Города будущего: между утопией и реальностью

Города будущего: между утопией и реальностью

Мы привыкли жить в условиях постоянно изменяющегося облика городов. Старые здания исчезают — появляются новые, привычные виды транспорта постепенно уходят в небытие — остаются более экологичные аналоги. Одни архитектурные стили вытесняют другие. Эти изменения происходят постоянно, и мы уже перестали их замечать. А если заглянуть на 10—20 лет вперед и представить, как выглядят города будущего, построенные с нуля и переполненные технологиями?

И тут фантазия рисует города на Марсе, города — космические станции, поселения в других галактиках… Возможно, так и случится. Но пока мы приземлимся обратно на Землю и расскажем о проектах городов будущего, которые изменят облик не только стран и целых континентов, но и всего XXI века.

«Великий город» без автомобилей, Китай

Города будущего: между утопией и реальностью Источник

«Великий город» — проект экологически чистого города, построенного на участке площадью около 3 квадратных километров поблизости города Чэнду.

Он способен решить общепризнанную проблему Китая — перегруженность инфраструктуры — за счет практически полного отказа от автомобилей.

Город не потребляет много энергии, не загрязняет окружающую среду выбросами углекислого газа, более половины его территории занимают зеленые насаждения, до которых из любого дома можно добраться всего за две минуты.

Эко-парки будут перерабатывать сточные воды, твердые отходы и производить электроэнергию. Местный климат не очень хорошо подходит для солнечных батарей, поэтому все здания разработаны для максимального использования энергии ветра.

Города будущего: между утопией и реальностью Источник

«Великий город» станет домом для 80 тысяч человек, часть из которых трудоустроят на самом проекте. Расстояние между двумя любыми точками города можно будет пройти пешком за 15 минут, потребность в автомобиле исключается. Но не полностью.

Половину дорожного пространства отведут для безмоторного транспорта.

С Чэнду и близлежащими окрестностями город станет сообщаться с помощью сети транспортных коммуникаций, образующей в центре города региональный транзитный узел, вынесенный под землю.

«Роза пустыни», Дубай

Города будущего: между утопией и реальностью Зеленая «Роза пустыни». Источник

«Роза пустыни» — так называется проект города-спутника площадью 14 тысяч гектаров, который будет использовать только экологически чистый транспорт, а с Дубаем его свяжет линия наземного метро.

Снабжение электроэнергией станет производиться из альтернативных возобновляемых источников. Помимо этого, предусмотрены пешеходные дорожки с кондиционированием воздуха в знойную погоду.

Строительство города займет десять лет и пройдет в четыре этапа.

Проект включает в себя 550 комфортабельных вилл, учебные заведения и органические фермы, энергия для которых будет вырабатываться при помощи 200 квадратных километров солнечных панелей. Солнечные батареи смогут обеспечить половину потребностей города, а использование экологического транспорта компенсирует оставшуюся часть выбросов углекислого газа.

«Плавучая зелень», Япония

Города будущего: между утопией и реальностью Источник

Рост ввысь — стандартное решение для развития городов азиатского региона, но для Японии этот способ не всегда хорош из-за частых угроз землетрясений и цунами. Но тут японцы нашли другой выход — построить города на воде! Таким городом стал проект «Плавучей зелени», состоящий из десяти островов, подобных водяным лилиям, и с центральными башнями высотой около километра.

Города будущего: между утопией и реальностью Источник

Башни должны вмещать в себя более 30 тысяч человек. В верхней части создадут пространство для работы, магазинов и компаний сферы услуг. В середине каждой башни — место фермы для выращивания фруктов и овощей. Основание острова используют для жилой зоны, вмещающей в себя 10 тысяч человек, а также леса и пляжи. Каждый плавучий оазис будет закреплен на дне океана.

Первый в мире подводный город, Япония

Города будущего: между утопией и реальностью Шарообразный город под водой. Источник

Но для японцев идея плавучего города далеко не новая: к 2035 году они планируют создать первый в мире подводный город Океанская Спираль (Ocean Spiral).

Это будет строение сферической формы, способное вместить до 5 тысяч человек и получающее энергию со дна моря.

Кислород станет преобразовываться из углекислого газа, а большую разницу температур и давления используют для производства электроэнергии.

Города будущего: между утопией и реальностью Внутри шарообразного строения расположен небоскреб, рассчитанный на проживание и работу 5 тысяч человек. Источник

Форма высокотехнологичного города — огромные шары диаметром 500 метров и вместимостью 5 тысяч человек.

Шары смогут плавать на поверхности или опускаться под воду по гигантской спиральной структуре, уходящей на глубину до 15 километров, где появится завод по добыче полезных ископаемых.

Система огромных шаров должна уберечь людей во время землетрясений и цунами. Стоимость такого сооружения оценивается в 25 миллиардов долларов, а основным строительным материалом будет резина.

Города будущего: между утопией и реальностью Твердая спираль упирается в океаническое дно, на котором расположен завод по добыче полезных ископаемых. Источник

Проект арктического города «Умка», Россия

Города будущего: между утопией и реальностью Источник

Уникальный проект под названием «Умка»: за Полярным кругом на вечной мерзлоте собираются построить город. За основу взята структура Международной космической станции.

Для жителей города будут предусмотрены аквапарк, луна-парк, свое производство хлеба и рыбных продуктов, дома, научные лаборатории, школы, храм, отели, больница. Городской транспорт станет работать на электричестве.

Размеры такого города составят 1,5 километра на 800 метров, а строительство обойдется примерно в 5—7 миллиардов долларов.

Предполагаемое месторасположение — остров Котельный архипелага Новосибирских островов в Северном Ледовитом океане (примерно в 1,5 тысячи километров от Северного полюса). Источник

В городе собираются создать регулируемую климатическую систему с использованием космических и других передовых технологий. Источником электричества станет плавучая атомная станция, а все виды отходов будут перерабатываться на двух заводах.

Первый умный город Индии

Такие мегаполисы, как Дели и Мумбай, славятся развитой промышленностью, инфраструктурой, финансовыми рынками, квалифицированной рабочей силой и присутствием иностранных компаний.

Но бо́льшая часть Индии — бедные провинции с очень низким уровнем жизни населения.

Потому и родилась идея строительства промышленного коридора (DMIC) между крупнейшими мегаполисами, которая позволит развивать провинции, создавая новые рабочие места и высокотехнологичную инфраструктуру. Стоить такой проект будет 90 миллиардов долларов.

Первый умный город Индии Дхолера построят в рамках проекта промышленного коридора Дели — Мумбай

Отметим один весьма претенциозный факт: промышленный коридор Дели — Мумбай является одной из важнейших частей плана по строительству сотни умных городов по всей территории страны.

Сотни, Карл! В Индии! И первый такой город появится в штате Гуджарат. Дхолера будет возведен за десять лет и станет настоящей технологической жемчужиной Индии: цифровое управление движением, отсутствие загрязнений, пробок и толп людей.

Для сравнения, размеры Дхолеры превысят размеры Мумбая в два раза.

Международный город финансов и технологий Гуджарата станет одним из самых первых индийских умных городов. Источник

В этом же штате находится на этапе реализации другой не менее футуристичный проект — Международный город финансов и технологий Гуджарата (GIFT).

Он также предполагает обеспечение населения инфраструктурой будущего и множеством рабочих мест. Комплекс будет включать в себя офисы, школы, жилые помещения, гостиницы, конференц-центр и торговые площади.

А самым ярким зданием этого города станет Башня Diamond GIFT.

«Хазарские острова», Азербайджан

Для строительства нового умного города Азербайджан решил создать искусственный архипелаг из 44 островов общей площадью 3 тысячи гектаров. На «Хазарских островах» (Khazar Island) появятся аэропорт, яхт-клуб, трек для «Формулы 1», дома для 800 тысяч жителей и самый длинный в мире бульвар — 150-километровый. Стоимость проекта оценивается в 100 миллиардов долларов.

Башня Азербайджан может стать самой высокой башней в мире. Источник

Но главной достопримечательностью архипелага станет Башня Азербайджан. Ее высота достигнет 1050 метров, что может побить рекорд самой высокой башни Бурдж-Халифа.

Башня Азербайджан будет очень прочной и сможет выдержать землетрясение в девять баллов.

Небоскреб планировали закончить к 2018—2019 годам, а острова — к 2022 году, но в прошлом году строительство отложили на неопределенный срок из-за недостатка финансирования.

«Облачный житель» Китая

Города в облаках — мечта для густонаселенных районов планеты. Источник

В китайском городе Шэньчжэнь планируется постройка небесного города — нового делового центра мира. В нем появятся жилые модули, офисные и IT-кластеры, общественно-коммерческие зоны и зеленые террасы. Город будет включать в себя три взаимосвязанные башни высотой примерно 600 метров.

Общая площадь здания соизмерима с площадью княжества Монако, а окна башен станут выходить на Гонконг. И это сделано специально. Местным власти хотят продемонстрировать новые финансовые возможности региона Гонконгу, представляющему собой старую финансовую модель мира.

Умный небесный город сможет полностью обеспечивать себя экологически чистой электроэнергией.

Землескреб в Мексике

Не бункер, а город будущего нового типа — землескреб! Источник

Пока другие страны видят будущее городов в облаках, Мексика нашла другой путь — подземелье. Землескреб (Earthscraper) — это 65-этажная перевернутая пирамида площадью 7618 квадратных метров. Он появится в центре Мехико.

Крышей здания будет панель из прозрачного стекла 240 на 240 метров. «Снаружи» она станет выглядеть как общественная площадь, на которой жители смогут наслаждаться прогулками, концертами, выставками и военными парадами.

Читайте также:  В екатеринбурге квартир на продажу все больше, а спрос остается низким

Источником энергии для здания будет служить геотермальная энергия, которая сделает подземный город самодостаточным.

Первый мегалополис Китая

Размеры нового китайского города превзойдут размеры Лондона в 137 раз. Источник

В Китае планируется создать город-мегалополис Цзин-Цзинь-Цзи, который объединит Пекин, Тяньцзинь и Хэбэй. В нем предположительно будут проживать 130 миллионов человек, а его размер (212 тысяч квадратных километров) превысит размер более половины отдельно взятых стран мира.

Каждому городу в этом объединении отведена своя роль: Пекин — культурный и технологичный район, Тяньцзинь — производственный район, а в Хэбэе сосредоточатся мелкие отрасли промышленности.

Чтобы дорога из одного города до другого занимала не более часа, строятся новые высокоскоростные поезда.

Город на воде, распечатанный на 3D-принтере, Рио-де-Жанейро

Источник

Достоин внимания весьма необычный концепт бельгийского архитектора Винсенто Каллебо, который предложил построить в прибрежной зоне Рио-де-Жанейро город на воде.

Строительным материалом послужит композит из переработанных пластиковых отходов и водорослей, а сам город распечатают при помощи 3D-принтера.

Структуры для строительства могут расти самостоятельно за счет карбоната кальция, содержащегося в воде, который сможет формировать внешний скелет и полупроницаемые мембраны для опреснения морской воды, а микроводоросли будут использоваться для производства энергии для отопления и климат-контроля.

Источник

Внешне жилые конструкции диаметром около 500 метров будут напоминать медуз. В них расположат рабочее пространство, мастерские, заводы по вторичной переработке, научные лаборатории, спортивные площадки и фермы. Такой город сможет обеспечить жильем порядка 20 тысяч человек.

Проблему недостатка продовольствия архитектор решает при помощи огромных ферм (Farmscrapers), в которых будут выращиваться растения. Место ферм — на самой вершине структур. Одной из главных задач такого города станет строительство научных центров для исследования океана.

Вместо заключения: и все-таки о Марсе

Для кого-то фантазии о городах на Марсе становятся не просто сюжетом для научно-фантастической книги, а целым архитектурным проектом. Источник

ОАЭ планирует создать «мини-государство и своего рода коммуну» на Марсе для дальнейшего «международного сотрудничества». Пока город-проект называется «Марс 2117», его строительство начнется как минимум не в ближайшее время. Концепт предполагает размеры Чикаго и население в 600 тысяч человек, другие детали проекта пока не разглашаются.

Источники

А есть ли города будущего после концов света?

Города будущего: между утопией и реальностью Работа выполнена в рамках темы: «Эволюция архитектурных теорий: от утопий ХХ века к современным методам прогнозирования будущего». Аспирантура МАРХИ. Научный руководитель профессор Оскар Раульевич Мамлеев.  Города будущего: между утопией и реальностью В XVI веке сэр Томас Мор употребил слово «утопия» для описания вымышленного места или же состояния, в котором все идеально. Слово «антиутопия» впервые произнес в 1868 году философ Джон Стюарт Милл во время выступления в Палате Общин как нечто противоположное утопии: будущее, которое, скорее кошмарное, чем райское.Любая архитектурная утопия имеет свои эвристические пределы, рано или поздно превращающие её в архитектурную антиутопию – каждая модель будущего устаревает, так как меняются наши представления о будущем. До недавнего времени такое положение дел требовало незамедлительного вмешательства и создания новой версии будущего, способной опередить своё время и предложить новый вектор развития из тупика, в котором мы оказались. Появление на горизонте антиутопии виделось архитекторами-фантастами ошибкой в их магической формуле идеального мира.

Однако на рубеже нового столетия в архитектурном интеллектуальном поле наметился принципиально новый поворот в отношении процесса проектирования будущего. «На протяжении XX в. и частично уже в сформировавшемся новоутопическом дискурсе начала века XXI, систематизируется траектория движения утопии и антиутопии к новому метажанру, основанному на принципе [их] диалектически неразделимого совмещения» [4].

Города будущего: между утопией и реальностью Сегодня мы живем во времена расцвета архитектурных метаутопий. Новое явление достаточно молодое и неоднозначное, а поэтому имеет к себе ряд концептуальных вопросов. Тем не менее, возможно, именно такой диффузный метод проектирования архитектурного будущего сможет преодолеть созданный архитектурной теорией кризис утопической мысли в XXI веке.

Мы наблюдаем сдвиг утопического проектирования в сторону игровой текучести. Хотелось бы более внимательно проанализировать основные особенности возникшего явления и наметить контуры новой теории будущего.

Кризис. Хаотичная и нескончаемая эра игро-видения

Архитектурная утопия достигла своей высшей точки кульминации как жанра в XX веке. Тогда появились самые значимые модели городов будущего и основные направления мысли: неофутуризм, русский космизм, итальянский футуризм, бумажная архитектура и многие другие. Города будущего: между утопией и реальностью После XX века не появилось ни одной значительной и принципиально новой большой утопии. Начался процесс рекомбинации архитектурных форм-теорий. Именно XXI век стал переломным моментом, подсветив главную проблему теорий будущего – предел утопии. Сегодня мы наблюдаем кризис утопической мысли. Становится очевидным, что нам необходим поиск новых подходов в проектировании будущего.Современные архитекторы-футуристы, мечтая узнать, существует ли мир будущего после утопии, начинают искать ответы за её пределами. Одно из новых направлений, формирующее интеллектуальные поиски будущего сегодня – это процесс создания атласа антиутопий. За последние годы оно развило стремительные обороты и ярко проявило себя в области кино, искусства, архитектуры и даже компьютерных игр. Мы живём в золотом веке антиутопий будущего.Главной особенностью современной антиутопии является то, что она больше не воспринимается как «предел теории», а становится отдельным метажанром проектирования – игровой песочницей. Если основной функцией антиутопии в XX века была «рефлексия» (ценностно-ориентированная форма прогноза), то в XXI века она сменилась на «игру» (экспериментирование). В архитектурных песочницах творческий потенциал игрока раскрывается через создание многомерных игровых измерений. Эсхатологические катастрофы, попав в такую игровую мир-систему, приводят к новым открытиям.Новый подход даёт возможность выйти из матрицы «человеческого взгляда в будущее» и попасть в зазеркалье. На протяжении всего времени этот взгляд ограничивал горизонт будущего и не впускал в него всё, что срыто за ним и чего мы не видим. Например, как представить утопию от лица леса? Вообразите мир будущего, в котором предметы обрели чувства и фантазии, а горы ожили и начали путешествовать за солнцем и дождём. Такие элементы попадают в «слепую зону», которая не даёт увидеть все варианты будущего из-за «искажений», накладываемых человеком. Метаутопия предлагает выход за пределы ограниченного угла видения будущего – она создает линзы игрового пространства и предлагает перейти от модели «субьект-объект» (человек-мир) к объектно-ориентированным антологиям (мир-мир).

Однако, как только мы начинаем представлять мир будущего вне «угла нашего видения», то тут же получаем хоррор – мир, который наполнен непонятным, фантастическим, монструозным и нам совершенно незнакомым, где всё начинает оживать на наших глазах и осознавать себя другим – как только человек видит то, что не поддаётся никакому описанию, ему трудно уместить это в единой модели мира. Игровая метаутопия – это открытая система, которая включает элементы «ужаса», в качестве концептуальных строительных единиц, в единую геймическую модель и становится новой экспериментальной теорией будущего.

Прорыв. Конец света или что утописты ищут в темноте

Группа спекулятивных реалистов (Квентин Мейясу, Йэн Хамильтон Грантом, Рэй Брассье и Грэм Харман) собралась – в первый и последний раз – в Лондоне в апреле 2007 года. Эта встреча объединила четырех молодых философов. Одной из двух объединяющих черт которых была любовь к работавшему в жанре ужасов американскому писателю Говарду Лавкрафту.

В их объектно-ориентированной философии человеческое мышление лишь один из типов вещей среди триллионов других, а на передний план выходят нечеловеческие формы живого/(не)живого.

Спекулятивный реализм существует едва ли больше десятилетия, но уже является одним из влиятельнейших философских движений в искусстве, архитектуре и гуманитарных науках (теории Питера Граттона, Стивена Шавиро, Тома Спэрроу). [5] Города будущего: между утопией и реальностью В XXI в. философы начинают стремительно исследовать проблематику «темного», «странного» (weird), «другого» – в спектре от Просвещения до экологии и хоррор стадиз [6]. Возникают целые направления новой метаутопической мысли: акторно-сетевая теория (Бруно Латур), объектно-ориентированная онтология (Грэм Харман), тёмный витализм (Бен Вудард), тёмная экология (Тимот Мортон), канибальские метафизики (Э. Вивейруш де Кастру и Э. Кон), постструктуралистская антропология и киберготика. Тёмные интеллектуалы заполняют страницы своей прозы чёрными тварями, кошмарными предчувствиями, зловещими озарениями. Чёрная фантастика распространилась и на архитектуру будущего, дав стремительное развитие самым разным сценариям архитектурного мира после-после завтра. Например, «Священный Детройт» Квайси Джесленды, «Город грехов» Каи Хэнга или «Полночь в саду Добра и Зла» Джеймс Смит.К последователям нового метаутопического направления можно смело отнести и авторов японской хорор-манги, которые размышляют об устройстве будущего вне мира человека. Они опираются на концепции «мира-без-нас» Юджина Такера и «ктулхуцена» Донны Харауэй. Например, новелла «Рыбы» (GYO, 2012 г.) рисует образы циклопических размеров китов с ногами, роман «Звери» (Jinmen, 2016–2019 г.) знакомит с миром, где возможен человеколикий слон, а экологический-хоррор «Насекомые» (Insect Princess, 2013 – 2015 г.) описывает гигантских бабочек и мстительную вошь.Ища предпосылки нового направления интеллектуальной мысли, объединившего архитектурную утопию и антиутопию и открывшего новое пространство для игровых экспериментов с будущим, нельзя не упомянуть явление «афрофутуризма», изобретёное в 1993 г. писателем Марком Дери. В своём эссе «Темное будущее» (Black to the Future) он говорит о появлении нового видения будущего, более мрачного с большим страхом перед технологиями и основанного на совершенно другом культурном опыте. Согласно афрофутуризму, мир будущего – это диффузное состояние между оппозициями, вроде мужское – женское, человеческое – животное, старое – новое, темное – светлое. Один из важных для этой идеи образов – героиня фантастического романа Октавии Батлер «Дикое племя» (Wild Seed), бессмертная женщина Энинву, способная усилием воли перестраивать своё тело так, что оно приобретает внешность других людей или животных.

Читайте также:  В Ненецком АО планируют выдавать ипотеку под 5%

Таким образом, начало XXI века является точкой бифуркации. Рушатся наши представления о фундаментальных принципах утопизма. Метаутопия создает пространство новых игровых теорий будущего.

Финал. Теория будущего. Страна чудес, магии, редких животных и монстров

Сказка первая. Киборги вышли из леса.Однажды в мире будущего стало так много вещей и предметов, что они обрели свободу. Их популяция росла и, чтобы избежать коллапса из-за катастрофического и неконтролируемого выброса энергии, было принято решение ограничить рост их населения и образовать “Object policy” («Комитет по ограничению рождаемости вещей» – прим. ред.). Затем появилась первая декларация о правах предметов. Возник целый мир, в котором вдруг стали важны не объекты, а связи между ними и вместо философии «предмет-человек» – в моду вошла «предмет-пространство». Заповедь, написанная первым предметоподобным на древнем языке понятным абсолютно каждому предметоподобному: “Sharing live. Ever speed, ever green. Free energy. Stop object abuse!”, – каждый предметоподобный хоть раз читал эти строки. Города будущего: между утопией и реальностью По вторникам вещи танцевали на танцполе, в среду – проводили время в бюро потерянных вещей. На самом деле любой предмет в тайне мечтал побыть человеком в мире без человека. Предметоподобные мечтали о вечной трансформации. Машинерии будущего. По пятницам они делились деталями: принтер вечером подрабатывал флешкой, а кофеварка и пылесос влюбились, создали ребенка, что обязательно перевернет индустрию промышленности в будущем. Один предмет потреблял сознания других, в итоге кто он, не знал даже он сам. Необходимость работать была признана нарушающей базовые права предметов. Предметовидуум! Object universalis!

  • Сказка вторая. Домовой
  • Сказка третья. Змей Горыныч
  • Библиография:

Ночью дома будущего оживали. В каждом из них обитал дух – Домовой. Когда темнело, дом будущего начинал скрипеть, предметы в его комнатах шумели, а обои перешептывались друг с другом. Домовой перетаскивал вещи с место на место, поэтому казалось, что они двигаются сами по себе – на самом же деле, оставленная вещь, которой вы пока не пользуетесь, растворялась и вырастала в другом месте города будущего, где она сейчас нужна, а утром возникала на том же месте, где вы её оставляли, как ни в чём не бывало.Внутри много разных коммуникаций – выбросили эти дурацкие лестницы. Тут краны, которые перемещают посетителей. Реки вместо коридоров. И туман, в котором можно спрятаться от назойливых гостей. Стены дома жидкие, как торт – в них можно передвигаться и лазить.Однажды, Девочка и ее друзья собрались у Х, вместе встретить новый, 2069, год. Z, как всегда, не рассчитал пропорцию и растекся желешкой по всему залу и нам пришлось его сковыривать в тазик. Неприятно, конечно, когда твой друг так быстро теряет форму, но именно тогда, пока я оттирала липкие пальцы, а Х плавники, они и решили заговорить о том, как же сильно изменился их архитектурный мир и как сильно изменились они сами, живя в городе будущего.Каждый день Кирилл рано встает на утреннюю пробежку. Зная о его грустном настроении (Кирилл выбрал грустный плейлист), его умные часы проложили для него особый маршрут, чтобы избавить от дурных мыслей. Датчики обуви анализируют ритм бега, сердцебиение и контролируют химию крови. В городе будущего новой общей территорией для предметов и вещей – стало человеческое тело Кирилла. Вещи Кирилла ревнуют его друг к другу, спорят, устраивают неприятности другим вещам, чтобы он обратил внимание сегодня именно на них и провел с ними чуть больше времени, чем обычно, ведь они очень сильно по нему скучают.Кирилл совершает свою утреннюю пробежку по парку, а в следующую минуту – маршрут почему-то перенаправляется и направляет его вправо, чтобы он увидел живописно падающую звезду, его правая рука начинает писать лучший роман в истории человечества и левая рука сочиняет симфонию на спор, в следующую минуту он выучивает идиш и отвечает на неожиданный видеозвонок с другой части света, чтобы поговорить с незнакомцем о философских идеях Платона.1. Жан-Пьер Дюпюи. Малая метафизика цунами – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2019 – 168 с.2. Зигмунт Бауман. Ретротопия – М.: ВЦИОМ, 2019 – 160 с. (Серия «CrossRoads»).3. Джон Урри. Как выглядит будущее? – М.: Издательский дом «Дело» – 320 с.4. А.Н.Воробьева. Русская антиутопия ХХ – начала ХХI веков в контексте мировой антиутопии – 2009 – URL: http://cheloveknauka.com/russkaya-antiutopiya-xx-nachala-xxi-vekov-v-kontekste-mirovoy-antiutopii5. Темный Логос. Другое Просвещение – М.: Логос, 2019 – 258 с.6. Темный Логос. Философия размытого мира. Исследование ужаса – М.: Логос, 2019 – 282 с.7. Ник Срничек, Алекс Уильямс.

Город будущего: между утопией и адом

В думах о будущем люди всегда склонялись к двум полюсам – утопии и антиутопии. Размышления о городах также располагаются между этими крайностями.

Оптимисты рисуют утопические проекты умных и экологически чистых городов, в которых будут свежий воздух, комфортные общественные пространства, масса возможностей для духовного развития и профессиональной реализации.

Интересно, что утопические проекты во многих случаях требуют создания новых, ныне не существующих городов: в Японии проектируют город в океане, в Китае – в воздухе, в Мексике – под землей, в ОАЭ – в пустыне, в Азербайджане – на насыпных островах. Индия хочет строить с нуля умные города, Китай – города без автомобилей и т.д.

Понятно, что построить город будущего на ровном месте кажется даже проще, чем переделать под новые требования старый город со сложившейся планировкой, веками создаваемой инфраструктурой, культурными традициями, устоявшимся местом в системе экономической специализации и т.д. Но и старые города стараются не отставать от трендов, по мере сил приближаясь к утопическим идеалам.

Города будущего: между утопией и реальностьюСуществует множество проектов будущего – утопических и антиутопических

А как насчет антиутопий? Каков пессимистический взгляд на города? Огромные, расползшиеся по тысячам гектар монстры, грязные и заваленные мусором, с вредными производствами и нищим населением, скученностью и бандитизмом – таково, возможно, будущее большинство городов третьего мира.

У них нет денег на реализацию смелых урбанистических проектов, а их обездоленное население никто не позовет в сияющие, словно град на холме, умные и экологичные города. И останется жителям антиутопий обреченно взирать из-за колоссальной длины городских стен на мерцающие где-то вдалеке воплощенные утопии.

А потом неизбежно отправляться на непрестижную и опасную для здоровья работу.
Так что же прав – утописты или антиутописты? Может, и те, и другие? Или никто?

Утопия не для всех

По-видимому, правы все, ведь неравенство – явление для мира не новое, и нет никаких причин надеяться на решение этой проблемы в будущем. В передовиках окажутся города из некоторых стран Запада и богатых государств Азии, а остальным придется с разной степенью успешности плестись в хвосте тенденций.

Также возможно, что и в достаточно бедных странах будут активно создаваться анклавы для элиты, соседствующие с традиционными бедняцкими трущобами.
Проблема в том, что стремительная урбанизация создает сильнейшее напряжение на города, их инфраструктуру, системы социального обеспечения, культурные нормы.

Огромные массы людей перемещаются в поисках лучшей жизни. Спору нет, города нуждаются в людях, и одно из ведущих направлений конкуренции между городами будущего – борьба за людские ресурсы. Весь вопрос в качестве этих ресурсов.

Если город идет по пути «утопического» развития и постоянно повышает уровень своей технологической оснащенности, то требуются специалисты с серьезными компетенциями в передовых отраслях науки и техники.

Эмигранты из нищих стран третьего мира таким требованиям чаще всего не соответствуют, и на их интеграцию в современные общества приходится тратить колоссальные ресурсы. Причем эта интеграция не всегда успешна, и есть риск, что однажды передовые города превратятся в нечто, похожее на Рим после нашествия вандалов.

И все же с подобными вызовами города учатся справляться, ведь поток эмиграции и внутренней миграции в города едва ли в ближайшее время иссякнет: по мере технологического оснащения сельского хозяйства работы в деревнях становится все меньше.

Читайте также:  В подмосковье заработает социальная ипотека

Но как трудоустраивать огромные массы людей в городах, если традиционный драйвер городской экономики – ремесленничество, а затем промышленность тоже автоматизируется и теряет рабочие места? Да притом еще передовые города несколько десятилетий активно переносили промышленный потенциал в страны третьего мира, чтобы теперь гордо заявить о приверженности экологическим ценностям. Видимо, спасение в таких отраслях, как торговля, сфера услуг, финансовый сектор, связь и коммуникации, культура.

Утопические варианты городов будущего

Рост урбанизации в Первом мире вызвал и обратный процесс – желание больших групп людей переселяться обратно на природу, а также создание «специализированных» и «идеальных» городов – без гримас урбанистики. Город-сад, город-плантация, нацистский город, город для пьяниц и другие утопические города в подборке ниже.

Город-Октагон, вегетарианская Утопия

В 1856 году в США Канзасская вегетарианская организация основала Octagon – город рядом с Гумбольдтом. Город предназначался под заселение вегетарианцами. Дизайн поселения появился под влиянием идей френолога Орсона Фаулер, согласно которым восьмиугольники были наиболее практичной формой домов, потому что им достаётся наибольшее количество солнечного света, чтобы войти.

План города разработал Генри Клабб, вегетарианец и пуританин (см. план города выше). Кроме восьмиугольных домов в городе была восьмиугольная площадь и восемь дорог. Поселение состояло бы из 4-х восьмиугольных деревень. Все бы люди жили в собственных домах, занимались сельским хозяйством и ремёслами, досуг и культура находились в общественных зданиях.

В город вегетарианцев Октагон приехали 60 семей. Их ждал общественный бревенчатый дом, в котором они все и поселились. Весной 1857 года в Октагоне из-за сухой зимы высохла река и колодцы, затем поселенцев поразила дизентерия и лихорадка, в том числе и со смертельными случаями. К концу 1857 года оставшиеся в живых поселенцы Октагона разъехались из него.

Автоматический город-утопия

Французско-швейцарский архитектор Ле Корбюзье в начале ХХ века разработал план идеального города. Архитектура такого города, считал он, должна быть максимально эффективной и простой, как промышленные машины.

Он разработал план двух городов-утопий: Ville Radieuse и Ville Contemporaine. Они оба должны были иметь массивные небоскребы, в которых жили бы миллионы людей.

Парки и зеленые зоны разделил эти массивные города на зоны промышленные и отдыха.

Жилые здания должны были стать центром общественной жизни, с садами на крышах и пляжами, а на их нижних этажах располагались бы общепит и детские сады. Ле Корбюзье рассчитал, что в каждом здании будет жить 2700 человек. Работа у них будет занимать 5 часов в день. Личных машин в таком городе не будет, их заменит развитый общественный транспорт.

  • Ле Корбюзье построил лишь один такой дом, который должен был стать основной единицей его города-утопии – в Марселе (фото ниже).
  • Город-сад

В 1902 году социальный реформатор Эбенезер Говард опубликовал свой трактат «Сад-город будущего». Он описывает город, который занимает 2400 гектаров земли, со зданиями для 32 тысяч человек. Жилые постройки занимали бы только 1 тысячу гектаров. Остальная земля в городе была бы отдана общественных паркам, фермам и и широкими дорогам.

  1. Говарду удалось частично воплотить свои мечты при постройке двух городков в Англии, в графстве Хартфордшир – Welwyn Garden City и Letchworth Garden City (на фото ниже современное состояние городка Летчворт).
  2. Хотя Говарду и не удалось полностью реализовать свою утопию, он стал первым разработчиком принципов жилого пригорода (позднее реализованного в основном в США).
  3. Открытый город

В 1932 американец Фрэнк Ллойд Райт начал развивать идею идеального города, основанную на его любви к открытым, сельским прериям Среднего Запада. Райт назвал его «Открытый город» (а также «самодостаточный»).

Райт хотел, чтобы в таком городе не было промышленности, а люди там вели подсобное хозяйство (на дом было положено 40 соток земли), занимались ремёслами и культурой. По численности такой город была рассчитан максимум на 10 тысяч человек. Все общественные блага (дороги, ЖКХ, медицина, образование и т.д.

) в таком городе никогда не были бы частными, а были в совместном управлении всех горожан.

Райт считал, что в будущем вся Америка состояла бы из таких городков. Их бы соединяла малая авиация (с дальностью полёта до 250 км) и скоростной железнодорожный транспорт.

Райту так и не удалось воплотить в жизнь свою утопию.

Нацистский город-утопия

Архитектору Альберту Шпееру Гитлером было поручено превратить Берлин в футуристическую столицу нацизма.

Шпеер планировал застроить его массивными зданиями – как жилыми, так и общественными (к примеру, главный стадион вмещал бы 400 тысяч зрителей). Город должен был быть разбит широкими дорогами на квадраты.

Планировалось, что к концу ХХ века в нём проживало бы 20 млн. человек (а население нацистской Германии составляло бы 200 млн. человек).

Так как город был расположен в болотистой местности, Шпеер решил построить одно массивное здание и посмотреть, какую усадку оно даст. Это здание стоит до сих пор (оно за это время просело на 18 см), и оно оказалось единственным воплощённым в жизнь элементом нацистского города-утопии (это здание на фото ниже).

Город-утопия Фордландия

В 1930 году автомобильный промышленник Генри Форд купил кусок земли в бразильских джунглях. Там он намеревался построить город-утопию имени своего имени – Фордландию.

Основной деятельностью поселенцев должно было стать выращивание гевей и производство из них каучука. Форд перевёз сюда около 300 рабочих из США.

Эксцентричный миллионер установил строгие порядки в Фордландии – запрет алкоголя, добрачного секса и т.п. Рабочие должны были трудиться 5 дней в неделю по 9 часов.

Из благ тут было бесплатное жильё, медицина и досуг (библиотека и просмотр кино «правильной напрвленности»).

Тяжёлая работа и строгие порядки вынудили поселенцев поднять восстание против администрации Форда, управлявшей городом. Главный надзиратель за нравсвенным состоянием рабочих был убит. Форд сдался, и перевёз рабочих из Фордландии обратно в США (ниже на фото – разгромленное во время восстания здание администрации).

Летающий город

В 1950-х годах Бакминстер Фуллер разработал «летающий город». Интересно, что этот город предназначался для японцев и его план был выполнен на деньги американской оккупационной группы в Японии. В него предлагалось переселить людей из перенаселённого Токио.

Энергию такая сфера, в каждой из которых жило бы до 1 тысячи человек, получала бы от солнца. Еда выращивалась внутри его. Чем-то жизнь в летающем городе была бы похожа на пребывание космонавтов на станции.

  • Но чтобы японцы не улетели из страны, предлагалось привязать сферу мощным тросом к земле.
  • Летающие города американцы для японцев так и не построили.
  • Город «Успех»

В 1968 году на Аляске была найдена нефть. Это дало мощный толчок к развитию штата. Компания Тэнди Индастрис Талса тогда разработала план полностью закрытого города, с климат-контролем – под названием Сьюард.

В нём должно было проживать 40 тысяч человек. Личные автомобили в Сьюарде были бы запрещены, жители передвигались бы по монорельсу, на трамваях и самодвижущихся тротуарах.

  1. Инвестор так и не смог построить этот город, в том числе потому, что не смог согласовать условия сотрудничества с туземными племенами, проживавшими в этой местности.
  2. Город-утопия для пьяниц
  3. В 1952 году Мел Джонсон представил инвесторам план идеального города – рассчитанного на проживание в нём пьяниц и алкоголиков.

В городе было бы как постоянное население, так и туристы, приезжающие сюда в алкотрипы. Жить детям в пьяном городе запрещалось бы.

В пьяном городе должны были размещаться вискокурни, пивоваренные заводы, а большая часть построек представляла бы бары, пивнушки и санатории, где пьянчуги отсыпались после запоя. Для удобства пьяниц там были бы самодвижущиеся тротуары.

  • Джонсон так и не смог найти инвесторов для пьяного города.
  • +++
  • Ещё в Блоге Толкователя о представлениях о городе будущего – Москвы:
  • Каким виделось будущее Москвы из 1920-30-х годов

Почти полный снос исторического центра; проспекты шириной 120 метров; рабочие, живущие прямо в цехах; город, вытянутый в сторону Ленинграда на 120 км; город-университет в Хамовниках; аэроэкспрессы Москва – Лондон – Нью-Йорк и Москва – Сан-Франциско. 80 лет назад таким виделось советским писателям будущее Москвы.

  1. ***
  2. Какой виделась Москва будущего из 1950-60-х годов

В начале хрущёвской оттепели будущее Москвы представлялось продолжением романтических мечтаний 1920-х: большие парки, университеты, стадионы. Но уже в 1960-е в описание города-мечты ворвался механицизм: фабрики-кухни, магазины-автоматы, бетонные дома-конструкторы. Человек там становился придатком города-механизма.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *