадзором» к исключению из сносной части реновации. Эти здания будут сохранены и не пополнят «Черную книгу», а будут, видимо, реконструированы.

И в идеале жилые дома останутся жилыми домами, на что мы очень надеемся.

– Уточните понятие «авторская архитектура». В перечне «Черной книги» есть дом на Рождественском бульваре – на вид обычное двухэтажное здание с крышей без каких-либо украшений. Это тоже авторская архитектура?

Дальние края ВДНХ наполнены такими маленькими постройками, которые не так популярны, как центральные павильоны

– Авторской архитектурой корректно называть все, что построено до эпохи индустриального домостроения. Современные панельные дома проектируются институтами, а их детали производятся домостроительными комбинатами…

Даже если дома не панельные, а кирпичные или монолитные, все равно авторская архитектура – это всегда индивидуальный проект, не тиражированный. Любое здание со столетней историей – это авторская архитектура.

Другое дело, что это может быть постройка абсолютно утилитарная, без какого-то изысканного декора, без цели демонстрировать городу фасад и свои красоты. Но тут, наверное, некорректно рассуждать – авторская или не авторская архитектура. Вполне возможно, что имя архитектора до нас не дошло.

Здесь совершенно другие критерии будут определяющими: критерии органичности этого здания в городской среде, то, какую роль здание играет в облике улицы, района.

– Есть в «Черной книге» и образцовая баня 50-х годов

– Баня – это на ВДНХ, это такой некий образ идеального не построенного будущего: образцовые дома для колхозников, образцовые бани и клубы. Дальние края ВДНХ наполнены такими маленькими постройками, которые не так популярны, как центральные павильоны.

Тем не менее, во-первых, это работы лучших советских архитекторов, во-вторых, это уникальные вещи, существующие в единственном экземпляре. Парадная витрина – то, что предъявлялось публике, и то, чего не видел ни один колхозник, живший либо в своей ветхой избушке, либо в бараке. Тем не менее это абсолютно музейная вещь.

И сохранять ее следует именно как вещь музейную, как ценный экспонат.

– Среди 116 объектов «Черной книги» мэра Собянина можете выделить три наиболее важных?

Происходил некий контактный конфликт, если так можно сказать, на стройплощадке

– У меня есть личные предпочтения. Но, конечно, я назову наиболее важные с политической точки зрения.

В мае 2011 года, когда Сергей Семенович Собянин только начинал свою мэрскую карьеру, начался снос дома архитектора Кольба на Якиманке. Тогда снос был не согласован. В результате дом, конечно, снесли, и на его месте теперь стоит элитный жилой комплекс.

Но тогда произошла первая встреча градозащитников и новой городской администрации лицом к лицу, когда «архнадзоровцы» в буквальном смысле встали под ковш экскаватора. Увидев это, представители власти вышли на улицу.

Произошли переговоры, после которых был на месяц введен мораторий на снос. И действительно ровно месяц, минута в минуту, сносов не происходило.

По прошествии месяца ночью в июне мы стояли в Калашном переулке у флигелей усадьбы Глебовых-Стрешневых, там, где теперь новая сцена «Геликон-оперы». Здание начали сносить.

Происходил некий контактный конфликт, если так можно сказать, на стройплощадке. Нам не удалось остановить снос. Когда рассвело, мы узнали, что синхронно был снесен еще один маленький деревянный домик в три окошка на Ордынке.

Открылась новая реальность. Это, на мой взгляд, знаковые сносы.

Была снесена, например, покойницкая, где Антон Павлович Чехов в юности практиковал

А мне лично крайне неприятна потеря трехэтажного «доходника» в Тишинском переулке, надстроенного в советское время еще двумя этажами.

На его месте выстроен жилой дом в шесть этажей, который как бы пытается подражать неоклассической архитектуре. Это была хорошая орденная архитектура начала ХХ века, практически копирующая архитектуру российского классицизма: Казакова, Баженова.

Никто, наверное, не вспомнит сейчас, что такой дом стоял.

А самыми громкими были снос Таганской АТС или еще один вопиющий, очень показательный снос в новогоднюю ночь незначительных построек Екатерининской больницы.

Там, в числе прочего, была снесена, например, покойницкая, где Антон Павлович Чехов в юности практиковал. Это были скромные здания, на их месте сегодня стоит новое здание Мосгордумы.

Это был снос на территории памятника, это был снос зданий, руку к которым, вероятно, приложил Осип Бове. Но они тоже снесены, и снесены в новогоднюю ночь.

Здание Таганской АТС до сноса. Апрель 2016 года

Здание Таганской АТС до сноса. Апрель 2016 года

– Таганская АТС почему вызвала такие протесты?

Да, мы снесли несколько конструктивистских зданий, но осталось же еще несколько сотен, не беспокойтесь

– Совпало много факторов. На мой взгляд, важнейший в том, что российский авангард – это лицо отечественной культуры перед мировым сообществом. Потому что даже, извините, на Олимпиаде тема авангарда презентовала страну громко.

Это то, за чем едет иностранный турист в Россию, это то, что могло бы стать новым объектом Всемирного наследия. И это то, что абсолютно не понимается и не ценится нынешними московскими властями. Марат Хуснуллин (заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства.

– РС) публично заявляет, что да, мы снесли несколько конструктивистских зданий, но осталось же еще несколько сотен, не беспокойтесь. Я навскидку сейчас вспомню фабрику Сакко и Ванцетти на Пресне, и на Пресне же еще одно конструктивистское здание, бывшее медицинское учреждение.

Вот палат XVII века у нас нет нескольких сотен, хотя палаты XVII века тоже были снесены.

– Можно ли найти какой-то баланс между зданиями, заслуживающими исторического внимания, и старьем, которое сносят по причине ветхости? Как отделить одно от другого?

Исторические дома уникальны, и каждый должен рассматриваться индивидуально

– Баланс всегда находится в данную секунду в конкретном месте. Если мы посмотрим на здание по Варварке, 14, здесь нахождение баланса возможно в том случае, если московское правительство придумает другие способы удовлетворить потребности инвестора.

Понятно, что мы не вернем утраченные интерьеры, понятно, что современные строители и архитекторы не способны абсолютно точно воссоздать фасады и прочее.

Но можно инвестору предложить в Китай-городе огромное количество пустующих зданий, которые точно так же могли бы стать гостиницами или апартаментами, а здесь вернуться в русло закона и заняться тем, чего требует закон: воссоздания утраченного, регенерации, сохранения существующих исторических зданий.

Точно так же можно говорить о любом другом здании. И конечно, нельзя придумать рецепт для любого дома сразу. У нас Департамент культурного наследия вывел математическую методику определения ценностей памятников.

Конечно, какие-то такие вспомогательные методы могут быть полезны, вроде подсчета баллов, но исторические дома уникальны, и каждый должен рассматриваться индивидуально, – считает координатор «Архнадзора» Петр Мирошник.

Источник: www.svoboda.org

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *