Москвичам, живущим у шумных магистралей, поменяют стеклопакеты

При Собянине Москва стала стремительно расширяться и становиться удобнее для ее жителей: строятся новые станции метро, появилось МЦК, обновляются дворы домов. Однако иногда размах строительства становится слишком широким, когда изменения столицы наоборот сильно мешают москвичам. Несогласие жителей столицы с решением мэрией выливается в конфликты и митинги. Рассмотрим некоторые из них.

Новые пути в Басманном районе

Один из конфликтов начался вокруг запуска Московских центральных диаметров, одна из веток – МЦД2 – пройдет через Курский вокзал. Здесь уже проложены пути, но власти хотят расширить полотно, из-за чего расстояние между рельсами и жилыми домами сократится до считанных метров.

Огласку проблеме придал депутат Красносельского района Илья Яшин, поднявший эту проблему на своем YouTube-канале. Между лицеем 1581 и железной дорогой останется расстояние в 10 метров, между домом №9 на Старой Басманной — 8 метров.

Каким-то жителям повезет больше — в некоторых местах расстояние до рельс будет составлять 17 метров.

Точность расчетов здесь не совсем важна — рельсы и так находятся близко к домам, но и это расстояние будет безапелляционно сокращено. Планируется, что поезда будут ходить по новым путям каждые три-четыре минуты, что сделает район еще более шумным.

Москвичам, живущим у шумных магистралей, поменяют стеклопакетыЖители выражают свое недовольство со строительством новых путей вывешиванием флагов на балконах

Жители и активисты настаивают, что с ними строительство новых путей не обсуждалось (на самом деле, слушания существуют, но носят полузакрытый характер), а также, что дома, особенно близко стоящие к путям, пойдут трещинами. Однако эти пути уже хотели расширять — при проектировании скоростной магистрали Москва – Казань.

Проблему с шумом власти предлагают решить превращением выемки, в которой проходят пути, в звукоизоляционную стену, а также заменой окон в 22 домах на звукоизоляционные стеклопакеты. Тем не менее, жителям обещания властей показались неубедительными, после чего последовало два стихийных митинга.

Как именно пройдет хорда можно посмотреть на этой специальной карте.

Хордовые войны

МКАД, открытый в 1962, должен был разгрузить центр города, приняв на себя автомобильный трафик. Но с течением времени дорога стала просто гигантской улицей, так как вдоль кольца появились торговые центры и жилые дома, что сделало дорогу перегруженной автомобилями. С течением времени автомобильный трафик стал только плотнее, что потребовало новых идей и новых дорог в столице.

Идея хорд появилась еще в 1970-х, но за ее активное проектирование взялись в 2012, об этом писал «Коммерсантъ», и москвичи, не желавшие появления в своих тихих районах 10-полосной магистрали, протестовали уже тогда.

Кстати, в тот раз власти тоже обещали заменить обычные окна на звукоизоляционные стеклопакеты, как в случае со строительством МЦД.

Сейчас идет активная фаза строительства четырех хорд:  Северо-Восточной, Северо-Западной, Юго-Восточной и Южной рокады.

Они должны соединить между собой районы столицы, разгрузить центр и МКАД, но в Москве плотная застройка, построить такие магистрали без создания неудобств жителям невозможно. Особенно тяжелая ситуация наблюдается в ЮВАО, где должна пройти Юго-Восточная хорда. Она затронет Печатники, Бутово, отчасти Люблино и многие другие районы.

8 апреля этого года депутат муниципального совета Печатников Виталий Третьюхин подал уведомление о проведении митинга против строительства хорды, назначенный на 20 апреля, как писал Regnum. Через 4 дня на сайте ГБУ «Жилищник района Печатники» появилось объявление о проведении субботников 13 и 20 апреля, митинг префектура ЮВАО не согласовала.

По мнению жителей, в результате строительства хорды, будут снесены гаражные комплексы — 3740 гаражей. Глава муниципального округа Печатники Игорь Давидович заявил, что проект хорды не предназначен для согласования — он просто должен быть принят к сведению, но к нему можно делать предложения.

Проблему с гаражами хотят решить строительством многоуровневой парковки, проблему с шумом — возведением шумоизолирующих конструкций.

Люблинские протесты

Помимо строительства хорд в ЮВАО Собянин начал проект ТПУ «Люблино», в рамках которого в районе построили пересадочный узел.

Но в программу строительства так же вошло: возведение храма святой Татианы Римской, строительство спортивного комплекса, реконструкция торгового центра (хочется заметить, что он строился в то время, когда происходил массовый снос торговых точек рядом со станциями метро), строительство жилых домов.

Однако идея возведения одного из новых домов, который должен быть построен по адресу Совхозная 10Б, сильно не понравилась местным жителям: здание будет построено прямо в парке. В списке сооружений в рамках ТПУ, данный дом не числится, но жители Люблино уверены, что он входит в него. Они называют стройку незаконной, на чем и строятся все их претензии.

В мае против строителей и бульдозеров вышли люди, в интернете стали появляться видео драк между протестующими и строителями.

Массовая драка застройщика ООО «ТПУ Люблино» с жителями Москвы. Людей били и давили трактором. Шок! Есть пострадавшие!

Опубліковано Люблино против стройки на Совхозной 10б Середа, 15 травня 2019 р.

Жители начали устраивать митинги, обычно их организовывал Дмитрий Сараев, кандидат в Мосгордуму от КПРФ. Он сообщал, что члены ЧОП, охранявшие стройку, избивали женщин, однако доказательств не предоставлял.

Тем не менее, драки и столкновения действительно происходили, полиция, отделение которой находится напротив места строительства, не предпринимала активных действий против строителей.

17 июня протестующие собрались у сквера, где проходит стройка, чтобы записать обращение к Путину, полиция назвала это несанкционированной акцией. 26 июня депутат ГД РФ Валерий Рашкин, заявил, что встретился с главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным и рассказал ему об этом конфликте.

По данным РИА Новостей, глава СК проверит законность возведения жилого здания в указанной точке. Пока стройка продолжается, это видно по фотографиям неравнодушных жителей Люблино и местных блогеров, а протесты затихли.

Мичуринский проспект

Протесты жителей района Раменки были успешнее люблинских: здесь с 2015 года планируется строительство нового жилого дома в сквере, но жители района не дали начать стройку.

Дом здесь хотели построить еще в 2005 году, но активная фаза проектирования началась в 2015 году, когда домом стала заниматься компания «Найоме Инвест».

Жители называли будущее здание “домом-монстром”, из-за гигантских, по мнению жителей, размеров будущего дома: на этапе проектирования к нему добавилось несколько этажей. С жителями строительство не обсуждалось, московские чиновники просто согласовали проект.

Противостояние длилось примерно год, стройку удалось временно остановить. На стороне жителей выступают местные муниципальные депутаты, в том числе кандидат в Мосгордуму Екатерина Енгалычева. 18 июня в группе «Против стройки на Мичуринском 30Б» появился пост об остановке стройки, хотя на самом деле официально она не отменена. Жители записали свое обращение к Путину.

Москва действительно развивается огромными темпами, приводятся в действие планы по строительству жилых домов, транспортных узлов, магистралей, железных дорог.

Но обычно тон высшего московского руководства, как и чиновников на местах, не нравится местных жителям: объекты не всегда согласовываются с жителями, хотя их строительство напрямую на них влияет. Объединяют жителей местные муниципальные депутаты, кандидаты в Мосгордуму.

Они, будем честны, ведут таким образом свою политическую кампанию, но тем не менее выражают мнение жителей, которые выходят на протесты.

В масштабах города такие акции совершенно незаметны и почти никогда не приносят результата, к тому же и МЦД, и хорды, и дома нужны городу, вопрос в другом: можно ли как-то снизить неудобства жителей? И как жителям защитить свои собственные районы, когда какой-либо компании просто будет выгодно построить очередной спорный жилой дом вместо создания комфортного общественного пространства?

«Тишина за городом мне давит на уши» – москвичи о шуме

Особые меры против «шумового загрязнения» мегаполиса, в том числе шумозащитные экраны и штрафы для байкеров, на днях предложили ввести правительству РФ активисты Совета по правам человека и ОП.

В Москве от шума больше всех страдают жители ЦАО, дома которых стоят рядом с ночными клубами, барами и автомагистралями. Обозреватель РИАМО узнала, как москвичи борются с шумом и почему не переезжают.

Жизнь в центре Москвы: мажоры, попрошайки и проблемы с парковкой>>

Ольга (Малая Бронная):

© РИАМО,   Анастасия Осипова

«Я живу на Малой Бронной уже много лет, и наша улица всегда была одним из самых тихих мест в центре Москвы.

В последнее время ситуация резко изменилась: здесь, в районе Патриарших, открылось много кафе и ресторанов, вечерами тут собирается молодежь, но кафе не вмещают всех желающих, поэтому публика собирается прямо на улице, под окнами, шум и галдеж стоит чуть ли не до утра. Плюс летом кафе открывают веранды.

«Когда возвращаюсь домой около 23:00, веселье в самом разгаре, несмотря на рабочие будни, а в пятницу народу еще больше. Приходится пробираться сквозь толпы людей с бокалами».

Наш дом находится в углублении, во дворе, и окна выходят не на улицу. Это нас спасает, дома более-менее тихо, но все-таки доносятся крики до глубокой ночи. Тем, у кого окна выходят на улицу, можно только посочувствовать: спать в таких условиях невозможно.

Кроме того, местные заведения выкидывают мусор в помойку нашего двора, в результате контейнеры переполнены, утром мусор выкинуть некуда, а двор закрыть не разрешают. К тому же, посетители кафе часто заходят в наш двор, и идти к своему подъезду бывает не по себе.

Читайте также:  В декабре ставка ипотеки стала ниже, а выдача кредитов выросла

Но я люблю это место с детства, поэтому переезжать не собираюсь, несмотря на неудобства – надеюсь, временные».

Александр (Павелецкая набережная):

© Фото,   Александр Логунов

«Я живу в центре Москвы, на «Павелецкой». В нашем районе всегда было тихо. В нескольких метрах от моего дома когда-то была картонажная фабрика.

Фабрика была неказистой, мрачной, но тихой – десятилетиями выпускала картон и никому не мешала.

В 90-е фабрику приватизировали, а в нулевые коммерсанты предложили московским властям построить здесь офисно-жилой-деловой-бизнес-центр со всеми вытекающими.

Начиная с 2013 года наше некогда тихое местечко превратилось в круглосуточную стройку. Стенобитные машины, экскаваторы и самосвалы работали безостановочно, и шум от них был такой, что ни один стеклопакет не мог его заглушить.

«Слышно было все – вплоть до мата рабочих. Жителям района пришлось познакомиться со всеми нюансами строительного дела, а главное, с вибрацией».

Когда снесли старые постройки, началось новое строительство. Появился грохот вбивающих сваи машин, урчание бетономешалок и насосных станций, гудение трансформаторных подстанций и прочее. Паузы в работе не делали даже ночью. В итоге проект не выгорел, и все, что построили, стали сносить. И мы опять жили среди шума экскаваторов и самосвалов.

Вскоре был принят новый проект, и работа пошла с небывалым размахом. Грохот, шум, гудение и скрип продолжаются по сей день, шумомеры зашкаливают. Активные жильцы борются за свое спокойствие, но, в основном, тщетно.

Удалось отстоять только ночную тишину.

На просьбы разобраться приходили ответы, что работы ведутся в установленных рамках, шум и грохот вполне законны, а тем, кто не согласен, предлагали менять жилье, ставить шумоизоляционные панели, использовать беруши, и вообще, быть проще».

Павел (улица Беговая):

«Я живу в высотке на «Беговой», на 27-м этаже. Окна выходят на Третье транспортное кольцо и железную дорогу. Когда я переехал сюда, впервые в жизни мне пришлось спать в берушах, поскольку шум от дороги не прекращается никогда.

Зимой было еще не так страшно, а вот летом становилось просто невыносимо. Приходилось выбирать: либо спишь в духоте, либо бок о бок с машинами.

К тому же, лето – время мотоциклистов, которые так и норовят проехать по шоссе на высокой скорости.

«Прожив здесь больше года, к шуму за окном я привык настолько, что где-то за городом тишина мне уже давит на уши. Коту тоже шум нравится, ему интересно наблюдать за происходящим на улице из окна».

Единственный минус – постоянная пыль в квартире из-за близости ТТК. Несмотря на шум, жизнь в этом доме меня вполне устраивает, поскольку Беговая улица – удобный ТПУ: шаговая доступность к метро и железной дороге. До любой точки города можно добраться за полчаса. Бонусом идет красивейший вид на Москву с высоты птичьего полета, ради которого можно свыкнуться со звуками мегаполиса».

Какой стиль жизни подходит вам? Тест>>

Ольга (Комсомольский проспект):

© РИА Новости,   Владимир Сергеев

«Я живу на Комсомольском проспекте всего полгода. Несмотря на то, что этаж пятый, первый месяц, когда я просыпалась утром, мне казалось, что моя кровать стоит посреди большой дороги.

Так как в квартире старые окна, даже если они закрыты, слышно каждую проезжающую мимо машину и музыку, которая играет в салоне.

Вскоре к шуму от дорог добавился гул вертолётов, которые паркуются на здании Минобороны России.

Сейчас я уже привыкла к шуму и почти его не замечаю. По воскресеньям, кстати, шум заглушает звон колоколов из церкви Николая Чудотворца.

Из минусов – мой телевизор всегда работает на повышенной громкости и по телефону я разговариваю только с закрытыми окнами, иначе ничего не услышу. Бороться с шумом, если ты живешь у дороги, практически невозможно.

Летом я стараюсь просто не открывать окна и пользоваться кондиционером.

«Переезжать из-за шума странно, так как в Москве шумно везде. Нет гарантии, что даже на окраине столицы не затеется какая-нибудь стройка, или не откроют ночной ресторан».

К тому же, когда ты живешь в центре, можно гулять пешком по городу, даже ночью это безопасно. Уж лучше я потерплю шум, чем буду бояться идти от метро до дома поздно вечером где-нибудь в спальном районе».

Мария (улица Народного Ополчения):

«Я живу на улице Народного ополчения. У меня нет рядом магистрали, но который год идет стройка, прокладывают инженерные коммуникации. Ночью строительные работы если и ведутся, то очень тихо, и я ничего не слышу. Ад начинается только тогда, когда привозят строительные материалы — это может быть как в воскресенье утром, так и в ночь со среды на четверг.

«Машины приезжают на стройку к 8 утра, шум от разгрузки фур такой, что выспаться утром вообще невозможно. Добавьте к этому крики рабочих и, представьте, какое у меня «доброе утро».

Но плюсов проживания в этом районе все-таки больше. Во-первых, я живу рядом с работой и в будни могу позволить себе поспать подольше. Во-вторых, я рядом с центром, и под моими окнами нет толп гастарбайтеров, а также недалеко от меня расположен чудесный Серебряный бор».

Денис (Ленинградское шоссе):

«Я живу на 12-м этаже дома на Ленинградском шоссе. Окна моей квартиры выходят на Ленинградку, а лоджия – на Головинскую эстакаду. Шум меня не очень смущал, но после расширения Ленинградки жить стало совсем тяжело, даже лоджия не спасает. Шумы от колес и звуки машин стоят день и ночь.

Бороться с шумом можно, закрывая окна, но тогда квартира буквально плавится от жары. Еще один минус – мыть окна приходится с завидной регулярностью, так как летит пыль и грязь от дороги. Еще хуже ситуация у соседей снизу – вид у них на эстакаду – серость.

Безусловный плюс моей квартиры – красивый вид из окна».

Эко-крыши: когда дома в Москве зазеленеют>>

Николай (Ленинский проспект):

«Почти два года мы с семьей живем в девятиэтажке с окнами на Ленинский проспект.

Когда заселялись, окна были еще советского типа, мы прожили с ними с осени до лета, потом хозяин разорился на стеклопакеты.

У меня первые месяцы сохранялось ощущение, что кровать стоит четко на разделительной полосе проспекта. От рева мотоциклов подскакивали. Другая проблема – пыль, на окнах снаружи – черная грязь.

С появлением пластиковых окон стало и теплее, и тише, и появился выбор: можно регулировать уровень шума, хотя сам он мне уже представляется как шум моря – ровный или синусоидальный, в нем есть логика, это не хаос. Мы привыкли и все лето спим с открытыми окнами. Конечно, я с первых же дней ругался на этот шум и мучился от бессонниц первое время. При этом я осознавал, что окна во двор большого дома – еще хуже.

«Каждый вечер не похож на другой, кто-то напивается, кто-то ссорится, дети орут у всех. Вытяжка в доме очень хорошая, каждый вечер все жители дома чистят зубы в ванных комнатах и прекрасно слышат, у кого сегодня снова скандал».

Мария (Преображенская):

© РИА Новости,   Кирилл Каллиников

«Мой дом располагается в Преображенском районе, расстояние от него до Щелковского шоссе составляет всего несколько десятков метров.

В самое ближайшее время дорогу планируется расширить на две полосы: уже вырублены деревья, сейчас идут работы, связанные с переустройством сетей и строительством подземного перехода.

Таким образом, шум от машин станет еще ближе, хотя и так дорога с плотным трафиком пролегает у дома. Тем не менее, планов поменять место жительства у меня никогда не было: вид на поток машин из окна стал одним из привычных элементов пейзажа.

«В глухих местах возникает ощущение, что не хватает движухи, и в целом сам факт наличия дороги не воспринимается в качестве критичного фактора».

К тому же, в моем доме недавно были заменены окна на пластиковые по желанию жителей. Но слышимость с улицы прекрасная даже на 16-м этаже.

Намного сильнее раздражал шум от интернет-оборудования, размещенного сверху, на техническом этаже. Этот шум передавался через потолочные перекрытия и распространялся по всей квартире.

Однако проблему удалось решить: провайдер пошел навстречу в этом вопросе».

Суперливень затопил московское метро и переходы. Виноваты горе-специалисты и равнодушие | Телеканал 360°

Аномальный ливень в Москве парализовал движение транспорта, из-за количества осадков затоплены оказались не только улицы, но и некоторые подземные переходы и даже вестибюли метро. Урбанисты считают, что главная проблема в неумении жителей обращаться с мусором и неправильной эксплуатации инженерных сетей города.

Социальные сети заполонили фото и видео очередного потопа в Москве. После недельной аномальной жары в столицу пришли не менее беспощадные ливни, из-за которых утонули улицы, подземные переходы и даже некоторые станции метро. Например, «Ясенево» пришлось временно закрыть для пассажиров — поезда проезжали станцию без остановки из-за подтопления.

В пешеходном переходе у станции ситуация была не легче: на лестницах образовались настоящие водопады. Впрочем, в других районах ситуация не лучше. С открытого участка Филевской линии — от «Багратионовской» до «Кунцевской» — пришлось откачивать воду, чтобы снова запустить поезда.

Там же затопило и улицу Барклая — такси почти полностью ушло под воду, так что водителю пришлось дожидаться помощи на крыше.

В районе Хорошево-Мневники местный житель и вовсе устроил заплыв, видео от очевидца появилось в Telegram-канале snatch.

Читайте также:  Минприроды разрешило строить в лесах и охраняемых зонах

Ошибки проектов и расчетов

Причин для таких стихийных бедствий, по мнению урбанистов, может быть несколько. Первой, по словам специалиста по территориальному развитию и планированию города, архитектора и урбаниста Олега Васильева, оказываются ошибки в проектировании систем инженерной подготовки города, в том числе и ливневой канализации.

«Необходимо смотреть, как меняется климат, потому что эти системы напрямую завязаны на накопленные знаний о погоде. Если изменения климата критические, конечно, они будут приводить к возникновению подобных ситуаций», — добавил он.

С тем, что причиной потопа могли стать дефекты в проектировании, согласен и директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ, председатель общественного совета Минтранса Михаил Блинкин. Однако он подчеркнул, что говорить конкретно можно будет только после проведения технической экспертизы.

Заслуженный архитектор РФ, член-корреспондент Российской академии художеств, бывший глава НИИ Генплана Москвы Сергей Ткаченко добавил, что когда речь идет о проблемах в благоустройстве улиц, то вопросы скорее нужно задавать тем учебным заведениям, которые выпустили нынешних специалистов.

«Все затопления с 2011 года происходили из-за того, что „как бы специалисты“ занимались проектированием. Когда их спрашивали, они не знали, что такое „вертикальная планировка“. То есть не знали азов», — подчеркнул он.

В остальном же ситуация с затоплениями все же является форс-мажором, а не хронической проблемой города, пояснил Михаил Блинкин. И резервы систем для преодоления форс-мажоров все равно ограничены.

«Просто нерезонно держать какую-то инфраструктуру, которая рассчитана на то, что за день выпадет месячная норма осадков. Резервы всегда есть, но когда у нас была „великая сушь“ с тридцатиградусной жарой, а потом выпало за день 70% месячной нормы — это на пределе резерва», — объяснил Блинкин.

Дефекты эксплуатации

С наибольшей вероятностью же главной проблемой является неправильная эксплуатация систем водоотведения, дождевой и ливневой канализации, дренажей и насосов — в этом эксперты согласны друг с другом.

«Если система спроектирована исходя из современных реалий, но не выдерживает условия, в которые попадает, это показывает только то, что допущены существенные недостатки именно в эксплуатации этой системы», — объяснил Олег Васильев.

Он добавил, что вопросы возникают и к своевременной подготовке городских инженерных систем к аномальным погодным явлениям. Ведь когда синоптики обещают сильные снегопады, город выводит снегоуборочную технику на улицы заранее.

Большая часть ошибок — это ошибки в эксплуатации, потому что несложно спроектировать здание или сооружение безопасным, несложно его таким построить в соответствии с проектом, а вот то, что у нас нет культуры эксплуатации, — это факт

Решить вопрос с подтоплениями, считает Васильев, не так уж и сложно: нужно сделать так, чтобы вода не стекала в подземные переходы, заранее подготовить дренажные насосы, чтобы оперативно устранять последствия природных катаклизмов.

Есть также и проблема с засорением ливневок, отметили эксперты. Помимо того, что туда сметают пыль и различные жиры и масла, которые смешиваются и засоряют системы, в ливневки попадает и другой мусор — от листьев и окурков до небрежно выброшенных мимо урны медицинских масок и перчаток.

«Мы не очень аккуратны с мусором и вообще себя ведем на улицах и в метро не очень хорошо. Но именно масок и перчаток в принципе не так много. Да и московское коммунальное хозяйство не такое бедное и не такое плохо управляемое, чтобы ситуация была нерешаемой», — заключил Блинкин.

Шум в большом городе. Или почему Москва опасна для здоровья

Ирина Лагунина: В начале мая британские ученые провели исследование одной новой для больших городов проблемы: почему-то птицы, поющие обычно с рассветом, начинают весной голосить иногда и всю ночь напролет. Я знаю это по своему дрозду.

Раньше он заводил песню в четыре – полпятого утра. А теперь оповещает мир о том, что это его любимый водосточный желоб перед окном спальни и в 2, и в 3 ночи. Изначально ученые думали, что причина – освещение, которое мешает птицам разобраться во времени дня. Оказалось, нет.

Объясняет автор исследования Ричард Фуллер из университета Шеффилда.

Ричард Фуллер: Небольшой эффект освещение оказывает – птицы, действительно, поют иногда и ночью. Но значительно большее влияние на их поведение оказывает шум. Птицы начинают петь ночью, по нашему мнению, чтобы избежать дневного соревнования с шумовым загрязнением дневного города.

Ирина Лагунина: Иными словами, днем их просто никто не слышит.

А вот несколько иная статистика. 70 процентов москвичей живут в зоне шумового дискомфорта – таковы данные Мосэкомониторинга.

Уровень шума в российской столице превышает допустимые нормы как минимум на 25 децибелов и существенно влияет на здоровье москвичей: страдает не только их слух, повышается количество сердечно-сосудистых заболеваний, нарушается сон.

По последним данным ВОЗ, существует связь между высоким уровнем бытового шума и ранними смертями. Московские власти пытаются бороться с городским шумом, но пока безуспешно. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Что такое шумовой дискомфорт – большинство москвичей знают не понаслышке: переполненные автомагистрали, многочисленные стройки и прочий городской шум отравляют жизнь жителям мегаполиса круглосуточно.

Столичные чиновники наличие проблемы признают. Говорит начальник информационно-аналитического отдела Мосэкомониторинга Полина Захарова …

Полина Захарова: Это проблема для нашего города. Сейчас примерно до 70% территории Москвы находится в так называемой зоне шумового дискомфорта.

То есть от строек, от автотранспорта, от железнодорожного транспорта, от авиатранспорта. На этих территориях превышены установленные в Российской Федерации нормативы по уровню шума.

Превышение составляет от 10 до 25 децибел, в зависимости от источника.

Любовь Чижова: Центр Москвы, идет строительства здания нового банка. Интересуемся – как относятся к звукам стройки местные жители:

Женщина: Не замечаем. Мы уже привыкли. Я жила в одном районе, потом переехала в другой, более шумный. Первые дни я ощущала, а потом я привыкла. Все равно это действует на нервную систему, в организме все равно накапливается.

Любовь Чижова: Власти Москвы пытаются бороться с шумом: на наиболее оживленных магистралях стоят специальные звукоотражающие щиты, запрещено шуметь по ночам – и за это действительно штрафуют, а с будущего года в столицу запретят въезжать грузовым автомобилям, не отвечающим европейским стандартам Евро-2 – то есть наиболее шумным и загрязняющим атмосферу. Но всех этих мер недостаточно, считает представитель движения «Россия без машин» Дмитрий Кокорев. Он и его соратники предлагают более радикальные меры – отказаться от машин вовсе…

Дмитрий Кокорев: Автомобиль, кстати говоря, один из самых интенсивных источников шума, как непосредственно за счет выхлопа двигателя, потому что непосредственно происходит взрыв топлива в его моторе, так и шум, который возникает из-за трения колес по асфальту, из-за аэродинамического шума и прочих вибраций всяких конструкций, дорог, мостов.

Любовь Чижова: Верите ли вы в то, что Москва когда-нибудь может стать бесшумным городом?

Дмитрий Кокорев: Хочется верить, но пока нет оснований для такого оптимизма. Потому что по нашим наблюдениям, к сожалению, все усилия московских властей сделать Москву более приемлемой для жизни, они идут в каком-то неправильном русле, мягко говоря.

Все эти реконструкции магистралей, эстакад и тому подобное, установка щитов, в том числе шумозаградительных, вроде бы благое дело. Но на самом деле надо смотреть в корень. Это все равно, что тушить огонь бензином. Это попытки косметическими мерами решить некосметические проблемы.

Потому что необходимо радикально урезать трафик, который достиг совершенно неадекватных масштабов и шумовое загрязнение здесь бесполезно ограничивать такими мерами, как звуковые щиты, а нужно просто радикально снижать загрузку дорог. Автомобиль – это не единственное средство транспорта.

Даже более того – это не самое лучшее средство транспорта.

Любовь Чижова: Как вы себе представляете, например, Москву без машин?

Дмитрий Кокорев: Мы пытаемся не только представить, а сделать то, чтобы Москва стала менее автомобилизированной, чтобы чиновники поняли, что можно идти по другой схеме развития города, как делает Европа, например. Потому что общественный транспорт должен взять на себя основную нагрузку.

Любовь Чижова: Много ли в вашем движении человек, членов? И какими методами вы пытаетесь убедить московское правительство уменьшить количество машин на улицах?

Дмитрий Кокорев: Среди наших активистов, наверное, не так много людей, но потенциальных сторонников мы видим. Надо, чтобы автомобиль не был такой святой коровой, а власти городские развили альтернативы, например, городской транспорт, велосипед.

Можно пойти путем Лондона, который ввел плату за въезд в центр города, повысил сильно плату за парковку в центре. То есть в первую очередь экономические меры. Никакие запретительные меры здесь не помогут, по нашему убеждению.

Есть много позитивных примеров в Европе, когда разумными мерами ограничивали использование автомобиля без ущерба для городского трафика.

Любовь Чижова: Вы как сами лично по Москве передвигаетесь?

Дмитрий Кокорев: Я только общественным транспортом и периодически на велосипеде. И нисколько от этого не страдаю. И ярый противник личного автомобиля, потому что это крайне неэффективный способ передвижения, особенно в мегаполисе.

Читайте также:  Хочу передать дом матери. Как избежать налогов?

Любовь Чижова: Это был представитель движения «Россия без машин» Дмитрий Кокорев. По недавно опубликованным данным ВОЗ, существует связь между повышением уровня шума и ранними смертями.

Люди могут не осознавать, что их раздражает небольшой шум, и от этого страдает нервная система.

О том, как шум влияет на здоровье человека, рассказывает профессор, главный научный сотрудник центра демографии и экологии человека института народнохозяйственного прогнозирования РАН Борис Ревич…

Борис Ревич: Вы знаете, влияние шума на здоровье человека достаточно многообразно. Потому что влияние шума – это только влияние на слуховой аппарат. На самом деле, когда повышенный уровень влияния шума – это влияние на самые различные системы и органы человека.

И в первую очередь, я должен сказать, страдает сердечно-сосудистая система, неравная система. Очень интересные исследования не так давно были проведены в Голландии. Они обследовали жителей, которые живут недалеко от крупного международного аэропорта, который находится совсем близко от Амстердама.

И показали, что даже во время сна, когда люди спят и не ощущают шум, когда самолет взлетает или садится, то есть повышенный уровень шума, потому что двигатель работает на другом режиме, в это время непроизвольно дергается глазное яблоко. На самом деле влияние шума на здоровье еще окончательно не изучено.

Очень многие исследования показывают, что наиболее опасны так называемые интермитирующие влияния шума, когда шума то больше, то меньше. Представьте себе, включили отбойный молоток или идет транспортный поток.

И вот такие перемежающиеся уровни шума, когда то очень шумно, то не так шумно, на наш слуховой анализатор оказывает наиболее отрицательное действие.

Любовь Чижова: Борис Александрович, а вы относитесь к 70% москвичей, которые живут в условиях шумового дискомфорта? Что вас больше всего раздражает?

Борис Ревич: Безусловно. Я, например, считаю, что у меня снижен порог слуха. Дело в том, что я родился и вырос в доме, где моя семья жила сто лет, знаменитый дом Афремова на Садовом кольце, рядом с высоткой у Красных ворот.

И когда я оттуда уехал, потому что стало совершенно невозможно, но я, как говорят мои друзья, выбрал хрен редьки не слаще, по принципу, переехал на Ленинградский проспект, поскольку все равно хотел остаться где-то в центре. Я, например, считаю, что у меня есть определенные проблемы. Я думаю, что это у всех практически людей, которые живут в центре.

Есть такой очень простой тест, самый элементарный: вы откроете окно, даже не полностью, а приоткроете, попробуйте, можете ли вы разговаривать тихим голосом или не можете. Если вы это не можете, это значит, что все-таки с вашим слухом что-то происходит. И второй тест тоже очень интересный.

Когда вы выезжаете за город со своими близкими, попробуйте у кого-нибудь из знакомых вам людей определить, начинаете ли вы говорить чуть-чуть тише. Если вы начинаете говорить чуть-чуть тише – это говорит о том, что в условиях города вы вынуждены форсировать.

Любовь Чижова: Говорил профессор Борис Ревич. Высокий уровень шума –проблема не только московская. О том, как ее решают в Германии и в ее столице Берлине, мой коллега Юрий Векслер попросил рассказать берлинского автоэксперта Леонида Полякова…

Леонид Поляков: В прошлом году проезжали через Берлин мои знакомые, которые до этого совершали довольно длительную поездку по Африке. Первое, что их поразило после Африки – это абсолютная тишина, настолько, что она просто давит на слух и ощущение, что попадаешь в какой-то вакуум.

А Москва, как мы вместе решили, примерно в отношении звукового фона находится примерно посередине. Потому что в Москве в гостинице «Измайлово» на высоко расположенном этаже поздно ночью летом открываешь окно, слышно постоянный равномерный шум.

А в Берлине слышно, как в зоопарке какие-нибудь птицы переговариваются и другие звери. Автомобиль само по себе – это одна сторона вопроса. Автомобиль находится не в вакууме, он движется по какой-то дороге, он движется по автобану, он движется по городской улице.

От того, как устроены эти строительные сооружения, автобан, улица, зависит тот уровень шума, который будут воспринимать жители близлежащих домов.

Если человеку далекому от проблемы задать вопрос, что является наиболее сильным источником шума в автомобиле? Что человек отвечает на это? Двигатель. Неверно.

Потому что у автомобиля, который движется со скоростью больше примерно 30-40 километров в час, шум, который издают колеса, которые катятся по поверхности дороги, превышает шум всех механических систем автомобиля вместе взятых, того, что находится внутри автомобиля.

Потому что двигатель практически у всех, по крайней мере, легковых автомобилей или заключен в специальную капсулу или в моторный отсек. Автомобиль устроен таким образом, чтобы как можно меньше шума выпускать наружу.

А вот что делать с колесами? Потому что, обратите внимание, на многих улицах в Берлине и, например, на городском автобане висят таблички с ограничениями скорости 60 километров в час, где можно двигаться 80-90. Под этими знаками находится табличка, объясняющая, почему это сделано.

Там написано – борьба с шумом, то есть защита окружающего населения от шума. Колеса, которые катятся по асфальту, действительно шумят намного сильнее при скорости 90, чем при скорости 60. И вообще говоря, в Берлине много улиц, где ограничение скорости 30 километров в час действует только по ночам, как правило, с 22 до 6 часов утра, когда жители близлежащих домов спят. С этими знаками добиться можно многого.

Но еще больше можно добиться, понятно, что это намного дороже, с помощью каких-то защитных сооружений. Действительно, если ехать в Германии по автобану, то время от времени по разным сторонам автобана появляются достаточно, надо отметить, декоративные какие-то стены.

Это стены, которые закрывают, изолируют от шума населенный пункт, который находится достаточно близко к автобану. Для того, чтобы все это работало, нужны жесткие санитарные нормы и нужна какая-то инстанция, которая за их соблюдением будет следить, что в Германии происходит.

Хозяин автобана должен позаботиться о том, чтобы звуки, которые производятся при движении по этому автобану, не попадали никуда наружу, чтобы они на автобане и оставались.

Любовь Чижова: О немецком опыте борьбы с уличным шумом рассказывал берлинский автоэксперт Леонид Поляков… Сейчас в российской столице разрабатывается своя концепция противостояния звуковой вакханалии: в ней предусмотрена замена нынешнего асфальта на специальные марки дорожного покрытия, повышение штрафов для застройщиков, работающих ночью, в районах, где слышны звуки взлетающих и садящихся самолетов, должны быть созданы станции контроля авиашума. Но пока эта концепция существует лишь на бумаге, а на деле большинство москвичей продолжают жить и работать в сопровождении шума большого города.

Москвичам – затопленные улицы, Собянину прибыльный бизнес…

По данным Росстата ливневая канализация в Москве неисправна более чем на 70%. При этом, именно в столице больше всего средств бюджета тратится на благоустройство улиц: на асфальт, плитку, бордюры.

Под руководством Сергея Собянина Москва из года в год оказывается неготовой ни к снегопаду зимой, ни к ливням летом. Вот и сегодня над столицей пролились ливневые дожди, которые затопили часть Варшавского шоссе в районе метро Южная. Полностью перекрыты полосы движения в одном из направлений, образовалась пробка.

Оппозиционный депутат Мосгордумы Екатерина Енгалычева пишет:

Каждый раз после дождя в городе все больше и больше затопленных улиц.

Причина – уничтоженная ливневая канализация. Забитая реагентами, не прочищаемая, не ремонтируемая.

По данным Росстата ливневки в Москве неисправны более чем на 70%. При этом, именно в столице больше всего средств бюджета тратится на благоустройство улиц: на асфальт, плитку, бордюры.

  • Размываемые водой плитка, бордюры, асфальт быстрее приходят в негодность и перекладыыаются вновь и вновь.
  • Зачем же спускаются десятки, сотни миллиардов бюджетных  каждый год?
  • Бизнес.
  • Просто прибыльный бизнес команды Собянина…
  • Сделать не на века, а так, чтоб поскорее развалилось, тогда снова можно будет денежки бюджетные освоить.
  • По словарю Даля “осваивать” – “присваивать”.
  • Коснулся этой темы и глава ФБК Алексей Навальный, который, в частности напоминает о том, как российская «элита» наживается на государственных подрядах в Москве.

Помните, в 2016 году затопило “Малую Бронную”. Сразу после реконструкции. Там, оказывается, украли так много, что ливневую канализацию не сделали.

Я выпустил тогда небольшое расследование “История одного затопления”. О жуликах, которые украли деньги и жуликах, которые пиарили эти стройки, рассказывая, как восхитительно всё будет.

Крику было – ужас. Вся гоп-компания на зарплате Сергея Бордюровича бушевала, объясняя, что виноват, конечно, дождь. Такой ужасный тропический ливень бывает раз в сто лет. А может даже и в тысячу. Да и вообще, где вы видели летние дожди в Москве? Отродясь не бывало.

В общем, это популизм – критиковать дорогого Сергей Семеныча и возлагать на него ответственность на хляби небесные. Не подчиняются они департаменту благоустройства.

Только что затопило Варшавское шоссе. Куча фотографий с переходами, наполненными водой до краев и тд.

Какой вывод можно сделать? Очевидно: прошло уже сто лет. А может и тысяча. Природа снова явит чудеса. Дождь.
Почитайте, там интересно:

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *